Поздравляем с Днем Российской науки!
   
Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: CXV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 14 июля 2022 г.)

Наука: Филология

Секция: Литературоведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Демичева И.С. РОЛЬ ЛИТЕРАТУРНЫХ АЛЛЮЗИЙ В ПОВЕСТИ ЮЛИИ ЛИНДЕ «ЛИТЕРОДУРА» // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. CXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(115). URL: https://sibac.info/archive/guman/7(115).pdf (дата обращения: 08.02.2023)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

РОЛЬ ЛИТЕРАТУРНЫХ АЛЛЮЗИЙ В ПОВЕСТИ ЮЛИИ ЛИНДЕ «ЛИТЕРОДУРА»

Демичева Ирина Сергеевна

студент, отделение филологии и истории, Елабужский институт, Казанский федеральный университет,

РФ, г. Елабуга

Божкова Галина Николаевна

научный руководитель,

канд. филол. наук, доц., Елабужский институт, Казанский федеральный университет,

РФ, г. Елабуга

АННОТАЦИЯ

В статье исследуется роль такого стилистического приёма, как литературная аллюзия. Опираясь на текст повести Юлии Линде «Литеродура», мы пришли к выводу, что литературная аллюзия способствует детальному раскрытию портрета и психологических особенностей главной героини произведения и её семьи.

 

Ключевые слова: современная детско-юношеская проза, Юлия Линде «Литеродура», литературная аллюзия.

 

Качественный формальный анализ подростковой прозы может стать одним из приёмов повышения культуры чтения и формирования интереса к книге. Зачастую неумение видеть изображённый мир произведения приводит к сложности восприятия и отказу от книги. В исследовании мы обратили внимание именно на детальный, аллюзионный анализ произведений малоизученных современных подростковых писателей, к таковым можно отнести и прозу Ю. Линде.

Юлия Линде имеет несколько побед в литературных конкурсах: стала лауреатом Международного конкурса имени Сергея Михалкова, после написания повести «Литеродура». Несмотря на то, что имя этой писательницы знают многие подростки, статей, посвящённых анализу её творческого наследия недостаточно. В статье «Виды художественных деталей в детско-юношеской прозе ХХ-ХХI века» Мухамадеева Р.М. и Божкова Г.Н. анализируют детали портрета, позволяющие раскрыть образ главной героини Жени Щетининой [1]. Специфику литературного портрета анализируют Сухих И.С. и Божкова Г.Н. [5]. Нами не обнаружено ни одной публикации о роли аллюзий в создании изображённого мира в произведении Ю. Линде «Литеродура», на создание которой писательницу вдохновил творческий метод Л.Н. Толстого. Именно тема войны и её воплощение в романе-эпопее «Война и мир» Льва Николаевича заинтересовало Ю. Линде - филолога, любящего читать, писать и анализировать. Эту характерную черту переняла главная героиня повести «Литеродура» Женя Щетинина, которая наделена литературной одарённостью: пишет стихи и собирается участвовать в литературном конкурсе «Открытие» [2]. Эта информация подтверждает наличие в произведении литературной аллюзии, которая позволяет наиболее полно раскрыть образ главной героини.

Женя Щетинина относится к типу книжных героинь (любящих читать). Таких в русской классической литературе не так уж и много: София (А.С. Грибоедов «Горе от ума»), Татьяна (А.С. Пушкин «Евгений Онегин»), Марья (Л.Н. Толстой «Война и мир»). Литературные предпочтения подростка интересны и весьма многообразны: книга по поп-психологии («В книгах по поп-психологии вон пишут, что с людьми постоянно случаются казусы: первый в три года, потом в четырнадцать-шестнадцать, потом в двадцать пять, потом в сорок…») [2]. В настоящее время поп-психология - жанр популярной психологии, распространённый на интернет-ресурсах. Следовательно, такое психологическое направление очень просто в понимании и не требует долгого и специального изучения, что очень важно для подростка, жаждущего познать социум и понять своё место в нём.

Внимание Евгении привлекает не только популярное и модное направление в психологии, но и традиционное понимание внутренней системы человека. Возрастная периодизация, которая представлена главной героиней повести, базируется на взглядах и трудах выдающихся психологов – Выготского Л.С. и Шихи Г. Можно заключить: в повести понимание термина «поп-психология» представлено не только как новое психологическое направление, но и как контекст традиционной и закрепившейся научной базы, по этой причине она и выступает в значении «поп-психологии».

На основе рассуждений о психологических законах человека, Женя приходит к осознанию того, что всё, что происходит в её жизни – «обычная стадия развития», без которой не может произойти становление личности. В связи с этими положениями, Евгения с лёгкостью находит оправдание своей любви к стихотворениям: «Вот стихи – это тоже этап душевного развития, естественный процесс для основной массы homo sapiens» [2], - только девочка ещё не знает, что познать литературу совсем не просто и для этого требуется время и терпение. Поэтому среди сверстников она - «отверженная», а в кругу журналистов её литературные идеи не поддерживают даже профессионалы, что объясняется особым мышлением героини.

Таким образом, мы подтверждаем идею о том, что изучение психологии подростку необходимо для познания окружающего мира и людей, без которых невозможно представить повседневную и творческую жизнь.

Юная героиня интересуется также и духовным миром, процессом зарождения чувств, подтвердить эти мысли позволяет и любовь к поэзии. Героиня подбирает любопытные ассоциативные сравнения к стихотворениям: «Стихи – это специи, ну или, как пишут на упаковках продуктов, «ароматизаторы, идентичные натуральным, загустители, фиксаторы окраски», без них все блюда моей судьбы станут слишком пресными» [2], она сама пишет стихи. Именно литература, поэтическое творчество помогает девочке раскрыть себя и доказать свою индивидуальность, как это делают вкусовые специи – придают каждому ингредиенту свою вкусовую нотку. В стихах Женя может быть собой, выражать свои мысли и отношение к действительности.

Постичь образ главной героини позволяют более шести аллюзий из зарубежной и отечественной литературы разных родов и жанров. Наиболее интересна для Жени Щетининой зарубежная литература, и этот факт хорошо объясним особыми сюжетными ходами, темами. Поэтому очень часто в повествовательном монологе персонажа озвучиваются сказки Братьев Грин, знакомство с которыми состоялось в раннем детстве и переосмысливается на каждом возрастном этапе: «В садике я мечтала о косах <…> косы Рапунцель…», «…купила <…> с уродливым гномом <…> хотя изначально я шла за Русалочкой или Рапунцель» [2]. Это объясняется тем, что мама Евгении Щетининой – библиотекарь, поэтому мы можем предположить, что девочка с ранних лет была знакома со сказками Братьев Гримм. Предпочтение Рапунцель и Русалочки тоже позволяет понять характер героини: индивидуальность, стремление ко всему настоящему, правдивому, активность.

Признаки литературной одарённости Жени легко объяснимы: девочка росла под влиянием родителя-филолога, что повлияло на её мировоззрение в подростковом возрасте: ей интересна литература, она пишет стихи.

Раскрывает образ Жени Щетининой, роман «Консуэло» Жорж Санд: «…Я так и сделала: сидела на краешке, болтала ногами и читала «Консуэло» Жорж Санд. Про гениальную певицу» [2]. Главная героиня — Консуэло — некрасивая и небогатая цыганка, которую воспитывала одна мать. Девушка обладала талантом – у неё был неповторимый голос, который никого не мог оставить равнодушным [3]. Аллюзия помогает убедиться в том, что Женя Щетинина считает себя похожей на Консуэло – их многое сближает: обеих воспитывала только мама; из-за неуверенности в себе и переживания возрастного кризиса обе считают себя изгоями среди окружающих, обе талантливы. Консуэло хорошо поёт, а Женя пишет прекрасные, пронизывающие до глубины души лирические произведения. Обе юные героини уважают индивидуальность в людях, отказываются от манипуляций, стремятся к свободе мысли и действий. Так, в своей биографии Женя повествует о том, что в детском саду не разделяла увлечения одногруппников и погружалась в мир-идеал, создавая его самостоятельно: «Мои одногруппники играли в догонялки – самую дурацкую игру на свете. Беготню я ненавижу. Поэтому я вообразила себя печальной феей Листопадой» [2]. Ж. Щетинина настолько увлечена своими фантазиями, что не боялится покинуть дом: «Сбегала я от родных не потому, что плохо жилось, а просто мечталось открывать новые земли» [2].

Героиня французского романа также придерживается позиции, что человек должен стремиться к индивидуальности, к возможности противостоять внешним воздействиям, умению отстаивать свою точку зрения. Человек обладает возможностью контролировать свои слова и действия, поэтому так важно сохранять свою уникальность и следовать не закрепившимся правилам, а зову сердца и разума: «Не унижайся никогда до лести даже перед высшими, а тем более перед человеком, мнением которого ты, в сущности, пренебрегаешь» [3].

Литературная аллюзия в подростковой повести Ю. Линде раскрывает духовный мир персонажа, его психологическое состояние. Евгения очень часто сравнивает себя с одинокими, странствующими, ищущими литературными, детским персонажами. Фаворитом является Снусмумрик — символ абсолютной свободы, человек, достигший полного спокойствия и порвавший с материальным миром [9]. Взрослея, Снусмумрик все больше замыкается в себе, уходит от общения, становится угрюмым и неразговорчивым: «Во втором классе я влюбилась в Снусмумрика из книжек Туве Янссон. Он моё альтер эго: отшельник-интроверт и поэт» [2]. Таким образом, мы снова подтверждаем идею того, что увлечение психологией позволяет подростку адекватно оценивать свой темперамент, вырабатывать копинг-стратегии.

Центральной литературной аллюзией всего произведения является интересное хештег-заглавие «#Литеродура» [2]. Лексема образована при помощи сращения двух слов: литература и дура. Эта аллюзия позволяет оценить психологическую и познавательную составляющие образа главного персонажа. Женя Щетинина считает себя «белой вороной», однако сразу осознает несоответствие фразеологизма ее характеру: «хочется белую ворону упомянуть, но данная ворона подразумевает что-то яркое и неординарное, она как бельмо в глазу, а я не белая – самая обыкновенная серая <…> я прозрачная» [2]. Впервые фразеологизм «белая ворона» встречается в сочинениях древнеримского поэта Ювенала. Зоологи не оспаривают это утверждение: ворона, лишённая окраса – великая редкость в мире природы [8]. Поэтому эту аллюзию следует рассматривать как скрытую: Женя Щетинина обладает исключительным чувством слова, что также является «великой редкостью».

Тема лирических произведений Жени - война, но, по мнению редакторов, она устарела, потеряла свою актуальность, следовательно, тратить время и силы на творчество подростку не стоит, но для героини творчество – это своеобразный копинг, психологическая потребность. Женя пишет не для славы и признания, а испытывая духовную потребность, – этот факт объясняет и аллюзию в заглавии #Литеродура.

Обратившись к этимологическим источникам, мы выявили, что слово «дура» произошло от латинской лексемы «durus», что означает: жестокий, злой, крепкий, суровый, строгий [7]. Таким образом, мы можем предположить, что мать героини, придумавшая этот хэштег, охарактеризовала три поколения женщин в семье: бабушка, мама, Женя сильны и стойки: «Маме нужно, чтобы вокруг неё двадцать четыре часа в сутки взрывались фейерверки и счастливое человечество отмечало праздник жизни», «Мама по юности отжигала и покруче»; «мы вращаемся вокруг бабушки <…> она у нас карбюратор, заводит всё наше семейство, и не только наше »; «Вначале я [Женя] его ударила по роже <…> Сразу заметила, что глаз и нос Ветлину подбила шикарно <…>», «Мне задавали какие-то вопросы, но отвечать было неохота, я молчала» [2].

Финал повести открыт, мы не знаем о том, как сложилась судьба этого подростка, находящегося в самом начале жизненного пути. Автор использует кольцевую композицию: начинается с завязки и завершается новой завязкой, но последние сцены подростковой повести наполнены верой автора в то, что любовь к литературе поможет героине обрести поддержку и признание со стороны социума. Открытый финал очень многозначен – это в первую очередь доверие автора к читателю и, несомненно, попытка наметить текучесть и эволюцию образа главной героини.

Аллюзия раскрывает не только образ подростка, но и её мамы, без которой, как мы уже говорили выше, просто невозможно понять образ главной героини. Мама Анастасия сыграла важную роль в формировании мировоззрения и в личностном развитии в целом. Мама для Евгении – это и объект восхищения: она молода, начитана, мудра. Сравнительный оборот, включающий литературную аллюзию, обрисовывает черты характера женщины: «С упорством истинного Дон Кихота…» [2]. Дон Кихот – «вечный» образ героя, который хотел переустроить мир благодаря благородным и высоким идеалам, которые лежали в основе его картины мира. Именно такой предстаёт для читателя и образ мамы главной героини: активная и неординарная женщина, работающая главным библиотекарем, стремящаяся отстоять свою правоту. Она остаётся верна своим интересам, работе: «в библиотеке каждые выходные заседают творческие студии и проходят мастер-классы» [2]. Подобно Дону Кихоту, Анастасия воссоздаёт идеальный мир, в котором все люди с интересом относятся к литературе, не обращая внимания на слова близких людей о том, что библиотека, книги – это пережиток прошлого, и «все давно в интернете сидят» [2]. Поступки Анастасии также можно назвать «донкихотством»: женщина даже в самые сложные исторические времена не забывала о чести, на все события имела свой взгляд.  Благодаря живому примеру своей матери, Женя Щетинина обрела стойкость характера, честность и благородство.

При работе с текстом и главной темой повести Юлии Линде, было отмечено, что для автора важно патриотическое воспитание подрастающего поколения, по этой причине главная героиня эпического произведения по-особенному относится к теме войны, ведь её семья пережила сильное потрясение – гибель родного человека на войне.

В связи с этим мы наблюдаем цитирование лирических произведений таких поэтов, как Бориса Рыжего и В. Хлебникова. Тема их стихотворений передает настроение и мысли главной героини повести, её стремление быть услышанной.

Цитирование стихотворения Бориса Рыжего также акцентирует внимание на том, что происходило в 90-е годы не только в стране, но и в семье главной героини. Создавая своеобразные литературно-исторические аллюзии. Юлия Линде вводит в сюжетную линию именно стихотворение «Над домами, над домами» с целью создания атмосферы уюта, тёплых воспоминаний и любви не платонической, а духовной: «никогда никуда мы не сгинем, мы прочней и нежней, чем гранит» [2]. Мама Евгении не случайно цитирует водителю Толику именно это лирическое произведение, она видит глубокий смысл в этих строках. Анастасия с теплом вспоминает о муже, который погиб при выполнении служебных обязанностей. Женщине знакома боль утраты, она потеряла мужа, но верит, что любовь и память вечны: «А когда мы друг друга покинем, ты на крыльях своих унеси только пар, только белое в синем, голубое и белое в си…» [2].

Предположения, которые мы выдвинули в работе, могут быть подтверждены с помощью приёма, который использует Борис Рыжий в лирическом произведении. Особое внимание следует уделить цветописи, соединяющей все символы стихотворения: «голубые висят облака», «только пар, только белое в синем» [2].  Согласно словарю символов Д. Трессидера [6]: синий цвет («только белое в синем») в мифологическом сознании олицетворяет небо, которое всегда было обиталищем богов, духов предков, ангелов; отсюда главный символ синего цвета — божественность. Следовательно, Женя и Анастасия прославляют главу семейства, ведь он герой, который пожертвовал своей жизнью, ради спасения коллег и всего государства.

Белый цвет («только белое в синем») - тождествен солнечному свету, а свет — это божество, благо, жизнь, полнота бытия. Белый цвет может обозначать смерть, болезнь, зло, отчуждение, страдание [6]. Исходя из этого толкования, мы можем так же предположить, что с одной стороны Женя гордится поступком отца и стремится жить по его принципам – быть благородной и смелой девушкой, но с другой – она переживает отчаяние и чувствует боль утраты по близкому человеку, который не смог подарить ей отцовской любви и поддержки.

Отрывок из поэмы Велимира Хлебникова «Война в мышеловке» раскрывает отношение девочки-подростка к военным событиям, к тому, за что погиб её отец. Наиболее полное выражение антивоенные настроения получили в поэме Хлебникова «Война в мышеловке» (1919), состоящей из отдельных стихотворений, написанных в 1915–1917 годах. Стихи, входившие в «Войну в мышеловке», в отличие от поэмы «Война — смерть» написаны уже под непосредственным впечатлением от событий империалистической войны. Поэтому они имеют более конкретный характер и непосредственно связаны с окружающей действительностью, протест против войны в них целеустремлённее, осознаннее.

В поэме говорится о гибели цивилизации, о возвращении к первобытному одичанию в результате опустошения все истребляющего пламени войны. Но Хлебников верит в возрождение человечества: «И когда земной шар, выгорев, Станет строже и спросит: кто же я? Мы создадим Слово Полку Игореви, Или же что-нибудь на него похожее» [4]. То же самое происходит и в сознании девочки: с самых первых строк мы наблюдает за тем, как Женя Щетинина отзывается о человеке, считая его разумным, сильным, всё побеждающим, такой хочет стать и юная Женя.

Таким образом, на примере анализа повести Юлии Линде «Литеродура», мы смогли доказать предположение, что литературная аллюзия, включающая в себя и психологическую составляющую, имеет важное значение при составлении портрета главной героини. Литературная аллюзия способна передать то, что скрывается в сознании персонажа: чувства отчаяния, сомнения, горечь утрат - всё это передано с помощью тонких намёков и полутонов стилистического приёма. А литературный вкус Жени позволяет верить в то, что её ждёт счастливое будущее. Кроме того, Юлия Линде опровергает миф о том, что современная молодёжь отказывается от чтения – напротив, она знакомится с большим массивом информации. Можно говорить об ином формате чтения, но не об отказе от него.

 

Список литературы:

  1. Божкова Г.Н., Мухамадеева Р.М. Виды художественных деталей в детско-юношеской прозе XX – XXI вв. // Учёные записки Новгородского государственного университета. - 2022. - № 2(41). - С. 250-254. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/vidy-hudozhestvennyh-detaley-v-detsko-yunosheskoy-proze-xx-xxi-vv (дата обращения: 24.05.22)
  2. Линде Ю. Литеродура. - М.: Детская литература, 2019. – 160с.
  3. Санд Жорж Консуэло: роман: В 2 т. Т. 1 / пер. с фр. Бекетовой А.А. – М.: Художественная литература, 1988. – 350 с.
  4. Степанов Н. Велимир Хлебников. Жизнь и творчество. - М.: Советский писатель. 1975. - С. 153–174. - URL: https://ka2.ru/nauka/stepanov_1975_4.html (дата обращения: 23.03.22)
  5. Сухих И. Специфика портрета-сравнения на примере женских образов в повести Юлии Линде «Литеродура» // Студенческий вестник. Номер 1-1 (99). – Елабуга, 2020. – С. 20-22. - URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41831823 (дата обращения: 26.02.22)
  6. Тресиддер Дж. Словарь символов / пер. с англ. Палько. С. - Москва: Гранд: ФАИР-Пресс, 1999. - 443 с.: URL: https://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/JekTresidder/ (дата обращения: 14.05.22)
  7. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — М.: Прогресс, 1971. — Т. 3. — 827 с. – URL: https://lexicography.online/etymology/vasmer/ (дата обращения: 15.06.22)
  8. Фирцев А., М. Знобищева 100 популярных фразеологизмов русского языка. – М.: Издательские решения, 2021. – 213 с. – URL: https://na-dostupnom.ru/ (дата обращения: 15.06. 22)
  9. Янссон Туве Маленькие тролли и большое наводнение. — СПб.: Азбука, 1998. — С. 3. - URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%BD%D1%83%D1%81%D0%BC%D1%83%D0%BC%D1%80%D0%B8%D0%BA (дата обращения: 06.05.22)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом