Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 04 декабря 2014 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ярошенко Н.А. ПРАГМАТИЧЕСКИЙ ДИАПАЗОН КОМИЧЕСКИХ КОММУНИКАТИВНЫХ НЕУДАЧ В РЕЧИ ПЕРСОНАЖЕЙ П.Г. ВУДХАУЗА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12(27). URL: http://sibac.info/archive/guman/12(27).pdf (дата обращения: 23.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ПРАГМАТИЧЕСКИЙ  ДИАПАЗОН  КОМИЧЕСКИХ  КОММУНИКАТИВНЫХ  НЕУДАЧ  В  РЕЧИ  ПЕРСОНАЖЕЙ  П.Г.  ВУДХАУЗА

Ярошенко  Нина  Александровна

студент  I  курса  магистратуры,  кафедра  юридического  перевода  СПбГУ,  РФ,  г.  Санкт-Петербург

E-mailnina.yaroshenko.93@gmail.com

Кондрашова  Вера  Николаевна

научный  руководитель,  канд.  филолог.  наук,  доцент  СПбГУ,  РФ,  г.  Санкт-Петербург

 

Коммуникация  представляет  собой  многоаспектный  и  весьма  сложный  процесс,  успешное  развитие  которого,  зависит  от  многих  факторов.  Довольно  часто  между  участниками  коммуникации  возникает  недопонимание,  которое,  в  свою  очередь,  иногда  приводит  к  появлению  комических  коммуникативных  неудач  (КН).

В  настоящей  статье  появление  сбоев  в  коммуникации,  их  природа  и  последствия  рассматриваются  в  прагматическом  аспекте,  так  как  большое  внимание  уделяется  характеристикам  коммуникативной  личности,  которая  является  неотъемлемым  компонентом  процесса  общения.  Речевое  поведение  говорящего  и  адресата  определяет  степень  успешности  коммуникации  и  ее  исход.  Коммуникативный  аспект  общения  неразрывно  связан  с  прагматическим.  Лингвопрагматика  предусматривает  наличие  определенных  систем  правил  речевого  общения,  которое  протекает  в  рамках  коммуникативной  ситуации.

Любая  личность  обладает  определенным  набором  характеристик,  которые  и  определяют  ее  тип.  Личностные  характеристики  коммуниканта  могут  быть  как  постоянными,  так  и  переменными.  В.В.  Богданов  выделил  ряд  таких  характеристик,  среди  которых  присутствуют  биолого-физиологические  данные  коммуникантов,  социо-культурный  статус,  языковая  компетенция,  психологический  тип,  а  также  текущее  психологическое  состояние  коммуникантов  [1].  Постоянные  характеристики,  в  отличие  от  переменных,  проявляются  у  коммуникантов  всегда,  не  обуславливаются  действием  ситуации  общения  и  особенностями  ее  протекания.

Использование  феномена  (КН)  в  художественной  литературе  является  средством  создания  комического  эффекта  и,  как  следствие,  образа  персонажей  с  присущими  каждому  из  них  индивидуальными  характеристиками.

Многие  исследователи  полагают,  что  природа  возникновения  комического  эффекта  основана  на  идее  противоречия  и  контраста  по  отношению  к  норме  [6]. 

В  основе  комического  эффекта  лежит  концепция  «комического  шока»,  эффект  «обманутого  ожидания»,  бисоциативная  теория  (теория  фреймов)  и  теория  «семантических  сценариев».

Концепция  «комического  шока»  предусматривает  наличие  трех  фаз  в  процессе  реализации  шутки.  Сперва  происходит  так  называемая  «фаза  шока»,  когда  говорящий  потрясен  новизной  и  необычностью  комического  объекта,  затем  «фаза  озарения»,  в  ходе  которой  субъект  начинает  понимать  сущность  и  природу  комического  объекта,  и  наконец  последняя  фаза  —  это  фаза  «комической  радости»,  когда  говорящий  полностью  осознает  причину  возникновения  шутки  [8,  c.  25—29].

В  основу  принципа  «обманутого  ожидания»  легли  некоторые  положения  психологии  восприятия  речи,  а  именно  теория  вероятностного  прогнозирования.  Она  состоит  в  том,  что  в  процессе  общения  человек  использует  уже  известную,  полученную  в  прошлом  информацию  для  прогноза  наступления  тех  или  иных  событий.  Сущность  «обманутого  ожидания»  заключается  в  том,  что  наблюдается  контраст  и  несовпадение  между  ожиданиями  и  конечным  результатом.  По  этому  принципу  строится  большинство  языковых  шуток,  различные  виды  каламбура,  а  также  КН.

В  соответствии  с  теорией  бисоциации,  человек  воспринимает  действительность  в  двух  ассоциативных  контекстах  или  так  называемых  матрицах  при  резком  переключении  хода  мыслей  из  одного  контекста  в  другой  [9].  Матрица  в  данном  случае  рассматривается  как  некий  фрейм,  некая  структура,  которая  способствует  правильному  восприятию  текста.  В  рамках  фрейма  формируются  «представления  о  стереотипных  ситуациях»  [4,  c.  281—308].  Фрейм  содержит  в  себе  не  просто  значение,  а  наличие  самых  различных  знаний  и  представлений  о  называемом  говорящим  предмете  или  явлении.  Выделяется  две  разновидности  фрейма  —  тот,  который  представляет  собой  знания  об  объектах,  и  сценарий  —  знания  о  «социальном  взаимодействии»  [3,  c.  88].  В  свете  данной  теории  возникновение  комического  эффекта  обусловлено  так  называемым  бисоциативным  шоком.

Теория  «семантических  сценариев»,  разработанная  В.  Раскинным,  схожа  с  описанной  выше  теорией  фреймов.  По  мнению  исследователя,  комический  эффект  строится  на  сопоставлении  двух  семантических  сценариев  с  помощью  так  называемого  переключателя,  представляющего  собой  некий  структурный  элемент,  функция  которого  заключается  в  переключении  плана  второго  сценария  на  первый.  Это  ведет  к  другой  интерпретации  текста,  отличной  от  ожидаемой  [10].

Источником  комического  является  отклонение  от  нормы,  которое  должно  приводить  к  возникновению  двух  содержательных  планов  таким  образом,  чтобы  совершался  резкий  переход  от  исходного  высказывания  к  конечному  [6].

Все  вышеописанные  теории,  лежащие  в  основе  механизма  создания  комического,  используются  в  художественной  литературе.  Персонажи  произведений  П.Г.  Вудхауза  не  являются  исключением.

В  данной  статье  классификация  примеров  КН,  собранных  на  материале  произведений  П.Г.  Вудхауза,  производится  в  соответсвии  с  личностные  характеристиками  коммуникантов,  предложенными  В.В.  Богдановым.  В  число  таких  характеристик  вошли  биолого-физиологические  данные,  социально-культурный  статус  и  текущее  психологическое  состояние  участников  коммуникации  [1].  В  свою  очередь,  личностные  характеристики  коммуникантов,  которые  становятся  источниками  возникновения  КН,  разделяются  на  постоянные  и  переменные.

$11.  Коммуникативные  неудачи,  обусловленные  биолого-физиологическими  данными  коммуниканта

Биолого-физиологические  данные  характеризуют  общий  портрет  коммуниканта  —  его  пол,  возраст,  состояние  здоровья,  наличие  или  отсутствие  каких-либо  физических  недостатков  или  психических  отклонений  [1].  Подобные  характеристики  коммуниканта  являются  его  неотъемлемыми  составляющими,  данностью,  которую  невозможно  изменить.  Однако,  когда  человек  вступает  в  общение,  эти  характеристики  могут  по-особому  влиять  на  характер  протекания  коммуникации.

Различие  в  каждой  отдельной  биолого-физиологической  характеристике  коммуниканта  может  являться  источником  появления  определенного  рода  КН.  Как  уже  было  отмечено  ранее,  к  подобного  рода  характеристикам  относится  наличие  или  отсутствие  физических  недостатков  у  коммуникантов.  Например,  плохой  слух  адресата,  который  становится  причиной  нарушения  канала  связи  в  процессе  диалогического  общения.

1.

"The  tooth,  sir!"

I  did  not  follow  him.

"What's  the  truth?"

"Not  truth,  sir  -  tooth,  sir."

"Tooth?"

"Yes,  sir.."  (Wod.Gas,  p.151)

 

В  данном  примере  адресат  неправильно  услышал  высказывание  говорящего.  Неспособность  одного  из  коммуникантов  распознать  нужное  в  контексте  слово  становится  причиной  появления  комической  КН.  Фонетическое  созвучие  слов  «tooth»  и  «truth»  усиливает  создавшийся  комический  эффект. 

2.  Коммуникативные  неудачи,  обусловленные  социо-культурным  статусом  коммуниканта

Еще  одной  постоянной  характеристикой  коммуниканта  является  его  социально-культурный  статус.  Данное  понятие  является  очень  широким  и  включает  в  себе  много  различных  компонентов.  Среди  них  фигурирует  принадлежность  человека  к  определенному  социальному  слою  населения,  его  профессия,  уровень  образования,  место  жительства,  семейное  положение,  а  также  приверженность  к  определенным  культурным  нормам  и  обычаям  [1].  Все  эти  составляющие  оказывают  непосредственное  влияние  на  формирование  фонда  знаний  и  навыков,  которые  коммуниканты  демонстрируют  в  процессе  общения.  Подобного  рода  навыки  определяют  степень  лингвистической  и  энциклопедической  компетенций  коммуникантов,  которые,  в  свою  очередь,  являются  неотъемлемыми  составляющими  их  коммуникативной  компетенции  [1].

2.1. Недостаточная  лингвистическая  компетенция

Способность  коммуникантов  пользоваться  арсеналом  средств  своего  языка  В.В.Богданов  назвал  «лингвистической  компетенцией»  [1].  По  мнению  французского  ученого  С.Савиньона,  лингвистическая  компетенция  —  это  прежде  всего  грамматическая  компетенция,  которая  включает  в  себя  способность  коммуниканта  «узнавать  лексические,  синтаксические  и  фонологические  особенности  языка  и  манипулировать  ими»  [6,  c.  91].

Недостаточная  лингвистическая  компетенция  коммуникантов  может  проявляться  в  неверной  интерпретации  фразеологических  оборотов  в  речи.  В  этом  случае  фразеологические  единицы  воспринимаются  участниками  коммуникации  как  свободные  словосочетания,  что  влечет  за  собой  создание  комического  эффекта.

2.

For  your  information,  I  wouldn’t  touch  her  with  a  barge  pole,”

“Oh,  say,  said  Stanwood,  wounded,  and  Terry  asked  if  that  was  not

a  little  severe.  Mike  considered,

“Yes,”  he  agreed.  “I’m  sorry.  I  went  too  far.  I  would  touch  her  with  a  barge  pole,

provided  it  was  a  good  long  one.”

“Thanks,  ‘o’man.”

“Not  at  all.”  (Wod.Sp.)

 

В  вышеприведенном  примере  коммуникант  использует  идиоматическое  выражение  для  выражения  своих  эмоций,  а  также,  чтобы  убедить  своего  собеседника  в  том,  что  он  не  имеет  видов  на  его  невесту.  Однако,  эта  реплика  была  воспринята  с  обидой,  и  адресант,  пытаясь  смягчить  сложившуюся  ситуацию,  отрицает  сказанное  им  ранее  и  использует  тоже  идиоматическое  выражение,  но  теперь  уже  в  прямом,  а  не  в  переносном  значении.  В  результате  непонимание  между  коммуникантами  только  усиливается,  что  влечет  за  собой  комизм  сложившейся  ситуации.

Неспособность  адресата  выбрать  нужное  значение  полисемичного  слова  в  соответствии  с  контекстом  порождает  пародоксальный  смысл  высказывания  говорящего,  и  тем  самым  и  комизм  всего  диалога  между  коммуникантами.

3.

"And  I  put  my  boots  outside  the  door  when  I  went  to  bed,  and  this  morning  they  hadn't  been  touched.  I  give  you  my  solemn  word!  Not  touched."

"Naturally,"  said  Mr.  Brewster.  "My  employes  are  honest"

"But  I  wanted  them  cleaned,  dash  it!"  (Wod.Ind.)

 

Глагол  “to  touch”  имеет  много  значений,  среди  которых  и  те  два,  в  результате  путаницы  которых,  возникла  КН.  Это  значения  «прикасаться  к  чему-либо»  и  «работать  над  чем-либо».  В  определенном  контексте  становится  ясно,  какое  из  значений  будет  уместно  использовать.  В  данном  случае  постоялец  гостиницы  жалуется  на  плохое  обслуживание,  утверждая,  что  его  обувь  не  была  почищена,  в  то  время  как  хозяин  гостиницы  интерпретировал  замечание  постояльца  как  намек  на  кражу  обуви  в  его  гостинице.

$12.2.             Недостаточная  энциклопедическая  компетенция

Еще  одной  постоянной  характеристикой,  которая  непосредственно  зависит  от  социально-культурного  статуса  коммуниканта,  является  его  энциклопедическая  компетенция,  а  именно  совокупность  знаний  об  устройстве  мира  и  различных  жизненных  сферах  [1].  Процесс  накопления  знаний  зарождается  в  начале  жизненного  пути  человека  и  пополняется  на  протяжении  всей  его  жизни.  Однако,  совершенно  очевидным  является  тот  факт,  что  у  каждого  человека  знания  и  опыт  формируются  в  различных  условиях  и  в  различной  социальной  среде.  Особенности  профессии,  занимаемой  должности,  а  также  социальная  среда  обуславливают  наличие  несоответствий  между  энциклопедическими  знаниями  говорящего  и  адресата.  Данное  явление  особенно  ярко  проявляется  тогда,  когда  в  процессе  диалогического  общения  происходит  обнаружение  этих  несоответствий,  и  коммуниканты  начинают  говорить  как  будто  на  разных  языках.

В  качестве  источников  возникновения  КН  подобного  рода  рассматриваются  различия  в  фоновых  знаниях  коммуникантов  и  различия  в  объемах  тезаурусных  знаний.

Различия  в  фоновых  знаниях  коммуникантов  связаны  прежде  всего  с  различиями  в  их  социокультурном  фоне.  Даже  если  говорящий  и  адресат  принадлежат  к  одной  культуре,  а  их  возрастные  характеристики  и  жизненный  опыт  примерно  одинаковые,  то  уровень  образованности,  а  также  количество  и  качество  энциклопедических  знаний  различаются.

4.

“You  see,  we  married  so  suddenly.  When  we  married,  Bill  was  in  Yale.”

“Good  God!  What  for?”

“Not  jail,  silly.  Yale.  The  university.”

“Oh,  ah,  yes.”  (Wod.Ind.)

 

Данный  пример  иллюстрирует  отсутствие  осведомленности  одного  из  коммуникантов  о  существовании  всемирно  известного  образовательного  учреждедения,  поэтому  и  название  Йельского  университета  адресату  ни  о  чем  не  говорит.  Созвучие  общеизвестного  имени  собственного  “Yale”  со  словом  “jail”  обуславливает  возникновение  комической  КН,  так  как  понятие  тюрьмы  в  данном  контексте  неуместно.

Различный  уровень  словарного  запаса  у  коммуникантов  является  еще  одним  последствием  их  различных  социально-культурных  статусов.  Некоторые  слова  и  выражения  могут  просто  отсутствовать  в  тезаурусе  человека,  а  некоторые  не  иметь  соответствий  в  определенном  стилевом  регистре.  Также  бывают  случаи  сбоев  в  коммуникации  из-за  различий  и  особенностей  профессиональной  деятельности  коммуникантов.

Иностранные  выражения,  пришедшие  из  другого  языка,  но  довольно  часто  употребляемые  в  составе  высказывания,  являются  одной  из  разновидностей  лакун  в  тезаурусах  коммуникантов.  Данный  прием  предназначен  для  того,  чтобы  добавить  экспресии  высказыванию  и  сделать  его  более  ярким.  Однако,  иногда  собеседник  может  и  не  знать  используемого  выражения.

Такого  рода  выражения  могут  быть  взяты  из  любого  иностранного  языка,  однако,  наиболее  частотными  случаями  являются  заимствования  из  французского  языка  и  латыни.

5.

“…It  was  merely  because  nothing  of  a  suitable  nature  had  presented  itself  by  the  time  we  reached  the  T’s  that  suggested  Turf  Accountant  faute  de  mieux”.

Faute  de  what?”

Mieux,  m’lord.  A  French  expression.  We  should  say  ‘for  what  of  anything  better.”  (Wod.Ring.,  p.37)

 

В  данном  случае  представлен  пример  употребления  французского  выражения  в  речи  персонажа  Дживса,  которое  обозначает  «за  неимением  лучшего».  Его  собеседник  не  смог  отреагировать  на  реплику,  содержавшую  это  выражение,  поэтому  последнему  пришлось  разъяснять  значение  этого  выражения  уже  на  родном  языке.

Социально-культурный  статус  порождает  различия  в  уровне  знаний  у  коммуникатов,  который,  в  свою  очередь  отражает  степень  образованности  и  начитанности.  Конечно,  в  подавляющем  количестве  случаев  КН  возникает  по  причине  недостатка  у  адресата  тех  или  иных  знаний.  В  данном  случае,  КН  происходит  по  причине  столкновения  интеллектов  представителей  разных  слоев  общества,  обладающих  различным  социально-культурным  статусом,  который  является  их  неотъемлемой,  а  главное  постоянной  характеристикой.  Стоит  отметить,  что  большое  количество  комических  КН  в  произведениях  П.Г.  Вудхауза  строится  именно  на  социальном  контрасте,  который  демонстрирует  различия  между  господином  и  слугой.

3.  Коммуникативные  неудачи,  обусловленные  текущим  психологическим  состоянием  коммуниканта

Иногда  КН,  возникающие  в  процессе  общения,  объясняются  психологическим  состоянием  одного  или  обоих  коммуникантов,  так  как  коммуникативная  личность  не  может  рассматриваться  без  учета  ее  эмоциональной  составляющей  [1].  Человеческие  эмоции  играют  большую  роль  в  процессе  коммуникации,  и  зачастую  оказывают  влияние  на  ее  результат.

Эмоциональным  состоянием,  в  котором  пребывает  коммуникант  в  процессе  общения,  объясняется  появление  большого  количества  комических  КН,  в  основе  которых  лежит  нарушение  определенных  правил  и  стратегий  обмена  информацией,  по  которым  строятся  высказывания.  Коммуникативные  сбои  также  могут  стать  следствием  наличия  различных  текущих  знаний  у  коммуникантов.

В  условиях  живого  и  естественного  общения  коммуникант  может  неосознанно  нарушать  постулаты  Принципа  Кооперации  Г.П.  Грайса  [2,  c.  222].  Коммуникативные  постулаты  Г.П.  Грайса  являются  своего  рода  предписаниями  говорящему  и  делятся  на  четыре  группы:  постулаты  количества,  постулаты  качества,  постулат  релевантности,  а  также  постулаты  способа  [2,  c.  217—237].  Нарушения  правил  речевого  общения,  в  свою  очередь,  могут  стать  причиной  возникновения  комических  КН  между  участниками  коммуникации.  Нарушение  постулатов  Принципа  Кооперации  связано  с  интерактивной  компетенцией,  которую  коммуникант  утрачивает  под  влиянием  психологического  состояния.

Следующий  пример  КН  иллюстрирует  нарушение  говорящим  постулата  количества,  которая  связана  с  тем  количеством  информации,  которое  необходимо  передать  адресату  для  адекватного  восприятия  высказывания  [2].

6.

“It’s  for  you.”

“Mike  Cardinal?”

“Yes.  He  says  did  you  get  his  letter.”

“Yes,  I  did.  Tell  him  I  won’t.”

“Won’t?”

“Won’t.”

“Won’t  what?”

“Just  won’t.  He’ll  understand.”

“Yes”,  said  Lord  Shotlands  into  the  instrument,  mystified  but  dutifully  obeying  instructions,  “she  says  she  did,  but  she  won’t.  Eh?”  (Wod.Sp)

 

От  неожиданности  и  нахлынувших  на  него  эмоций  говорящий  нарушает  постулат  количества,  так  как  одного  отрицания  недостаточно  для  того,  чтобы  адресант  понял  истинную  причину,  почему  девушка  получила  и  прочитала  письмо-приглашение  от  поклонника,  но  не  хочет  на  него  отвечать.

Следующий  пример  демонстрирует  нарушение  постулатов  способа.  В  случаях,  когда  говорящий,  в  силу  определенного  психологического  состояния,  не  может  построить  свое  высказывание  по  этим  канонам,  существует  риск  появления  КН.

Одним  из  последствий  нарушения  категории  способа  является  ситуация  неверной  идентификации  референта.  Подобное  явление  также  приводит  к  неоднозначности  высказывания  и  к  непониманию  между  коммуникантами:

7.

The  dog's  name  was  Marie.  My  wife's  dog,  you  know.  And  she  had  a  mole  on  her  chin."

"The  dog?"

"No.  My  wife.  Little  beast!  She  bit  me  in  the  leg  once."

"Your  wife?"

"No.  The  dog.  Good  Lord!"  said  the  Sausage  Chappie.  (Wod.Ind.)

 

В  данном  примере  при  попытке  идентификации  референта  возникает  скрытое  сравнение  жены  героя  с  собакой,  так  как  коммуникантом  было  использовано  два  имени  существительных  и  лишь  одно  местоимение  she.  Результатом  служит  комическая  КН.

Таким  образом,  появление  комических  коммуникативных  неудач  может  быть  обусловлено  различными  факторами.  Одним  из  таких  факторов  являются  личностные  характеристики  говорящего  и  адресата,  которые  могут  быть  как  постоянными,  так  и  переменными.

Для  создания  комических  сюжетов  своих  произведений  П.Г.  Вудхауз  использует  явление  коммуникативной  неудачи.  Причина  коммуникативного  сбоя,  манера  поведения  и  способ  реакции  позволяют  дать  характеристику  речевым  портретам  говорящего  и  адресата,  что  помогает  создать  целостный  и  наиболее  полный  образ  персонажа.  В  произведениях  П.Г.Вудхауза  большое  количество  коммуникативных  неудач  строится  на  контрасте  личностных  характеристик  героев.  Это  делается  для  того,  чтобы  подчеркнуть  индивидуальные  особенности  персонажей,  неповторимость  и  яркость  их  образов.

Приложение  1.

Список  сокращений:

  1. Wod.Gas.  —  Wodehouse  P.G.  Laughing  Gas.  Arrow  Books,  2008. 
  2. Wod.Ind.  —  Wodehouse  P.G.  Indiscretions  of  Archie  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  www.fulltextarchive.com
  3. Wod.Muc.Obl.  —  Wodehouse  P.G.  Much  Obliged  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  www.bookmate.com
  4. Wod.Ring.  —  Wodehouse  P.G.  The  Jeeves  Omnibus  3  (Ring  For  Jeeves,  The  Mating  Season,  Very  Good,  Jeeves).  London,  1991.
  5. Wod.Sp.  —  Wodehouse  P.G.  Spring  Fever  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  www.epubbud.com

 

Список  литературы:

  1. Богданов  В.В.  Предложение  и  текст  в  содержательном  аспекте.  СПб.:  Изд-во  СПбГУ,  2007.
  2. Грайс  Г.П.  Логика  и  речевое  общение  //  Новое  в  зарубежной  лингвистике.  Вып.  16.  М.,  1985.  —  С.  217—237.
  3. Кулинич  М.А.  Лингвокультурология  юмора  (на  материале  английского  языка).  Самара,  1999.
  4. Минский  М.  Остроумие  и  логика  когнитивного  бессознательного  //  Новое  в  зарубежной  лингвистике.  М.:  Прогресс,  1988.  —  С.  281—308. 
  5. Оглуздина  Т.П.  Развитие  содержания  понятия  «языковая  компетенция»  в  истории  лингвистики  и  теории  обучения  иностранным  языкам  //  Вестн.  Томского  гос.  пед.  ун-та.  Вып.  2.  Томск,  2011.  —  С.  91—94.
  6. Санников  В.З.  Русский  язык  в  зеркале  языковой  игры.  М.,  1999.
  7. Степанова  Н.Ю.  Лингвостилистические  средства  достижения  комического  эффекта  в  современной  английской  литературе  (на  материале  романа  Зэди  Смит  «Белые  зубы»  //  Вестн.  Московского  гос.  обл.  ун-та.  Вып.  4.  М.,  2009.
  8. Buttler  D.  Polski  dowcip  językowy.  Warszawa,  1968.
  9. Koestler  A.  The  Act  of  Creation.  London:  Hutchinson,  1964.
  10. Raskin  V.  Semantic  Mechanisms  of  Humor.  Dordrecht,  1985.

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий