Статья опубликована в рамках: XXXIV Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 13 ноября 2013 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Общая педагогика, история педагогики и образования

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Мельник М.Ю. СОПРОВОЖДЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ ЛИЧНОСТИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXXIV междунар. науч.-практ. конф. № 11(34). Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

СОПРОВОЖДЕНИЕ  ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО  САМООПРЕДЕЛЕНИЯ  ЛИЧНОСТИ:  ИСТОРИЧЕСКИЙ  АСПЕКТ

Мельник  Марина  Юрьевна

научный  сотрудник  Института  одаренного  ребенка  Национальной  академии  педагогических  наук  Украины,  Республика  Украина  г.  Киев

E-mail: 

 

SUPPORT  OF  PROFESSIONAL  IDENTITY:  HISTORICAL  ASPECT

Maryna  Melnyk

development  of  design  of  giftedness  department  researcher  Institute  of  gifted  child  of  National  Academy  of  Pedagogical  Sciences  of  Ukraine,  Respublik  Ukraina  Kiev

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  описано  развитие  представления  о  психологическом  сопровождении  профессионального  самоопределения,  проанализировано  культурно-историческую  обусловленность  возникновения  профессиональной  ориентации.

ABSTRACT

This  article  describes  the  development  of  representations  about  psychological  support  to  the  professional  self,  analyzed  the  cultural  and  historical  conditioning  of  professional  orientation.

 

Ключевые  слова:  выбор  профессии;  профессиональное  самоопределение;  профориентация

Keywords:  choice  of  profession;  professional  self-determination;  vocational  orientation

 

Сложно  выделить  какой-то  конкретный  исторический  момент,  когда  люди  начали  задумываться  о  необходимости  организованной  и  целенаправленной  помощи  в  выборе  профессии.  Ведь  вопрос  о  разделении  труда  был  актуальным  всегда  и  отбор  наиболее  способных  людей  для  разных  профессий,  видов  труда  практиковался  еще  до  нашей  эры.  В  каждом  обществе  человек  должен  работать,  чтобы  жить,  однако  отношение  к  разделению  труда  было  различным  в  разных  обществах.  Вспомним  слова  Андрея  Болконского  из  романа  «Война  и  мир»  Л.Н.  Толстого:  «...  по-моему,  труд  физический  —  сказал  он,  указывая  на  мужика,  —  есть  такая  же  необходимость,  такое  же  условие  его  существования,  как  для  меня  и  для  тебя  труд  умственный.  Ты  не  можешь  не  думать  …  Как  я  не  перенесу  его  страшного  физического  труда,  а  умру  через  неделю,  так  он  не  перенесет  моей  физической  праздности...»  [8  с.  154].  Отношение  к  разделению  труда  и  в  разные  эпохи  сильно  отличалось.  Попробуем  это  представить  схематически  (см.  рис.  1):

 

Рисунок  1.  Раздел  труда  в  разные  эпохи

 

В  первобытном  обществе  вопрос  о  разделении  труда  определялся  в  первую  очередь  мифологическими  представлениями  людей.  На  этапе  развития  рабовладельческих  обществ  проблема  разделения  труда  определялась  сословными  и  классовыми  ограничениями.  Именно  поэтому  большинство  людей  имело  ограниченные  возможности  выбора  вида  трудовой  деятельности.  При  этом  в  древние  времена  уже  существовал  отбор  более  способных  людей  на  некоторые  престижные  и  оплачиваемые  профессии.  В  Средневековье,  например,  как  и  в  античности,  работа  была  разделена  между  различными  классами  социальной  иерархии  отнюдь  неравномерно.  Следует  заметить,  что  отношение  к  труду  было  не  таким,  каким  оно  стало  в  Новое  время.  Работа  не  была  абстрактной,  она  заключалась  не  в  производстве  каких-то  товаров,  которые,  вероятно,  можно  было  бы  выгодно  продать.  Люди  работали  на  конкретный  запрос  и  имели  конкретную  цель:  заработать  себе  на  жизнь.  В  современном  обществе  появилась  новая  черта:  людей  мотивирует  на  работу  не  столько  внешнее  давление,  сколько  внутренняя  потребность,  заставляющая  их  работать  с  такой  интенсивностью,  которая  в  другом  обществе  и  других  условиях  была  бы  возможна  только  при  сильном  внешнем  давлении  [10].  В  дореформенной  России  вопрос  о  выборе  вида  трудовой  деятельности  для  дворянских  детей  не  был  актуальным,  поскольку  они  могли  жить  за  счет  имений,  а  также  заниматься  военной  или  государственной  службой.  У  детей  из  бедных  семей  не  возникала  проблема  выбора  профессии,  поскольку  большинство  из  них  было  неграмотными.  Зачастую  профессиональная  судьба  таких  детей  зависела  от  произвола  помещиков,  или  они  наследовали  профессию  семьи.  Особенности  выбора  профессии  в  этот  период  иллюстрирует  царский  рескрипт:  «…приобретения  познания,  наиболее  для  него  нужные,  могущия  служить  к  улучшению  его  участи,  и  не  быть  ниже  своего  состояния,  также  не  стремился  через  меру  возвысится  над  тем,  в  коем  по  обыкновенному  течению,  ему  суждено  оставаться»  [1].  Следует  заметить,  что  тенденция  наследования  семейной  профессии  прослеживалась  до  1917  года.  Проблема  специально  организованной  помощи  в  выборе  вида  будущей  деятельности  продолжала  быть  актуальной,  и  со  временем  стало  очевидно,  что  опираться  на  интуитивные  знания  о  работнике  уже  недостаточно.  Так,  еще  в  1575  г.  испанский  врач  и  философ  X.  Уарте  утверждал,  что  для  того,  чтобы  никто  не  ошибался  в  выборе  той  профессии,  которая  больше  всего  подходит  к  его  дарованиям,  королю  следовало  бы  выделить  уполномоченных  людей,  которые  могли  бы  направлять  ребенка  на  изучение  той  области  знаний,  которая  ему  подходит.  Петр  І  также  видел  взаимосвязь  между  результатами  обучения  и  соответствием  человека  к  определенному  ремеслу,  ведь  предписывал  «принимать  к  обучению  из  детей  посадников  тех,  кто  сами  собой  к  науке  желание  имеют»  [2].  Некоторые  авторы  выдвигали  идеи,  в  которых  отмечалась  нецелесообразность  ранней  специализации  учащихся,  подчеркивалась  мысль  о  том,  что  способности  к  определенному  виду  занятий  могут  воспитываться  только  во  время  обучения  и  практической  работы.  Интересные  мысли  касательно  вопросов  обучения  можно  найти  в  работах  государственного  деятеля  В.Н.  Татищева  (1686—1750).  В  инструкции  «О  порядке  преподавания  в  школах  при  уральских  казенных  заводах»,  составленной  В.Н.  Татищевым,  отмечено,  что  детей  8-ми  лет  не  следует  сразу  учить  ремеслам,  за  исключением,  если  ребенок  сам  этого  желает,  ведь  можно  ошибиться  в  выборе  ремесла  [1,  с.  69,  с.  85].  Реформа  1861  г.  в  России  способствовала  созданию  рынка  рабочей  силы  и  способствовала  ломке  классовых  и  сословных  ограничений.  Бурное  развитие  капитализма  способствовало  осознанию  важности  профессиональной  квалификации  как  возможности  обеспечения  будущего.  В  это  же  время  проблема  трудоустройства  стала  актуальной,  начали  появляться  «Городские  посреднические  бюро»,  которые  бесплатно  указывали  место  работы.  В  1897  г.  в  России  начался  выпуск  журнала  «Трудовая  помощь»,  в  котором  обсуждались  проблемы  профориентации  [2].  В  это  время  можно  выделить  четыре  варианта  выбора  профессии:  наследование  профессии;  случайный  выбор;  выбор  по  призванию;  выбор  профессии  по  расчету.  Приемлемым,  по  мнению  исследователей,  был  последний  вариант,  при  котором  выбор  вида  трудовой  деятельности  делался  с  учетом  потребностей  рынка  труда,  соотношения  требований  профессии  к  личности  профессионала  и  своих  возможностей,  учет  возможностей  овладения  профессией,  материальных  и  физических  ресурсов.  Необходимо  также  вспомнить  идею  П.  К.  Энгельмейера  (1890  г.)  о  развитии  личности  с  помощью  тренировки,  воспитания  способностей,  присущих  представителям  различных  профессий  [11,  с.  13].  Н.  А.  Рыбников  считал,  что  кроме  этого  необходимо  обобщать  и  публиковать  сведения  о  разных  профессиях  и  специальностях  [6].  С.М.  Богословским  в  1913  г.  в  книге  «Система  профессиональной  классификации»  было  упорядочено  703  вида  профессий  (для  сравнения:  принята  в  то  время  в  Европе  классификация  А.  Бертильона  охватывала  лишь  194  вида)  [5].  Хотя  идея  профессионального  подбора  на  сегодняшний  день  очевидна,  однако  в  то  время  подбор  людей  для  выполнения  того  или  иного  вида  деятельности  не  считался  необходимым.  Распространенным  было  мнение,  что  врач  знает,  как  оценить  здоровье  претендента  на  работу,  а  организатор  производства  —  как  оценить  опыт,  надежность,  внимательность  в  работе  и  т.  п.  Развитие  капитализма  и  распространение  машинного  производства  стало  причиной  проблем,  для  решения  которых  «здравого  смысла»  отдельных  специалистов  было  уже  недостаточно.  Требовалась  научно  обоснованная  и  упорядоченная  система  знаний  о  работающих  людях,  а  также  профессиях.  В  контексте  исследуемой  проблемы  следует  выделить  работы  И.И.  Рихтера  и  серию  его  очерков,  опубликованных  в  1895  г.  под  общим  названием  «Железнодорожная  психология.  Материалы  к  стратегии  и  тактике  железных  дорог».  И.И.  Рихтером  поднимались  вопросы  об  испытаниях  персонала,  проверки  их  уровня  технических  знаний,  но  и  об  необходимости  специальной  подготовки  и  обучения.  Для  России  конца  XIX  —  начала  XX  в.  развитие  капитализма  характеризовалось  не  только  развитием  производства  и  появлением  большого  количества  рабочих  мест,  но  и  возрастанием  несчастных  случаев  на  производстве.  В  80—90  гг.  XIX  в.  пресса  начала  активно  привлекать  внимание  общественности  к  этой  проблеме  [2].  Стало  очевидно,  что  использовать  интуитивные  знания  о  работнике  на  данном  этапе  развития  уже  недостаточно.  Это  способствовало  научным  исследованиям  в  области  организации  труда  и  производства,  накоплению  и  обобщению  знаний  об  особенностях  соответствия  человека  и  объективных  требований  профессии.  Так,  в  капиталистической  России  80—90-х  гг.  XIX  в.  профессиональное  образование  из  интуитивно  сложившегося  на  протяжении  веков  традиционного  ремесленного  производства  превращалось  в  дело,  которое  требовало  рациональной,  научной  основы.

Официально  начало  изучения  проблемы  выбора  личностью  вида  будущей  деятельности  ученые  связывают  с  созданием  в  1879  г.  В.  Вундтом  первой  в  мире  психологической  лаборатории.  Во  Франции  в  1896  г.  А.  Бине  и  В.  Анри  разработали  методику  оценки  интеллектуальных  способностей  для  выделения  умственно  отсталых  людей,  что  способствовало  обеспечению  классно-урочной  системы  всеобщего  начального  обучения  населения  как  первого  этапа  профессиональной  подготовки  кадров  для  промышленности.  В  1908  г.  в  Бостоне  Ф.  Парсон  открывает  первое  бюро  консультации  молодежи  по  выбору  профессии.  В  1923  г.  в  США  начинает  деятельность  Национальная  ассоциация  профессионального  консультирования.  В  начале  XX  в.  в  США  и  европейских  странах  эта  тенденция  приобретает  значительное  распространение.  Исследователи  называют  следующие  причины  бурного  развития  профориентационных  служб:  возможность  для  работодателей  подбирать  работников;  развитие  капитализма  и  обусловленный  этим  рост  промышленности;  миграция  людей  из  сельской  местности  в  города  в  поисках  работы  и  лучшей  жизни;  проблема  самого  поиска  и  выбора  работы.  Основной  психологической  причиной  этого  процесса  была  появившаяся  свобода  выбора,  чего  раньше  не  было  (или  было  характерно  только  для  отдельных  людей).  В  то  время  в  России  проблемы  психологии  труда  в  целом  и  вопросы  профессиональной  ориентации  и  выбора  профессии  в  частности  обсуждались  на  I  Всероссийской  конференции  по  научной  организации  труда,  которая  была  проведена  20—27  января  1921  года.  К  1923  г.  в  Советской  России  было  около  60  организаций,  так  или  иначе  изучающих  проблемы  выбора  профессии  и  соответствия  человека  и  профессии.  Крупнейшие  центры  —  Центральный  институт  труда  в  Москве,  Центральная  лаборатория  по  изучению  труда  при  Институте  мозга  в  Петрограде,  Институт  Научной  организации  труда  в  Казани,  Всеукраинский  институт  труда  в  Харькове  и  др.  [5].  Последующее  развитие  психологии  труда  связано  с  возникновением  за  рубежом,  а  затем  и  в  России,  психотехники.  Предпосылками  ее  развития  был  запас  накопленных  в  психологии  и  физиологии  экспериментальных  данных,  которые  стали  востребованы  на  практике:  в  различных  сферах  производства,  медицины,  педагогики,  экономической  жизни.  Кроме  того,  переход  капитализма  к  империализму  сопровождался  небывалым  обострением  конкурентной  борьбы,  усилением  погони  за  сверхприбылями.  В  поисках  возможных  средств  повышения  прибылей  капиталисты  обратились  к  психологии,  поставив  перед  ней  задачу  повышения  коэффициента  полезного  действия  рабочих  [5].  Следует  вспомнить  идеи  Д.Ф.  Лазурского,  который  считал  идею  отбора  людей  для  различных  сфер  деятельности  негуманной.  Психологическая  наука,  по  его  мнению,  должна  способствовать  развитию  личности,  а  не  выступать  средством  сортировки  людей  по  способностям  [3]. 

В  20-е  гг.  ХIХ  в.  благодаря  запросам  производства  и  государственной  поддержки  началось  активное  развитие  профориентации.  В  это  время  много  научных  произведений  занимались  разработкой  этой  проблематики:  лаборатория  при  Центральном  институте  труда  (открытом  в  1921  г.),  Всеукраинский  институт  труда  (Харьков),  лаборатория  по  выбору  профессии  при  психофизиологическом  отделении  Казанского  бюро  Научной  организации  труда,  в  Московском  институте  профзаболеваний  имени  М.П.  Обухова.  Накопление  научных  знаний  об  особенностях  работников  и  соотношения  профессии  и  человека  способствовало  организации  профориентационной  работы:  в  1922  г.  появилось  бюро  по  выбору  профессии  для  подростков;  в  1924  г.  создано  лабораторию  профконсультации,  организованную  при  Ленинградском  институте  по  изучению  мозга.  В  1927  г.  благодаря  ходатайству  Института  мозга  Наркомтруда  при  этом  институте  организовывается  первое  в  СССР  Бюро  профконсультации.  Эта  тенденция  за  короткий  срок  приобрела  широкое  распространение:  в  период  с  1930  по  1933  гг.  было  открыто  47  бюро  профконсультации.  В  это  же  время  начали  готовить  профконсультантов.  Кроме  того,  вопросами  профориентации  и  профотбора  занимались  педологи.  В  этот  период  был  поднят  вопрос  о  разработке  системы  школьной  профконсультации.  В  1932  г.  был  создан  штаб  по  координации  исследований  проблем  школьной  профориентации.  Однако  развитие  психологической  науки  и  профориентации  было  приостановлено  в  1936  г.  постановлением  ЦК  ВКП  (б)  «О  педологических  извращениях  в  системе  Наркомпроса».  Только  в  конце  1950-х  гг.  эта  проблема  вновь  стала  обсуждаться  учеными  и  практиками.  Принятый  в  1959  г.  «Закон  об  закреплении  связи  школы  с  жизнью  и  об  дальнейшем  развитии  народного  образования  в  СССР»  способствовал  укреплению  взаимосвязи  обучения  и  воспитания  учащихся  с  производством.  В  1960-е  гг.  проблемы  профориентации  разрабатывались  группой  профориентации  в  НИИ  теории  и  истории  педагогики  АПН  СССР,  лабораторией  профориентации  в  НИИ  психологии  в  Киеве,  научно-исследовательским  институтом  трудового  обучения  и  профориентации  при  Академии  педагогических  наук  СССР.  Налаживанию  координации  профориентационной  работы  в  стране  способствовало  принятие  в  1969  г.  постановления  «О  профессиональной  ориентации  учащейся  молодежи».  В  это  же  время  было  создано  Межведомственный  совет  по  трудовой  и  профессиональной  подготовке  учащихся  общеобразовательных  учебных  заведений.  С  середины  60-х  до  середины  80-х  гг.  ХХ  в.  было  время,  когда  на  официальном  уровне  призывали  граждан  идти  трудиться  «..на  завод»,  «..на  комсомольскую  стройку».  Суть  таких  призывов  заключалась  в  первую  очередь  в  соблюдении  интересов  не  личности,  а  народного  хозяйства,  страны.  Таким  образом,  система  профессиональной  ориентации  часто  носила  формальный  характер.  В  1984  г.  вышло  постановление  ЦК  КПСС  «Основные  направления  реформы  общеобразовательной  и  профессиональной  школы»,  где  внимание  акцентировалось  на  необходимости  развития  трудового  обучения  и  профориентации  молодежи.  Постановление  способствовало  созданию  региональных  центров  профессиональной  ориентации  молодежи  и  пунктов  профконсультации  на  базе  Госкомтруда.  В  это  же  время  началась  активная  подготовка  профконсультантов  в  школах,  ввели  курс  «Основы  производства.  Выбор  профессии»  [5].  С  1991  г.  резко  сократилось  финансирование  школьной  профориентации  и  образования  в  целом.  Но  в  этот  же  период  начали  создаваться  региональные  службы  занятости  населения. 

На  сегодняшний  день  профессиональная  ориентация  в  Украине  рассматривается  как  научно-практическая  система  подготовки  личности  к  сознательному  профессиональному  самоопределению  [9,  с.  3].  Это  научно  обоснованная  система  форм,  методов  и  средств  воздействия  на  человека,  которая  способствует  своевременному  выбору  профессии  с  учетом  склонностей,  способностей,  интересов,  а  также  кадровых  потребностей  страны  [7].  В  постановлении  Кабинета  Министров  Украины  «О  Концепции  государственной  системы  профессиональной  ориентации  населения»  определены  следующие  элементы  профессиональной  ориентации:  профессиональная  информация,  профессиональная  консультация,  профессиональный  отбор,  профессиональный  отбор  и  профессиональная  адаптация  [4,  с.  22—29].  Таким  образом,  отечественная  система  профессиональной  ориентации  переживала  взлеты  и  признания,  а  также  периоды  упада.  С  начала  1991  г.  началось  постепенное  реформирование  образования  в  целом,  и  системы  профориентации  в  частности,  и  успешность  этого  процесса  зависит  не  только  от  обобщения  опыта  работы  за  рубежом,  но  и  учета  опыта  прошлого.

 

Список  литературы

1.Антология  педагогической  мысли  России  XVIII  в.  М.:  Педагогика,  1985  —  480  с.

2.Климов  Е.А.,  Носкова  О.Г.  История  психологии  труда  в  России:  Учеб.  пособие  /  Е.А.  Климов,  О.Г.  Носкова.  М.:  Изд-во  Моск.  ун-та,  1992.  —  221  с.

3.Лазурский  А.Ф.  Личность  и  воспитание.  Доклад  на  3-м  Всероссийском  съезде  по  экспериментальной  педагогике  (1916  г.)  /  А.Ф.  Лазурский  //  Вестн.  психологии,  криминальной  антропологии  и  педагогики.  —  1916.  —  Вып.  2—3.  —  С.  11—12.

4.Про  Концепцію  державної  системи  професійної  орієнтації  населення:  Постанова  КМУ  від  27.01.1994  №  48  //Людина  і  праця.  —  1994.  —  №  4.  —  С.  22—29.

5.Пряжников  Н.С.,  Пряжникова  Е.Ю.  Психология  труда  и  человеческого  достоинства  /  Н.С.  Пряжников,  Е.Ю.  Пряжникова.  М.:  Изд-во  Ин-т  практ.  психологи,  1997.  —  425  с.

6.Рыбников  Н.А.  Психология  и  выбор  профессии  /  Н.А.  Рыбников  //  На  распутьи:  Сборник  статей  о  выборе  профессии.  М.,  1917.

7.Система  методов  профессиональной  ориентации:  Учебно-методическое  пособие//  Основы  профессиональной  ориентации:  Кн.  1.  К.:  МЗУУП,  1993  —  164  с.

8.Толстой  Л.Н.  Война  и  мир.  М.:  Худ.  литература,  —  1983.  —  Т.  3,  4.  —  701  с.

9.Федоришин  Б.О.  Психологічні  аспекти  профорієнтації  учнів  /  Б.О.  Федоришин.  К.:  Знання,  1976.  —  47  с.

10.Фромм  Э.  Бегство  от  свободы  /  Э.  Фромм.  Минск:  ООО  «Попури»,  1998.  —  672  с.

11.Христианович  П.  Опыт  устройства  общеобразовательной  школы  с  целью  большей  подготовки  учащихся  к  жизни  /  П.  Христианович.  М.:  Типо-литография  Т-ва  И.Н.  Кушнерев  и  К,  1912.  —  68  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий