Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 09 октября 2014 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Некрасова А.С. ДЕВУШКА-СИРОТА В ЛИТЕРАТУРЕ СЕНТИМЕНТАЛЬНОГО НАТУРАЛИЗМА // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(25). URL: http://sibac.info/archive/guman/10(25).pdf (дата обращения: 26.02.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ДЕВУШКА-СИРОТА  В  ЛИТЕРАТУРЕ  СЕНТИМЕНТАЛЬНОГО  НАТУРАЛИЗМА

Некрасова  Алена  Сергеевна

студент  1  курса  магистратуры,  направление  «Перевод  в  сфере  профессиональной  деятельности»  ТвГУ,  РФ,  г.  Тверь

E-mail:  alyona-nekrasova@yandex.ru

Строганов  Михаил  Викторович

научный  руководитель,  д-р  филол.  наук,  профессор  ТвГУ,  г.  Тверь

 

Как  известно,  «натуральная  школа»  берет  свое  начало  с  1840-го  г.,  ее  «отцом»  называют  Н.В.  Гоголя,  а  «идейным  наставником»  [6,  c.  5]  —  В.Г.  Белинского.  «Впервые  термин  «натуральная  школа»  употребил  Ф.В.  Булгарин  в  1846  г.  в  «Северной  пчеле»  (№  22):  он  хотел  осмеять  новое  направление.  Но,  благодаря  Белинскому,  термин  «натуральная  школа»  вошел  в  употребление  именно  в  значении  «естественная,  правдивая,  стремящаяся  к  изображению  жизни  без  прикрас»  [6,  с.  104].

Термин  сентиментальный  натурализм  был  выдвинут  впервые  в  1850-е  гг.  Аполлоном  Григорьевым,  который  отождествлял  его  со  всем  гоголевским  направлением.  Но  В.В.  Виноградов  в  1929  г.  по  иному  взглянул  на  данное  явление  и  первым  поставил  вопрос  о  нахождении  сентиментального  натурализма  именно  внутри  «натуральной  школы»,  в  качестве  особого  ответвления.

Составить  свое  представление  о  натуральной  школе  и  сентиментальному  натурализму  мы  можем  по  работам  В.В.  Виноградова,  Ю.В.  Манна,  В.И.  Кулешова,  Л.М.  Лотман,  А.Г.  Цейтлина  и  других  исследователей.

В  «натуральной  школе»  можно  выделить,  по  мнению  А.Г.  Цейтлина,  «две  отличные  друг  от  друга  разновидности»:  «общественно-психологическую»  и  «социально-политическую»  [6,  с.  83].  К  первой  принадлежали  —  Д.В.  Григорович,  И.С.  Тургенев,  И.А.  Гончаров  и  Ф.М.  Достоевский.  Ко  второй  —  А.И.  Герцен,  М.Е.  Салтыков-Щедрин  и  Н.А.  Некрасов.  В  первой  группе  и  выделяется  так  называемая  подгруппа  «сентиментальных  натуралистов»  (Григорович  и  Достоевский),  в  произведениях  которых  на  первый  план  вышло  «сентиментальное  сочувствие  маленькому  чиновнику»  [6,  с.  84].

Писатели,  в  чьих  произведениях  на  первый  план  вышло  «сентиментальное  сочувствие  маленькому  чиновнику»  [6,  с.  84]  и  будут  являться  представителями  сентиментального  натурализма.  Причем  эталонным  произведением  данного  направления  будет  являться  роман  Достоевского  «Бедные  люди»,  где  взята  традиционная  форма  сентиментального  «мещанского»  романа  (в  основе  лежит  любовная  переписка),  имена  действующих  лиц  имеют  сентиментальный  окрас,  а  «история  Вареньки  Доброселовой  в  основных  чертах  —  традиционный  остов  сюжета  сентиментального  романа»  [1,  с.  349].

Теперь  перейдем  непосредственно  к  девушкам-сиротам  и  проанализируем  данные  образы  в  романе  Ф.М.  Достоевского  «Бедные  люди»,  его  повести  «Неточка  Незванова»,  и  повести  Д.В.  Григоровича  «Деревня».

Как  и  в  «натуральной  школе»,  «маленький»,  обыкновенный  человек  является  основным  героем  «сентиментального  натурализма».  Варенька  Доброселова  из  «Бедных  людей»  занимается  рукоделием,  живет  крайне  бедно.  Акулина  из  повести  «Деревня»,  дочь  умершей  скотницы,  пасет  гусей  и  выполняет  любую  работу  по  дому,  которую  ей  прикажут  сделать.  На  первый  взгляд,  их  судьба  одинакова  тяжела,  но  это  не  так.  Разгадка  кроется  в  социальном  статусе  девушек:  Варенька  является  «свободной»  девушкой,  ее  отец  служил  управителем  имения,  Акулина  же  —  крепостная,  все  ее  поступки  уже  исходя  из  этого,  являются  несамостоятельными,  подчиненными.  Две  круглые  сироты,  но  с  совершенно  разными  обстоятельствами,  возможностями  и  прогнозами.  Можно  построить  некую  иерархию,  где  в  самом  низу  будет  Акулина,  за  ней  идет  Варенька,  а  выше  нее  стоит  Неточка.  Стоит  заметить,  что  Варенька  изначально  родилась  и  провела  свое  детство  в  деревне:  «Мы  жили  в  одной  из  деревень  князя,  и  жили  тихо,  неслышно,  счастливо…»  [4,  c.  43].  Позже  семья  переехала  в  Петербург  и  все  окрашивается  безрадостными  цветами.  Девушка  половину  жизни  провела  в  деревне,  а  другую  часть  —  в  городе.  Неточка  же  изначально  родилась  в  городской  среде.  Она  является  более  свободной,  чем  Варенька,  при  этом  имея  большие  шансы  на  более-менее  нормальную  жизнь.  Благодаря  знакомому  своего  отчима,  она  получает  возможность  жить  в  семье;  она  не  столь  угнетена  и  покорна,  как  другие.

Каждая  из  девушек  живет  в  совершенно  разных  локальных  точках:  Акулина  —  скотный  дом  и  семья  мужа,  т.  е.  деревенская  среда,  Варенька  и  Неточка  живут  в  Петербурге,  т.  е.  в  городской  среде.  Деревенская  жизнь  в  повести  Григоровича  вовсе  не  идиллическая,  как  это  было  в  сентиментальных  повестях,  а,  наоборот,  еще  более  тяжелая,  чем  в  городе.  Например,  Варенька,  в  отличие  от  Акулины,  может  подработать  рукоделием  или  любым  другим  занятием,  у  нее  есть  возможность  переехать  по  желанию  в  другое  место.  Деревенская  девушка-сирота  привязана  к  своей  среде  очень  крепко,  ее  жизнь  замкнута  здесь.

В  обоих  произведениях  слиты  два  из  трех  видов  конфликта,  которые  выделяет  Ю.В.  Манн  —  ретроспективный  («при  котором  какие-либо  несчастья,  аномалии,  преступления,  ошибки  строго  обусловливались  прежними  обстоятельствами»  [7])  и  «превращение»  («при  котором  демонстрировалось  коренное  изменение  образа  мыслей,  мироощущения,  даже  характера  деятельности  персонажа»  [7]).  К  первому  можно  отнести  сиротство  девушек,  это  обстоятельство,  которое  уже  вынуждает  на  определенное  поведение  или  состояние  (подчинение,  страх,  постоянное  одиночество,  незащищенность).  Ко  второму  —  момент  согласия  Вареньки  уехать  и  жить  с  Быковым  (ее  смирение  своей  судьбе)  и  желание  Акулины  жить  ради  дочери  (ее  появившееся  равнодушие  к  побоям  и  оскорблениям  и  любовь  к  дочери,  оживившая  ее).

«В  «сентиментальном  натурализме»  в  изображении  человека  отчетливо  выступают  2  тенденции.  С  одной  стороны,  показывается  социально-типическая  психология  героев,  то  есть  изображаются  герои-типы.  <…>  С  другой  стороны,  писатели  пытаются  увидеть  в  социальном  типе  конкретную  личность.  В  «маленьком»,  обыкновенном  человеке  подчеркивается  богатое  духовное  содержание,  нередко  показывается  превосходство  героя  над  «существователями»  [2,  с.  161—162].  «Существователи»  —  это  простые  обыватели,  люди,  заботящиеся  лишь  о  собственном  благе.  Варенька  и  Акулина  нравственно  гораздо  выше  всех  остальных  героев:  «Любовь  к  Вареньке  и  ее  ответная  привязанность  дают  Девушкину  приют  в  простирающейся  вокруг  него  враждебной  пустыне,  утверждают  в  нем  достоинство  человека:  раз  его  любят,  значит  —  он  стоит  любви.  <…>  Любовь  Вареньки  —  последняя  тоненькая  ниточка,  удерживающая  его  от  падения»  [5,  с.  285,  210].  Благодаря  ей  он  «познал,  что  «сердцем  и  мыслями  он  человек»»  [5,  с.  211].

Есть  еще  одна  деталь  —  «обращение  к  воспоминаниям  детства,  являющимся  светлым  моментом  в  безрадостной  жизни  героев,  общий  прием  у  «сентиментальных  натуралистов»  [2,  с.  107].  Например,  Варенька  напрямую  идеализирует  его:  «Детство  мое  было  самым  счастливым  временем  моей  жизни»;  «И  мне  кажется,  что  я  бы  так  была  счастлива,  если  б  пришлось  хоть  всю  жизнь  мою  не  выезжать  из  деревни  и  жить  на  одном  месте»  [4,  с.  43].

Как  пишет  И.И.  Глуховская,  «в  женской  личности,  считали  «сентиментальные  натуралисты»,  в  наибольшей  степени  заложено  от  природы  гармоническое  равновесие  «духовных»  и  «природных»  начал.  Женщина  изначально  —  существо  идеальное,  поэтому  так  трагично  ее  положение  в  обществе.  Героини  в  произведениях  «сентиментальных  натуралистов»  представлены  как  натуры  яркие,  индивидуальные,  с  развитым  чувством  собственного  достоинства.  Показывая  нравственное  и  духовное  превосходство  женщин  над  пошлым  обществом,  писатели  стремились  обратить  внимание  прогрессивных  сил  на  их  рабское  униженное  положение  в  современной  действительности»  [2,  с.  161—162].  Варенька  Доброселову  можно  поставить  выше  Макара  Девушкина,  она  более  мудра,  больше  знает  и  понимает.  Неточка,  например,  гораздо  умнее  и  сообразительнее  дочери  князя.

Одной  из  особенностей  «сентиментальных  натуралистов»  является  следующее:  «Для  них  человеческий  характер  раскрывался  не  только  через  поведение,  а  в  комплексе  мыслей,  чувств  и  переживаний.  Они  стараются  показать  состояние  непрерывного  внутреннего  движения  личности:  отмирание  прежних  представлений,  возникновение  под  воздействие  обстоятельств  новых»  [2,  с.  164].  Смирением  можно  охарактеризовать,  то  как  девушки-сироты  подчиняются  все  новым  не  утешающим  жизненным  поворотам.  Варенька  ненавидит  Быкова,  но  постепенно  решает  согласиться  на  его  предложение,  что  так  будет  лучше.  Изменение  ее  состояния  детально  освещено  в  ее  письмах  к  Девушкину.

Детали  быта,  которым  огромное  внимание  уделяется  всеми  представителями  «натуральной  школы»,  подчеркивают  все  тяготы  жизни  девушек,  служат  усилению  сочувствия  судьбе  Вареньки,  Акулины  и  Неточки:  «Случалось  ли  ребятам  напроказить:  разбить  горшок  или  выпить  втихомолку  сливки  —  разгневанная  Домна  (приемная  мать  Акулины)  накидывалась  обыкновенно  на  Акульку,  видя  в  ней  если  не  виновницу,  то  по  крайней  мере  главную  зачинщицу  <…>»  [3,  c.  34].

В  литературоведении  известен  тип  «лишнего  человека»,  имеющего  значительные  способности,  но  ищущего  свое  место  в  жизни  и  не  находящего  его.  Девушку-сироту  тоже  можно  определить  этим  термином,  но  в  несколько  ином  смысле.  Ее  отчуждает  сама  жизнь,  она  «лишняя»  для  человеческого  общества,  ей  нет  здесь  места.  В  доказательство  этому  стоит  лишь  вспомнить  сцену  определения  семьи  для  маленькой  Акулины  путем  обычной  жеребьевки:  «Теперь  каждая  из  этих  достойных  женщин  с  жаром  принялась  защищать  права  свои  в  рассуждении  того,  на  чью  горькую  долю  должен  достаться  ребенок,  как  будто  на  зло  им  родившийся»  [3,  c.  33].  Как  писал  Ю.  Манн:  «Никто  из  барской  и  крестьянской  среды  не  понимал  ее  страданий,  никто  не  мог  заметить  «тех  тонких  признаков  душевной  скорби,  того  немого  отчаяния  (единственных  выражений  истинного  горя),  которые...  сильно  обозначились  в  каждой  черте  лица»  ее.  Большинство  не  видело  в  Акулине  человека,  преследование  и  гнет  как  бы  исключили  ее  из  круга  соотечественников»  [7].

 

Список  литературы:

  1. Виноградов  В.  В.  Эволюция  русского  натурализма:  Гоголь  и  Достоевский  /  В.В.  Виноградов;  Гос.  ин-т  истории  искусств.  Л.:  Academia,  1929.  —  389,  [2]  с.
  2. Глуховская  И.И.  «Сентиментальный  натурализм»  в  русской  литературе  40-х  годов  XIX  века  (проблема  метода):  Дис…  канд.  филол.  наук:  10.01.01/  Калин.  гос.  ун-т.  Калинин,  1984.  —  212  с.
  3. Григорович  Д.В.  Повести  и  рассказы.  М.:  Правда,  1980.  —  416  с.
  4. Достоевский  Ф.М.  Бедные  люди:  Роман.  /  Предисл.  и  примеч.  Ю.В.  Манна.  М.:  Дет.  Лит.,  2002.  —  176  с.
  5. Кирпотин  В.Я.  Молодой  Достоевский.  М.:  ГИХЛ,  1947.  —  376  с.
  6. Кулешов  В.И.  Натуральная  школа  в  русской  литературе  XIX  века:  учеб.  пособие.  2-е  изд.  М.:  Просвещение,  1982.  —  238,  [1]  с.
  7. Манн  Ю.В.  Натуральная  школа  //  Фундаментальная  электронная  библиотека  «Русская  литература  и  фольклор»  (ФЭБ)  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://feb-web.ru/feb/ivl/vl6/vl6-3842.htm  (дата  обращения  1.10.2014).

 

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий