Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXVI Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 19 ноября 2015 г.)

Наука: История

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Михеева Н.С. ОЦЕНКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЯРОСЛАВА МУДРОГО В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 9(35). URL: http://sibac.info/archive/social/9(35).pdf (дата обращения: 12.11.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОЦЕНКА  ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  ЯРОСЛАВА  МУДРОГО  В  ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ  ИСТОРИОГРАФИИ

Михеева  Наталья  Сергеевна

студент  2  курса,  кафедра  истории  России  и  вспомогательных  исторических  дисциплин,  НГПУ  им.  К.  Минина, 
РФ,  г.  Н.  Новгород

E-mailnatali.miheewa2015@yandex.ru

Тютина  Ольга  Сергеевна

научный  руководитель,  преподаватель  кафедры  истории  России  и  вспомогательных  исторических  дисциплин,  НГПУ  им.  К.  Минина 
РФ,  г.  Н.  Новгород

E-mailo.tyutina@mail.ru

 

Процесс  складывания  древнерусской  государственности  в  своем  развитии  прошел  ряд  этапов.  В  числе  которых  особо  стоит  выделить  период,  предшествующий  периоду  феодальной  раздробленности  Руси.  Правление  князя  Ярослава  Мудрого  вошло  в  историю  как  расцвет  древнерусского  государства.  С  его  смертью  ушла  целая  эпоха  единства  правления  на  Руси,  началась  феодальная  раздробленность.

Общей  чертой  для  большинства  дореволюционных  исследований  является  достаточно  развитое  персоналистическое  направление,  в  дореволюционной  России  написание  «историй»  зачастую  было  приурочено  к  правлению  того  или  иного  монарха.  Этим  в  немалой  степени  обусловлен  интерес  к  личностям  отдельных  правителей  рода  Рюриковичей  предшествующих  появлению  на  политической  арене  династии  Романовых.

Первым,  кто  коснулся  вопроса  о  продолжительности  существования  Древнерусского  государства,  был  основоположник  русской  исторической  науки  В.Н.  Татищев.  Он  особо  выделял  личность  князя,  ставя  его  в  один  ряд  с  Рюриком,  Владимиром  I.  Последние,  по  его  мнению  «немало  удельных  князей  под  собою  имели,  но  их  в  довольном  страхе  как  подвластных  содержали,  и  наследие  престола  шло  порядком  первородства  или  по  определению  государя»  [4,  c.  492].  В  основу  повествования  о  Ярославе  В.Н.  Татищевым  была  положена  Иакимовская  летопись,  споры  о  подлинности  который  велись  с  момента  выхода  «истории  государства  Российского»,  и  не  утихают  и  по  сей  день.  В  рассказе  о  Ярославе  Мудром  скорее  преобладает  летописный  стиль  повествования,  где  указана  лишь  краткая  биографическая  справка  о  великом  князе.

Важные  оценки  правления  Ярослава  были  сделаны  Н.М.  Карамзиным,  автор  характеризовал  князя  как  сильного  благочестивого,  набожного  правителя.  В  целом  отмечая  безусловно  прогрессивный  характер  его  правления:  «Древняя  Россия  погребла  с  Ярославом  свое  могущество  и  благоденствие.  Основанная,  возвеличенная  единовластием,  она  утратила  силу,  блеск  и  гражданское  счастие,  будучи  снова  раздробленною  на  малые  области»  [1].  Говоря  о  частной  жизни  Великого  князя.  Карамзин  подчеркивает  его  исключительную  набожность  с  одной  стороны  и  любовь  к  просвещению  с  другой.  Тем  самым  говоря  о  возможности  гармоничного  сосуществования  последних  в  личности  монарха,  что  является  достаточно  актуальным  на  момент  выхода  «истории»  для  российского  общества.

С.М.  Соловьев  посвятил  целую  главу  в  своей  «Истории  России  с  древнейших  времен»  времени  правления  Ярослава  Мудрого  и,  что  немаловажно,  также  отдельной  главой  выделена  Русская  Правда.  Историк  также  отмечает  заслуги  Ярослава  как  правителя,  продолжателя  дела  своего  отца:  «при  одном  имело  место  крещение,  при  другом  –  надлежащее  наставление  в  вере»  [3].  С.М.  Соловьёв  рассматривал  историю  не  как  перечень  завоеваний  и  смены  государей.  Он  полагал  общество  целостным  организмом,  развивающимся  «естественно  и  необходимо».  Личность  Ярослава  Мудрого  рассматривается  в  контексте  исторического  процесса  как  такового,  поэтому  отдельной  главы,  посвященной  деятельности  князя,  как  это  есть  у  Карамзина,  у  Соловьева  мы  не  наблюдаем.  В  его  истории  России  деятельность  Ярослава  представлена  в  связке  с  деятельностью  его  отца  Владимира.  И  Ярослав  здесь  рассматриватеся  скорее  как  продолжатель  традиций,  заложенных  отцом.

Преемник  С.М.  Соловьева  на  кафедре  русской  истории  Историко-филологического  факультета  Московского  университета  В.О.  Ключевский  в  своем  курсе  лекций  по  Русской  истории  акцент  смещает  не  на  личность  Ярослава  Мудрого,  а  на  итоги  его  правления  как  таковые.  Среди  которых  историй  выделяет  конец  периода  самовластия  на  Руси  после  смерти  Ярослава:  «По  смерти  Ярослава  власть  над  Русской  землёй  не  сосредоточивается  более  в  одном  лице:  единовластие,  случавшееся  иногда  до  Ярослава,  не  повторяется»  [2].  Под  влиянием  С.М.  Соловьева,  В.О.  Ключевский  придавал  решающее  значение  географическому  фактору  и  колонизации  в  истории  России.  подобно  Соловьеву,  Ключевский  рассматривает  личность  князя  лишь  в  контексте  социально-  экономических  и  политических  изменений  в  обществе.  В  главе  11,  например,  мы  читаем,  что:  «По  смерти  Ярослава  власть  над  Русской  землёй  не  сосредоточивается  более  в  одном  лице:  единовластие,  случавшееся  иногда  до  Ярослава,  не  повторяется».  При  этом  историк,  намеренно  нивелирует  роль  личных  качеств  Ярослава  как  правителя  в  установлении  им  единоличного  правления,  говоря  о  последнем,  как  о  некой  политической  случайности:  «единовластие  до  половины  XI  в.  было  политическою  случайностью,  а  не  политическим  порядком»  [2].

Опираясь  на  вышеизложенное  можно  говорить  о  том,  что,  во-первых,  всеми  дореволюционными  историками  достаточно  высоко  ценится  личность  Ярослава,  его  наделяют  такими  эпитетами  как  «благочестивый».

Во-вторых,  в  отношении  его  внутриполитического  курса,  оценки  также  исключительно  положительно  окрашены,  с  акцентами  на  различные  аспекты  его  деятельности  историками,  однако,  охвачены  все  сферы  преобразований  Ярослава.  Среди  которых,  мы  можем  выделить  особо:  развитие  грамотности  на  Руси,  появление  монастырей,  строительство  Храма  Св.  Софии,  открытие  училища,  назначение  митрополитом  Киевским  Иллариона  (а  не  ставленника  Константинополя).  А  также  появление  первого  свода  законов  Русская  правда,  которую  сравнивают  с  римскими  законами  12  таблиц.  Став  единоличным  правителем  Руси,  Ярослав,  однако  не  сумел  сохранить  единовластие  на  законном  уровне,  что  привело  к  раздробленности  древнерусского  государства  в  последствие.  Именно  ко  времени  правления  Ярослава  относят  появление  русского  летописания,  создание  таких  литературных  памятников,  как  Повесть  временных  лет,  слово  о  законе  и  благодати  Иллариона.

В-третьих,  анализируя  внешнеполитические  успехи  князя,  особое  место  занимает  успешное  ведение  международной  политики  путем  заключения  династических  браков,  что  позволило  России  выйти  на  международную  арену,  породнившись  с  ведущими  домами  Европы.  Также  при  Ярославе  был  предпринят  последний,  шестой  поход  на  Константинополь,  принесший  выгодный  торговый  договор.  Более  того,  были  расширены  границы  государства,  путем  присоединения  ряда  народностей.  И  в  течение  всего  своего  правления  Ярослав  успешно  боролся  с  печенегами.

Таким  образом,  можно  говорить  о  том,  что  особенности  внешней  политики  Ярослава  Мудрого  по-разному  изложены  в  российской  дореволюционной  историографии.  Менялись  акценты  за  100  лет  русской  исторической  науки.  Так  если  В.Н.  Татищев,  опираясь  в  первую  очередь  на  данные  Иоакимовской  летописи,  дает  скорее  летописное  изложение  деятельности  князя.  То  Н.М.  Карамзин,  например,  в  центр  рассказа  о  внешней  политики  ставит  династические  браки,  заключенные  Ярославом  посредством  замужества  дочерей  и  сыновей.  Что  позволило  ему  породниться  с  крупнейшими  монаршими  дворами  Европы.  Соловьев  же  напротив  больше  внимания  уделяет  развитию  геополитического  сюжета,  в  его  работе  подробно  изложены  походы  князя  против  печенегов,  и  поход  на  Константинополь.  В.О.  Ключевский  же  рассматривает  внешнюю  политику  князя  в  контексте  развития  всей  древнерусской  политики  вообще,  выделяя  в  последней  элементы  как  колонизации  так  и  торговли  и  объясняя  деятельность  правителя  в  первую  очередь  экономическими  интересами.

Подводя  итог  вышеизложенному  можно  говорить  о  том,  что  несмотря  на  разницу  в  точках  отсчета  и  веяний  эпохи  написания  «историй»  всеми  авторами  дается  очень  высокая  оценка  деятельности  Ярослава  Владимировича.  В  зависимости  же  от  характера  изложения  акцент  оценивания  смещается  в  ту  или  иную  сферу  деятельности  князя.  Так  Н.М.  Карамзин  отдает  предпочтение  династическим  бракам  и  роли  личности  в  истории,  что  весьма  актуально  в  правление  Александра  Первого.  С.Н.  Соловьев  же  детально  разбирает  особенности  ведения  внешней  и  внутренней  политики  князя,  говоря  о  нем  не  только  как  о  завоевателе,  но  как  о  народнике  страны.  Соловьевым  были  заложены  принципы  географического  детерминизма,  которые  получили  свое  боле  яркое  выражение  уже  в  работах  В.О.  Ключевского,  который  правление  Ярослава  рассматривает  в  рамках  не  только  истории  России,  а  в  контексте  мировой  истории,  где  особая  роль,  в  рассматриваемом  периоде  отводится  процессу  колонизации.  Что  также  было  актуально  для  Российской  империи  и  мира  в  конце  XIX  века. 

 

Список  литературы:

  1. Карамзин  Н.М.  «История  государства  Российского»  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  www.kulichki.com/inkwell/text/special/history/karamzin/karahist.htm  (дата  обращения:  30.10.2015).
  2. Ключевский  В.О.  «Сочинения  в  девяти  томах  том  1:  Курс  русской  истории.  Часть  I»  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –URL:  http://www.kulichki.com/inkwell/text/special/history/kluch/kluchlec.htm  (дата  обращения:  30.10.2015).
  3. Соловьев  С.М.:  «История  России  с  древнейших  времен.  Книга  I.  Русь  изначальная»  [Электронный  ресурс]  –  Режим  доступа.  –  URL:  http://thelib.ru/books/solovev_sergey_mihaylovich/istoriya_rossii_s_drevneyshih_vremen_kniga_i_rus_iznachalnaya-read.html  (дата  обращения:  29.10.  2015).
  4. Татищев  В.Н.  «История  Российская»  том  1.  М.:  АСТ:  Ермак,  2005.  –  568,  [8]  с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (2)

# Раоь 18.01.2017 19:05
Гы
# Юрий 23.09.2018 15:44
Я бы охарактеризовал эту статью, как глубокий вывод и правило правления в нашем обществе в целом и правило поведения в семье в частности. Для семьи: муж владелец,жена хозяин. Для страны: Муж-законодательная власть, жена - исполнительная власть. Старейшины (дедушка и бабушка, к примеру князь Игорь и княгиня Ольга) - судебная власть. Дети- летописцы, с передачей всех знаний, законов, браков и благочестивых, и не благочестивых поступков из рода в род.

Оставить комментарий