Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 24 сентября 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Керстюк Ю.Н. «ГАРДЕРОБ» В ИДИОЛЕКТЕ И.А. БРОДСКОГО // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. XII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12. URL: https://sibac.info//archive/humanities/12.pdf (дата обращения: 23.10.2020)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

«ГАРДЕРОБ»  В  ИДИОЛЕКТЕ  И.А.  БРОДСКОГО

Керстюк  Юлия  Николаевна

магистрант  1  курса,  кафедра  иностранных  языков  КГУ,  г.  Курск

E-mail: 

Сотникова  Светлана  Сергеевна

научный  руководитель,  канд.  филолог.  наук,  доцент  КГУ,  г.  Курск

Смахтина  Нелли  Геннадьевна

научный  руководитель,  канд.  филолог.  наук,  доцент  КГУ,  г.  Курск

 

Одной  из  главных  социолингвистических  проблем  является  проблема  двуязычия.  Этот  сложный  многогранный  процесс  подразумевает  взаимодействие  разных  культур,  истории  народов,  социального  опыта.  Проблематика  двуязычия  всегда  привлекала  лингвистов  как  отечественной,  так  и  зарубежной  школы.  Следует  отметить,  что  в  отечественной  и  зарубежной  лингвистике  разработан  целый  ряд  определений  феномена  билингвизма.  Аврорин  Валентин  Александрович,  представитель  отечественной  лингвистической  школы,  дает  следующее  определение  билингвизму:  «приблизительно  одинаково  свободное  активное  владения  двумя  языками;  двуязычия  начинается  тогда,  когда  степень  знания  второго  языка  приближается  вплотную  к  степени  знания  первого»  [1,  с.  51].

Поэзия  Иосифа  Бродского  занимает  значительную  позицию  в  литературе  XX  века.  Поэзия  Бродского  обладает  «онтологическим  каркасом»,  основными  категориями  которого  исследователи  называют  Культуру,  Время,  Язык,  Небытие,  Пространство  [4,  с.  77].  В  литературно-критических  работах  неоднократно  отмечались  уникальность  и  «многогранность»  поэтической  фигуры  Иосифа  Бродского.  Уникальность  эта  выражается  в  его  мастерстве  художественного  слова,  неподражаемом  стиле,  нестандартной  философской  проблематике  стихотворений,  наконец,  в  самобытности  поэта.

Идея  анализировать  индивидуальную  языковую  картину  мира  с  его  носителем-человеком  далеко  не  новая,  однако,  приоритет  в  разработке  и  использовании  термина  «языковая  личность»  принадлежит  современным  российским  лингвистам.  Основоположником  теории  языка  как  «органа  внутреннего  бытия  человека»  следует  считать  В.  Фон  Гумбольдта,  который  ещё  в  XIX  веке  трактовал  язык  как  выразитель  характера  и  духа  народа,  нации  [2,  с.  373].  А.А.  Шахматов  в  начале  XX  века  писал  «…  Реальное  бытие  имеет  язык  каждого  индивидуума;  язык  села,  города,  области,  народа  оказывается  известною  научною  фикцией»  [5,  с.  215].  Сам  термин  «языковая  личность»  впервые  употребил  в  1930  году  В.В.Виноградов  в  своей  книге  «О  языке  художественной  прозы».

Под  языковой  личностью  понимается  любой  носитель  языка,  а  способ  представления  (изучения  и  описания)  языковой  личности  предполагает  изображение  ее  структуры  на  основе  производимых  и  воспринимаемых  его  текстов  [3,  с.  160].  Ю.Н.  Караулов  так  формулирует  основную  заповедь  современной  лингвистической  парадигмы:  «За  каждым  текстом  стоит  система  языка»,  а  также  «стоит  языковая  личность,  владеющая  системой  языка»  [3,  с.  27].

Свое  видение  окружающей  действительности  языковая  личность  выражает  в  созданных  ею  текстах.  Анализ  этих  текстов  позволяет  реконструировать  содержание  мировоззрения  личности.  Особенно  глубоко  языковая  личность  выражает  себя  в  художественных  текстах,  в  которых  репрезентируется  не  только  творческое  владение  личностью  всеми  богатейшими  запасами  языка,  но  и  реализуется  индивидуальное  художественное  видение  мира.

Особую  значимость  в  изучении  индивидуального  мировосприятия  поэта  является  выявление  в  художественных  текстах  языковых  единиц,  репрезентирующих  какой-либо  фрагмент  окружающей  действительности.  Мы  считаем,  что  данный  фрагмент  действительности,  является  неотъемлемой  частью  любого  описания  и  отражает  важные  культурные  реалии  быта  человека. 

Целью  данного  исследования  является  изучение  авторского  мировосприятия  поэта  посредством  выявления  языковых  единиц,  номинирующих  гардероб  как  фрагмент  окружающей  действительности.

Лексема  гардероб  переводится  автором  словом  wardrobe  ‘гардероб’.  Мы  рассматриваем  лексему  гардероб  в  двух  её  значениях:  «шкаф  для  одежды»  и  «помещение  в  общественном  здании  для  хранения  верхней  одежды  посетителей».

Я  овладел  искусством

сливаться  с  ландшафтом,  как  с  мебелью  или  шторой  (что  сказалось  с  годами  на  качестве  гардероба).  [Вертумн]

I’ve  mastered  the  art  of  merging

with  the  landscape  the  way  one  fades  into  the  furniture  or  the  curtains  (which,  in  the  end,  influenced  my  wardrobe).  [Vertumnus]

 

В  стихотворении  «Вертумн»  отражается  определенный  этап  творчества  И.А.  Бродского  и  его  отношения  к
окружающей  действительности.  Создавая  это  произведение,  поэт  прибегает  к  чрезвычайно  сложной 
закодированной  форме  изложения  своих  мыслей  и  чувств,  которая  может  быть  постигнута  только  при
условии  тщательного  детального  анализа  всех  структурно-семантических  составляющих  текста.  В 
«Вертумне»  автор  глубоко  исследует  природу  художественного  слова,  поэтического  мастерства,  поднимает
проблемы,  связанные  с  его  происхождением,  статусом  и  предназначением,  размышляет  о  развитии 
поэтического  таланта.  Вертумн  –  это  собирательный  образ  друзей  поэта,  его  знакомых,  людей,  кто  в
разные  периоды  его  жизни  оказывал  на  него  влияние.  Каждая  встреча  с  таким  человеком  предзнаменовала
новый  поворот  в  жизни,  давала  новые  источники  вдохновения,  определяя  направление  творческого 
пути  автора. 

Обратимся  к  фрагменту  данного  произведения.  В  седьмой  части  поэт  говорит  о  человеке,  которые  «водворился»  в  его  мир,  «овладел  искусством  сливаться  с  ландшафтом,  как  с  мебелью  или  шторой».  В  этой  части  стихотворения  И.  Бродский  говорит  об  Уистане  Хью  Одене,  английском  поэте,  которого  мастер  называл  «величайшим  умом  ХХ  века».  Для  И.  Бродского  он  стал  примером  для  подражания,  человеком,  который  определил  его  мировоззрение  в  период  эмиграции.  Автор  подчеркивает,  что  его  влияние  даже  сказалось  на  качестве  гардероба.  В  английском  варианте  поэт  более  четко  излагает  свою  мысль  influenced  my  wardrobe  ‘повлиял  на  мой  гардероб’.  Русскому  читателю  без  глубокого  анализа  этого  произведения  не  понятен  смысл  этой  строчки.  Мы  уже  отмечали,  что  в  этом  произведении  поэт  использует  чрезвычайно  сложную  закодированную  форму  изложения  своих  мыслей  и  чувств.  При  переводе  автор  нарочито  подчеркивает  притяжательным  местоимением  my  wardrobe  ‘мой  гардероб’,  поэтому  у  англоязычного  читателя  не  возникает  вопроса,  о  каком  гардеробе  идет  речь.

Что  нового  в  репертуаре,  трагедия,  в  гардеробе?  [Портрет  трагедии]

What’s  new  on  the  schedule,  tragedy,  in  your  cartridge?  [Portrait  of  Tragedy]

 

В  данном  фрагменте  автор  использует  лексему  гардероб  в  значении  «помещение  в  театре  для  хранения  верхней  одежды  посетителей».  Тем  не  менее,  в  английском  тексте  вместо  лексемы  wardrobe  ‘гардероб’  автор  использует  абсолютно  не  синонимичное  ей  слово  cartridge  ‘картридж,  кассета’.  В  своей  дефиниции  картридж  —  это  «заключенный  в  кассету  набор  каких-нибудь  элементов  к  прибору,  устройству».  Лексемой  cartridge  ‘картридж’  автор  дает  новый  оттенок  этой  строчки:  он  показывает  узость,  замкнутость  и  ограниченность  помещения.  В  оригинале  мастер  с  помощью  лексемы  гардероб  сохраняет  рифменную  цепь:  «Что  нового  в  репертуаре,  трагедия,  в  гардеробе  ?/  И  —  говоря  о  товаре  в  твоей  утробе  —  /  чем  лучше  роль  крупной  твари  роли  невзрачной  дроби?».  Тем  же  правилом  автор  руководствуется  и  в  английском  произведении:  «Whats  new  on  the  scheduletragedyin  your  cartridge/  And  re  stuffing  wombs,  what  takes  more  courage  /  to  star  in:  a  scene  of  carnage  or  a  pile  of  garbage?».  Мы  можем  сделать  вывод,  что  в  переводе  И.  Бродский  меняет  лексему  гардероб  на  слово  cartridge  ‘картридж’  не  только  для  сохранения  рифмы,  но  и  для  придания  оттенка  узкого  помещения. 

С  помощью  мятой  куртки  и  голубой  рубахи 

что-то  еще  отражается  в  зеркале  гардероба

[Римские  элегии]

By  means  of  a  blue  shirt  and  a  rumpled  jacket

  something  still  gets  reflected  in  the  wardrobe  mirror.  [Roman  Elegies]

 

В  данном  отрывке  стихотворения  «Римские  элегии»  И.  Бродский  показывает,  что  его  герой  будто  бы  утратил  собственную  телесность,  и  тогда  только  «с  помощью  мятой  куртки  и  голубой  рубахи  /  что-то  еще  отражается  в  зеркале  гардероба».  В  авторском  переводе  мастер  использует  лексему  гардероб  в  прямом  её  значении  wardrobe  ‘гардероб’. 

Темно-синее  утро  в  заиндевевшей  раме

напоминает  улицу  с  горящими  фонарями, 

ледяную  дорожку,  перекрестки,  сугробы, 

толчею  в  раздевалке  в  восточном  конце  Европы.  [Часть  речи]

A  navy-blue  dawn  in  a  frosted  pane 

recalls  yellow  streetlamps  in  the  snow-piled  lane,  /  icy  pathways,  crossroads,  drifts  on  either  hand,  /  a  jostling  cloakroom  in  Europe’s  eastern  end.  [A  Part  of  Speech]

Картину,  которую  рисует  мастер,  мы  видим  подобно  перспективе  самого  взгляда  из  окна.  Автор  использует  разговорное  слово  раздевалка,  синоним  лексеме  гардероб,  тем  самым  понижая  её  значение.  В  переводе  поэт  использует  Participle  I  от  глагола  jostle  ‘толкаться,  тесниться’.  В  оригинале  автор  видит  толчею  в  раздевалке,  но  переводит  фразу  a  jostling  cloakroom  ‘толкотня’,  тем  самым  передает  дерзость  и  грубость  действия.

Таким  образом,  лексема  гардероб  в  английских  текстах  переводится  не  только  соответствующими  ей  эквивалентами,  но  и  словами-синонимами  или  совершенно  необычным  словом,  совершенно  не  связанным  с  гардеробом  (гардероб  —  cartridge  ‘картридж’).

Предпринятый  в  нашем  исследовании  сравнительный  анализ  художественных  текстов  оригинала  и  авторского  перевода  позволил  изучить  индивидуально-творческое  мировидение  личности  художественного  билингва,  которое  представляется  средствами  разных  языковых  систем,  а  также  выявить  различия  в  ее  разноязычных  картинах  мира.

Индивидуально-авторское  миропонимание  личности  художественного  билингва  в  рамках  представленной  работы  исследовалось  на  основе  сопоставления  разноязычных  актуализированных  лексиконов  в  условиях  авторского  перевода,  представляющих  собой  часть  словаря  языковой  личности.  Языковая  картина  мира  художественного  билингва  видоизменяется  разнообразно.

В  ходе  исследования  выявлено,  что  главными  причинами,  вызвавшими  разницу  при  переводе  лексемы  «Гардероб»  одной  творческой  личности,  являются  различия  в  грамматическом  и  лексическом  составе  двух  языковых  систем,  необходимость  сохранения  структуры  стихотворного  произведения,  а  также  изменения  по  замыслу  автора. 

Итак,  сопоставительный  анализ  данного  фрагмента  действительности  в  квантитативных  и  качественных  аспектах  позволяет  сделать  вывод  о  том,  что  способы  выражения  представления  личности  билингва  об  окружающем  мире  несколько  модифицируются  при  переходе  на  язык  трансляции,  подтверждением  этому  являются  различия  в  языковых  картинах  мира  поэта.

 

Список  литературы:

1.Аврорин  В.А.  Итоги  и  задачи  изучения  языков  малых  народностей  сибирского  Севера  //  Языки  и  фольклор  народов  сибирского  Севера.  М.:  Academia,  1966.  —  179  с.

2.Гумбольдт  В.  фон.  Избранные  труды  по  языкознанию  /  Пер.  с  нем.  Под  ред.  и  с  предисловием  Г.В.  Рамишвили.  М.:  Прогресс,  1985.  —  400  с.

3.Караулов  Ю.Н.  Русский  язык  и  языковая  личность.  М.:  Наука,  1987.  —  264  с.

4.Тюкина  С.  Онтологический  каркас  поэзии  И.  Бродского.  М.:  Радуга,  2005.  —  261  с.

5.Шахматов  А.А.  Очерк  современного  русского  литературного  языка.  М.:  Учпедгиз,  1941.  —  285  с.

Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Комментарии (1)

# Николай 30.09.2013 00:00
Мне нравится!

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом