Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XIX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 21 января 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Литература народов стран зарубежья

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Лозенко В.В. КОНЦЕПТ ОСТРОВА В РОМАНЕ «ФРЕЙЯ СЕМИ ОСТРОВОВ» ДЖ. КОНРАДА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XIX междунар. науч.-практ. конф. Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

 

КОНЦЕПТ ОСТРОВА В РОМАНЕ «ФРЕЙЯ СЕМИ ОСТРОВОВ» ДЖ. КОНРАДА

Лозенко Виктория Васильевна старший преподаватель Харьковского национального медицинского университета, г. Харьков E-mail: dinka

Творчество Дж. Конрада занимает важное место в научно-критических работах Л. Ахмечет [3], И. Вознесенской [4], И. Джордана [19], Б. Мейера [20], И. Неттлза [22], Ж. Помена [23], Д. Урнова [11], Дж. Харфема [18] и других. Но все эти учёные не исследовали специфику концепта острова в творчестве Дж. Конрада, в частности в романе «Фрейя Семи островов». Поэтому цель нашей статьи состоит в выявлении концепта острова в романе «Фрейя Семи островов» Дж. Конрада. Данная цель предусматривает решение следующих задач: •    определить понятие концепт; •    исследовать специфику концепта острова в романе «Фрейя Семи островов» Дж. Конрада. Теоретико-методологической базой для написания данной статьи послужили научно-критические работы, посвящённые теории концепта — Н. Арутюнова [1], С. Аскольдов [2], Дж. Греди [17], Д. Йелтон [25], В. Маслова [8], М. Минский [21], М. Тернер [24], Ч. Филлмор [16]). В латинском языке слово «концепт» (conceptus) имеет значение «зачатие», «накопление речных вод», «водоём», т. е. то, что ассоциируется с большим объёмом. В настоящее время не существует однозначной интерпретации термина «концепт». Дискуссионным остаётся вопрос о природе концепта, взаимодействии общечеловеческого, национального и индивидуального в концепте. На сегодняшний день выделяются три основных подхода к термину «концепт»: литературоведческий (Д. Лихачов [7], Б. Шалагинов [13]), когнитивный (Н. Арутюнова [1], С. Аскольдов [2], В. Маслова [8], М. Минский [21]), культурологический (Ю. Степанов [9], В. Телия [10]).  Наше исследование базируется на когнитивном подходе, который рассматривает концепт как национальный образ, культурно значимый для определённого этноса и отражённый в художественных произведениях. Концепты часто сопровождаются фреймами и слотами. Фрейм — это обобщённая структура знаний о мире, которые выражены в концептах. По мнению, В. Масловой, фрейм — это «свёрнутый» текст [8]. Слот — это дополнительные смыслы, которые реализует фрейм в конкретной ситуации. Существует значительное количество работ, посвящённых концепту острова — труды Г. Гачева [5], Ж. Делёза и Ф. Гваттари [6], В. Одена [14], Ю. Степанова [9], Дж. Фаулза [12] и других. Г. Гачев, изучая английскую культуру, определяет её как «консервы Евразии»: «Если остров Япония — пролог Евразии, то остров Англия — её эпилог. Всё, что на материке возникало, развивалось, изменялось, — тут сохранялось. Британия — консервы Евразии» [5, c. 433]. Для учёного британский остров — это отдельный мир, где человек мыслит, руководствуясь, прежде всего многовековой традицией. Но эта традиция «осовременивается» через какое-то время, отвечая на потребности общества. Метафорой «консервы Евразии» Г. Гачев подчёркивает извечное стремление англичан к устоявшимся традициям и обычаям. Ж. Делёз и Ф. Гваттари в совместной работе «Что такое философия?» отмечают способность французов и немцев «строить» концепт, в то время как англичане его «приобретают». Это связано с привычкой англичан селиться то на одном, то на другом острове и, как следствие, приобретать определённую привычку. Из-за склонности впитывать всё новое формируется привычка приобретать новые знания о мире в процессе созерцания. Отсюда, по убеждению французских философов, берёт начало склонность англичан создавать новые концепты. Остров — это место приобретения новых знаний. В. Оден, англо-американский поэт и эссеист, изучает диалектическую природу концепта острова. С одной стороны, остров воплощает идею рая, несёт в себе позитивные черты. Остров является местом, где герой может обновить своё «я» или, наоборот, изменить себя, чтобы приобрести новые характеристики (сила, мужество, независимость и т. д.) С другой стороны, остров — это иллюзия рая, созданная чёрной магией, чтобы помешать герою найти своё «я». Когда колдовство исчезает, то остров оказывается бесплодной землёй, скалой, местом утраченных иллюзий, надежд. Такими островами становятся острова Цирцеи и Калипсо для Одиссея. Ю. Степанов отмечает, что остров — это прекрасный, далёкий от повседневности отдельный мир, и в то же время это не совсем реальное место, где европеец устраивает свою жизнь по своему идеальному проекту. Дж. Фаулз исследует аспект взаимоотношений человека и острова: «В терминах сознания и самосознания каждый отдельный человек это как раз и есть остров <…> Именно ограниченность, предельность и замкнутость малого острова, который можно охватить взглядом, обойти за один день, и связывает его с человеческим телом куда более тесными узами, чем любая другая географическая форма суши <…> Если честно, мы ведь такие же — наша «поверхность», внешность, видна всем, а душа, внутренняя половина нашего «я», ото всех скрыта и представляет собой настоящий лабиринт» [12, c. 418]. Таким образом, Дж. Фаулз рассматривает остров как метафору человека. В романе «Фрейя Семи островов» Дж. Конрада остров характеризует состояние души человека, т. е. остров выступает метафорой личности, как и по мнению Дж. Фаулза. Фрейя — единственная дочь Нельсона, владельца маленького острова из небольшой группы островов, которые прозвали Семь Островов. Кроме ослепительной красоты и острого ума Фрейя отличается уравновешенным характером и рассудительностью. Фрейя становится объектом внимания голландского офицера Химскирка и английского шкипера Джеспера Эллена. Фрейя отдаёт предпочтение Эллену, за что Химскирк мстит: задерживает бриг Эллена и осознанно ведёт судно на риф, где бриг ломается. Это портит отношения Фрейи и Джеспера. Фрейя не отвечает взаимностью Химскирку, но она уже не может быть с Элленом: Эллен считает себя недостойным Фрейи без брига. Скоро Фрейя умирает от анемии. Функцию острова в этом произведении выполняет бриг Джеспера, около которого сосредоточены события. В тексте неоднократно указывается, что Джеспер любил только две вещи на свете — бриг и Фрейю, и вопрос в том, что из них он любил больше. Английские исследователи Б. Мейер и Дж. Харфем обращают внимание, что в творчестве Дж. Конрада большое значение имеют символы моря и корабля. Поэтому автор часто описывает корабль как женщину. «Фрейя Семи Островов» — не исключение из этого правила. Восхищение Джеспера своим бригом напоминает восхищение влюблённого женщиной: “…she was as sound as on the day she first took the water <…> sailed like a witch, steered like a little boat, and, like some fair women of adventurous life famous in history, seemed to have the secret of perpetual youth; so that there was nothing unnatural in Jasper Allen treating her like a lover. And that treatment restored the lustre of her beauty” [15]. («…бриг был полностью исправен, как в тот день, когда впервые был спущен на воду <…> он ходил под парусами, как магическое судно, и, подобно красивым женщинам, которые прославились в истории своей бурной жизнью, казалось, сохранил секрет вечной молодости. Поэтому не было ничего неестественного в том, что Джеспер Эллен обращался с ним, как влюблённый. Такое обращение вернуло бригу блеск его красоты») [здесь и дальше перевод наш. — В. Л.]. И ещё: “His feelings for the brig and for the girl were as indissolubly united in his heart as you may fuse two precious metals together in one crucible” [15]. («В его сердце [Джеспера. — В. Л.] чувство к бригу и девушке были неразрывно слиты: так можно сплавить два драгоценных металла в одном тигле»). Б. Мейер ссылается на французского литературоведа Жана Обри, который исследует функцию брига в «Фрейе» и отмечает, что бриг символизирует маскулинность Джеспера, его мужское ego: «Джеспер находит полностью свою самооценку и смысл маскулинности в своём бриге, и, когда этот корабль тонет из-за нечестной игры его соперника, лейтенанта Химскирка, рушится целый мир Джеспера» [20, с. 224]. Похожую точку зрения на отношения «корабль-моряк» высказывает Дж. Фаулз в книге «Кротовые норы» (эссе «Кораблекрушение»). Он отмечает, что все суждения, восхищение человека кораблём имеют сексуальный оттенок, т. е. человек придаёт больше значения внешнему виду, красоте корабля, чем пользе от него. Не случайно в английском языке слово ship — «корабль» — женского рода (кстати, в языке, где категория рода по отношению к неодушевлённым объектам вообще отсутствует). Дж. Конрад, описывая бриг, тоже употребляет местоимение she (она). По мнению Дж. Фаулза, настоящий моряк заключает своего рода брак со своим кораблём — точно так, как и со своей женщиной [12]. Итак, символ корабля в романе «Фрейя Семи Островов» можно интерпретировать по-разному. С одной стороны, бриг для Джеспера — это целый мир, его королевство, воля, желания, надежды. Именно поэтому потерю брига главный герой расценивает как самую большую трагедию в своей жизни. Шкипер считал себя личностью только тогда, когда имел материальную ценность — бриг. После его потери Джеспер не смеет являться к Фрейе, обвиняет её в том, что она так и осталась непокорной ему. Джеспер перестаёт следить за собой и всё время проводит на берегу моря, глядя на риф и на поломанный бриг. С другой стороны, бриг — это не только надежды, воля, желание или материальная ценность для Джеспера. Это также своего рода соперница Фрейи, ещё одна любовь главного героя. В конце произведения Джеспер всё-таки признаёт, что более дорогим для него был бриг, а не гордая Фрейя. В этой повести Дж. Конрада функцию острова выполняет не собственно остров, на котором живёт Фрейя с отцом, а бриг, который отражает внутреннюю сущность героя, его маскулинность. Для Фрейи бриг — воплощение дома. До двенадцати лет её детство прошло на корабле, когда она путешествовала по морям вместе с отцом. Замужество с Джеспером означает возвращение того «плавучего дома» из детства, на который Фрейя мечтает вернуться. Автор называет Фрейю «дитя корабля»: “She was a ship-child, a sea-girl if ever there was one” [15]. («Она была дитём корабля, морской девой, если когда-нибудь такая существовала»). В то же время Фрейя подсознательно чувствует, что Джеспер полностью ей не принадлежит, его сердце наполнено любовью не только к ней, но и к бригу. Это ещё одна причина, по которой Фрейя желает стать хозяйкой корабля: “…I mean to be mistress of the dear brig and sail about these seas” [15] («…я думаю стать хозяйкой брига и плавать в этих морях»). Джеспер видит причину несчастья в гибели брига, тогда как настоящей причиной является его внутренняя неуверенность в том, что он достоин любви и уважения даже без брига, а также слишком большое увлечение материальным объектом (бригом), к которому он относится как к человеку. Из-за такого положения вещей результатом становится одиночество, духовная и физическая изоляция близких друг другу людей (Джеспер и Фрейя больше никогда не виделись). Джеспер проводит всё время один на берегу моря, а Фрейя не хочет никого видеть и ни с кем общаться до самой смерти. Поломанный бриг в конце произведения символизирует душевное состояние Джеспера, его отчаяние, депрессию. И в то же время печаль и тоска Джеспера по бригу напоминает тоску влюблённого по своей любимой: “…brig on the reef <…> acquired gradually the lamentable aspect, the grey ghastliness of a wreck; while Jasper, fading daily into a mere shadow of a man, strode brusquely all along the "front" with horribly lively eyes and a faint, fixed smile on his lips, to spend the day on a lonely spit of sand looking eagerly at her…” [15] (…бриг на рифе <…> постепенно приобретал жалкий вид, серый, призрачный вид руины, а Джеспер, худея с каждым днём, похожий на тень человека, быстро проходил по набережной с пылающими глазами и слабой улыбкой, которая застыла на губах. Весь день он проводил на уединённой песчаной косе, жалобно глядя на риф…»). Остров символизирует отстранённость, одиночество и добровольную изоляцию двух людей от социума. Отдалённость от людей, социума освещается в негативном плане — Фрейя умирает, а слабый Джеспер остаётся без любимой, друзей и брига. Это одиночество, которое Д. Урнов назвал абсолютным: «У Конрада человек оставлен наедине с самим собой. Одиночество абсолютное. Не в толпе и не на острове, а в мире» [11, с. 16]. Одиночество приводит к тяжёлой болезни и смерти Фрейи, а Джеспер обречён до конца жизни проводить жизнь в одиночестве. После анализа концепта острова в романе «Фрейя Семи островов» Дж. Конрада можно сделать следующие выводы: •    бриг воплощает мужское ego главного героя, его маскулинность, выступая заменителем острова. Желание Фрейи завладеть Джеспером и кораблём отражает подсознательное желание девушки владеть островом (кораблём), где она будет хозяйкой; •    новизна писателя в интерпретации концепта острова состоит в том, что образ острова воплощён в корабле (бриге), который передаёт идею памяти: поломанный бриг нельзя обновить, как нельзя возобновить прошлое, но в то же время бриг не тонет, оставаясь возле острова на рифе. Бриг всегда будет напоминать о трагических событиях, он будто бы застыл во времени. Таким образом, прошлые события, переплетаясь с настоящими, застывают будто бы в нескольких временах, выражая идею потери. В дальнейшем изучении островных произведений Дж. Конрада планируется исследование концепта острова в «Изгнаннике островов», чтобы определить специфические черты концепта острова в творчестве Дж. Конрада. Список литературы:

  1. Арутюнова Н. Теория метафоры. — М.: Прогресс, 1990. — 511 с.
  2. Аскольдов С. Концепт и слово // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста / Под ред. В. Нерознака. — М.: Academia, 1997. — С. 267—279.
  3. Ахмечет Л. Художественное мастерство Дж. Конрада (1886—1902): Автореф. дис. … канд. филол. наук: спец. 10.01.05 «Литература стран Западной Европы, Америки и Австралии». — М., 1986. — 20 с.
  4. Вознесенская И. Раннее творчество Джозефа Конрада (к вопросу об эволюции эстетических воззрений и творческого метода писателя): Автореф. дис. … канд. филол. наук: спец. 10.01.05 «Литература стран Западной Европы, Америки и Австралии» / И. Вознесенская. — Л., 1976. — 21 с.
  5. Гачев Г. Ментальности народов мира. — М.: Алгоритм, Эксмо, 2008. — 544 с.
  6. Делёз Ж., Гваттари Ф. Что такое философия? / Пер. с франц. С. Зенкина. — М.: Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя, 1998. — 288 с.
  7. Лихачев Д. Историческая поэтика русской литературы: Смех как мировоззрение и другие работы. — СПб.: Алетейя, 1999. — 508 с.
  8. Маслова В. Введение в когнитивную лингвистику. — М.: Флинта: Наука, 2004. — 296 с.
  9. Степанов Ю. Характеры народов в зеркале их собственных языков // Вісник Харк. нац. ун-ту. — 2000. — № 471. — С. 250—254.
  10. Телия В. Метафоризация и её роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. — М.: Наука, 1988. — С. 173—205.
  11. Урнов Д. Джозеф Конрад. — М.: Наука, 1977. — 125 с.
  12. Фаулз Дж. Кротовые норы / Пер. с англ. И. Бессмертной, И. Тогоевой. — М.: Махаон, 2002. — 640 с.
  13. Шалагінов Б. «Люцінда» Фрідріха Шлегеля як роман-концепт // Вікно в світ: Німецькомовні літератури. — 2007. — № 1. — С. 29—39.
  14. Auden W. The enchanted flood of the romantic iconography of the sea. — N.-Y.: Vintage Books, 1967. — 151 p.
  15. Conrad J. Freya of the seven isles [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.online- literature.com/ conrad/3131/
  16. Fillmore Ch. Frame semantics // The linguistic society of Korea (ed.). Linguistics in the morning calm. — Seoul: Hanshin Publishing Co, 1982. — P. 111—127.
  17. Grady J. Blending the metaphor // Metaphor in cognitive linguistics / Ed. by R. Gibbs, Sr. and G. Steen. — Amsterdam; Philadelphia: John Benjamins, 1999. — P. 101—124.
  18. Harpham G. One of us: the mastery of j25eph Conrad. — Chicago: Univ. of Chicago, 1996. — 211 p.
  19. Jordan E. j25eph Conrad. — N.-Y.: St. Martin’s press, 1996. — 227 p.
  20. Meyer B. j25eph Conrad: a psychoanalytic biography. — Princeton: Princeton Univ., 1970. — 396 p.
  21. Minsky M. The society of mind. — N.-Y. et al.: Simon & Schuster, 1988. — 336 p.
  22. Nettels E. James and Conrad. — Athens: The university of Georgia Press, 1977. — 288 p.
  23. Paumen J. Fortunes de la question de l’homme: Kant, Weber, Jaspers, Heideegger, Conrad, Giono. — Bruxelles: OUSIA, 1991. — 539 p.
  24. Turner M. Death is the mother of beauty. — Chicago: University of Chicago Press, 1987. — 157 p.
  25. Yelton D. Mimesis and metaphor. An inquiry into genesis and scope of Conrad’s symbolic imagery. — Cambridge: Cambridge University Press, 1967. — 336 p.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (1)

# Хамит 03.02.2013 02:25
Интересная работа.Успехов вам!

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом