Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: LXV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 17 мая 2018 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ростомян Л.А. О РОЛИ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ СХЕМ В ЭКСПЛИКАЦИИ СКРЫТЫХ КОМПОНЕНТОВ ТЕРМИНОВ ЭКОНОМИКИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(65). URL: https://sibac.info/archive/guman/5(65).pdf (дата обращения: 17.10.2021)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

О РОЛИ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ СХЕМ В ЭКСПЛИКАЦИИ СКРЫТЫХ КОМПОНЕНТОВ ТЕРМИНОВ ЭКОНОМИКИ ПРИ ПЕРЕВОДЕ

Ростомян Лидия Александровна

магистрант Института иностранных языков и международного туризма ФГБОУ ВО ПГУ,

РФ, г. Пятигорск

Научный руководитель Заврумов Заур Асланович

канд. филол. наук, ФГБОУ ВО ПГУ,

РФ, г. Пятигорск

Согласно теории семантических соответствий действия переводчика при работе с лексическими единицами, не имеющими эквивалентов и лексикографически зафиксированных лаконичных вариантов значения в языке перевода, должны сводиться к поиску возможных замен (объяснительно-описательных, калькированных, частично-калькированных) или приемлемых форм заимствований (транслитерация или транскрипция).

К таким лексическим единицам можно причислить хоть и представленные в специализированных профессиональных словарях, но обладающие скрытыми компонентами, требующими экспликации, термины и профессионализмы сферы экономической деятельности человека. Л.К. Латышев определяет такие слова, как лексику, «провоцирующую переводческие ошибки», «переводческие ловушки» или «ловушки внутренней формы» [4, с. 183-194]. В частности, Л.К. Латышев отмечает, что решение подобных переводческих задач возможно также при использовании приемов перераспределения денотативного содержания, передачи сигнификативных коннотаций и внутриязыкового содержания [Там же]. Данные приемы являются более конкретной реализацией переводческих трансформаций и адекватных замен. В свою очередь, использование инструментов когнитивной семантики для категоризации и концептуализации различных, в том числе и профессионально ориентированных пластов лексики, позволит разработать концептуальные схемы, которые раскрывают логический порядок взаимодействия компонентов в семантической структуре слова и тем самым предоставляют переводчику возможность их систематизировать, включить в оперативную память и избежать ошибок при переводе.

В ходе отбора эмпирического материала было выявлено, что к таким единицам относятся двукомпонентные или многокомпонентные лексемы, образованные путем словосложения (compounding), словослияния, или контаминации (blending/contamination), лексические композиты (в основном структурного типа [[N]+[N]]n), зачастую имеющие в своей морфологической структуре компонент метафорического или метонимического типа, а также однословные лексемы, представляющие собой номинативные единицы метафорического или метонимического типа. Что касается тематической категоризации сферы бизнеса и коммерции в относительно преобладания в конкретных ее областях терминологических единиц и профессионализмов, но наибольшая их концентрация наблюдается в таких категориях как (1) Money and Finance; (2) HR management (в основном, это наименования профессий, в том числе в сфере бизнеса и коммерции, а также номинации различных стратегий и феноменов, актуальных в настоящее время в управлении персоналом); (3) Marketing and Advertising.

В контексте полученных результатов при отборе лексических единиц со скрытыми компонентами значения резонным представляется замечание А.Г. Анисимовой, которая указывает на взаимосвязь терминов с лексическими единицами из общелитературного языка, «причем при терминообразовании важно знать, какая именно характеристика становится основой термина: сходство внешних признаков или функций; смежность или аналогия понятий, значение термина затем уточняется и сужается» [1, с. 135]. Как видно из описания, переход общелитературных слов в категорию терминов обеспечивается такими ментальными механизмами как концептуальная метафора и метонимия – именно они являются одними из наиболее продуктивных механизмов образования слов со скрытыми компонентами значения.

Интерпретация языковой картины мира современного англоязычного сообщества осуществляется посредством определенного набора ключевых концептов, с учетом системы ценностей, являющихся общепризнанными в определенном социокультурном и, безусловно, профессиональном пространстве [3]. Как известно, в рамках когнитивного подхода через язык изучаются познавательные процессы. Сложные слова привлекают внимание, поскольку представляют собой как бы сконцентрированное выражение человеческой мысли. В них существуют семантические отношения, отмеченные элементом предикативности, который в смысловом аспекте может быть приравнен к сообщению. Основу семантики сложных слов составляет особая сформированная в голове человека пропозициональная структура. Пропозициональная структура, под которой вслед за Ю.Г. Панкрацем, будем понимать «своеобразную ментальную структуру, отражение некоторой ситуации и типов отношений в ней, обобщаемых и организуемых в нашем сознании» [2, с. 21], является важной единицей оперативного плана нашего сознания. Она представляет собой модель определённой области нашего опыта, в которой вычленяются элементы – аргументы и базовый предикат, связывающий эти аргументы, даются их характеристики, а также указываются отношения между ними. Учитывая обобщенный уровень концептуализации, в пропозициональной структуре, лежащей в основе семантики сложных слов или метафорических и метонимических переносов, для которых характерно наличие скрытых компонентов значения, выделяются несколько элементов. Так, например, Ю.Г. Панкрац выделяет следующие составляющие в концептуальных структурах, мотивирующих значения сложных слов: (1) ACTOR, который может быть как одушевленным, так и неодушевленным, выступает как гипер-роль по отношению к падежным ролям и обозначает более высокую степень активности предметной сущности, соотносящейся с первым аргументом; (2) второй аргумент обозначается как OBJECT, он представляет собой концепт базового уровня и может включать одушевленный PATIENT или неодушевленный OBJECT; (3) концепт процессуального признака реализуется операциональными концептами OPER и BE OPER, или имплицитными атомарными предикатами, которые представляют собой наиболее обобщенный и абстрактный тип связи, не нуждающийся в конкретизации [5, с. 199].

В ходе анализа сложных, метафорических и метонимических единиц, относящихся к категории «HR management» и обозначающих профессии: 1) в финансовой сфере; 2) в сфере информационного бизнеса; 3) в сфере электронной коммерции, было выявлено, что скрытые связи между компонентами их значения могут эксплицироваться концептуальными схемами [PERSON IN SPECIFIC ACTIVITY] и [PERSON HAVE SPECIFIC KNOWLEDGE]. К ним которым в свою очередь могут добавляться конкретизирующие параметры, с которыми соотносятся модификаторы (левый компонент сложносоставных наименований) опорного компонента, такие как [PLACE], [PRODUCT], [QUALITY], [OBJECT], [MANNER].

Рассмотрим, как данные модели коррелируют со специальными лексическими единицами (терминами и профессионализмами) бизнес дискурса, и каким образом они позволяют проявить скрытые компоненты значения специальных слов, которые зачастую вызывают сложности при переводе. Например, семантическая структура однословных терминов метонимического типа с суффиксом –er может эксплицироваться сочетанием схем [PERSON IN SPECIFIC ACTIVITY] и [PERSON HAVE SPECIFIC KNOWLEDGE]: adjuster – “individual  hired by an insurance firm to determine its liability for loss in a specific claim”, оценщик страховых страховых убытков (специалист, который по поручению страховой компании оценивает величину страхового ущерба и дает страховой компании рекомендации о выплатах по страховым требованиям) [OBED, 2008: 10]; writer – “a broker who makes an option available for purchase or sells options”, продавец опциона (лицо, которое продает (выписывает) опцион «пут» или «колл») [6, p. 612]; teller“an employee of a bank, whose job includes the responsibilities of helping the bank customers with their banking needs, such as depositing a check or making a withdrawal”, кассир (служащий банка или иного подобного учреждения, принимающий и выплачивающий клиентам наличные деньги) [6, p. 557]. Все вышеперечисленные термины мотивируются вовлеченностью в деятельность, которая в наименовании представлена как первичная, хотя на самом деле является смежной и, по сути, производной от деятельности основной, которая не сигнифицирована в самом наименовании: в первом случае оценщик страховых проводит аналитику страхового ущерба, однако в фокусе номинации оказывается его негласная деятельность, связанная с подбором суммы страховой выплаты, выгодной агентству; во втором случае лексема writer – это дилер, которые выписывает (writes) какие-либо документы.

Встречающиеся в сложных терминах и профессионализмах / метонимические модели обычно сопровождаются другими концептуальными процессами, позволяющими сформировать более специализированное представление о человеке, в том числе и связанном с разновидностью деятельности, в которую он вовлечен. Например, можно выделить целое гнездо слов, указывающих на специфику профессиональной деятельности человека. Например, в таких наименованиях как open-collar worker (человек, работающий на дому); pink-collar worker (секретарь-референт, помощник генерального директора), blue-collar worker (высококвалифицированный рабочий), white-collar worker (офисный работник) модификатор обладает метонимической семантикой, т.к. передает посредством указания на определенный элемент в одежде, какой профессиональной деятельностью занимается человек. Кроме того, смежность семантики модификатора наблюдается не только в отношении униформы или дресс-кода, но и во взаимосвязи такого элемента одежды с местом работы – дома, в приемной руководителя, в офисе или на заводе, а вот собственно на род занятий работника данный модификатор прямо не указывает. Соответственно, концептуальной схемой, репрезентирующей семантику данных слов, является пропозиция [[PERSON IN SPECIFIC ACTIVITY]+[PLACE]].

Схемы [[PERSON – IN SPECIFIC ACTIVITY] + [PRODUCT]/ [QUALITY]/ [OBJECT]/[MANNER]] концептуализируют значение сложных слов, композитов или слов-блендов, в левой части морфологической структуры которых присутствует полный или осколочный модификатор (info-; eco-), который, указывает либо продукт, который производит или продает специалист, либо на инструмент, которым он пользуется, либо область, в которой он работает, или объекты, которые присутствуют в поле его деятельности, а также качества, которые требует от него избранная деятельность (причем, в случае, если они оценочно окрашены, то следует учитывать, они коррелируют не самой личностью бизнес специалиста, а со спецификой его профессиональных обязанностей). Так, семантика блендов infopreneur – “a person who gathers, organizes, and disseminates information as a business venture or as a value-added service”, лицо, самостоятельно создающее информационные продукты и продающие их через Интернет [6, p. 282]; ecopreneur – “entrepreneur who creates and sells environmentally friendly products and services including organic food, recycling efforts, or green construction”, предприниматель, который создает и продает безвредные для окружающей среды продукты и услуги включая натуральные продукты [6, p. 184] имеет  концептуальную структуру, которая может быть представлена как [[PERSON – IN SPECIFIC ACTIVITY] + [PRODUCT]].

В последнее время все популярнее становится инвестирование денежных средств в различные проекты. Но даже, казалось бы, с одной стороны четко организованную сферу преумножили наименования различных типов инвесторов. Инвесторы делятся на private investors и institutional investor. К первой группе относятся физические лица, которые участвуют в инвестиционных процессах. Ко второй – различные банки и фонды, которые также представляют их сотрудники или владельцы, что, соответственно, объясняет антропоцентричный характер наименований даже институциональных инвесторов. Среди номинаций инвесторов имеются и такие, в значении которых присутствуют скрытые компоненты, а также связи между ними. Как правило, левосторонний компонент (модификатор) главного слова в профессионализмах со структурой [[N]+[N]]n, зависит от управления глагола, составляющего основу существительного-деятеля, субстантивированного посредством суффиксов –er или –or. Также данный модификатор может быть как метафоричным, так и метонимичным. Эта разница сказывается на скрытых логических связях между компонентами значений таких единиц, но на уровне никак не никак не считывается с их формальной структуры, которая может быть идентичной при разных типах предикаций (отношений) между компонентами.

Например, специальные единицы, обозначающие инвесторов, специализирующихся в различных областях, могут иметь модификаторы с метафорической семантикой, которая на концептуальном уровне представлена как [QUALITY], поскольку профессиональные задачи, которые выполняют данные инвесторы, оцениваются как созидательная, оказывающая поддержку (angel investor, а также business angel) или агрессивная деятельность  (shark investor, а также corporate shark): angel investor “an individual who invests in a startup company or other venture”, лицо, вкладывающее средства в молодую развивающуюся компанию или другой проект с высокой степенью риска, который в случае успеха может принести больший доход, чем традиционные инвестиции; часто участвует в инвестируемом им бизнесе [6, p. 67]; shark investor – “an investor that is hostile to the target firm's management and that is interested in taking over the firm”, инвестор, который является враждебным к управлению приобретаемой фирмы, либо же, который пытается поглотить другую фирму  [6, p. 503]. Соответственно, схема, эксплицирующая связи между семантическими компонентами данных специальных лексических единиц, может быть представлена следующим образом – [[PERSON – IN SPECIFIC ACTIVITY] + [QUALITY]].

Однако другое наименование профессии в сфере бизнеса с той же самой структурой и модификатором shark сочетает в своем значении и концептуальную метонимию, и концептуальную метафору и репрезентирует совсем иные отношения между компонентами значения, которому соответствует схема [[PERSON – IN SPECIFIC ACTIVITY] + [OBJECT]]: shark watcher – “specialist who monitors financial markets for the early signs of a hostile takeover attempt such as solicitation of proxies”, наблюдатель за «акулами бизнеса» (лицо, специализирующееся на раннем выявлении и предупреждении попыток нежелательного поглощения) [6, p. 503]. В данном примере метафорически представленный объект профессионального интереса (sharksспециалисты по поглощениям) модифицирует вершину сложного слова watcher на основании функциональной смежности, а это уже способ формирования значений метонимического типа. Таким образом, представленные в данной статье схемы могут служить и как классифицирующие опоры для систематизации специальной лексики со скрытыми компонентами значения, и для экспликации таких компонентов, а также отношений между ними при переводе.

 

Список литературы:

  1. Анисимова А.Г. Лексико-семантический способ образования терминов: проблемы перевода // Методологические исследования когниции и коммуникации в современной лингвистике: сборник научных трудов в честь доктора филологических наук, профессора Ларисы Александровны Манерко. – М.: МАКС Пресс, 2017. – С. 135-142.
  2. Кубрякова, Е.С. Когнитивная лингвистика и проблемы композиционной семантики в сфере словообразования // Известия АН. Серия Литература и язык, 2008. т. 61, №1 – с.13-24.
  3. Кубрякова Е.С. В поисках сущности языка: Когнитивные исследования / Е.С. Кубрякова. Инсттитут языкознания РАН. М.: Знак, 2012. – 208 с.
  4. Латышев Л.К. Технология перевода: учеб. для вузов. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 320 с.
  5. Панкрац, Ю.Г. Пропозициональные структуры и их роль в формировании языковых единиц разных уровней (на материале сложноструктурированных глаголов современного английского языка): Дис…. докт. филол. наук. – Москва, 1994. – 254 с.
  6. Parkinson, D. Oxford Business English Dictionary for Learners of English. – Oxford: Oxford University Press, 2008. – 616 p.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом