Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: II Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ» (Россия, г. Новосибирск, 16 апреля 2012 г.)

Наука: История

Секция: Краеведение

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шамсутдинов М.В., Петроченко С.В. СИХИРТЯ – ТАИНСТВЕННОЕ ДОНЕНЕЦКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ЯМАЛА // Научное сообщество студентов: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: сб. ст. по мат. II междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3. URL: https://sibac.info//sites/default/files/conf/file/stud_3_2.pdf (дата обращения: 20.10.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

СИХИРТЯ – ТАИНСТВЕННОЕ ДОНЕНЕЦКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ЯМАЛА

Шамсутдинов Максим Вадимович

Студент Iкурса по специальности 230115 Программирование в компьютерных системах, ГБОУ СПО «Ноябрьский колледж профессиональных и информационных технологий» ЯНАО, г.  Ноябрьск

E-mail:

Петроченко Светлана Владимировна

 преподаватель общественных дисциплин

ГБОУ СПО «Ноябрьский колледж профессиональных и информационных технологий» ЯНАО, г.  Ноябрьск

 

 

Для многих северян в первом по­колении, живущих в недавно выросших индустриальных центрах Ямала, начало освоения региона ассоциируется с первой палаткой геологов, первой буровой, первой улицей города. Кто-то вспомнит Ермака Тимофеевича, «златокипящую» Мангазею. Между тем, территория округа была заселена не десятки, а тысячи лет назад. По мнению некоторых историков, коренным, доненецким населением были загадочные сихиртя. Однако свидетельства их существования, в основном, нашли свое отражение в ненецком фольклоре, в преемственности некоторых орудий труда, в бытовой культуре ненцев. Этот загадочный народ нередко называют легендарным и таинственным. В поисковых системах Интернета на слово «сихиртя» находится много ссылок, которые, главным образом,  представляют  собой  различные «Энциклопедии тайн, чудес и загадок», «Энциклопедии мифов», «Энциклопедии уфологии» и т.д [14,15]. Это добавляет элемент загадочности нашему исследованию. Часть исследователей убеждена в том, что сихиртя – это лишь вымышленные персонажи ненецких сказаний.

Однако мы поставили перед собой непростую цель - обобщить имеющиеся в современной научной литературе сведения об этом легендарном народе и выяснить: действительно ли сихиртя являются досамодийским населением ямальской тундры.

Цель нашего исследования определила задачи:

  • рассмотреть этнографические источники: предания ненцев, в которых упоминаются сихиртя, 
  • изучив археологические данные, выяснить, имеются ли материальные подтверждения существования древнего северного народа, населявшего когда-то просторы Ямала.

Актуальность нашей работы заключается в утверждении, что история освоения Ямала началась задолго до прихода ненцев, а тем более русских и должна быть основательно изучена.

Основными методами нашего исследования стали: анализ литературы по проблеме исследования, анализ фольклора ненцев (на примере легенд и мифов), анализ археологических данных (по материалам археологических исследований университетов).

      Попытаемся и мы проникнуть в таинственный мир сихиртя. 

Главным источником, повествующим о сихиртя, являются ненецкие легенды. В них рисуется образ когда-то обитавших в тундрах Западной Сибири и Приуралья людей маленького роста с белыми (светлыми) глазами. Жили они в высоких песчаных сопках. Ручкой наружной двери их жилища служил "рог" (бивень) мамонта — я' хора ("земляного оленя"). Одежда сихиртя, особенно женщин, была замечательно красива, она украшалась металлическими предметами, отчего при приближении сихиртя часто слышался звон. Среди ямальских ненцев распространено немало рассказов о встречах с сихиртя, которые дарили людям вещи, сделанные из необыкновенного металла — ковш, нож, наперсток. В некоторых преданиях сихиртя описываются как хранители серебра и золота или как кузнецы, после которых на земле и под землей остаются "железки". Образ "маленьких людей'' настолько тесно связан с металлом, что даже их дома-сопки представлялись прикрепленными к вечной мерзлоте железными веревками [13,16].

Эти люди занимались промыслом морского зверя в северных широтах и охотой на дикого оленя на огромном пространстве от Енисея до полуострова Канин нос. Если верить сказаниям, то они старались не попадаться на глаза другим людям.

По легендам, сихиртя запрягали в нарты собак, а одежду сшивали нитями из собачьих сухожилий. Иногда они предстают охотниками на морского зверя или дикого оленя. Иногда выглядят рыболовами, применявшими не совсем обычные снасти — например, сети, оснащенные цветными балберами (поплавками) и каменными грузилами  [17; 7, с.180].

Чаще всего встречи ненцев с сихиртя происходили именно у рыболовных озер, где они поочередно похищали друг у друга уловы, причем ненцы рыбачили днем, а сихиртя ночью.

В отношении ненцев к сихиртя нет враждебности, в ряде случаев встречи с ними расценивались даже как счастливая примета. Существует немало преданий о женитьбе ненцев на сихиртя, об их взаимопомощи в борьбе с врагами и злыми силами. По другим рассказам, сихиртя могли украсть детей (если те допоздна продолжали игры вне чума), наслать порчу на человека или просто напугать его. Встречаются упоминания военных столкновениях ненцев с сихиртя, при этом последние отличались не столько ратной доблестью, сколько умением неожиданно скрыться и внезапно появиться вновь. Ненцы относили эти умения к шаманским дарованиям сихиртя [4, с.22].

Значение самого слова "сихиртя" ("сирти", "си-ирти") объясняют по-разному: как производное от глагола "сихирць" (приобрести землистый цвет кожи, чуждаться, избегать). От названия жука "си" (в которого превращается душа умершего [4, с.21]).  Л. В. Хомич предложила такую этимологию: «Это слово является причастной формой от глагола сиць - «сделать дыру, отверстие» и связано с представлением о сихиртя как о людях, живущих в пещерах (си — дыра, отверстие)». В данном случае можно согласиться, что слово «сиртя», «сихиртя» имеет ненецкое происхождение [8, с. 44; 9, с.35] .

Для большинства – сихиртя - вымышленные мифические персонажи, однако ненцы утверждают, что еще 4-6 поколений назад встречали их изредка.   По преданиям, сейчас сихиртя осталось мало, и все реже они выходят на поверхность. Под землею они ездят на собаках и пасут мамонтов («я хора»). Только шаман может определить, в какой сопке сихиртя есть, а в какой их нет. 

Таким образом, ненецкие предания дают довольно полное представление о народе сихиртя, его занятиях, образе жизни и, даже, пытаются объяснить причины его исчезновения.

Как мы выяснили, фольклор ненцев запечатлел образ таинственных охотников и рыболовов сихиртя. Но были ли они предками самих ненцев? Попробуем рассмотреть основные версии.

Снова в качестве источника используем легенды:  в незапамятные времена сихиртя пришли на Ямал из-за моря. Сначала они поселились на острове, а затем, когда его берега стали обрушиваться под ударами штормов, переправились на полуостров. Конец "эры сихиртя" и наступление "эпохи ненцев" ("людей") подробно описывается в ярабц' "Няхар" Сихиртя" (сказитель Пак Худи). Перерождение героев-сихиртя в ненецких богов можно считать свидетельством преемственности двух культурных традиций. Что касается "переворота земли", то в нем видится символическое описание действительного потрясения — или природно-климатического кризиса, или военных баталий. В других сказаниях причиной ухода сихиртя под землю называется нашествие ненцев-оленеводов. Вероятно, и упадок хозяйства, связанный с истощением охотничьих угодий, и межэтнические конфликты сыграли свою роль в исчезновении ("уходе под землю") сихиртя  [4, с.22].

На территории Ямала сохранилось немало ненецких географических названий, связанных с сихиртя: Сихиртя седа – сопка сихиртя, Сиртя яха – река сиртя, Сиртя мя – жилища сиртя и др.  Многие из этих мест считаются у ненцев священными. Ненцы предпочитают их обходить стороной, а если оказались там – обязательно задобрить «хозяев» (оставить какую-нибудь вещь, еду), иначе можно не найти дорогу обратно.

В формировании ненцев приняли участие в основном два компонента: южно-сибирский—самодийский и местный—аборигенный. В результате их взаимодействия, по мнению Б. Долгих, сформировались две фратрии ненцев. Одна восходит к самодийцам—Харючи, а другая к аборигенам — Вануйта[8, с.41]. Сами ямальские ненцы отчетливо различают сиртя - древних аборигенов и «хаби» - хантов - также очень древних жителей Севера. Ненец, имеющий хотя бы и в далеком родстве иноязычные элементы, уверенно говорит, что это были хаби, а отнюдь не сиртя, но случается, что далекий родич был сиртя, опять-таки с хаби ничего общего не имеющий. Очевидно, что представление ненцев о сиртя носит в значительной степени характер этнического различия  [6, с.193].

Подобной версии  придерживаются и современные исследователи Головнев А.В., Зайцев Г.С., Прибыльский Ю.П  [3, с.21-23].  Они считают, что северные и западные приморские тундры в средние века были заняты сихиртя, которые в свою очередь могли время от времени посещать ненецкие южно-тундровые и северотаежные селения для торговли, приобретения древесного сырья. Таким образом, контакты между жителями арктической и южной тундры — сихиртя и ненцами — были традиционными, хотя и не очень интенсивными. Вполне возможно, что между ними заключались браки, случались вооруженные столкновения, шел обмен товарами. Языки ненцев и сихиртя были родственны (оба относились к самодийской группе), что облегчало их эпизодическое общение. С середины 2 тысячелетия н.э. приуральские ненцы (так называемые "каменные самоеды") начинают наращивать оленное поголовье и превращаются из охотников в пастухов. Это дает возможность и даже вынуждает осваивать далекие тундровые пастбища. Отныне прежний эколого-территориальный барьер, отделявший ненцев от арктических промысловиков сихиртя, перестал существовать. Ненцы Полярного Урала, приобской тайги, лесотундры и южной тундры стали кочевниками — вначале это была небольшая группа наиболее смелых и предприимчивых пастухов, затем в орбиту крупностадного оленеводства оказалась вовлечена основная часть ненцев. Земли сихиртя стали оленеводческими пастбищами. Сами сихиртя отчасти были побеждены в военных столкновениях, отчасти присоединились к ненцам-оленеводам (преимущественно те, кто состоял в брачном свойстве с ненцами), отчасти вынуждены были скрываться — "прятаться в сопки" — особенно в летнее время, когда оленеводы приходили в северные тундры.

Итак, несомненно, что часть сихиртя влилась в состав ненцев. Другими словами, сихиртя — не только предшественники, но и предки ненцев (большую часть которых составили выходцы из приобско-уральской тайги). Вполне возможно, что ненцы унаследовали от сихиртя некоторые хозяйственно-культурные традиции (приемы охоты на морского зверя, рыболовства, религиозные представления). Следует также иметь в виду, что за собирательным фольклорным образом "сихиртя" скрывается огромная эпоха дооленеводческой истории Ямала, протяженность которой измеряется несколькими тысячелетиями.

Следы древнего аборигенного населения на территории, ныне занимаемой самоедскими народностями, были обнаружены сравнительно недавно в результате произведенных археологических раскопок. Археология — особый способ познания прошлого, сущность которого состоит в умении "прочесть" по ископаемым находкам историю бесписьменных культур. В силу природно-климатических и почвенных условий Ямала его прошлое — одна из наиболее "трудно читаемых" страниц истории. Потому, наверное, систематическое изучение археологии полуострова началось лишь два-три десятилетия назад.

Первым шагом в исследовании древностей тундры было открытие и частичные раскопки памятников на Тивтей саля и Хахэн саля В. Н. Чернецовым в 1929 г. Он, побывав на Ямале, не только собрал разнообразные сказания о сихиртя, но и обнаружил памятники древнейшей культуры, оставленные скорее сихиртя, чем позднейшими ненцами. Им были обнаружены землянки, свидетельствующие об оседлом образе жизни, остатки гончарства и следы интенсивного морского промысла. Согласно опубликованным им преданиям, ненцы, пришедшие на Ямал, встретили там население, обитавшее на побережье в земляных домах и промышлявшее морского зверя. Это и были сихиртя, не знавшие оленеводства, с которыми ненцам приходилось воевать, а иногда и вступать в браки.  В. Н. Чернецов дважды опубликовал важный археологический материал из землянок на мысе Тиутей-сале при слиянии рек Сер-яха и Тиутей-яха (на западном побережье Ямала под 71°30' с. ш.), который он датировал VI—IX вв. и не без оснований приписывал сихиртя [11, с.134].

Важнейшим открытием стали находки в 1935 г. «Усть-Полуя». Понятие «усть-полуйская культура» вошло во все хрестоматии по археологии, в этом прежде всего заслуга Чернецова, который просмотрел и проанализировал все 12000 находок. «Гвоздем» поискового сезона были раскопанные остатки крупной бронзолитейной мастерской. На земную поверхность были извлечены формы, модельки, много литейного брака — все это свидетельствовало о высоком уровне металлургического производства у устьполуйцев. А резные вещи с изображением животных и птиц, обнаруженные в жертвеннике на Ангальском мысу, Валерий Николаевич сразу отнес к художественным произведениям мирового масштаба [10, с.112-117] .

После длительного перерыва, в 60-70-е годы изучение памятников южного и юго-восточного Ямала продолжили экспедиции, возглавляемые Л. П. Лашуком и Л. П. Хлобыстиным.

С конца 70-х годов до настоящего времени археологические работы в различных районах Ямала осуществляет группа исследователей во главе с А. В. Головневым. В общей сложности на территории полуострова обнаружено уже более 70 древних поселений, стоянок, святилищ. Судя по материалам изученных на сегодняшний день памятников, освоение Ямала началось в эпоху энеолита (медно-каменного века) на рубеже 3-2 тысячелетий до н. э. Самые древние стоянки обнаружены на реках Еркута яха, Пыри яха (Щучья), озерах Яро" то, на мысу Яр" саля; следовательно, первоначально были заселены юго-западные и южные районы полуострова  [2, с.16-17].

Среди древних поселений выделяется обнаруженное в 1990 году городище Ярте-6 в устье р. Юрибей. По сохранности культурного слоя (благодаря вечной мерзлоте) и богатству находок оно стоит в ряду уникальных археологических памятников Субарктики. В исследованиях городища Ярте-б участвуют специалисты из Тобольска, Екатеринбурга, Москвы, зарубежные эксперты, представители Ямальского (Ярсалинского) и Салехардского окружного музеев. Огромную помощь в изучении памятника и определении обнаруживаемых находок оказывают местные жители — представители родов Лаптандер, Хорэля, Худи, Сэродэта, Ванойта, Цокдэта.

Главным занятием обитателей городища Ярте была охота: возможно, где-то неподалеку проходили пути миграции стад диких оленей, находились места их весенних и осенних переправ через р. Юрибей. Соседние проточные озера являлись превосходными рыболовными угодьями — на городище найдены грузила для сетей, вязавшихся, по-видимому, из травяных нитей. В жилищах обнаружены следы содержания оленей — это древнейшее свидетельство об "избенном" оленеводстве в тундре Западной Сибири. Обилие культовых предметов, утонченных изделий позволяет судить о высоком уровне духовной и художественной культуры, возможно, шаманском искусстве жителей "Ярте". О былых сражениях свидетельствуют остатки оружия и неоднократно обновлявшихся оборонительных рвов тундровой крепости. Городище стоит на крутом мысу у озера, название которого переводится с ненецкого "Сопкастое" ("Ярте"). Так подтверждается историческая реальность легендарных сихиртя — "людей, живущих в сопках" [1, с.44].

Приполярье, в частности юг Пуровского района, для науки пока остается белым пятном, хотя и весьма перспективен с точки зрения археологии. В последнее время ученые все чаше находят в приполярных районах Западной Сибири археологические памятники. Близкий пример - Сугмутское месторождение Ноябрьскнефтегаза, на котором недавно проводились раскопки. Некоторые из исследуемых памятников датировались пятым тысячелетием до нашей эры. Было сделано много находок, в их числе и уникальные - маленький слиточек бронзы и основание металлургического горна.

В отличие от современных местных жителей Ямала, которые кочуют за оленьими стадами и живут в чумах, древние люди обитали в полуземлянках, площадь которых достигала иногда 150 квадратных метров. Это позволяет предположить, что они вели оседлый образ жизни.

Возможно, одной из причин этого являлись более мягкие климатические условия. За последние 10-12 тысяч лет (специалисты называют этот отрезок времени голоценом, или постледниковым периодом) климат Ямала неоднократно менялся. А вместе с ним и почва, растительность, животный мир. Наиболее благоприятные условия были здесь 4-5 тысяч лет назад - зона средней тайги. Такой климат сейчас где-то в районе Тобольска. При оседлом образе жизни все хозяйство держалось на охоте, рыболовстве и собирательстве. Основными промысловыми видами был дикий северный олень, бобр, лось. С V-IVтысячелетий до нашей эры известно запорное рыболовство. Непременным спутником древних людей была собака.

Орудия труда традиционны для человека каменного века, эпох бронзы, железа - дротики, копья, топоры, скребки, проколки и т.д. Изготовлялись они как из камня, так и из железа. Селились семьями, которые имели строго ограниченные угодья, и подобная система хозяйствования не способствовала общению между жителями. Семьи были изолированы друг от друга, и первые военные конфликты фиксируются с первого тысячелетия до нашей эры.

Точными данными о внешнем виде первых людей Ямала наука не располагает. К сожалению, в здешних кислых почвах органика (кости, дерево) быстро разлагается и доходит до нас только в обуглившемся виде. Как правило, это лишь незначительные фрагменты. Историки придерживаются мнения, что внешне сиртя мало чем отличались от ханты, ненцев, селькупов. Но это только гипотеза. Возможно, ученые смогли бы точнее ответить на этот вопрос, если бы современная и, в первую очередь, хозяйственная деятельность человека не вела к истреблению исторических памятников. Огромное их число безвозвратно уничтожено ножами бульдозеров, гусеницами вездеходов и колесами тракторов. Сама технология промышленного освоения нефте- и газоносных регионов губительна для археологии и ведет к утрате историко-культурного наследия для последующих поколении [5, с.74].   

Итак, что мы узнали о сихиртя, использовав в качестве исторических источников мифы, легенды ненцев,  археологические находки. Они были охотники и рыболовы. Использовали глиняную и бронзовую посуду, знали как добывать и обрабатывать серебро. При археологических раскопках были найдены остатки металлургического производства. Это свидетельствует  о высоком уровне развития культуры по сравнению с другими того периода. Они ничуть не отставали по развитию от европейской цивилизации, хотя жили в жилищах полуземляного типа, дверь устроена на подобии устья печи, это позволяло переносить низкие температуры зимнего периода.

В качестве вывода хочется высказать предположение о том, что ненецкие сказания о сихиртя не вымысел, а переработанный народом материал, в котором  в мифической форме нашли свое отражения представления о коренном населении Ямала. Проводимая археологами работа постоянно преподносит материальные подтверждения пребывания сихиртя в Приполярье  и их влияния на пришлое самодийское население, которое выразилось в преемственности культурных традиций.  Будем надеяться, что в скором времени нас ожидают новые археологические находки и история освоения нашего северного края будет обширнее и богаче на несколько тысяч лет.

Список литературы:

  1. Головнев А.В. Кто вы, Сихитря? //Северные просторы. - 1992.- № 1-2.-С.44.
  2. Головнев А.В., Зайцев Г.С., Прибыльский Ю.П. Археологические древности.  // История Ямала.- Тобольск: Яр-Сале, 1994. – 115с.
  3. Головнев А.В., Зайцев Г.С., Прибыльский Ю.П. Ненцы на Ямале. // История Ямала.- Тобольск: Яр-Сале, 1994. –  115с.
  4. Головнев А.В., Зайцев Г.С., Прибыльский Ю.П. Предания о сихиртя. // История Ямала.- Тобольск: Яр-Сале, 1994. – 115с.
  5. Косинская Л.Л. Люди, ушедшие под землю. // Ямал – сокровищница России. – 1997. — №2-3. – С.74.
  6. Лашук Л.П. «Сиртя» – древние обитатели Субарктики.// Проблемы антропологии и исторической этнографии Азии.  - М., 1969. – С.193.
  7. Федорова Н.В., Косинцев П.А., Фитцхью В.В. Ушедшие в холмы.  Культура населения побережий северо-западного Ямала в железном веке. – Екатеринбург: Издательство «Екатеринбург», 1998. – 180 с.
  8. Хомич Л.В. Гипотезы о происхождении ненцев. // Очерки традиционной культуры. – С.-Петербург: «Русский двор», 1995. -334 с.
  9. Хомич Л.В. Ненцы. // Очерки традиционной культуры. – С.-Петербург: «Русский двор», 1995. – 334с.
  10. Чернецов В. Н. Древняя приморская культура на полуострове Ямал. – М.: СЭ, 1935, № 4-5. – С.112-117.
  11. Чернецов В.Н. Усть-полуйское время в Приобье.  – М.-Л.: МИА, 1953, выпуск 35. – С.121-176.
  12. www\\arctictodey. Ru  (дата обращения 11.02.2012 г.)
  13. www\\sewnovosti. Ru(дата обращения 24.12.2011 г.)
  14. www\\ufolog.ru(дата обращения 19.03.2012 г.)
  15. www\\xfiles.ru(дата обращения 19.03.2012 г.)
  16. www\\yamalarcheology. Ru(дата обращения 04.02.2012 г.)
  17. www\\yesnet.purpe.ru(дата обращения 04.02.2012 г.)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом