Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LXIII Международной научно-практической конференции «Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 12 марта 2018 г.)

Наука: Филология

Секция: Лингвистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Мирошниченко В.А. МЕТАФОРИЧЕСКАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ СИРИЙСКОГО ВОЕННОГО КОНФЛИКТА В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ КАРИКАТУРЕ // Научное сообщество студентов XXI столетия. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ: сб. ст. по мат. LXIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 3(63). URL: https://sibac.info/archive/guman/3(63).pdf (дата обращения: 25.08.2019)
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

МЕТАФОРИЧЕСКАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ СИРИЙСКОГО ВОЕННОГО КОНФЛИКТА В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ КАРИКАТУРЕ

Мирошниченко Виктория Александровна

студент, ИЯ ГФ, НГТУ,

РФ, г. Новосибирск

Научный руководитель Онал Инна Олеговна

ст.преподаватель ИЯ ГФ, НГТУ,

РФ, г. Новосибирск

На рубеже XX-XXI веков в лингвистике были поставлены новые вопросы, которые касались новых явлений, которые связаны с передачей и восприятием информации. На передний план было выдвинуто изучение языка во всем его многообразии, в том числе и к невербальным средствам коммуникации.  Появились работы, посвященные изучению невербального текста, или поликодового, креолизованного текста [6, с. 180]. Данный вид текста получил широкое распространение в массовой коммуникации. Согласно А. Назайкину, изобразительный ряд превратился из подчиненного источника информации уже в равноправный компонент текста [7, с. 97]. Печатные издания вытесняют вербальный текст, используя креолизованные тексты.

Под креолизованными понимаются тексты, фактура которых состоит из двух негомогенных частей: вербальной (языковой/речевой) и невербальной (принадлежащей к другим знаковым системам, нежели естественный язык – паралингвистический, графический) [8, с. 180]. Вербальный компонент в креолизованном тексте соотносится с областью лингвистики, а паралингвистический и графический компоненты относятся к полю невербальных средств [3, с. 15]. В лингвистике текста обращение к паралингвистическим средствам связано с изучением закономерностей текстообразования, выявлением прагматического воздействия текста на адресата, необходимостью полного извлечения информации.

Особое внимание при исследовании креолизованных текстов уделяется изучению визуальной метафоры. Метафору в современной когнитивной лингвистике определяют как основную ментальную операцию, как способ познания, структурирования, какого-то фрагмента действительности в виде сценариев, фреймов и слотов (В.З. Демьянков, М. Джонсон, Е. Киттей, Дж. Лакофф, М. Тернер, Ж. Фольконье, Н.Д. Арутюнова, А.Н. Баранов). Таким образом, метафора – это, прежде всего, ментальный феномен: языковой уровень отражает мыслительные процессы, а метафорические значения слов выступают как поверхностное отражение концептуальных метафор, заложенных в понятийной системе человека и структурирующих его восприятие, мышление и деятельность [5, с. 36]. Визуальную репрезентацию метафорических образов принято называть невербальной или визуальной метафорой.

Лидирующее место в исследовании невербальных политических метафор занимают работы по метафоре в политической карикатуре. Карикатуры рассматриваются не только как средство критики, но и как значимый источник данных о взаимоотношениях между людьми, политическими событиями и властью [10, с. 25]. Под карикатурой, вслед за Ю.Г. Алексеевым, мы понимаем сатирическое или юмористическое изображение, в котором комический эффект создается преувеличением и заострением характерных черт, неожиданными сопоставлениями и уподоблениями [1, с. 18]. Но необходимо заметить, что при описании трагических событий целью карикатуры является усиление эффекта сочувствия, а также осуждение тех, кто, по мнению авторов, является виновником этих событий.

Политическая карикатура помогает сформировать у читателя определенный образ происходящего на сознательном уровне. Эта функция карикатуры является одним из инструментов политической пропаганды [2, с. 159]. Для передачи определенного смысла авторы карикатуры используют как изобразительные средства, так и текст. При этом сатиричность передается не напрямую, а с помощью разных образов, поэтому читателю всегда необходимо использовать какие-либо навыки и знания для правильного понимания и разгадывания замысла автора карикатуры. Для того чтобы комический эффект был понят целевой аудиторией, автору необходимо использовать не субъективное мнение, а некие общие образы, которые будут известны и понятны читателю [2, с. 159].

Для нашего исследования были выбраны карикатуры, посвященные описанию конфликта в Сирии, начавшегося в марте 2011 года вследствие антиправительственных выступлений. Целью работы является выделение и описание основных метафорических моделей, используемых авторами англоязычных политических карикатур для отражения данного события. Как показывает анализ карикатур,  основными субъектами конфликта являются государственная армия Сирии во главе с Башаром Асадом, сирийская оппозиция, различные террористические организации, а также США и Россия.

Наиболее многочисленную группу представляют карикатуры, изображающие террористов. На рис.1 присутствуют как невербальные, так и вербальные средства передачи информации. Стрелки с указанием направления содержат в себе текстовый элемент «Past» и «Future» для более точного понимания замысла автора о том, что терроризм не способствует продвижению вперед в будущее к эволюции, а только ведет назад в прошлое. Данная метафорическая модель - «терроризм – инволюция» широко представлена в политической карикатуре на тему сирийского конфликта.

 

Рисунок 1. Терроризм – инволюция

 

Иногда авторам оказывается достаточно невербальных средств, чтобы донести свой замысел до реципиента (рис.2). В данной карикатуре отсутствуют какие-либо вспомогательные текстовые элементы, но мы можем сразу определить, что показано движение от эволюции к инволюции, вслед за терроризмом.

 

Рисунок 2. Движение к инволюции

 

Помимо метафорической модели «терроризм – инволюция», можно выделить еще одну модель – «терроризм – смерть» или «террористы – помощники смерти».

 

Рисунок 3. Террористы – смерть

 

На рис. 3 изображен террорист, который позирует костлявому человеку, одетому в черный балахон с капюшоном, очевидно, представляющему собой смерть. «Друзья» стоят на карте мира, что также дает дополнительную интерпретацию того, что терроризм способен уничтожить весь мир. В большинстве случаев террорист в карикатурах представлен в виде человека, облаченного в черное. Всем известно, что черный цвет – символ страха, неудачи, горя. Таким образом, и сам терроризм – это тьма, мрак, страх и смерть.

Визуальные метафоры в политической карикатуре направлены на выявление различных ролей людей, задействованных в том или ином событии. Изучая визуальные метафоры по теме политического конфликта в Сирии, было выявлено, что чаще всего авторы карикатур изображают Башара Асада, Барака Обаму, Владимира Путина и террористов, действующих в Сирии. Таким образом, можно выделить следующие метафорические модели: «Башар Асад – разрушитель Сирии», «Владимир Путин и Барак Обама – режиссеры конфликта».

 

Рисунок 4. Режиссеры конфликта

 

На рис.4 изображены президенты России и США, управляющие войной в Сирии, как кукловоды управляют марионетками. Вербальные компоненты на карикатуре отсутствуют, однако емкость, наполненная красной жидкостью с плавающими в ней черепами, раскрашена в цвета флага Сирии, а галстуки «режиссеров конфликта» также выполнены в цветах флагов государств, лидерами которых они являются. Все эти элементы делают образы узнаваемыми и обеспечивают понимание реципиентом замысла автора. С помощью метафоры автор указывает на то, что Барак Обама и Владимир Путин играют в кровавые игры, не пачкая при этом рук.

Нередко авторы изображают на своих карикатурах взаимоотношения между участниками конфликта (рис.5).

 

Рисунок 5. Борьба снеговиков на территории Сирии

 

На данном изображении представлены два образа: США и Россия, которые являются одними из главных субъектов конфликта. Карикатура показывает враждебные отношения между этими двумя субъектами. Если обратить внимание на текстовый элемент карикатуры «SYRIA», можно понять, что Сирии является просто местом, где США и Россия «выясняют отношения». Также на каждом снеговике есть вербальный компонент «cold war». Так как США и Россия представлены в виде снеговиков, можно предположить, что данная надпись является отсылкой к тому, что конфликт в Сирии перерос в холодную войну. Снеговики являются символом холода, а первые снеговики, согласно различным поверьям, представляли серьезную угрозу для людей. Таким образом, вербальный компонент выполняет комплетивную функцию, являясь средством дополнительной интерпретации замысла карикатуры. Также необходимо обратить внимание на то, что Сирия – жаркая страна и является совсем не подходящим местом для борьбы двух снеговиков, и борьба на территории Сирии может закончиться для них серьезными и негативными последствиями.

Не последняя роль в разрушении Сирии отводится и ее законному президенту. На рис.6 художник-карикатурист представляет Башара Асада орудием в руках России для уничтожения Сирии. В данном случае Башар Асад разрушает Сирии не сам, им управляет Россия. На это указывают вербальные компоненты карикатуры: надпись “Russia” на руке с молотом, “Syria” – на руке жертвы, в которую вбивается «гвоздь» - Башар Асад. Но также можно встретить карикатуры, где глава Сирии самостоятельно уничтожает свою страну. Например, на рис. 7 изображен танк, которым управляет Башар Асад. На танке, который нацелен на самого себя, мы можем заметить вербальный компонент карикатуры «Syria».

 

Рисунок 6. Башар Асад – орудие в руках России

 

Рисунок 7. Башар Асад – разрушитель Сирии

 

Карикатуры, которые представляют территорию Сирии, чаще всего изображают ее местом, где вся земля покрыта черепами или мертвыми телами. Территория Сирии окрашена красным цветом, символизирующим кровь. Рассматривая визуальные метафоры, посвященные данной тематике, можно выделить следующую метафорическую модель «Сирия – кладбище» (рис.8).

 

Рисунок 8. Сирия – кладбище

 

Нами было рассмотрено 60 визуальных метафор, из них было выделено 5 метафорических моделей. Изучение политических карикатур показало, что чаще всего встречается метафоры, описывающие участников конфликта. Согласно большинству авторов, главными участниками конфликта являются, Башар Асад, террористы и государства, вовлеченные в конфликт, то есть, США и Россия. Для описания террористов используются следующие метафорические модели: «терроризм – инволюция», «терроризм – смерть». Для отображения Башар Асада нами была выделена метафорическая модель «Башар Асад – разрушитель Сирии». А также  при рассмотрении визуальных метафор, изображающих США и Россия, была выделена метафорическая модель «Владимир Путин и Барак Обама – режиссеры конфликта». Все участники конфликта, так или иначе, наносят вред Сирии или же еще больше развивают конфликт. Согласно авторам карикатур, от большинства действий на территории Сирии страдают, главным образом, мирные жители. На карикатурах они часто изображаются запуганными и жалкими. Наименьшее количество визуальных метафор составляют карикатуры, которые отображают саму территорию Сирии. При рассмотрении визуальных метафор, отражающих территорию Сирии, была выделена метафорическая модель «Сирия – кладбище». Она изображена красным цветом, и в большинстве случаев, показано, что вся территория покрыта черепами (символом смерти). Частотность представления данных метафорических моделей в политических карикатурах, посвященных описанию конфликта в Сирии, представлена в табл.1.

Таблица 1.

Частотность представления метафорических моделей.

Метафорическая модель

Кол-во визуальных метафор

«Терроризм – инволюция»

8

«Терроризм – смерть»

10

«Башар Асад – разрушитель Сирии»

10

«В. Путин и Б. Обама – режиссеры конфликта»

15

«Сирия – кладбище»

7

 

Известно, что между метафорической системой и видеорядом креолизованного текста возникают два типа отношений: 1) взаимозависимости, когда интерпретация визуальной части определяется доминирующей метафорической моделью в тексте; 2) взаимодополнения, когда изображение с метафорическим образом понятно без слов и может существовать самостоятельно [4, с. 64]. Как показало наше исследование, в карикатурах, иллюстрирующий сирийский конфликт, преобладает второй тип отношений, т.к. чаще всего узнаваемость образов делает вербальный компонент необязательным, отводя ему функцию уточнения или дополнения замысла автора карикатуры.

Используя метафоры, авторы карикатур, посвященных описанию конфликта в Сирии, стремятся привлечь внимание общества к разным сторонам конфликта, продемонстрировать эмотивный смысл (в нашем случае чаще негативный), а также сформировать общественное мнение в нужном направлении: например, осудить государства-агрессоры, призвать к борьбе с терроризмом или вызвать сострадание к мирным жителям Сирии, выполняя, таким образом, эмоционально-оценочную и экспрессивную функции.

 

Список литературы:

  1. Алексеев Ю.Г. Вербальный и иконический компоненты креолизованного текста в интракультурной и интеркультурной коммуникации (экспериментальное исследование): Автореф. дис. канд. филол. Наук – Ульяновск, 2002. – 23 с.
  2. Алтунян А. Г. Анализ политических текстов: учебное пособие. — М.: Университетская книга; Логос, 2006. — 384 с.
  3. Артемова Е.А. Карикатура как жанр политического дискурса: Автореф. дисс. канд. филол. наук. Волгогр. гос. пед. ун-т - Волгоград, 2002. - 15с.
  4. Будаев Э.В. Политическая метафора в невербальных семиотических системах // Политическая лингвистика. 2006. № 18. С. 57-66.
  5. Будаев, Э. В., Чудинов А.П. Метафора в политическом интердискурсе. — М.: – Урал. Гос. Пед. Ун-т, 2006. – 216с.
  6. Ворошилова М. Б. Политический креолизованный текст: ключи к прочтению.— М.: Урал. гос. пед. ун-т. — Екатеринбург, 2013. — 194 с.
  7. Назайкин А.Н. Текст: вербальный, иконический, креолизованный [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.nazaykin.ru/lekcii/copywriting/text.htm (дата обращения: 01.02.2018).
  8. Сорокин Ю. А., Тарасов Е. Ф. Креолизованные тексты и их коммуникативная функция / Ю. А. Сорокин, Е. Ф. Тарасов // Оптимизация речевого воздействия. — М.: Наука, 1990. — 240 с.
  9. Удод Д. А. Креолизованный текст как особый вид паралингвистически активного текста// Современная филология: материалы II Междунар. науч. конф. — С. 97-99. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://moluch.ru/conf/phil/archive/78/3254/ (дата обращения: 24.01.2018).
  10. Чудинов А.П. Метафора в политической коммуникации [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://librolife.ru/g4302797 (дата обращения: 24.01.2018).
Проголосовать за статью
Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий