Статья опубликована в рамках: IX Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 24 октября 2011 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Общая педагогика, история педагогики и образования

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II, Сборник статей конференции часть III

Библиографическое описание:
Гетманская Е.В. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ НАПРАВЛЕННОСТЬ УЧЕБНИКОВ СЛОВЕСНОСТИ XIX ВЕКА // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. IX междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ  НАПРАВЛЕННОСТЬ  УЧЕБНИКОВ  СЛОВЕСНОСТИ  XIX  ВЕКА

Гетманская  Елена  Валентиновна

к.  п.  н.,  доцент  МГГУ  им.  М.  А.  Шолохова,  г.  Москва

E-mail:  Getmel@mail.ru

 

Учебник  словесности  XIX  века,  отчасти  повторяя  основные  характеристики  учебной  книги  XVIII  столетия,  приобретает  собственные  векторы  развития.  Речь  идёт,  во-первых  о  методах  представления  в  учебниках  нового  как  для  гимназии,  так  и  для  университета  историко-литературного  курса,  а  во-вторых,  о  включении  современной  литературы,  а  также  об  обязательности  (с  точки  зрения  авторов  учебников)  психолого-педагогического  материала.

Начало  регулярного  введения  в  учебники  словесности  психолого-педагогических  оснований  связывается  с  выходом  в  свет  книги  А.  Н.  Никольского  «Основания  российской  словесности»  (1807  г.).  Концепция  книги  базируется  на  логически  простой  схеме:  «Словесность  (дар  слова)  есть  способность  выражать  мысли  словами»,  а  «правила,  которые  показывают,  как  употреблять  сию  способность,  называются  вообще  учением  о  словесности»  или  «основанием  словесности»  [3,  с.  1–2].  Примечательно,  что  А.  С.  Никольский  открывает  свой  курс  не  только  определением  предмета  изучения  —  словесности,  но  и  определением  дисциплины,  которая  её  изучает.  Уже  одно  это  разграничение,  не  встречавшееся  ранее  в  русском  филологическом  образовании,  даёт  нам  право  считать  учебник  А.С.  Никольского,  началом  разработки  дидактических  оснований  словесности  в  России.  Примечательно,  что  в  начале  своего  руководства  автор  излагает,  как  «действует  или  должен  действовать  наш  разум  в  познании  вещей  или  предметов,  о  коих  свои  понятия  выражаем  словами».  Эти  действия  разума  человеческого  объясняются  в  логических  терминах  «понятие»,  «рассуждение»,  «умозаключение»  [3,  с.  8].  Таким  образом,  первые  «основания  словесности»  дополнились  категориями  формальной  логики,  психологии  и  дидактики,  начиная  новую,  психолого-педагогическую  линию  пособий  по  русской  словесности.

С  окончательным  утверждением  курса  истории  русской  словесности  как  отдельной  дисциплины  в  учебных  заведениях  современные  исследователи  связывают  выход  в  1822  году  «Опыта  краткой  истории  русской  литературы»  Н.  И.  Греча.  В  конце  учебника  помещено  «Обозрение  истории  русской  литературы»  с  определением  понятий  «изящная  словесность»,  «история  литературы»  и  периодизацией  историко-литературного  процесса.  Научность  и  гармоничность  частей  пособия,  на  наш  взгляд,  даёт  аналитический  материал  не  только  для  учащихся,  но  и  для  исследования  исторических  этапов  становления  русской  литературы.  Ценным  в  данном  случае,  является  то,  что  во  многом,  благодаря  учебнику  Н.  И.  Греча,  современная  литература  становится  обязательной  частью  школьного  курса  словесности.  Отметим,  что  широкое  включение  современной  литературы  в  учебник  логически  и  содержательно  сближало  историко-литературные  курсы  гимназии  и  университета. 

Новейшая  литература  в  30-е  и  40-е  годы  XIX  века  только  начинала  входить  в  орбиту  историко-литературных  исследований.  Вышедшая  в  1842  году  первым  изданием  «Полная  русская  хрестоматия,  или  Образцы  красноречия  и  поэзии,  заимствованные  из  лучших  отечественных  писателей,  в  двух  частях»  А.Д.  Галахова  также  вводила  в  гимназическое  преподавание  новых  писателей  —  М.  Ю.  Лермонтова,  Н.  В.  Гоголя,  И.  С.  Тургенева,  была  проникнута  несомненным  влиянием  литературных  и  педагогических  идей  В.  Г.  Белинского.  Безусловно,  талантливые  учебники  Н.  И.  Греча  и  А.Д.  Галахова  представляли  «историко-литературную»  линию  учебников,  приближенных  к  неадаптированному  педагогически  курсу  словесности  высшей  школы.

Традиция  включения  психолого-педагогических  понятий  в  учебники  словесности  продолжилась  в  40-е  годы  с  выходом  в  свет  пособия  В.  Плаксина  «Учебный  курс  словесности».  Книга  начинается  с  раздела  «Предварительные  познания».  Предварительными  познаниями  по  отношению  к  словесности  в  учебнике  автор  определяет  логику  и  психологию,  именно  они  помогают  словесности  «говорить  о  мыслях  и  чувствованиях,  о  слове,  и  о  сообразности  речи  с  целью»  [4,  с.  2].  Очевидно,  что  весь  раздел  имеет  психолого-педагогический  характер,  что  впервые  отмечается  в  таких  масштабах  в  учебной  книге  XIX  века.  В  разделе  есть  обширные  главы,  посвящённые  темпераменту  и  характеру  человека  (Гл.  II),  способам  познания  и  их  дифференциации  (Гл.  IV).  Автор  включает  в  психологический  раздел  такие  категории  как  память,  воображение,  представления  о  предметах,  подчёркивая  их  значимость  для  психолого-педагогических  обоснований  школьного  курса  словесности.  В  главе  I  «О  природе  человека  и  познавательных  силах»  В.  Плаксин  считает  необходимым  включить  такие  параграфы  как  «Воображение»,  «Представления  о  предметах»,  «Память»,  «Разум»,  «Воля».  И  первая,  и  вторая  книга  учебника  представляет  собой  компактные  теоретико-литературные  главы,  сопровождаемые  обширными  хрестоматийными  отделами  [4,  с.  308–357].  Подобная  структура  учебника  даёт  возможность  охарактеризовать  его  как  хрестоматию  с  широким  теоретико-литературным  комментарием  для  старших  классов,  включающей,  помимо  художественных  текстов  широкий  психолого-педагогический  инструментарий  для  восприятия  художественной  литературы.

С  70-х  гг.  учебники  словесности  создаются  в  русле  двух  различных  методологических  установок.  Одна  часть  учебников  выполняет  роль  пособия  для  подготовки  к  историко-литературному  курсу  университета,  в  другой  —  обязательной  частью  является  широкий  психолого-педагогический  аппарат,  включающий  категории  педагогики,  логики,  вопросы  восприятия  литературы  школьниками,  что,  безусловно,  представляет  прогрессивные  методические  идеи  преподавания  словесности  в  средней  школе.  Одним  из  достоинств  «Хрестоматии  для  изучения  образцов  русской  словесности  с  примечаниями,  руководящими  вопросами  и  биографическими  очерками»  Н.  Бунакова  (1872  г.)  является  «помощь  в  самообучении,  особенно  важная  для  молодых  людей,  которые  готовятся  к  поступлению  в  высшие  учебные  заведения  без  помощи  преподавателя»  [1,  с.  1]. 

Если  хрестоматия  Н.  Бунакова  составлена  в  строгом  соответствии  с  учебным  планом  гимназий  Министерства  народного  просвещения,  то  вышедшее  в  1876  году  пособие  В.  Классовского  «Состав,  формы  и  разряды  словесных  произведений»  не  связано  с  конкретным  учебным  планом,  по  авторской  ремарке  оно  написано  «применительно  к  практическому  преподаванию  словесности».  В.  Классовский  преднамеренно  обходит  исторический  курс  словесности,  ссылаясь  на  уже  имеющиеся  разнообразные  учебники  и  хрестоматии,  построенные  по  историческому  принципу  (учебники  Ф.  И.  Буслаева,  А.Д.  Галахова,  В.  П.  Скопина).  Для  автора  не  менее  важным,  чем  историческое  освещение  литературного  процесса,  представляется  тезис  —  «каждое  литературное  произведение,  прежде  всего,  есть  словесно  выраженная  деятельность  психических  сил»  [2,  с.  2].  Исходя  из  этого,  по  мнению  автора,  сообщение  ученикам  важнейших  сведений  из  описательной  психологии  и  элементарной  логики  входит  в  задачи  преподавателя  словесности.  В  свой  учебник  В.  Классовский  включает  элементарные  сведения  из  психологии  и  логики,  указывая  в  предисловии  на  необходимость  компетентности  учителя  словесности  в  данных  науках.  К  концу  столетия  психолого-педагогический  материал  учебников  разрастается  до  самостоятельного  учебного  предмета  в  гимназии,  занимая  значительное  место  в  курсе  выпускного  класса  (2  урока  в  неделю).  Тесные  взаимосвязи  педагогики  и  словесности  декларируются  в  учебном  плане  по  педагогике:  «...  побуждать  учащихся  к  наблюдениям  над  проявлениями  душевной  жизни  детей  и  пользоваться  лучшими  произведениями  изящной  словесности  для  иллюстрации  психологических  теорий»  [5,  с.  61].  Подобная  родовая  взаимосвязь  педагогики  и  словесности,  прописанная  в  гимназической  программе,  по  нашему  убеждению,  стала  одной  из  причин,  а  возможно,  и  основной  причиной  включения  педагогики  отдельной  дисциплиной  в  курс  гимназии,  ещё  раз  актуализируя  словесность  как  предметное  ядро  гуманитарных  знаний.

Таким  образом,  новые  векторы  развития  учебника  русской  словесности  для  средней  школы  в  течение  XIX  века  последовательно  трансформируются  в  определённые  принципы  своей  структуризации:

1.обязательное  включение  истории  отечественной  литературы  в  отличие  от  учебников  XVIII  века,  где  доминировала  теория  литературы;

2.наличие  развёрнутых  психолого-педагогических  обоснований  словесности,  присутствующих  в  учебных  текстах  и  гимназических  программах  уже  эксплицитно;

3.анализ  художественных  текстов  на  основе  современной  отечественной  литературы.

Все  три  структурных  принципа  свидетельствуют  о  новом  уровне  развития  преемственности  в  школьных  учебниках  словесности.  Психолого-педагогические  обоснования  утверждали  дидактические  различия  гимназического  и  университетского  курса,  увеличение  объёма  современной  литературы  содержательно  гармонизировали  стыки  литературного  образования  средней  и  высшей  школы.

 

Список  литературы:

1.Бунаков  Н.  Хрестоматия  для  изучения  образцов  русской  словесности.  Воронеж,  1872.  94  с.

2.Классовский  В.  Состав,  формы  и  разряды  словесных  произведений.  С.-Петербург,  Типография  «Тренке  и  Фюсно»,  1876.  456  с.

3.Никольский  А.С.  Основания  российской  словесности.  Для  морских  училищ  (в  двух  частях).  Спб.,  1807.  218  с.

4.Плаксин  В.  Учебный  курс  словесности.  Санктпетербург,  1843.  310  с.

5.Сборник  правил  и  подробных  программ  для  поступления  во  все  учебные  заведения,  мужские  и  женские  на  1907–1908  г.  М.,  1907.  298  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий