Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XV Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 25 апреля 2012 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Общая педагогика, история педагогики и образования

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Аманбаева Л.И. ПОЗИТИВНЫЙ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ОПЫТ, КАК ИСТОЧНИК СОХРАНЕНИЯ ПОТЕНЦИАЛА СЕЛЬСКОЙ ШКОЛЫ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XV междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПОЗИТИВНЫЙ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ОПЫТ, КАК ИСТОЧНИК СОХРАНЕНИЯ ПОТЕНЦИАЛА СЕЛЬСКОЙ ШКОЛЫ

Аманбаева Людмила Ивановна

д-р. пед. наук, профессор СВФУ имени М. К. Аммосова, г. Якутск

E-mail: amanvin@rambler.ru

 

Сельская школа переживает очень трудное время в своем развитии, и тем важнее становится вопрос сохранения её потенциала, как хранителя культурных традиций нашего Отечества. Что для этого предпринять, на что обратить первостепенное внимание в организации её деятельности? В данной статье нам бы хотелось поделиться своими размышлениями в порядке возможного ответа на эти совсем не риторические вопросы.

Сегодня, когда в результате распада социалистической системы возникло единое идеологическое пространство, появилась возмож­ность осмысленного использования позитивного зарубежного опыта в области образования и воспитания. На наш взгляд, полезными могут быть зарубежные исследования, касающиеся жизни и поведения человека в кризисных условиях, а так же, посвященные становлению гражданского общества, в котором нашел отражение коммунитаристкий дух социального развития (общинность, солидарность, преобладание общественного интереса). Для вычленения основных идей зарубежных исследователей, которые, по нашему мнению, могли бы стать теоретическим основанием организации деятельности современной сельской школы (значит и сохранения её потенциала), необходимо определиться, какие особенности социально-педагогического опыта России, особенно его советского периода, следует для этого учесть.

Во-первых, при организации современного воспитания нельзя не учесть колоссальный позитивный опыт советского коллективного воспитания. Как бы не пытались новые политические апологеты и их сподвижники из области образования и воспитания отказаться от этого опыта, законы общественного бытия обойти не удастся. Психологи выявили, что образы социальной памяти народа сохраняются на очень длительное время в виде имплицитной связи человека и общества (Юнг, Эриксон, Абульханова и др.). Это подтверждают и опросы общественного мнения в России, ещё свежи в памяти народа и дух коллективизма, и дух высокой морали, хотя, порой кажется, что этого уже не может быть, столь воинствующе наступает аморальность, тиражируемая СМИ.

Коллективизм российского народа берет начало с общинности русского народа и таким образом имеет глубокие исторические корни. Коммунизм — это русское явление, как верно подметил Бердяев, и его надо не уничтожать, а преодолевать [1, с. 265]. По нашему мнению, в этом преодолении школа должна занимать особое место и не только, как важный институт общества, но и как весьма консервативное явление, которое только тогда начинает давать положительные результаты, когда длительное время аккумулирует в себе позитивный опыт. По данным Гурьяновой М. П., известного специалиста по проблемам сельской школы, именно у сельской молодежи ещё сохраняются такие качества, как уважение к людям, общительность, доброжелательность [2]. Конечно, эти качества нельзя объяснить только советским коллективным воспитанием. Они исходят из исторических общинных глубин русского народа и в качестве прогрессивного начала могут использоваться для возрождения села и духовных традиций воспитания сельской молодежи.

Во-вторых, нельзя предавать забвению положительные достиже­ния системы трудового воспитания молодежи. Насильственное внедре­ние практики так называемого «дикого капитализма», постепенно приносит свои отрицательные плоды: по данным той же Гурьяно­вой М. П., у современной сельской молодежи начинают проявляться такие качественные тенденции, как заметное снижение трудолюбия, инициативности, самостоятельности, нравственно-волевых устремле­ний личности. Это очень тревожные показатели. Исследователь приходит к выводу, что « За годы построения современного капитализма в России село не стало сферой жизнедеятельности людей, которую государство стремиться развивать» [2, с. 39]. Главным достижением трудового воспитания молодежи можно считать тот факт, что была создана уникальная методика коллективного, трудового воспитания детей и молодежи. В результате её реализации у подрастающего поколения постоянно поддерживалось желание трудиться, понимать не только материальное, но и нравственное начало трудовой деятельности. В. А. Сухомлинский считал, что праздность и леность  черты, которые очень легко возникают у детей и в то же время очень трудно поддаются перевоспитанию. Особого внимания заслуживает опыт, связанный с попыткой соединения обучения с производительным трудом, которая в качестве прогрессивной идеи предпринималась ещё великим И-Г. Песталоцци. В этом опыте сложились такие формы трудового воспитания молодежи, как производственные бригады, лагеря труда и отдыха, преимущественно сельских школьников, мастерские и учебно-производственные цеха в городах, агропрофиллированные школы в селах. Последние особенно популяризировались в 90-ые годы, в условиях возникновения рыночных отношений, главным образом, как форма сохранения потенциала сельской школы. А между тем, ситуация с трудовым воспитанием изменилась кардинально, вплоть до того, что можно ставить вопрос: а существует ли оно? В мировом прогрессивном опыте роль труда в жизнедеятельности человека, в том числе и в воспитании, носит безусловный характер, никто уже не сомневается в обратном. Попытка забвения опыта советского трудового воспитания в современных условиях носит исключительно идеологическую подоплеку. Пора об этом сказать откровенно и попытаться обосновать приоритеты воспитания молодежи на основе взаимосочетания собственного положительного опыта с подобным опытом Запада.

Нами выделены наиболее общие основания из предшествующего опыта, которые возможно определенным образом попытаться соотнести с идеями зарубежных исследователей для обоснования педагогических подходов к организации деятельности сельской школы в современных условиях.

Основание первое — опыт коллективного воспитания, на наш взгляд, наиболее соотносится с жизнедеятельностью западного гражданского общества, о котором у нас принято говорить с пиететом. Исторически взращенный коллективистский дух российского народа, проявляющийся в солидарности, взаимовыручке, доброжелательности, справедливости, хорошо сочетается с западным, так называемым «социальным капиталом». Под этим термином американский иссле­дователь Дж. Кроулмен, основоположник концепции «социального капитала», понимает деятельность и лучшие черты рядовых граждан из разного рода низовых объединений (локальных сообществ), получивших в США название «гражданских комьюнити» [3]. Именно в пространстве «комьюнити» человек восстанавливает утраченное было ощущение своего права на отдельное от государства существо­вание, на власть над собственной судьбой. Его соотечественник Р.Патнэм, известный исследователь современного гражданского общества, является горячим поклонником этой концепции. Он отме­чает, что чем интенсивней практика кооперации и взаимовыручки, тем прочней и эффективней солидарность и взаимодоверие граждан, и таким образом «социальный капитал» является жизненной сутью гражданского общества. Более того, «социальный капитал», по мне­нию Патнэма, может обеспечить политическую стабильность, эффек­тивность работы правительства и даже самого экономического прог­ресса, может оказаться более важным фактором, нежели экономичес­кие и людские ресурсы [3].  

Вывод более чем полезный для социально-политической ситуа­ции современной России! Гражданское общество Запада, по мнению авторитетных исследователей, имеет коммунитарные признаки: общинные интересы (интересы жителей одного микрорайона), солидарность в защиту и приумножение социальных прав, интерес и помощь соседа к соседу, общественная активность и ответственность (особенно на локальном уровне), благотворительность.

Небезынтересен и тот факт, что Япония достигла громадных прогрессивных успехов в своем развитии во многом благодаря школе, в которой пестуется, начиная с окончания 2-ой мировой войны, не одно поколение граждан с «групповым сознанием», признаки которого очень близки с коллективным сознанием. Главное — воспитать человека, у которого общественные интересы, будут преобладать над индивидуальными интересами. Японцев воспитывают так, чтобы они осознавали: каждому будет хорошо, если будет благополучным общество и государство. Японские специалисты не скрывают, что изучали советский опыт воспитания [4].

Таким образом, у наиболее прогрессивной части мирового сообщества налицо те человеческие черты, которые до недавнего времени считались приоритетными в российском обществе и успешно воспитывались его институтами.

Использование опыта гражданского общества невозможно представить без активного участия школы, как социального института, воспитывающего будущих граждан. Стимулировать нравственный потенциал народа, активизировать его силы на созидательное обустройство своей жизни на локальном уровне (села, поселка, города) не только вполне возможно, но и абсолютно необходимо для возрождения российской нации.

Основание второе— опыт трудового воспитания молодежи. Выше отмечены его наиболее положительные достижения, которые могут быть использованы для обновления процесса воспитания сельских школьников. Из зарубежных теоретических положений, по нашему мнению, заслуживает внимания эпигенетическая теория Э. Эриксона [5]. По Эриксону личность — это результат активного включения индивида в многообразные социальные общности. Связь с ними человек переживает как верность самому себе, как свою сущность, идентичность. Это психосоциальный феномен, имеющий исключительную важность для развития личности на протяжении всего жизненного пути. Эриксон доказал, что в формировании идентичности личности огромную роль играют исторические традиции тех социальных общностей, во взаимодействии с которыми формируется личность. В этом отношении очень интересны исследования Эриксона жизнедеятельности племени сиу, которое жило в резервации, в условиях совершенно иных от их традиционного социального уклада. Им запретили говорить на родном языке, заниматься охотой, жить в собственных жилищах и т. д. Взрослые и дети этого племени поражали апатичностью характера. И хотя психиатры видели причину этого только в невротическом складе характера народа сиу, Эриксон доказал, что трагедия этого народа заключается в потере своей историко-социальной идентичности и в невозможности создать новую систему ценностей, обрести новую идентичность. Подобная социальная ситуация складывается и в современной России: произошла сверхбыстрая историческая смена социально-экономических условий, моральных и ценностных ориентиров, идет практически насильственное насаждение западного образа жизни, причем не лучшего его опыта. Это формирует социальную апатию, потерю веры в будущее и как результат катастрофически растет количество самоубийств во всех возрастных группах и других асоциальных проявлений. Более того, налицо признаки фрустрации общества, индикатором этого может служить один единственный факт: по уровню употребления наркотических веществ подростками Россия вышла на первое место в мире. Нельзя не учесть и объективных причин сверх социализации, когда под воздействием средств массовой информации и коммуникации, общество начинает, как бы терять свое лицо под натиском государства. Ответной реакцией может быть явление «социального капитала», т. е активность граждан на низовом, локальном уровне, положительный пример которого наблюдается в гражданском обществе. Однако, подобная активность общества может принять не только положительно направленный характер. Об этом тоже надо помнить.

Таким образом, в организации новых подходов в воспитании, особенно сельской молодежи, объективно возникает необходимость в учете вышеупомянутых обстоятельств. Именно село является храни­телем традиционного исторического уклада жизни российского наро­да, хранителем исконно народных трудовых традиций, которые являются важными условия идентификации личности и народа в целом.

  

Список литературы:

  1. Бердяев Н. А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли 19 века и начала 20 века. / О России и русской философской культуре. М., 1990. С. 43-272.
  2. Гурьянова М. П. Сельская молодежь и общество: кризис отношений. // Педагогика. 2011. № 2.
  3. Патнэм Р. Процветающая комьюнити и общественная жизнь. // Мировая экономика и международные отношения. 1995. № 4
  4. Судзуки С. Реформа образования в Японии. // Педагогика. 1992. № 3-4
  5. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Пер. с англ. (ред. И предисл. А. В. Толстых) М., 1996.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий