Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: V Международной научно-практической конференции ««Проба пера» ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 19 февраля 2013 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Литература

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

МУЗЫКАЛЬНЫЕ  ОБРАЗЫ  СЕРЕБРЯНОГО  ВЕКА  (НА  ПРИМЕРЕ  ТВОРЧЕСТВА  Б.Л.ПАСТЕРНАКА)

Анохина  Юлия

класс  11,  МОУ  СОШ  №  43,  МОУ  Детско-юношеский  центр  г.  Волгограда

Григорян  Ольга  Юрьевна

научный  руководитель,  педагог  высшей  категории,  учитель  музыки,  МОУ  СОШ  №  43,  г.  Волгоград

Хомутецкая  Елена  Сергеевна

научный  руководитель,  педагог  дополнительного  образования,  методист  МОУ  Детско-юношеский  центр  г.  Волгограда

 

Серебряный  век  русской  культуры  —  уникальное  явление.  Это  время,  отмеченное  активными  художественными  и  духовными  поисками,  стремлением  к  синтезу  искусств.  Музыка  в  этот  период  превращается  в  особую  философско-эстетическую  категорию,  которая  объединяет  культуру  и  природу,  самосознание  эпохи  начала  ХХ  века  и  требует  разностороннего  и  подробного  изучения.  Особенно  интересно  эти  процессы  наблюдать  на  примере  творческой  судьбы  одного  из  ярких  представителей  Серебряного  века  —  Бориса  Леонидовича  Пастернака.

Философ  Валентин  Фердинандович  Асмус  писал  о  Б.Л.  Пастернаке:  «Музыка,  поэзия,  живопись  были  для  него  не  вавилонским  смешением  языков,  а  единым  языком  искусства»  [Цит.  по:  6],  верно  подметив  многомерность  пастернаковского  таланта,  перенасыщенность  его  творчества  смыслами  и  образами,  интонационными  контрастами.

На  сегодняшний  момент  существует  не  так  много  исследований  [2,  4,  5,  6],  в  которых  предпринималась  бы  попытка  проследить  эволюцию  творчества  Б.Л.  Пастернака  в  контексте  музыкального  начала.  Наша  работа  призвана  в  какой-то  мере  восполнить  этот  пробел,  что  и  составляет  ее  актуальность.

Цель  исследования  —  рассмотреть  в  культурно-историческом  контексте  эпохи  особенности  пастернаковских  музыкальных  образов.

В  процессе  работы  нами  решались  следующие  задачи:

1.  показать  влияние  музыки  на  становление  личности  Б.Л.  Пастернака,  в  связи,  с  чем  отразить  биографические  данные,  связанные  с  музыкальной  стороной  жизни  его  семьи;

2.  определить  роль  А.Н.  Скрябина  в  творческом  выборе  Бориса  Пастернака;

3.  проанализировать  музыкальные  образы  в  его  лирике.

Объектом  исследования  стали  сохранившиеся  музыкальные  произведения  Б.Л.  Пастернака,  сборники  стихов  «Близнец  в  тучах»  (1914  г.),  «Сестра  моя  —  жизнь»  (1917  г.),  «Темы  и  вариации»  (1916—1922  гг.),  «На  ранних  поездах»  (1936—1944  гг.),  «Третья  симфония»  А.Н.  Скрябина.

Предмет  исследования  —  музыкальные  образы  в  пастернаковском  творчестве. 

Методы  и  приемы  исследования:  биографический,  системно-семантический,  метод  ассоциативного  эксперимента.

В  этой  своей  статье  мы  рассмотрим  музыкальные  образы,  возникающие  в  стихах  поэта.

Одна  из  главных  черт  пастернаковской  натуры  заключается  в  том,  что  он  слышимое  воспринимал  как  видимое,  а  звучащее  как  пространственное.  На  протяжении  всей  жизни  Б.  Пастернак  не  просто  озвучивает,  но  как  бы  «омузыкаливает»  действительность,  виртуозно  импровизирует  ею.  Примером  этому  служит  программное  «Импровизация»  (1915  г.).

«Каскад»  метафор-ассоциаций  (стая  клавиш;  хлопанье  крыльев,  плеск  и  клекот;  крикливые  клювы;  гортани  запруд  и  т.  п.)  заставляет  читателя  задуматься,  о  чем  это  стихотворение:  о  музыке,  извлекаемой  из  клавиш  рояля?  о  птицах?  о  ночном  пруде  и  шуме  воды?  Как  эти  три  мотива  связаны?  Видимо,  исходная  тема  здесь  —  игра  на  рояле,  но  слышим  мы  и  крики  птиц,  и  шум  волн.  Все  произведение  «пропитано»  внутренней  образностью  —  «образом  души  поэта»  (термин  А.Н.  Васильевой).

Склонность  к  музыкальной  импровизации  объясняет  убежденность  поэта  в  том,  что  «...чем  случайней,  тем  вернее  /  Слагаются  стихи  навзрыд»  («Февраль.  Достать  чернил  и  плакать...»). 

Композиторское  умение  Б.  Пастернака  в  звуке  передавать  и  внешний,  и  внутренний  мир  приводит  у  него  к  тому,  что  подчас  звучание,  а  не  привычное  значение  слов  определяют  у  поэта  отбор  этих  образов: 

ОТРоСТки  ливня  ГРяЗнуТ  в  ГРоЗДьях 

И  Долго,  Долго,  До  ЗаРи 

КРОПают  с  КРОвель  свой  аКРОСТих, 

ПуСКая  в  Рифму  ПуЗыРи. 

(«Поэзия»,  1922). 

«Музыкальная»  метафора  становится  стилевой  доминантой,  «органикой»  стихотворения  «Пианисту  понятно  швырянье  ветошниц…».  Музыка  здесь  уподоблена  и  шуршанию  ветоши  (швырянье  ветошництаскавшисьвешаетвешалка)  и  грозовому  дождю  (военную  карту  грозы  расстелив),  как  летний  ливень  она  гремит  и  освежает  (дрожащими  лапами  ливня  гремя).

В  стихотворениях  начальной  поры  пастернаковского  творчества  прослеживается  и  вера  поэта  в  созидательную  силу  музыки:  («Когда  за  лиры  лабиринт…»),  и  вера  во  всемогущество  времени,  способного  уничтожить  мечту,  как  недолговечный  сон,  разрушить  слышимую  лирическим  героем  музыку,  ее  гармонию  («Сон»).

С  помощью  музыкальных  «примет»  поэт  дает  свое  определение  поэзии:

Это  —  круто  налившийся  свист,

Это  —  щелканье  сдавленных  льдинок,

Это  —  ночь,  леденящая  лист,

Это  —  двух  соловьев  поединок.

(«Определение  поэзии»).

Очень  часто  в  своих  зрелых  стихах  поэт  обращается  к  боготворимому  им  Шопену,  и  тогда  накал  его  поэзии  становится,  поистине,  полифоническим:

Гремит  Шопен,  из  окон  грянув,

А  снизу,  под  его  эффект, 

Прямя  подсвечники  каштанов,

На  звезды  смотрит  прошлый  век…

Возможно,  Борис  Леонидович  даже  импровизирует  словесные  созвучья,  как  музыку:

Снаружи  вьюга  мечется

И  все  заносит  в  лоск, 

Засыпана  газетчица,

И  заметен  киоск.

Или:

Так  играл  над  землей  молодою

Одаренный  один  режиссер, 

Что  носился  как  дух  над  водою

И  ребро  сокрушенное  тер.

В  пастернаковских  стихах  часто  для  большей  выразительности  используются  инверсии,  сравнительные  обороты  с  использованием  музыкальных  терминов:  арфой  шумит  ураган,  страх  фистулой  голосил  от  потуг.  На  сопоставлениях  во  многом  построено  стихотворение  без  названия  из  книги  «Второе  рождение»  («Окно,  пюпитр  и,  как  овраги  эхом…»).  Здесь  и  вещный  мир,  и  природа  озвучиваются  с  помощью  музыкальной  терминологии.  Музыка  нужна  Б.  Пастернаку  и  тогда,  когда  ему  нужно  найти  образный  эквивалент  высшей  степени  совершенства  («Красавица  моя,  вся  стать…»).

Таким  образом,  звуковой  строй  создает  единство  поэта  и  вселенной,  восстанавливает  целостность  бытия,  становясь  образным  выражением  единства  разрозненных  предметов  и  явлений,  внешнего  мира  и  лирического  героя. 

 

Список  литературы:

  1. Баевский  В.С.  Пастернак.  М.:  Изд-во  МГУ,  1997.  —  112  с.
  2. Быков  Д.  Борис  Пастернак.  М.:  Молодая  гвардия,  2005.  —  896  с.
  3. Магомедова  Д.М.  Лекции  по  русской  культуре  конца  ХIХ-начала  ХХ  века.  М.:  Изд-во  РГГУ,  2005.  —  67  с.
  4. Пастернак  Е.Б.  Борис  Пастернак.  Биография  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://pasternak.niv.ru/  pasternak/bio/  pasternak-e-b/biografiya.  htm
  5. Платек  Я.  Верьте  музыке.  М.:  Советский  композитор,  1989.  —  352  с.
  6. Растопчина  Н.  Пастернак,  музыка,  Шопен  //  Чайка.  2004.  7  мая.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий