Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 04 декабря 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Мазунин Д.О. ПРОБЛЕМЫ И СТРАТЕГИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПЕРЕВОДА (НА ОСНОВЕ СРАВНИТЕЛЬНО-СОПОСТАВИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА ТРАГЕДИИ УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА «ГАМЛЕТ») // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12(27). URL: http://sibac.info/archive/guman/12(27).pdf (дата обращения: 18.09.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ПРОБЛЕМЫ  И  СТРАТЕГИЯ  ХУДОЖЕСТВЕННОГО  ПЕРЕВОДА  (НА  ОСНОВЕ  СРАВНИТЕЛЬНО-СОПОСТАВИТЕЛЬНОГО  АНАЛИЗА  ТРАГЕДИИ  УИЛЬЯМА  ШЕКСПИРА  «ГАМЛЕТ»)

Мазунин  Дмитрий  Олегович

студент  2  курса,  ИФиИЯ  МГТУ  им.  Г.И.  Носова,  РФ,  г.  Магнитогорск

E-mailmr.mazunin@mail.ru

Галлямова  Мария  Сергеевна

научный  руководитель,  канд.  филолог.  наук,  доцент  МГТУ  им.  Г.И.  Носова,  РФ,  г.  Магнитогорск

 

Как  известно,  перевод  —  это  деятельность  по  интерпретации  смысла  текста  одного  языка  на  язык  другой.  Многие  понимают,  что  письменный  перевод  —  это  нелегкий  и  кропотливый  труд.  Работа  переводчика  сопоставима  работе  часовщика,  не  так  ли?  В  ней  мельчайшие  детали  —  шестерни  —  подобны  словам,  которые,  объединяясь  в  предложения  представляют  собой  слаженный,  рабочий  механизм.Именно  в  адекватном  подборе  этих  средств  и  заключается  сложность  художественного  перевода.

Художественный  перевод  резко  отличается  от  других  видов  перевода  и  требует  не  просто  использовать  классические  и  традиционные  теории,  а  предполагает  речевое  творчество.  Ведь  у  разных  людей  получаются  отличные  по  своим  оценкам  переводы  одной  и  той  же  фразы.  Такой  перевод  —  настоящее  искусство,  так  как  эффект  достигается  соответствующими  средствами,  в  том  числе  ритмикой,  рифмой  и  аллитерацией.

Первой  и  наиболее  очевидной  особенностью  художественного  перевода  является  небуквальность:  литературные  тексты  —  предполагают  вольный,  свободный  перевод,  где  точностью  часто  можно  пренебречь,  в  отличие  от  технической  документации,  где  ясность  и  упорядоченность  изложения  крайне  важна.

Вторая  важная  особенность  перевода  художественных  текстов  обуславливается  свойствами  самого  текста,  который  нужно  перевести.  Здесь  очень  часто  приходится  иметь  дело  с  фразеологическими  оборотами,  которые  нельзя  просто  перевести  —  нужно  постараться  подобрать  им  эквиваленты  в  другом  языке.  Кроме  того,  нередко  переводчик  сталкивается  с  игрой  слов  —  особым  видом  юмора,  не  поддающимся  переводу  на  иностранный  язык.  И  в  таком  случае  лингвисту  приходится  «обыгрывать»  другие  слова  в  переведенном  тексте,  чтобы  сохранить  юмористический  эффект.  Игра  слов  является  одной  из  сложнейших  проблем  при  работе  с  художественными  текстами.

Третья  особенность  художественного  перевода  связана  непосредственно  с  самой  личностью  лингвиста.  Дело  в  том,  что  стать  настоящим  мастером  художественного  перевода  может  только  специалист,  обладающий  писательскими  способностями.  Ведь  при  переводе  художественного  текста  не  так  важна  точность  в  деталях,  сколько  точность  в  передаче  ощущений  читателю.

Но  тогда  можно  ли  при  соблюдении  всех  этих  особенностей  назвать  художественный  перевод  —  переводом?  Не  своеобразными  мыслями  на  тему,  а  именно  переводом?

Этой  проблемой  занимались  многие  исследователи,  такие  как  Н.Н.  Миронова  [1],  Е.А.  Огнева  [3],  В.С.  Модестов  [2].  В  своих  работах  они  рассматривали  варианты  решения  этих  проблем.

Обычно  перевод  оценивали  по  степени  его  близости  к  оригиналу.  Однако  если  последовательно  исследовать  историческую  точку  зрения,  то  окажется,  что  само  понятие  «близость  к  оригиналу»  весьма  относительно.

Так,  переводы  В.А.  Жуковского  1810-х  годов  кажутся  беспримерно  точными  по  сравнению  с  вольными  «переложениями»  XVIII  века,  но  два  десятилетия  спустя,  в  1830-х  годах,  один  из  ранних  ревнителей  точного  перевода  в  России,  П.А.  Вяземский,  уже  не  находил  у  Жуковского  этой  точности.  Вяземский  в  предисловии  к  переведенному  им  роману  французского  романтика  Б.  Констана  «Адольф»  (этот  перевод  вызвал  большой  интерес  у  А.С.  Пушкина)  высказал  чрезвычайно  глубокие  мысли  о  природе  перевода.  «Есть,  —  писал  он,  —  два  способа  переводить:  один  независимый,  другой  подчиненный.  Следуя  первому,  переводчик,  напитавшись  смыслом  и  духом  подлинника,  переливает  их  в  свои  формы;  следуя  другому,  он  старается  сохранить  и  самые  формы...  Есть  еще  третий  способ  перевода:  просто  переводить  худо.  Переводы  независимые,  то  есть  пересоздания,  переселения  душ  из  иностранных  языков  в  русский,  имели  у  нас  уже  примеры  блестящие  и  разве  только  что  достижимые:  так  переводили  Карамзин  и  Жуковский.  Превзойти  их  в  этом  отношении  невозможно...  Переселения  их  не  отзываются  почвою  и  климатом  родины...  Я,  напротив,  хотел  испытать,  можно  ли,  не  насильствуя  природы  нашей,  сохранить  в  переселении  запах,  отзыв  чужбины...»  [4].

Б.Л.  Пастернак,  например,  утверждал,  что  перевод  должен  быть  самостоятельным  художественным  произведением:  «Подобно  оригиналу,  перевод  должен  производить  впечатление  жизни,  а  не  словесности»  [4].  Для  Пастернака  главной  целью  была  передача  красоты  произведения,  его  силы,  а  не  точное  сходство  с  оригиналом.

Вот  и  нам  также  близка  эта  точка  зрения.  Как  говорил  В.А.  Жуковский:  «Переводчик  в  прозе  —  раб,  переводчик  в  стихах  —  соперник»  [4].  То  есть  перевод  не  может  быть  тенью  оригинала,  он  должен  блистать  вместе  с  ним.  А  для  этого  переводу  необходимо  идеально  вписаться  в  культуру  словесности  переводимого  языка,  «глаголом  жечь  сердца  людей».  Наравне  с  произведением  оригинала.  Но  это  невозможно  сделать,  переводя  в  точности  с  языка  оригинала,  ведь  язык  —  отражение  культуры,  а  двух  одинаковых  культур  не  бывает.  И  именно  поэтому  переводчик  должен  чувствовать,  понимать  красоту  произведения,  и  передать  именно  красоту,  а  не  быть  стилистически  и  лексически  верным.

Вот,  например,  в  переводе  «Гамлета»  У.  Шекспира,  Б.Л.  Пастернак  уступает  красоте,  пренебрегая  точностью:

“Horatio:

That  can  I;

At  least,  the  whisper  goes  so.  Our  last  king,

Whose  image  even  but  now  appear’d  to  us…”

Эти  слова  Горацио  он  переводит  так:

«Постараюсь.

По  крайней  мере  слух  таков.  Король,

Чей  образ  только  что  предстал  пред  нами…»

Для  сохранения  ритма  и  рифмы  не  обязательно  уточнять  «Наш  последний  король»  ведь  это  повторяется  в  следующей  строфе.

Далее:

“Of  unimproved  mettle  hot  and  full,

Hath  in  the  skirts  of  Norway  here  and  there…”

«В  избытке  прирожденного  задора

Набрал  по  всей  Норвегии  отряд…»

“Hath  in  the  skirts  of  Norway  here  and  there”  что  буквально  означает:  «искать  под  юбками  Норвегии»,  не  был  ретранслирован  нам  вообще,  но  заменен  на  отрывок  «набрал  по  всей  Норвегии  отряд».

Также:

“Shark’d  up  a  list  of  lawless  resolutes,

For  food  and  diet,  to  some  enterprise…”

«За  хлеб  готовых  в  бой  головорезов.

Приготовлений  видимая  цель…»

Еще  можно  заметить,  что  «lawless  resolutes»  были  переведены  как  «головорезы»,  хотя  именно  про  головорезов  в  оригинале  ни  слова.

В  оригинале  пьеса  Шекспира  также  изобилует  сокращениями,  когда  русский  язык  Пастернака  в  этом  не  нуждается.  Тем  не  менее,  использованные  переводчиком  эквиваленты  передают  самое  главное  —  цель  произведения,  и  он  своими  неточностями  не  только  не  усугубляет,  а  улучшает  художественный  перевод,  сохраняя  красоту  произведения.  Ведь  красота  —  одно  из  главных  достоинств  художественной  литературы.

В  заключение  хотелось  бы  обобщить  все  вышесказанное  и  сделать  вывод,  что  художественный  перевод  —  особый  вид  работы  для  переводчика,  особая  грань  искусства.  Переводя  художественную  литературу,  переводчик  может  вносить  частичку  своего  творчества,  так  как  только  тогда  он  сможет  передать  всю  красоту  произведения  читателю  в  своей  культуре. 

 

Список  литературы:

  1. Миронова  Н.Н.  Билингвистические  и  бикультурные  проблемы  художественного  перевода//  Знание.  Понимание.  Умение.  2004.  №  1.  [Электронный  ресурс]  —  режим  доступа.  —  URL:  http://www.zpu-journal.ru/zpu/2004_1/Mironova/13.pdf  (дата  обращения  27.11.14).
  2. Модестов  В.С.  Художественный  перевод:  история,  теория,  практика  Изд.  Литературного  института  им.  А.М.  Горького,  2006.  —  464  с.
  3. Огнева  Е.А.  Художественный  перевод:  проблемы  передачи  компонентов  переводческого  кода:  Монография.  2-е  изд.,  доп.  М.:  Эдитус,  2012.  —  234  с.
  4. Ратгауз  Г.И.  О  переводах  Бориса  Пастернака  //Иностранная  литература  1996,  №  12.  [Электронный  ресурс]  —  режим  доступа.  —  URL:  http://magazines.russ.ru/inostran/1996/12/radgauz.html  (дата  обращения  27.11.14).
  5. Шекспир  У.  Гамлет,  принц  датский.  Издательство  «Правда»,  М..  1975.  —  С.  9—10.
  6. Shakespeare  William.  Hamlet,  Prince  of  Denmark//  [Электронный  ресурс]  —  режим  доступа.  —  URL:  http://www.shakespeare-online.com/plays/hamletdp.html  (дата  обращения  28.11.14).

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (1)

# Анастасия 12.12.2014 00:00
Замечательная, содержательная работа!

Оставить комментарий