Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XVIII Международной научно-практической конференции «Проба пера» (Россия, г. Новосибирск, 23 сентября 2015 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Литература

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИЗ  ИСТОРИИ  ОДНОГО  ГОРОДА

Козлова  Варвара

Класс  11,  МБОУ  СОШ  №  5, 
РФ,  г.  Кашин

Волкова  Марина  Александровна

научный  руководитель,  педагог  первой  категории,  преподаватель  русского  языка  и  литературы  МБОУ  СОШ  №  5 
РФ,  г.  Кашин

 

«Очерки  истории  города  Кашина»  Сергея  Вносвилкойтыкалкина  (Любимова  С.В.)  составлены,  по  словам  автора,  «на  основании  достоверных  преданий  и  документов»,  представляющих  размышления  о  судьбах  города.

Изучение  судьбы  города  и  горожан,  провинциальных  нравов  и  психологических  особенностей  нам,  живущим  в  иную  эпоху,  нежели  создано  произведение,  представляется  интересным.  Интригует  и  подзаголовок:  «Посвящается  всем  питомцам  Кашинских  учебных  заведений,  изучающим  историю».  Мы  считаем,  что  просвещенный  человек  должен  знать  культурно-исторические,  психологические  нюансы  той  местности,  где  проживает.  Знание  «физиономии  города»  способствует  расширению  кругозора,  воспитанию  чувства  любви  к  родной  земле,  адекватной  оценке  того,  что  происходило  когда-то.  Возможно,  некоторые  через  изучение  «Очерков  истории  города  Кашина»  прочитают  не  только  прошлое,  но  и  настоящее,  что  свидетельствует  о  вечном  движении  проблем.  Произведение  написано  в  пародийном  жанре,  что  позволяет  лучше  выявить  сущность  человека,  подлинные  мотивы  его  поступков  и  действий.  Нечто  подобное  мы  прочитываем  и  в  «Истории  одного  города»  М.Е.  Салтыкова-Щедрина.

«История  города  Кашина  имеет  поразительное  сходство  с  историей  Мидян»,  которая  «темна  и  баснословна»,  —  пишет  Сергей  Вносвилкойтыкалкин  (Любимов  С.В.). 

В  «Истории  одного  города»  М.Е.  Салтыкова-Щедрина  читаем  (гл.  «От  издателя»):  «Давно  уже  имел  я  намерение  написать  историю  какого-нибудь  города…  Что  касается  содержания,  то  оно  по  преимуществу  фантастическое  и  по  местам  даже  почти  невероятное  в  наше  просвещенное  время».

Нам  представляется  не  случайным  подобное  сходство.  Некоторые  литературоведы  считают  «Историю  одного  города»  М.Е.  Салтыкова-Щедрина  пародией  на  «реальную  историю  русского  самодержавия».  Исходя  из  читаемых  параллелей,  мы  предполагаем,  что  «Очерки  истории  города  Кашина»  являются  пародией¹  на  повесть  Салтыкова-Щедрина  «История  одного  города»,  а  также  пародией  на  жизнь  провинциальных  горожан.

Литературная  пародия  «передразнивает»  изображение  действительности  в  литературных  произведениях.  Отличительными  особенностями  ее  являются:

  1. подражание;
  2. критическая  направленность;
  3. юмор.

Объектом  пародии  «Очерков  истории  города  Кашина»  является  жизнь,  протекающая  в  рамках  определенных  стандартов  провинциального  жителя.  Это  касается  непосредственно  истории  о  том,  кто  основал  город:  «…разбойники,  которые  после  своих  знаменитых  подвигов  на  Волге  удалялись  для  отдохновения  в  место,  где  ныне  красуется  славнейший  град,  и  варили  здесь  кашу».  И  тут  же  читаем  совершенно  иное:  «…  мы  все-таки  сомневаемся  в  правдоподобности  версии  о  разбойничьей  каше»,  так  как  «разбойники  варили  не  только  кашу,  но  и  щи,  кушали  хлеб  и  выпивали  водку…».  Потому,  по  мнению  автора,  они  (разбойники)  должны  были  дать  городу  какое-нибудь  другое  название  —  «выпивочное,  а  не  закусочное».  В  другом  месте  читаем,  что  город  был  основан  цыганами,  которые  являлись  «порядочными  разбойниками».

В  «Истории  одного  города»  Салтыкова-Щедрина  также  содержатся  противоречивые  сведения  о  происхождении  города  Глупова:  «…  наш  родной  город  Глупов,  производя  обширную  торговлю  квасом,  печенкой  и  вареными  яйцами,  имеет  три  реки  и,  в  согласность  древнему  Риму,  на  семи  горах  построен».  Или:  «…  головотяпы  выбрали  болотину  и,  заложив  на  ней  город,  назвали  Глуповым,  а  себя  по  тому  городу  глуповцами.  Так  и  процвела  сия  древняя  отрасль».

Несомненно  одно:  истории  обоих  городов,  несмотря  на  разные  эпохи  возникновения,  имеют  общую  основу  —  «темную»,  запутанную,  отражающую  «физиономию»  города  и  горожан.

Нам  представляется  интересным  психология  провинциального  жителя,  которому  свойственно  гиперболизировать  отдельные  факты,  явления,  а  также  «стремление  заместить  внешними  аксессуарами  то  отставание  в  культурном  развитии,  которое  естественно  присуще  провинции»¹.  Например,  названия  городских  улиц:  Большая  Конюшенная  и  Малая  Конюшенная.  Их  происхождение  связано  с  тем,  что  «на  первой  улице  были  большие,  а  на  второй  малые»  конюшни.  Данный  факт  подтверждает  особую  любовь  основателей  города  к  лошадям.  В  документах  упоминаются:  «Лягушкина  слобода»,  «Кошкин  ручей»,  «Крапивенская  набережная»,  —  свидетельствующие,  по  мнению  автора,  о  том,  кто  первоначально  населял  город,  что  произрастало  в  нем.  Критическая  направленность,  заложенная  в  годонимах  (названия  улиц),  является  свойством  провинциального  мышления.

Стараясь  казаться  культурно  просвещенными,  горожане  называли  улицы  именами  великих  людей:  Пушкинская  набережная,  наб.  Салтыкова-Щедрина,  а  также  именами  кашинских  домовладельцев:  Погребовская,  Дорогутинская,  Зызыкинская,  Терликовская.  Однако  познания  горожан  ограничивались  исключительно  знанием  именитых  имен.  Комично  выглядит  ситуация  с  названием  набережной  Салтыкова-Щедрина,  который  «весьма  непочтительным  тоном  описал,  как  в  Кашине  виноградные  вина  делали  и  как  в  Кашинском  Окружном  Суде  пескаря  судили».  Обиженные  жители  решили  отомстить  великому  писателю,  назвав  одну  из  самых  грязных  улиц  его  именем.

В  другом  произведении  («История  одного  города»  М.Е.  Салтыкова-Щедрина)  автор  изобразил  провинциализм  глуповцев,  подчеркивая  их  невежество,  малообразованность.  В  повести  упоминается  Навозная  слобода:  «В  это  самое  время  на  выезде  из  города,  в  слободе  Навозной,  цвела  красотой  посадская  жена  Алена  Осипова».  Это  достопримечательное  место  посещает  бригадир  Фердыщенко,  который  однажды  решил  отправиться  в  путешествие  по  своим  владениям:  «…  городской  выгон  …  не  заключал  в  себе  никаких  сокровищ  ни  на  поверхности  земли,  ни  в  недрах  оной.  В  разных  местах  его  валялись  …  навозные  кучи,  но  они  даже  в  археологическом  отношении  ничего  примечательного  не  представляли».

Использование  оксюморона  подчеркивает  комическое  начало  не  только  в  названии  данной  слободы,  но  и  во  всех  тех  объектах,  что  упоминаются  автором  в  городе  Глупов.  Поскольку  Кашин  —  город  старинный,  нельзя  не  сказать  о  других  его  достопримечательностях.  «В  Кашине  три  моста  и  все  они  поучительны  для  историка».  Ироничность  автора  направлена  на  пародируемый  объект:  «Добрынинский  мост  носит  имя  богатыря  Добрыни  Никитича»,  который  «выстроил  его  лет  за  десять  до  крещения  Руси».  Сооружение  богатырское,  по  древности  шатается,  езда  шагом».  Ильинский  мост,  названный  в  честь  строителя  Ильи  Муромца,  «комиссара  богатырей»,  «сломан  по  стратегическим  соображениям,  на  случай  наступления  неприятеля».  Гротескные  характеристики  доводят  до  абсурда  попытки  объяснить  этимологию  упоминаемых  объектов.  К  тому  же,  «должность»  комиссара  былинного  богатыря  ярко  подчеркивает  несоответствие  временных  пластов,  что  позволяет  изложенный  факт  считать  также  пародией  на  ограниченность  провинциального  мышления.

Существование  в  начале  ХХ  века  московской  пекарни  Н.  Лаврикова  позволило  местным  жителям  назвать  один  из  мостов  Московским,  несмотря  на  то,  как  пишет  автор,  «его  строил  Соловей-разбойник». 

В  «Истории  одного  города»  М.Е.  Салтыкова-Щедрина  этимология  достопримечательностей  не  менее  интересна.  Летописец  связывает  их  происхождение  с  различными  сферами  жизнедеятельности  глуповцев:  Стрелецкая  слобода  «отличалась  непреоборимым  упорством»;  «Болотная  и  Негодница»  —  две  слободы,  названные  так  потому,  что  «там  жили  солдатки,  промышлявшие  зазорным  ремеслом»;  Двоекуров  вымостил  две  главные  улицы,  которые  именовались  Дворянская  и  Большая;  Угрюм-Бурчеев  решил  основать  город  Непреклонск  (на  месте  г.  Глупова),  который  «со  всеми  входит  в  пререкания  и  всем  дает  чувствовать  свою  власть».  Как  видим,  культурно-исторические  объекты  как  в  «Очерках  истории  города  Кашина»,  так  и  в  «Истории  одного  города»  Салтыкова-Щедрина  имеют  общие  черты:  посредством  создания  гротескных,  гиперболических  образов  замечаем  смешные,  юмористические  стороны  жизни  обывателей,  примитивизм  их  мышления.

Характеристика  обоих  городов  (Кашин-Глупов)  была  бы  неполной,  если  бы  мы  не  задумались  о  нравах  людей.  Что,  помимо  культурных  и  исторических  реалий,  интересует  горожан?  Например,  в  «Очерках  истории  города  Кашина»  найдем,  что  существующие  трактиры  «Петроград»  и  «Москва»,  находящиеся  на  Московской  улице,  избирает  учащаяся  молодежь,  которая,  гуляя,  «невольно  изучает  географию»,  этим  же  целям  служит  и  тенистый  сад  «Бологое». 

Однако  кашинцам  свойственно  проявлять  и  низменные  чувства.  Так,  в  отместку  М.Е.  Салтыкову-Щедрину,  который  задел  самолюбие  горожан,  обыватели  решили,  что  «любознательный  писатель,  прибыв  в  Кашин,  не  преминет  зайти  на  набережную,  носящую  его  имя,  где  и  утонет  в  грязи».  Но  не  случайно  гласит  народная  мудрость:  «Нет  худа  без  добра».  Салтыков-Щедрин  не  приехал  и  не  испачкал  калош,  зато  «классическую  грязь  Щедринской  набережной»  врачи  стали  считать  целебной.  Таким  же  свойством  стали  обладать  и  Кашинские  воды.  Неслучайно  «окрестные  жители  с  незапамятных  времен  пьют  их  ведрами  без  всякого  вреда  для  себя  и  для  своих  ближних».  Желая  окультурить  и  прославить  свой  город,  горожане  на  горе  близ  вод  построили  великолепное  водяное  здание,  которое  существует  по  сей  день.  «Древнее  пророчество  сбылось:  «…на  горах  станут  воды».  Воды-то  стали,  однако  доступ  к  ним,  на  сегодняшний  день,  ограничили  высоким  железным  забором,  пруты  которого  обмазаны  «грязью».

И  все-таки,  несмотря  на  мстительный  характер,  обыватели  заботились  и  о  красоте  объектов.  «Самым  красивым  зданием  в  г.  Кашин  является  народный  дом»,  который  «имеет  вид  изящного  воздушного  замка,  блещущего  сказочной  красотой»  не  в  переносном,  а  в  прямом  значении  этого  слова,  ибо  «воздушные  замки»  существовали  и  существуют  только  в  воображении  всех  партий,  «боровшихся  на  выборах  в  Кашинскую  городскую  Думу». 

«Просвещенная  деятельность»  одного  из  градоначальников  г.  Глупова  («История  одного  города»  М.Е.  Салтыкова-Щедрина),  а  именно  Двоекурова,  «была  плодотворна»:  он  ввел  медоварение,  пивоварение,  сделал  обязательным  употребление  горчицы  и  лаврового  листа,  ходатайствовал  о  «необходимости  в  Глупове  академии»,  в  то  время  как  другой  градоправитель,  Угрюм-Бурчеев,  представил  план  «будущего  устройства  злосчастной  муниципии»,  возведенной  в  ранг  образцового,  согласно  которому  «школ  нет,  грамотности  не  полагается,  наука  чисел  преподается  по  пальцам.  Нет  ни  прошедшего,  ни  будущего…»

Таким  образом,  нравы  жителей  обоих  городов  сводятся  исключительно  к  тому,  что  обыватели  не  стремятся  озаботить  себя  и  свою  жизнь  чем-либо,  направленным  на  процветание  города,  поскольку  ограниченность  и  примитивизм  мышления,  мстительность,  а  также  желание  «погулять»  —  черты,  характерные  для  провинциала.

«Очерки  истории  города  Кашина»  Сергея  Вносвилкойтыкалкина  (С.В.  Любимова)  и  «История  одного  города»  М.Е.  Салтыкова-Щедрина  имеют  много  общего,  несмотря  на  то,  что  написаны  в  разные  времена  (начало  ХХ  века  —  вторая  половины  ХIХ  века):

  • пародийное  начало;
  • попытка  рассказать  об  особенностях  провинциальных  городов;
  • отражение  нравов  горожан,  их  провинциально-узкого  мышления,  которому  свойственно  многие  явления  гиперболизировать;
  • «вечное  движение  проблем».

Взгляд  на  прошлое  из  настоящего,  ХХI  века,  позволяет  увидеть  то,  что  существует  и  по  сей  день:  «провинциализм»  мышления  горожан,  который  свойственен  не  только  тем,  кто  живет  в  провинции,  но  и  столичным  жителям.

 

Список  литературы:

  1. «Очерки  истории  города  Кашина»  Сергея  Вносвилкойтыкалкина,  1914  г.  —  10  стр.
  2. Строганов  М.В.  Литературное  краеведение,  Тверь,  2009  г.  —  196  стр.
  3. Салтыков-Щедрин  М.Е.  «История  одного  города»  АСТ,  2004  г.  —  352  стр.
  4. Томашевский  Б.  Теория  литературы.  Поэтика.  Аспект  Пресс  Москва  1999  г.  —  203  стр.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий