Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXV Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 17 мая 2018 г.)

Наука: Филология

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Борченко В.С. ИНТЕРТЕКСТ В ПРОЗЕ Т. ТОЛСТОЙ: СТРУКТУРА, СЕМАНТИКА, ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 5(65). URL: https://sibac.info/archive/guman/5(65).pdf (дата обращения: 20.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИНТЕРТЕКСТ В ПРОЗЕ Т. ТОЛСТОЙ: СТРУКТУРА, СЕМАНТИКА, ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ

Борченко Виктория Сергеевна

магистрант направления «Теория и практика обучения межкультурной коммуникации в полиэтнической и поликультурной среде» Южный федеральный университет

РФ, г. Ростов-на-Дону

Научный руководитель Коростова Светлана Владимировна

канд. филол. наук, доц., доцент кафедры русского языка ИФЖиМКК ЮФУ,

РФ, г. Ростов-на-Дону

Понятие «интертекст» зародилось в результате взаимодействия двух дисциплин: литературоведения и семиотики, но и сейчас продолжает работать в рамках текстового анализа, изучения языка.

Идея связи текстов принадлежала теоретику языка Михаилу Михайловичу Бахтину. Развивая область интертекстуальных отношений, исследователь языка в своей научной работе «Проблема содержания, материала и формы в словесном художественном творчестве» (1924г.) представил концепцию «чужое слово», которая стала основным компонентом интертекстуальных отношений.

 Однако сам термин «интертекст» был введен позже теоретиком постструктурализма, французской исследовательницей Юлией Кристевой. (1967 г.), которая писала об общих свойствах текстов [5, с. 427].

Литературный текст можно интерпретировать с позиции интертекстуальности. Под интертекстуальностью принято понимать связь конкретного текста с каким-либо другим текстом. Интертекстуальность присуща научным и художественным произведениям.

Некоторые ученые считают нужным разграничивать понятия «интертекст» и «интертекстуальность». Известный филолог Н. Пьеге Гро отмечала: «Интертекстуальность – это устройство, с помощью которого один текст перезаписывается на другой текст, а интертекст - это совокупность текстов, отразившихся в данном произведении независимо от того соотносится ли он с произведением или включается в него (как в случае цитации)» [10, с. 110].

В современном литературоведении художественный текст оценивается как результат взаимодействия автора и читателя. Доказательством этого утверждения послужат слова доктора филологических наук Борева Ю.Б. [2, с. 362]: «Художественное произведение не равно себе. Его текст не меняется, но смысл изменчив потому, что является результатом взаимодействия опыта читателя и автора. Восприятие произведения идет в режиме диалога читателя и текста». Таким образом, одной из форм диалога является интертекст. Следовательно, можно сделать вывод о том, что в каждом художественном тексте присутствуют фрагменты, взятые из другого текста.

Лингвист Ю.П. Солодуб [9, с. 51] называет «интертекстуальность» связью между двумя художественными текстами, принадлежащими разным авторам, и во временном отношении определяемыми как более ранний и более поздний».

Таким образом, представители лингвокультурологического подхода изучают тексты, учитывая их историческую связь.

В изучении феномена интертекстуальности различают два подхода. С точки зрения первого подхода интертекстуальность – это свойство текста. Ролан Барт отмечал: «Каждый текст является интертекстом; другие тексты присутствуют в нем на разных уровнях в более или менее узнаваемых формах: тексты предшествующей культуры и текст окружающей культуры. Каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат» [1, с. 418]. Второй подход предполагает, что «интертекстуальность – свойство литературы XX века - литературы постмодернизма, в которой заимствованы чужие формы письма или коммуникации» [7, с. 80].

Применительно к реализации интертекста в основном плане целесообразно использовать термин «интертекстема», обозначающий проявление в конкретных текстовых условиях интертекстуальности.

Изучив теорию предназначения интертекстем, можно назвать следующие основные функции:

1. аутентичная (помогает определить источник высказывания; обозначает достоверность и надежность информации);

2. информационная (выделяет и передает какие-либо актуальные, злободневные сведения);

3. текстообразующая (интертекст позволяет создать содержательную основу материала);

4. апеллятивная (обращение к авторитетным источникам, высказываниям знаменитых людей, фольклору, историческим событиям и т.д.);

5. референтивная (передает информацию о внешнем мире);

6. поэтическая (подразумевает опознание интертекстуальных ссылок, предстает как увлекательная игра);

7. аргументативная (доказывая свою точку зрения, свои тезисы люди опираются на актуальный и культурологический материал);

8. экспрессивно-оценочная (цитаты включаются в эмоционально-оценочный контекст);

9. лингвокреативная (развлекательная роль, направлена на создание определенных образов).

10. метатекстовая (читатель, заметив фрагмент текста как ссылку на другой текст, вправе продолжить чтение, либо, для более глубокого понимания этого текста, обратиться к тексту-источнику).

Таким образом, интертекстуальные отношения представляют собой с одной стороны конструкцию «текст в тексте», а с другой - «текст о тексте».

Подобные конструкции часто используются писателями-постмодернистами. Постмодернизм не только раскрыл и трансформировал механизмы, коды, структуры и связи художественного текста, но и создал новое представление об авторе и о читателе. Поэтому интертекстуальный подход стал одним из важных подходов к изучению художественного текста.  Применяя его к анализу произведений, возможно выявить авторские интенции и языковые средства, с помощью которых они фиксировались в тексте.

Выделяют основные способы создания и передачи авторских интенций – интертекстуальные включения.

Интертекстуальное включение – это «определенный отрезок, фрагмент прецедентного текста, заимствованный автором для создания своего произведения» [3, с. 140].

Распространенные интертекстуальные включения – цитата и аллюзия.

Цитата – «дословно воспроизведенные чьи-либо слова (в устной речи) или взятая исходная часть из какого-либо текста (в письменной речи), приводимые в подтверждение некоторого довода».  Основной признак цитаты – восприятие ее как «чужого» текста [6, с. 350].

К функциям цитат в художественном тексте ученые относят:

• текстоструктурирующую (позволяет объединить пространство художественного текста в единое целое);

• появление нового смысла (так как цитата обладает двуплановостью, смысл заимствующего текста дополняется смыслом исходного);

• предсказательную (позволяет читателю предугадать дальнейшее развитие сюжета);

• характерологическую (характеристика героя).

Цитаты чаще реализуют несколько функций одновременно. Общие функции прямых цитат, литературных аллюзий, реминисценций в художественно-публицистических жанрах – композиционная, эмоционально-оценочная, рекламная, комическая и образная. Все перечисленные виды связи текстов выполняют еще одну важную общую функцию – осуществляют реализацию дополнительных смыслов в каком-либо произведении и преемственности литературной и даже культурной традиций.

Таким образом, цитата, являясь экспрессивным синтаксическим средством, помогает ярче, сильнее выразить наши мысли, опираясь на авторитетное мнение, а также воздействовать на слушателей, читателей, и т.д.

Другим значимым представителем интертекста является аллюзия.

Современный толковый словарь русского языка Ефремовой определяет аллюзию как «стилистический прием, заключающийся в использовании намека на реальный общеизвестный политический, исторический или литературный факт» [4].

Обращаясь к аллюзии как к стилистическому приему, автор добивается усиления образности и эмоциональности произведения. Итак, стилистические функции аллюзии:

1) функция иронии;

2) сравнительно-уподобительная функция (напомнить читателю о персонаже, который уже встречался в тексте-реципиенте);

3) окказиональная функция (создать колорит определенной эпохи);

4) создание комического эффекта.

Аллюзии указывают читателям на давно существующие в литературе, искусстве образы, следовательно, реализуется связь метатекстовая и культурологическая. Таким образом, автор сравнивает современные реалии с уже существующими в литературе и культуре определенными образами и явлениями, например, с мифологическими, косвенно характеризует персонажей своих произведений. Выступая, преимущественно в сравнительно-уподобительной функции, аллюзия создает и иронический подтекст.

В результате анализа интертекстем в прозе Т. Толстой нам удалось выявить их наиболее типичные функции.

1. Метатекстовая функция интертекста.

Метатекстовая функция связана с опознанием читателем некоторого фрагмента текста как ссылки на другой текст.

- Покажи. Ах, птица-то. Это птица Сирин, птица смерти. Ты ее бойся: задушит. Слышал вечером, как в лесу кто-то жалуется, кукует? Это она и есть. Это птица ночная (Свидание с птицей).

  • Интертекст: Сирин. Тип интертекстемы – аллюзия. Известны три птицы - Сирин, Алконост и Гамаюн. Их еще называют - Девы-птицы. Это птицы древнейших легенд и сказаний. В славянской мифологии они имеют признаки животных и птиц. Птица Сирин несла на своих крыльях тоску и печаль, предупреждая людей, к которым явилась, о скорой кончине.
  • По семантике аллюзия мифологическая, а также теоним, так как обозначает название мифологического существа.
  • Стилистическая функция интертекстемы: сравнительно-уподобительная.
  • Контекст не влияет на изменение семантики интертекста, на это указывает интертекстуальное окружение: «…птица смерти. Ты ее бойся: задушит».

2. Текстообразующая функция интертекста.

Текстообразующая функция определяется с позиции автора, интертекстуальность – это способ создания собственного текста и утверждения своей творческой индивидуальности через выстраивание сложной системы отношений с текстами других авторов.

Переписка была бурной с обеих сторон. Соня, дура, клюнула сразу. Влюбилась так, что только оттаскивай. Пришлось слегка сдержать ее пыл: Николай писал примерно одно письмо в месяц, притормаживая Соню с ее разбушевавшимся купидоном (Соня).

  • Интертекст: Купидон. Тип интертекстуальных отношений – аллюзия.
  • Купидон - божество любви в древнегреческой мифологии, спутник и помощник Афродиты, олицетворение любовного влечения, обеспечивающего продолжение жизни на Земле.
  • Контекст не влияет на изменение семантики интертекста, а наоборот, усиливает его благодаря интертекстуальному окружению: «разбушевавшимся», «влюбилась так, что только оттаскивай». Героиня очень сильно переживает это чувство.
  • Аллюзия выступает в роли создания комического эффекта.
  • По семантике аллюзия – мифологический образ.

3. Экспрессивно-оценочная функция.

Экспрессивно-оценочная функция интертекста проявляется в той мере, в какой автор текста посредством интертекстуальных ссылок сообщает о своих культурно-семиотических ориентирах, а в ряде случаев и о прагматических установках: тексты и авторы, на которых осуществляются ссылки, могут быть престижными, модными. Подбор цитат, характер аллюзий является элементом самовыражения автора.

Симеонов, чувствуя себя особенно носатым, лысеющим…, извлекал из рваного, пятнами желтизны пошедшего конверта Веру Васильевну – старый, тяжелый, антрацитом отливающий круг, не расщепленный гладкими концентрическими окружностями – с каждой стороны по одному романсу.

Нет, не тебя! так пылко! я! люблю! – подскакивая, потрескивая и шипя, быстро вертелась под иглой Вера Васильевна… (Река Оккервиль).

Цитата взята из стихотворения «Нет, не тебя так пылко я люблю…» М. Ю. Лермонтова (1841 год):

Нет, не тебя так пылко я люблю,

Не для меня красы твоей блистанье:

Люблю в тебе я прошлое страданье

И молодость погибшую мою.

  • Способ включения в текст: из графических помет, цитата содержит только восклицательные знаки, автор строк не назван.
  • Функция цитаты в данном случае: экспрессивная.
  • Цитата трансформирована автором текста. Контекст влияет на изменение семантики интертекста. Писатель использует стилистический прием градации, усиливая напряженность эмоций, выделяя каждое слово восклицательным знаком, для того чтобы передать чувства героини рассказа к герою, тем самым, создавая экспрессию.

4. Функция создания стереотипной ситуации, фатическая функция.

Данная функция интертекста проявляется в том, что отсылки к каким-либо текстам в составе данного текста могут быть ориентированы на совершенно конкретного адресата – того, кто в состоянии интертекстуальную ссылку опознать, а в идеале и оценить выбор конкретной ссылки и адекватно понять стоящую за ней интенцию. В некоторых случаях интертекстуальные ссылки фактически выступают в роли обращений, призванных привлечь внимание определенной части читательской аудитории, то есть не просто воссоздают стереотипную ситуацию, но и выполняют фатическую функцию.

Нет, ну в самом деле: вот он тут живет на всем готовеньком. Все подметено, прибрано, холодильник вовремя размораживается. Щетка у него тут зубная. Домашняя обувь. Кормят его тут, поят. Надо что в чистку – пожалуйста! Ради бога! Так что ж ты, так тебя и этак, не женишься, только настроение людям портишь?! (Охота на мамонта).

  • В приведенном контексте представлена аллюзия на бытовую ситуацию, на что указывает разговорная лексика, восклицательные предложения, междометие («Ради бога!»).
  • Функция аллюзии – сравнительно-уподобительная. Описывается обычная бытовая ситуация с выражением экспрессии.

Явление интертекстуальности рассматривается как общее свойство текстов, в силу действия которого, тексты явно или неявно ссылают друг к другу. В прозе Т. Толстой большое место занимают интертексты. Они выполняют следующие функции: метатекстовую, текстообразующую, экспрессивно-оценочную, а также указывают на стереотипные ситуации.

В ходе анализа выделены такие типы интертекстуальных отношений, как цитаты, аллюзии. Они выполняют ряд разнообразных функций. Так, например, цитаты способствуют созданию характеристики героя, помогают объединить категории текста в одно целое, позволяют читателю предугадать дальнейшее развитие сюжета, добавляют дополнительный смысл рассказа в исходный.

Аллюзия представляет собой наиболее сложное интертекстуальное включение. Это один из инструментов создания интертекстуальных связей, точное воспроизведение фрагмента текста в новом контексте.

Т. Толстая, таким образом, создает подтекст в тексте, сближая читателя с культурной и духовной традицией нации.

 

Список литературы:

  1. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика: сб.избр.работ, М.: 1989. - 418с.
  2. Борев Ю. Б. Эстетика. Теория литературы: энцикл. слов. терминов. М.: 2000. - 362с.
  3. Васильева Е. А. Функциональная специфика аллюзивных текстов: диссертация. СПб.: 2011. – 140 с.
  4.  [электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: http://poetique.academic.ru/24/аллюзия (дата обращения 5.12.2017)
  5. Кристева Ю., Бахтин. Слово, диалог, роман. Французская семиотика: От структурализма к постструктурализму. - М.: 2000. – 427 с.
  6. Сковородников А. П. Энциклопедический словарь-справочник. Выразительные средства русского языка и речевые ошибки и недочеты. М.: 2005. – 350 с.
  7. Миловидов В.А. Интертекстуальность // Поэтика: словарь актуальных терминов и понятий. М.:  2008. - 80 с.
  8. Солодуб Ю. П. Интертекстуальность как лингвистическая проблема // Филологические науки. - 2000. - №2.
  9. Степанов Ю.С. «Интертекст», «интернет», «интерсубъект»: к основаниям сравнительной концептологии. // Известия Академии наук ССР. Серия литературы и языка. М.: Наука. 2001. Т. 60. 110 с.
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий