Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXX Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 17 марта 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Сергеева О.В. Особенности перевода говорящих имён с английского языка на русский // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3(30). URL: http://sibac.info/archive/guman/3(30).pdf (дата обращения: 22.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

 

Особенности перевода говорящих имён с английского языка на русский

Сергеева  Ольга  Викторовна

студент  4  курса  факультета  Лингвистики,  кафедра  перевода  и  переводоведения,  ВятГГУ,  РФ,  г.  Киров

E-mail: 

Кондакова  Ирина  Александровна

научный  руководитель,  канд.  филол.  наук,  доцент  кафедры  лингвистики  и  перевода  ВятГГУ,  РФ,  г.  Киров

 

 

Благодаря  всеобщей  глобализации  в  современном  мире  границы  между  государствами  становятся  всё  тоньше  и  тоньше.  Так,  российский  литературный  рынок  сейчас  полон  книг  зарубежных  авторов:  перевод  стирает  языковой  барьер.

Несмотря  на  всю  пользу  перевода,  не  обходится  без  «подводных  камней».  Не  секрет,  что  многие  авторы  используют  каламбуры,  «играют  словами»  и  различными  языковыми  особенностями,  добиваясь  более  яркого  эстетического  эффекта  или  дополняя  образы  персонажей  и  картину  мира  своих  книг.  Одним  из  случаев  такой  «игры  слов»  являются  «говорящие  имена».

Смысловое  («говорящее»)  имя  —  это  вид  тропа,  в  некоторой  степени  равнозначный  метафоре  и  сравнению  и  используемый  в  стилистических  целях  для  характеристики  персонажа.  Автор  может  создавать  «Говорящие»  имена  для  различных  целей,  которые  будут  подробно  рассмотрены  ниже,  и  опираясь  в  своем  словотворчестве  на  существующие  в  ономастике  традиции  и  модели  [1,  с.  160—161]

Искусственное  формирование  «говорящих»  имён  и  фамилий  из  различных  самостоятельных  слов  или  их  частей  также  является  одним  из  подвидов  каламбура  и  может  служить  для  создания  сатирического  или  юмористического  эффекта.

Говорящие  имена  широко  используются  в  художественной  литературе  для  создания  более  яркого  художественного  образа.  Однако  возникает  вопрос:  все  ли  имена  собственные,  обладающие  семантическим  значением,  следует  относить  к  говорящим?  Семантическим  значением  обладает  подавляющее  большинство  имен  собственных,  но  у  одних  оно  забыто  и  в  настоящем  времени  не  воспринимается  без  объяснения  (Нил,  Касьян,  Пётр),  а  у  других  лежит  на  поверхности,  легко  улавливается  (рус.  Кузнецов,  болг.  Ковачев,  укр.  Коваленко),  у  третьих  же  полностью  совпадает  с  соответствующими  нарицательными  (англ.  Smith  —  “кузнец”,  Bucket  —  “ведро”,  нем.  Richter  —  “судья”,  Schmied  —  “кузнец”).  Однако  в  контексте  даже  самые  необычные  фамилии  быстро  начинают  восприниматься  как  нарицательные  (такие,  как  Иванов,  Фёдоров)  [2,  с.  216].

Д.И.  Ермолович  в  своей  книге  “Имена  собственные  на  стыке  языков  и  культур”  пишет  о  следующих  случаях  неговорящих  прозвищ:  американский  адмирал  У.  Холси,  отличавшийся  мягким  характером,  получил  прозвище  Bull  из-за  ошибки  журналиста,  который,  печатая  на  пишущей  машинке  его  имя  Bill,  нажал  вместо  i  на  соседнюю  литеру  u;  леди  Эдит  Ситуэлл  с  детства  сохранила  за  собой  кличку  Dish  —  так  когда-то  выговаривал  её  имя  младший  брат.  Лежащие  в  основе  вышеупомянутых  прозвищ  образы  никак  не  характеризуют  их  носителей.  Кроме  того,  у  довольно  большой  группы  прозвищ  отсутствует  мотивация  или  внутренняя  форма  (чаще  всего  это  отфамильные  прозвища  типа  Coop  от  Cooper).  Функция  таких  прозвищ  не  в  том,  чтобы  охарактеризовать  человека,  а  просто  в  использовании  нестандартного  способа  именования  [3,  с.  88—89].

Существуют  различные  принципы,  на  которых  может  быть  основана  образность  «говорящего  имени».  Так,  например,  персонажи  романа  Диккенса  «Записки  Пиквикского  клуба»  характеризуются  своими  именами  лишь  косвенно,  ассоциативно:  одного  из  них  —  мечтательного,  преданного  поэзии  героя  зовут  Snodgrass  (букв.  «гладенький,  аккуратный  газон»),  что  может  косвенно  характеризовать  его  поэзию,  т.  е.  его  имя  построено  на  ассоциации  по  сходству;  второй  —  слишком  впечатлительный  и  влюбчивый,  носит  имя  Tupman  (tup  —  кастрированный  баран),  т.  е.  его  имя  построено  на  ассоциации  по  контрасту;  третий  —  трусливый  и  неловкий  охотник  и  спортсмен  назван  Winkle  (букв.  «морская  улитка»),  где  одновременно  отражены  две  ассоциации:  по  сходству  —  трусливый  и  неловкий  как  морская  улитка,  —  и  по  контрасту:  охотник  и  спортсмен  —  морская  улитка  [5].

Также  «говорящее»  имя  может  отражать  внешние  черты  персонажа.  Так,  в  книгах  Терри  Пратчетта,  относящихся  к  серии  «Поский  мир»,  есть  герой  по  имени  Carrot  Ironfoundersson  —  в  официальном  русском  переводе  Моркоу  Железобетоннсон.  Имя  Carrot  объясняется  в  тексте  следующим  образом:  герой  получил  его  не  столько  из-за  своих  рыжих  волос,  сколько  из-за  формы  тела:  он  был  шести  футов  ростом  и  примерно  столько  же  в  плечах.

Кроме  того,  в  именах  и  вымышленных  названиях  могут  встречаться  аллюзии  на  другие  литературные  произведения,  географические  объекты,  события  или  личностей.  В  упомянутой  выше  серии  книг  «Плоский  мир»  Т.  Пратчетта  имя  персонажа  Cazanunda  (пер.  Казанунда)  —  явная  отсылка  к  имени  Джакомо  Казановы,  итальянского  авантюриста,  известного  «женского  обольстителя»,  карикатурой  на  которого  и  является  персонаж.

Такое  многообразие  смыслов,  которые  могут  быть  заложены  в  именах  и  фамилиях  персонажей  (а  также  в  некоторых  названиях  вымышленных  мест),  вызывает  определённые  сложности  при  переводе  текста  с  языка  оригинала  на  русский.  Часто,  как  бы  ни  старался  переводчик,  читатели  остаются  недовольны  и  разделяются  на  два  враждующих  лагеря:  как  правило,  одни  возмущаются  самим  фактом  перевода  имён,  а  не  их  транскрипцией  или  транслитерацией,  в  то  время  как  другие  предлагают  свои  варианты  перевода,  считая  «официальные»  недостаточно  точными,  красивыми  или  отражающими  всю  полноту  заложенного  в  них  смысла.  Рассмотрим  базовые  правила,  действующие  в  подобных  случаях.

Наиболее  распространенной  стратегией  при  переводе  «говорящих»  имен  и  фамилий  является  буквальный  перевод  немаркированной  основы  с  сохранением  иноязычных  суффиксов  и  окончаний,  которые  указывают  на  национальность  персонажа:  painter  A.  Fresco  —  «художник  А.  Фреско»  (ит.  fresco  —  «фреска»),  general  Goodwin  —  «генерал  Побединг»  (англ.  good  win  —  «славная  победа»)  [6].

Тем  не  менее,  прежде,  чем  следовать  этой  стратегии,  переводчик  должен  решить  ряд  вопросов.  Так,  самой  первой  проблемой  является  определение  переводчиком  того  факта,  является  ли  имя  «говорящим».  Иногда  имена  собственные,  не  являющиеся  смысловыми,  переводятся  как  говорящие.  Например,  Нора  Галь  считает,  что  при  переводе  «Ярмарки  тщеславия»  нужно  было  перевести  фамилию  главной  героини  произведения  не  Бекки  Шарп,  а  Бекки  Востр.  Л.С.  Бархударов  же  возражает  данной  точке  зрения,  так  как  в  романе  Теккерея  имена  собственные  не  несут  значимой  функциональной  нагрузки,  следовательно,  переводить  их  нет  смысла.

Однако  наиболее  распространённая  переводческая  ошибка  при  переводе  имён  собственных  в  художественном  произведении  состоит  в  том,  что  значимое  имя  собственное  передаётся  формально  (транскрипцией  или  транслитерацией  без  указания  дополнительной  информации  об  ониме  в  сноске).  Как  отмечалось  выше,  многие  имена,  обладая  явным  семантическим  значением,  на  первый  взгляд  могут  не  давать  персонажу  никакой  характеристики.  Однако  иногда  бывает  непросто  понять,  что  вкладывал  в  данное  имя  автор.  При  переводе  художественных  произведений  важно  увидеть  в  тексте  все  заложенные  в  нём  варианты  прочтения,  понять  авторскую  концепцию,  ознакомиться  с  творчеством,  системой  взглядов  и  эстетических  ценностей  автора  [4,  с.  374].

Другой  момент,  который  может  вызвать  затруднения  при  переводе  —–  то,  что  образность  имени  или  названия  может  быть  выражена  через  внешний  признак,  который  служит  как  бы  её  формальной  основой.  Этот  признак  может  быть  частично  скрыт,  например,  с  помощью  изменения  графического  облика  темы.  Так,  в  книгах  Терри  Пратчетта  вымышленное  местечко  Beyonk  (образовано  от  “beyond”  —  «за  пределами,  вне»)  было  переведено  как  Выселки,  а  имя  Archchancellor  Ridcully  (образовано  от  “ridiculous”  —  «нелепый,  чудной»)  —  «Аркканцлер  Чудакулли».  В  таких  случаях  необходимо  не  только  подобрать  адекватный  вариант  перевода,  но  и,  в  первую  очередь,  распознать  само  смысловое  имя  или  название,  что  бывает  достаточно  непросто  сделать.  Переводчик  должен  обладать  объёмным  словарным  запасом  и  высоким  уровнем  знания  языка,  с  которого  переводится  текст,  чтобы  узнать  «зашифрованное»,  видоизменённое  слово  и  профессионально  переводить  тексты  с  подобными  литературными  приёмами.

Также  необходимо  учитывать  эмоциональную  окраску  и  стилистическую  принадлежность  смыслового  имени,  чтобы  сохранять  их  в  переводе.  Например,  грубое,  просторечное  слово,  «скрытое»  в  «говорящем»  имени,  не  должно  при  переводе  превратиться  в  изящное  выражение  высокого  стиля.

Ещё  одна  сложность  —  необходимость  подобрать  не  только  слово  в  ПЯ,  адекватно  отражающее  замысел  автора,  вложенный  в  «говорящее»  имя,  но  и  найти  подходящую  форму,  которая  бы  естественно  смотрелась  в  ПЯ.  Как  правило,  именно  эта  проблема  вызывает  больше  всего  споров  как  среди  переводчиков,  так  и  среди  читателей.  Дело  в  том,  что  эта  часть  перевода  сильнее  всего  связана  с  личным  эстетическим  вкусом  и  творческими  способностями  того,  кто  воспринимает  текст,  вне  зависимости  от  его  принадлежности  к  первой  или  второй  группе.

Также  необходимо  упомянуть,  что  по  различным  причинам  часто  не  все  смысловые  имена  оказываются  переведены.  Так,  в  упоминавшемся  выше  цикле  книг  «Плоский  мир»  Т.  Пратчетта  фамилия  капитана  Vimes  была  транскрибирована,  хотя  она  отчётливо  напоминает  слово  “vims”,  что  значит  «напор,  сила».  Стоит  отметить,  что  данное  качество  является  одной  из  основных  характеристик  этого  персонажа,  и  перевод  фамилии  мог  бы  помочь  читателю  сразу  сложить  правильный  образ.  Возможно,  переводчик  не  распознал  смысл,  заложенный  в  фамилию,  или  не  смог  подобрать  ей  наиболее  благозвучный  и  отражающий  значение  вариант  перевода.

Подводя  итог,  можно  сказать,  что  то,  насколько  удачно  переводчик  подберёт  необходимые  слово  и  форму,  насколько  полно  отразит  смысл,  вкладываемый  автором  в  «говорящее»  имя  собственное,  зависит  от  полноты  его  понимания  исходного  текста,  литературного  багажа,  знания  как  ИЯ,  так  и  ПЯ,  объёма  лексикона,  фоновых  знаний  стран  обоих  языков  и,  в  некоторой  степени,  от  литературного  вкуса.  Лишь  гармоничное  единение  всех  этих  факторов  может  дать  результат,  который  был  бы  в  равной  степени  близок  и  к  исходному  тексту,  и  читателю  перевода.

 

Список  литературы:

  1. Виноградов  В.С.  Введение  в  переводоведение  (общие  и  лексические  вопросы)  М.:  Издательство  института  общего  среднего  образования  РАО,  2001.  —  160—161  с.
  2. Влахов  С.,  Флорин  С.  Непереводимое  в  переводе.  М.:  Международные  отношения,  1980.  —  343  с.  —  216  с.
  3. Ермолович  Д.И.  Имена  собственные  на  стыке  языков  и  культур  М.:  Р.  Валент,  2001.  —  с.  200  —  88—89  с. 
  4. Сдобников  В.В.  Теория  перевода:  учебник  для  студентов  лингвистических  вузов  и  факультетов  иностранных  языков  М.:  ACT:  Восток-Запад,  2006.  —  448  с.  —  374  с.
  5. «Особенности  функционирования  и  перевода  говорящих  имён  собственных  (на  примере  англоязычной  и  русскоязычной  художественных  литератур)»  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://napishem.ws/work/23868/Osobennosti-funkcionirovaniya-i-perevoda  (дата  обращения  13.03.2015).
  6. Способы  перевода  говорящих  имен  и  фамилий  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://transeurope.ru/publications/sposobyi-perevoda-govoryashhih-imen-i-familiy.html  (дата  обращения  13.03.2015).

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий