Статья опубликована в рамках: VIII Международной научно-практической конференции ««Проба пера» ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 16 мая 2013 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Литература

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

УЧИТЕЛЬ  —  ПОЭТ

Идирова  Аида

класс  10  «А»,  МБОУ  СОШ  №  3,  с.  Александров  Гай  Саратовской  области

Курова  Татьяна  Петровна

научный  руководитель,  педагог  высшей  категории,  преподаватель  русского  языка  и  литературы,  МБОУ  СОШ  №  3,  с.  Александров  Гай  Саратовской  области

 

Введение.

В  2013-м  году  мои  земляки  отмечают  сорокалетие  воссоздания  Александрово-Гайского  района  (до  1973  года  находился  в  составе  Новоузенского  района).  Стало  традицией,  что  к  юбилейным  датам  выпускаются  книги,  содержащие  творчество  жителей  района.  И  в  каждом  из  этих  сборников  мы  найдём  имя  —  Венера  Шадиевна  Бакаева.  Большинство  жителей  Александрова  Гая  знают  её  как  учителя  русского  языка  и  литературы  средней  общеобразовательной  школы  №  1,  и  лишь  немногие  —  как  поэта.  Вот  почему  мою  исследовательскую  работу  я  назвала  «Учитель  —  поэт».  Я  остановилась  на  этой  теме,  так  как  творчество  поэтессы  мало  знакомо  жителям  Александрова  Гая,  а  для  меня  оно  стало  настоящим  открытием,  настолько  ярко  раскрыта  любая  из  тем  стихотворений,  привлекают  легкий  слог,  порывы  души,  отраженные  в  каждом  стихотворении.

Цель  моей  работы:  знакомство  с  творчеством  Бакаевой  Венеры  Шадиевны,  исследование  ее  творчества,  привлечение  внимания  моих  земляков  к  её  произведениям  через  изучение  биографии  и  анализ  стихотворений.

Задачами  своей  работы  считаю:

1.  Найти  истоки  творчества  Венеры  Шадиевны  Бакаевой.

2.  Проанализировать  стихи  поэтессы,  выявив  основные  темы  ее  творчества.

3.  Изучить  художественные  особенности  поэзии  В.Ш.  Бакаевой.

Предмет  исследования:  стихотворения,  напечатанные  в  сборниках  «Ветер  Заволжья»,  «В  краю  степей  бескрайних»,  «Мы  эту  землю  Родиной  зовём»,  «Венок  Пушкину».

Актуальность  моей  работы  заключается  в  открытии  для  читателей  поэтического  мира  Венеры  Шадиевны  Бакаевой,  человека,  живущего  рядом  с  нами.

Основная  часть.

Глава  1.  Стихи,  посвященные  родителям

Счастье,  когда  у  тебя  добрые  родители,  когда  они  честные,  порядочные  люди,  когда  они  оставляют  след  в  твоей  душе,  когда  они  главные  люди  в  твоей  жизни.  В  этом  Венере  Шадиевне  повезло.  Вот  почему  о  родителях  она  пишет  с  особой  чуткостью,  нежностью  и  любовью.  Цикл  стихов  об  отце  и  матери  состоит  из  таких  стихотворений,  как  «Моя  прекрасная  царица»,  «Моей  маме»,  «Маме»,  «Папе»,  «Где  ты,  папа?..»,  «Ты  для  нас  и  отец,  и  мать…»,  «Порою  мне  кажется…».

Когда  я  изучала  сборники,  где  напечатаны  стихи  Венеры  Шадиевны,  то  сразу  же  выделила  стихотворение  с  необычным  названием  «Моя  прекрасная  царица»,  где  присутствуют  точные  автобиографические  реалии:  «Мама  была  моим  первым  учителем.  По  зиме  было  холодно,  она  накидывала  огромный  пуховый  платок  себе  на  плечи.  У  нее  была  длинная  коса,  которую  она  укладывала  на  голове,  как  корону.  Образ  настоящего  сельского  учителя»,  —  из  этих  воспоминаний  и  родился  образ  матери-учителя,  выразительность  которого  усиливается  сравнениями  «короной  царской  лежит  упругая  коса»  (образ  строгого  учителя)  [3,  c.  69]  и  «зверьком  пушистым  притаился  платок  пушистый  на  плечах»  (теплый,  домашний  образ  матери)  [3,  c.  69].

В  стихотворении  можно  выделить  три  части,  и  первая  —  это  воспоминание  о  школьных  годах,  когда  лирическая  героиня  волновалась  перед  строгим  учителем,  как  и  другие  дети,  ведь  в  школе  для  своей  мамы  она  была  «лишь  ученица»  [3,  c.  69].  Однако,  «когда  звонок  последний  звенел»  [3,  c.  69],  строгий  учитель  превратился  в  самую  обыкновенную  маму,  и,  как  все  мамы,  всплакнула,  провожая  дочку  во  взрослую  жизнь.

Вторая  часть  стихотворения  говорит  о  пролетевших,  «как  птицы»  [3,  c.  69],  годах,  и  вроде  бы  ничего  не  изменилось,  о  чем  говорит  такой  литературный  прием,  как  спираль:  «  В  одной  руке  тетрадей  стопка,  В  другой  —  увесистый  портфель…»  [3,  c.  69],  однако  лирическая  героиня  не  может  смириться  с  летящими  «в  вечность  бытия  годами»  [3,  c.  69],  потому  что  «седою  стала»  [3,  c.  69]  ее  мать  и  «идет  знакомою  тропкой»  [3,  c.  70]  она  теперь  одна,  без  дочки.

Торжественно  звучит  третья,  заключительная,  часть.  Счастье,  если  школьная  учительница  становится  для  тебя  второй  мамой,  у  лирической  героини  стихотворения  эти  два  образа  слились  в  один  —  метафорический  образ  прекрасной  царицы.  Она  успела  поклониться  Учителю  и  Матери,  «пока  еще  возможность  есть»  [3,  c.  70],  а  ведь  мы  часто  не  успеваем  этого  сделать,  так  порой  неожиданно  уходят  из  жизни  близкие  люди,  которым  ты  не  успел  сказать  слова  благодарности.

Как  продолжение  темы  матери  стихотворение  «Моей  маме»,  которое  перекликается  с  предыдущим.  Стихотворение  простое  и  непритязательное  на  вид,  здесь,  может  быть,  нет  той  торжественности,  что  в  предыдущем,  но  оно  тоже  родилось  из  воспоминаний  о  том  времени,  когда  мать-учитель  бессонными  ночами  готовилась  к  урокам,  проверяла  тетради.  Здесь,  в  отличие  от  стихотворения  «Моя  прекрасная  царица»,  показан  каждодневный  нелегкий  труд  учителя,  когда  приходится  работать  до  глубокой  ночи,  когда  в  сон  только  что  уснувшей  женщины  «рвутся  петухи»  [3,  c.  72]  и  надо  вставать.  И  вдвойне  тяжелее,  когда  ты  еще  и  «молодая  мать»  [3,  c.  72].  Однако,  говорит  лирическая  героиня,  несмотря  на  это,  мать  находит  время,  чтобы  поцеловать  «дитя  родное»  [3,  c.  72],  потому  что  «поцелуем  лечит  все  недуги  мать»  [3,  c.  72].  Использование  высокой  лексики  («дитя  родное»  [3,  c.  72])  придает  этому  простому  стихотворению  торжественность.  А  заключительные  строки  («Пролетают  годы  Лучше  не  считать»  [3,  c.  72])  опять  продолжают  тему  прожитых  лет,  быстротечности  времени,  как  и  в  предыдущем  стихотворении.

А  вообще  стихотворение  написано  так  просто,  что  напоминает  мне  нежную  колыбельную  песенку.  Используется  в  основном  общеупотребительная  лексика,  лексических  средств  выразительности  не  так  уж  и  много  (олицетворение  «солнце  входит  плавно  в  спальню»  [3,  c.  71],  эпитет  «сон  глубокий»  [3,  c.  72],  метафоры  «пролетают  годы»  [3,  c.  72],  «лечит  поцелуем»  [3,  c.  72]),  рифма  точная,  перекрестная  —  все  это  и  придает,  по-моему,  стихотворению  некую  умиротворенность.

С  не  меньшей  эмоциональностью  пишет  Венера  Шадиевна  и  об  отце.  И  если  в  стихотворениях  о  матери  звучат  ностальгические  нотки,  то  в  стихах  об  отце  мы  слышим  горечь  ранней  утраты,  ведь  он  ушел  из  жизни,  чуть-чуть  не  дожив  до  шестидесяти  лет.  Пронзительно-печально  звучит  стихотворение  «Папе».  Образ  отца  лирическая  героиня  сопоставляет  с  образом  иноходца,  который  «устал  и  замедлил  свой  бег»  [3,  c.  70],  «оступившись,  упал»  [3,  c.  70],  «но  подняться  уже  не  сумел»  [3,  c.  70].  Отец  героини  постоянно  был  в  трудах  и  заботах:  нелегкой  была  должность  секретаря  партийной  организации  совхоза,  большая  ответственность,  но  не  менее  ответственна  и  трудна  работа  учителя,  ведь  последние  пятнадцать  лет  он  преподавал  историю  в  сельской  средней  школе.  Нелегкий  труд,  нелегкая  жизнь  подчеркнута  образом  воющего  и  стонущего  ветра,  «дождя  свирепого»  [3,  c.  70],  который  хлестал  иноходца.  Чувство  тоски  и  безысходности  вызывает  метафоричный  образ  замерзающего,  умирающего  в  степи  коня,  к  которому  «на  помощь…  не  поспеть»  [3,  c.  70].

Необычна  рифмовка  стихотворения:  в  первом  шестистишии  первая  строка  рифмуется  с  четвертой,  вторая  —  с  пятой,  третья  —  с  шестой,  а  во  втором  шестистишии  рифмуются  первая  и  вторая,  четвертая  и  пятая,  третья  и  шестая.  А  если  говорить  о  выразительных  средствах,  то  все  стихотворение  —  это  развернутая  метафора. 

Такая  же  печаль  слышна  в  стихотворении  «Где  ты,  папа?»  Все  строки  этого  стихотворения  наполнены  грустью,  пустотой,  душа  автора  будто  бы  кричит,  задыхаясь  от  потери  близкого  человека,  не  хочет  смириться  с  мыслью  о  смерти  отца.  Лирическая  героиня  все  еще  ищет  его  в  окружающих  ее  предметах,  в  природе:  «Ветер  дунет  —  я  слышу  твой  вздох»  [3,  c.  71].  А  может,  «солнечный  луч»  [3,  c.  71]  это  и  не  луч  вовсе,  а  отец,  который  «приласкал»  [3,  c.  71]  и  ее.  Сравнения  отца  с  солнечным  лучом,  его  вздоха  с  дуновением  ветра  придают  еще  большую  эмоциональность  стихотворению,  заставляют  сопереживать  лирической  героине.

Остальные  стихи,  посвященные  родителям,  такие  же  нежные,  наполненные  любовью  к  дорогим  людям.

Глава  2.  Стихи  о  Пушкине

Близким  и  дорогим  стал  для  Венеры  Шадиевы  Александр  Сергеевич  Пушкин  и  его  творчество.  В  год  210-летия  она  создает  цикл  стихотворений,  посвященных  памяти  поэта.  Эти  стихи  были  напечатаны  в  сборнике  «Венок  Пушкину»,  выпущенном  областным  издательством  «Саратовский  писатель»  в  2009  году.

Одно  из  стихотворений  пушкинского  цикла  посвящено  няне  поэта,  оно  так  и  называется  «Няне  Пушкина».  Русская  крестьянка  с  щедрым  сердцем,  она  была  для  поэта  и  матерью,  и  подругой,  и  музой.  Знавшие  лично  Арину  Родионовну  друзья  поэта,  и  те,  кто  никогда  не  видел  этой  женщины,  благодарны  ей  за  то,  что  великий  поэт  находил  в  ней  теплую  материнскую  любовь  и  добрый  совет,  за  то,  что  она  в  годы  ссылки  была  его  первым  слушателем  и  критиком.  О  своей  благодарности  «крестьянке  простой»  [1,  c.  16]  пишет  и  Венера  Шадиевна.  Используя  такие  сравнения,  как  «светила  путеводной  звездой»  [1,  c.  16],  «светит  огонечком»  [1,  c.  17],  автор  говорит  о  той  огромной  роли,  что  сыграла  няня  в  жизни  Пушкина.  Благодаря  ей,  Александр  Сергеевич  с  колыбели  полюбил  «чудесное  русское  слово»  [1,  c.  16],  а  очаровавшие  его  в  детстве  сказки  и  песни  старушки  позже  легли  в  основу  многих  его  произведений.  Образ  няни  помогают  создать  эпитеты  «крестьянке  простой»  [1,  c.  16],  «прекрасное  сердце»  [1,  c.  17],  эпитеты  же  «чудесное  слово»  [1,  c.  16],  «волшебный  свет»  [1,  c.  16]  говорят  о  том  мире,  в  котором  был  «взлелеян»  [1,  c.  16]  поэт  няней,  как  он  называл  ее  в  своих  стихах.  Пушкин  стал  известен,  «себя…  миру  явил»  [1,  c.  16],  но  «идя  по  тернистой  дороге  судьбы»  [1,  c.  17],  всегда  помнил  Арину  Родионовну,  «ее  прекрасное  сердце»  [1,  c.  17].

Стихотворение  написано  амфибрахием,  использованы  повторяющиеся  гласные  звуки  а-и-а-и  (ассонанс)  и  сонорные,  неточная  рифма  (слово  —  очарован,  мир  —  явил)  -  все  это  придает  ему  напевность,  задушевность,  эмоциональность.

В  стихотворении  «Размышляя  о  Пушкине»  Венера  Шадиевна  говорит  о  другой  женщине,  любимой  поэтом,  —  Наталье  Николаевне,  жене  Александра  Сергеевича.  Выразительность  образа  жены  поэта,  «красивой  брюнетки  в  бальном  платье»  [1,  c.  16],  усиливается  с  помощь  метафоры  «пленительница  царского  двора»  [1,  c.  16],  где  слово  «пленительница»  [1,  c.  16]  является  еще  и  неологизмом. 

Вспоминая  «нелепую  дуэль»  [1,  c.  16],  «ужасный  выстрел»  [1,  c.  16],  заставляя  читателя  на  минуту  остановиться,  задуматься  над  этим  событием,  а  может,  показывая,  как  трудно  говорить  после  воспоминаний  о  дуэли  на  «Черной  реке»  [1,  c.  16],  где  смертельно  ранен  был  Пушкин,  автор  использует  умолчание.  А  далее  размышляет  о  степени  вины  Натальи  Николаевны  в  этих  роковых  событиях.  В  начале  стихотворения,  пусть  сомневаясь  («мне  кажется»  [1,  c.  16])  говорит,  что  «виновна  Натали»  [1,  c.  16],  и  опять  же  с  сомнением  («а  может  быть»  [1,  c.  16])  считает  ее  «бездушной»  [1,  c.  16],  упрекает,  что  «ни  в  чем  не  извинилась»  [1,  c.  16].  И  здесь  можно  поспорить  с  автором:  всем  известный  факт,  что,  увидев  раненого  мужа,  Наталья  Николаевна  воскликнула:  «Это  я  виновата!»  Да  и  сам  поэт  говорил  перед  смертью,  что  она  ни  в  чем  не  виновата,  поэтому  нам  ли  обвинять  ее?!  Что  бы  ни  произошло,  кто  бы  ни  был  виновен,  ничего  не  вернуть.  Главное,  что  «Пушкин  жив!  И  жить  он  будет  вечно!»  [1,  c.  16]  —  утверждает  автор  стихотворения.  Жив,  потому  что  «не  властно  время  над  его  пером»  [1,  c.  16],  а  все  остальное  рассудит  Бог.  Призывая  «поступить  человечно»  [1,  c.  16]  по  отношению  к  Натали,  автор  повтором  слова  «пока»  [1,  c.  16]  все-таки  винит  в  случившемся  жену  поэта.

О  бессмертии  поэта  и  стихотворение  «Святогорье»,  в  котором  говорится  о  звоне  колоколов,  звучащих  в  Святых  Горах  два  раза  в  год  и  утверждающих  бессмертие  Пушкина.

Так  по-своему  смотрит  Венера  Шадиевна  на  жизнь  Пушкина.

Глава  3.  Малая  родина  в  лирике  В.Ш.  Бакаевой

Очень  близки  мне  и  стихотворения  о  нашей  малой  родине,  природе  родного  края,  которых  немало  у  Венеры  Шадиевны:  «Россия  начинается  с  Алгая»,  «Край  степной»,  «Осень»,  «В  родном  уголке»,  «Отечество»,  «Хороши  вы,  алгайские  зори…»,  «Люблю  Ал-Гай»,  «Мы  одна  семья».  Из  этих  стихов  складывается  образ  Александрова  Гая  —  моей  родины.  Рассмотрим  одно  из  них.

В  стихотворении  «Люблю  Ал-Гай»  отражена  история  Александрова  Гая,  начиная  с  тех  далеких  времен,  когда  сюда  бежали  казаки  «от  батюшки-царя»  [4,  c.  5]  и  селились  «в  саманных  низеньких  избушках»  [4,  c.  5],  до  сегодняшнего  дня.  Ряды  однородных  членов  создают  образ  старого  Алгая  («саманные  низенькие  избушки»  [4,  c.  5],  «лавка  и  церквушка»  [4,  c.  5],  «нещадный  ветер,  стук  подков»  [4,  c.  5])  и  современного  села  («коттеджи,  школы,  детсады»  [4,  c.  5],  «кинотеатр,  сбербанк,  больница,  пекарня,  мельница,  вокзал»  [4,  c.  5]).  Подчеркивая  красоту  родного  края,  автор  употребляет  эпитеты  «степной  загадочной  дали»  [4,  c.  6],  «обворожительно  красиво»  [4,  c.  6],  метафоры  «земного  многоцветья»  [4,  c.  5],  «размах  полей»  [4,  c.  5]. 

Тема  этого  стихотворения  —  любовь  к  родному  краю,  которая  заявлена  уже  в  названии  произведения,  а  также  раскрывается  и  в  конце  при  сравнении  с  «Капри  и  Канадой»  [4,  c.  6],  с  Францией:  «А  я  любить  не  перестала  Размах  и  ширь  родных  полей»  [4,  c.  6].

Как  гордо  и  торжественно  звучат  слова  одноименного  стихотворения:  «Россия  начинается  с  Алгая»  [2,  c.  60]  (Алгай  —  так  сокращенно  называют  наше  село),  как  величественна  в  стихах  Венеры  Шадиевны  река  Большой  Узень,  «взрастивший  нас  водой  своей  святой»  [2,  c.  60].  В  стихах  о  родине,  о  природе  узнается  и  наша  степь  с  ковылем,  «запахом  полыни»  [4,  c.  6],  «тюльпановым  раем»  [4,  c.  6],  «резвым  табуном»,  есть  исторические  реалии:  «имя  легендарного  Чапая»  [2,  c.  60],  «священный  храм»  [2,  c.  59],  разрушенный  «без  страха»  [2,  c.  59],  описаны  традиции:  «одинаково  встречаем  Пасху  и  Навруз»  [4,  c.  7].  Есть  и  такой  уголок,  где  можно  «рассмеяться,  взгрустнуть  и  забыться  в  отчаянном  плаче…  возле  старой  любимой  осины»  [3,  c.  21].  Из  таких  вот  деталей  и  складывается  дорогой  каждому  алгайцу  образ  родного  края

Глава  4.  Тема  войны

Не  оставляют  равнодушными  и  стихи  о  войне:  «Роковой  41-й»,  «Солдатка»,  «Весна  43  года». 

Стихотворение  «Роковой  41-й»  я  слышала  не  раз.  Но  тем  не  менее,  когда  его  кто-то  читает  на  торжественных  митингах,  посвященных  Великой  Отечественной  войне,  я  снова  и  снова  замираю  от  волнения.

Сразу,  с  первой  строки,  погружаешься  в  то  тяжелое  время  начала  войны,  слышишь  этот  «  плач,  и  крики,  слов  обрывки,  и  чей-то  стон»  [3,  c.  58].  Автор  приводит  список  тех,  кто  уходил  на  фронт.  За  этим  холодным,  равнодушным  словом,  «список»  [3,  c.  58],  —  живые  люди,  до  боли  знакомые  и  мне,  и  всем  алгайцам,  правда,  вспоминаем  мы  их,  к  сожалению,  лишь  в  День  Победы,  да  и  осталось  их  всего  двое.  Анафора  «И  уходят  Каширин…»  [3,  c.  59],  «И  уходят  Коблов…»  [3,  c.  59]  усиливает  драматизм  первых  дней  войны,  инверсия  же  («Беспокоят  военные  раны»  [3,  c.  59])  заставляет  обратить  внимание  на  последствия  войны.  Используя  высокую  лексику:  «покидали  дом»  [3,  c.  58],  «передний  фронт»  [3,  c.  59],  «жизнь  созидать»  [3,  c,  59],  автор  подчеркивает  не  только  трагичность  ситуации,  но  и  патриотизм  алгайцев,  торжественность  события:  «земляки  покидают  дом»  [3,  c.  58],  «чтобы  жил  наш  Союз  великий»  [3,  c.  58]  (какая  гордость  за  великую  страну  —  Советский  Союз).  Напряженность  обстановки  первых  дней  войны  прерывается  обращением  к  ветеранам,  которые,  к  счастью,  вернулись  «с  победой  в  Алгай»  [3,  c.  59].  Правда,  отдыхать  им  не  пришлось,  их  ждали  мирные  поля,  на  которых  они  «развернулись  для  того,  чтобы  жизнь  созидать»  [3,  c.  59],  что  так  же  важно,  как  и  защита  Отечества.

Сумела  Венера  Шадиевна  создать  и  образ  женщины-военврача  в  стихотворении  «Весна  43  года»,  и  образ  солдатки  в  одноименном  произведении.  Читаешь  эти  стихи  и  поражаешься  тому,  как  достоверен  образ  этих  женщин  войны,  как  будто  сама  поэтесса  была  военным  врачом  и  на  собственном  опыте  знает  жизнь  солдатки,  сама  испытала  боль  ожидания  («Как  давно  нет  писем  от  него!»  [4,  c.  56])  и  горечь  потери  любимого  («И  не  стало  того  капитана,  Что  подснежники  рвал  на  заре…»  [4,  c.  55]).  Эти  стихи  о  войне  всегда  читают  на  встречах  с  ветеранами,  им  они  близки  и  понятны,  но  и  нас,  молодых,  тоже  заставляют  задуматься  о  прошедшей  войне,  о  потерях.

Можно  написать  еще  о  многих  стихах  Бакаевой  Венеры  Шадиевны,  например,  об  одном  из  последних,  появившемся  в  местной  газете  «Заволжские  степи»  к  75-летию  Владимира  Высоцкого,  «…А  эту  пластинку  принес  мне  отец»,  которое  говорит  не  только  о  песнях  Высоцкого,  но  и  по-своему  продолжают  тему  войны;  трогательны  нежные  стихи  о  любви,  об  осени. 

Заключение.

Проанализировав  стихи  Венеры  Шадиевны  Бакаевой,  я  пришла  к  следующим  выводам:

·есть  великие  поэты,  есть  великие  стихи,  мы  их  знаем,  помним,  но  своей  работой  мне  хотелось  показать,  что  и  в  моем  родном  селе  есть  талантливые  люди,  достойные  внимания  как  они  сами,  так  и  их  творчество,  и  в  этом  актуальность  моей  работы;

·тематика  лирических  стихов  достаточно  интересна,  разнопланова,  актуальна  в  наше  время,  поскольку  в  произведениях  рассматриваются  вечные  темы  отцов  и  детей,  малой  родины  и  родной  природы,  человека  на  войне;

·истоки  творчества  поэтессы  в  ее  жизни,  характере,  в  ней  самой,  она  пишет  о  том,  что  близко  и  дорого;

·автор  использует  различные  средства  выразительности  (метафоры,  олицетворения,  эпитеты,  сравнения,  высокую  лексику  и  просторечные  слова,  анафоры,  необычную  рифмовку),  благодаря  чему  стихотворения  становятся  более  красочными,  понятными,  отличаются  тонкостью  и  точностью  ощущений;

·стихи  оставили  неожиданно  приятное  впечатление,  потому  что  они  показывают,  как  надо  относиться  к  близким  людям,  привлекают  внимание  к  истории  своего  края,  заставляют  по-новому  взглянуть  на  окружающий  мир,  поэзию  и  поэтов;

·творчество  поэтессы  мало  знакомо  моим  землякам,  и  своей  работой  я  сделала  попытку  привлечь  внимание  к  лирике  Венеры  Шадиевны,  а  практическим  выходом  будет  статья  в  местную  газету  «Заволжские  степи»,  чтобы  каждый  нашел  среди  ее  стихов  те,  которые  затронут  душу.

 

Список  литературы:

  1. Венок  Пушкину.  Стихотворения,  эссе,  очерки,  рассказы.  Саратов:  Саратовский  писатель,  2009  г.
  2. Ветер  Заволжья.  Стихи.  Саратов:  Приволж.  книжное  из-во.  1998.
  3. В  краю  степей  бескрайних.  Саратов.  ОГУП  «РИК»  «Полиграфия  Поволжья».  2003.
  4. Мы  эту  землю  родиной  зовем.  Произведения  местных  авторов.  Саратов:  ОАО  «РИК»  «Полиграфия  Поволжья».  2008.
  5. Тимофеев  Л.И.,  Тураев  С.В.  Краткий  словарь  литературоведческих  терминов:  Кн.  для  учащихся.  —  М.:  Просвещение,  1985.
  6. Фогельсон  И.А.  Литература  учит.:  9  кл.:  Кн.  для  учащихся.  —  М.:  Просвещение,  1990.
  7. Фогельсон  И.А.  Литература  учит.:  10  кл.:  Кн.  для  учащихся.  —  М.:  Просвещение,  1990.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий