Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: II Международной научно-практической конференции ««Проба пера» ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ» (Россия, г. Новосибирск, 22 ноября 2012 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Литература

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ОТНОШЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА К ОКРУЖАЮЩЕЙ ПРИРОДЕ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Сдобнова Лилия

класс 11 «А» МОУ лицей № 2, г. Волгоград

Куркина Ирина

класс 10 «В» МОУ лицей № 2, г. Волгоград

Дубовец Ирина Николаевна

научный руководитель, педагог высшей категории, учитель русского языка, МОУ лицей № 2 г. Волгоград

Косарева Наталия Николаевна

педагог высшей категории, учитель русского языка, МОУ лицей № 2 г. Волгоград

 

Данное исследование является актуальным, так как сопряжение произведений этих писателей дает представление о нравственных ценностях народа. Воплощение современника, размышления о нем В.П. Астафьева и А.В. Костюнина теснейшим образом связаны с решением вопроса об отношение человека к окружающей природе.

Новизна исследования в том, что в ней на новейшем материале впервые соотнесена проза В.П. Астафьева и молодого автора, продолжателя традиций русской литературы, А.В. Костюнина.

Целью данного исследования является рассмотрение вопроса об отношении человека к окружающему миру и проявлении его нравственных качеств в схожих ситуациях («Царь рыба» В.П. Астафьева и «Жор глубиной щуки» А.В. Костюнина).

Задачи исследования:

1.  Рассмотреть проявления нравственной деградации общества в произведениях В.П. Астафьева и А.В.Костюнина.

2.  Раскрыть основные черты, характеризующие человека в экстремальной ситуации.

3.  Проанализировать преемственность, нашедшую отражение в творчестве писателей, в подходе к изображению характеров героев.

Объект исследования ―художественные произведения В.П. Астафьева и А.В. Костюнина.

Предметом исследования избрана проза В.П. Астафьева («Царь-рыба») и А.В. Костюнина («Жор глубинной щуки»).

В работе уделяется внимание авторскому изображению народного характера, выработанного в процессе творческих поисков писателей.

Метод литературного анализа.

Теоретическая значимость работы обусловлена ограниченным количеством исследований, посвященных заданной теме. Творчество А.В. Костюнина не исследовано.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его материалы могут быть использованы при дальнейшем изучении прозы В.П. Астафьева и А.В. Костюнина в курсе по русской литературе XX века, в спецкурсах и спецсеминарах по творчеству этих авторов; а также при проведении уроков литературы в старших классах.

Большое место в литературе XX века занимают произведения о сложных нравственных поисках людей, о проблемах добра и зла, о ценности жизни человека, о столкновении равнодушной безучастности и гуманистической боли. Ясно прослеживается, что возрастание интереса к нравственным проблемам сочетается с усложнением самих нравственных поисков.

Есть такие произведения, из которых мы извлекаем нравственные уроки. Кто я? Зачем я живу? Что останется после меня на Земле? Эти вопросы возникают у нас после прочтения произведений Ф. Абрамова, В. Распутина, В. Астафьева и других писателей.

Старые как мир и вечно нестареющие вопросы о смысле жизни, о предназначении человека ―стержневые в творчестве В.П. Астафьева.

Астафьев Виктор Петрович (1924―2001) ―писатель-прозаик. Детские и юношеские годы его прошли в родном селе Овсянка Красноярского края, в труде и недетских заботах. Во время Великой Отечественной войны Астафьев ушел на фронт. Он был тяжело ранен. После войны работал слесарем, подсобным рабочим. В это же время начинает писать небольшие заметки, которые печатались в местной газете. В последующие годы выходят его сборники рассказов. Астафьев учился на Высших литературных курсах при Литературном институте им. М. Горького, регулярно публикуя остропроблемные, психологически углубленные произведения: повести «Кража», «Где-то гремит война», «Последний поклон» и др. В центре внимания писателя ―жизнь современной сибирской деревни. Астафьев много ездил по родным местам, что послужило основой для написания широкого прозаического полотна «Царь-рыба», одного из самых значительных произведений писателя. В последние годы писателем созданы роман "Прокляты и убиты», вторая книга романа ―«Плацдарм», повесть «Так хочется жить». В. Астафьев последние годы жил и работал в Красноярске.

Проблемы нравственности в современном обществе, взаимоотношения человека и природы, проблемы исторической памяти являются актуальными в творчестве молодого карельского писателя А.В. Костюнина.

Костюнин Александр Викторович ―современный писатель, художник, фотограф. Родился 25 августа 1964 года в Карелии, с. Паданы Медвежьегорского района. Окончил художественную школу в г. Медвежьегорске. Образование высшее. Член Союза писателей России. На Международном конгрессе писателей русского зарубежья «Русское слово ―связующая нить времен» за книгу « В купели белой ночи» писатель награжден дипломом первой степени с присвоением звания лауреата премии им. А.И. Куприна и вручением памятного знака « За вклад в Русскую литературу». По итогам литературного конкурса 2007 года в номинации повести и рассказы (малая проза) « Лучшая книга года» Александр Костюнин признан лауреатом за книгу «В купели белой ночи».

Таким образом, можно сказать: нестареющие вопросы человека и природы, нравственности в современном обществе являются актуальными в творчестве В.П. Астафьева и А.В. Костюнина.

В современном мире человек все меньше и меньше задумывается над своими действиями, поступками, а главное, над их нравственной состоятельностью и обоснованностью. Заветы наших предков, наставления учителей забываются, как только человек попадает в стремительный, безудержный круговорот жизни, поэтому вопрос духовного оскудения, нравственной деградации и потери «человеческого» в человеке является актуальным.

Многолетнее отчуждение человека от подлинной духовной культуры, национальных корней и традиций, от веры привело к кризису общественного сознания, выразившемуся в крайне неблагоприятной общественной атмосфере: усилении криминогенности общества, росте преступности (в том числе детской), насилия, открытой пропаганде распущенности нравов. Особенно сложная ситуация сложилась в подростковой и молодежной сфере.

Очевидно, что идет усиление процесса индивидуализации, отчуждения. Материальные блага стали занимать значительно больше места, культура и образование отодвигаются на периферию. Именно в связи с быстро и неблагоприятно меняющимся обществом очень важно понять и сохранить духовные ценности.

Часто сегодня в обществе используется понятие экология. Оно означает взаимодействие человека и природы. Мы и стараемся следовать этим правилам. Сейчас появилась первичная необходимость жить по законам совести, добра, поэтому особое значение приобрело понятие «экология души»

Сегодня из всех проблем человечества наиболее остро встала проблема потребительского отношения к природе, а отсюда и безразличие людей к окружающему их миру, ненасытность общества, которое, стремясь сделать свою жизнь комфортной, забывает о своей связи с природой. Это привело к тому, что облик нашей планеты изменился до неузнаваемости, начались необратимые процессы, виной которых во многих случаях является необдуманная человеческая деятельность. И как следствие этого процесса ―нравственная деградация общества.

Жестокость и безразличие осмысливается в произведениях В.П. Астафьева и А.В. Костюнина в самом широком контексте. На сцену выступает трагическая коллизия борьбы за природу.

Природа ―жива и одухотворена, наделена нравственно-карающей силой, она способна не только защищаться, но и нести возмездие. Карающая ее сила распространяется не только на отдельных героев. Нарушение равновесия несет угрозу всему человечеству, если оно не образумится в своей намеренной или вынужденной жестокости.

Истребление живого сопряжено с огромной опасностью потери чувства меры, а через это и потери человеческого, т. е. доброго, разумного, нравственного.

 К теме сохранения природы и сохранения духовного в человеке на протяжении своей творческой деятельности обращались многие писатели, и мы решили остановиться на повести В.П. Астафьева «Царь-рыба» и рассказе А.В. Костюнина «Жор глубинной щуки».

Таким образом, мы можем констатировать: особое значение в современном обществе приобретает «экология души», которое раскрывается в произведениях В.П. Астафьева и А.В. Костюнина.

В.П. Астафьев и А.В. Костюнин представляют разные поколения писателей, имеют собственные взгляды на жизнь. Виктор Петрович ―признанный классик русской литературы, Александр Викторович ―молодой писатель, но в их творчестве прослеживаются общие черты в подходе к нравственным проблемам и наблюдается преемственность в изображении характеров героев.

Писатели обращаются к нравственным проблемам общества, заостряя внимание на актуальных вопросах. Оба автора являются «зеркалами» наиболее серьезных общественных проблем, которые, к сожалению, вот уже много лет остаются неразрешенными.

В «Царь-рыбе» Астафьев одним из первых в 70-е годы поставил вопрос о социально-нравственных последствиях углубления конфликта общества с природой. «Он впервые художественно выявил и рассмотрел браконьерство как тип мышления, как способ жизни, как особую философию» [1, с. 29].

А. Костюнин уже в наше время обращается к традиционному конфликту общества с природой, акцентируя внимание на нарушении вечной традиции, идущей от земли, от самой природы-матери, акцентируя внимание на том, как этот конфликт портит душу человека.

Произведения Астафьева и Костюнина взаимосвязаны, прямо продолжают идею поисков гармонии в природе.

Астафьевское «повествование в рассказах» «Царь-рыба» можно отнести к традиционному жанру «охотничьих историй», но очевидно, что «задача автора гораздо значительнее, чем занимательность, он ставит вопросы более глубокие, чем призваны к бережному отношению к окружающей среде» [2, с. 25].Особенно интересен в этом смысле рассказ, давший название всей книге.

Рассказ «Царь-рыба» ―напряженное и захватывающее повествование о рыбаке. Говоря на языке повседневной речи, писатель показывает логично объяснимый ход вещей: однажды опытный рыбак, переоценив свои возможности, пытался выловить слишком большую рыбу, выпал из лодки в реку, зацепился ногой за самоловные крючки и упустил смертельно раненого осетра; неизвестно, остался ли жив сам.

Рассказ А. Костюнина «Жор глубинной щуки» входит в сборник «В купели белой ночи», относится также к «охотничьим и рыбацким» историям. В рассказе незамысловатый сюжет, динамично развивающийся: заядлый рыбак Федор Петрович Строев приезжает с женой на очередную рыбалку: «Ему лет пятьдесят было. Недавно на пенсию вышел. Заядлый рыбак. Бывший военный. Майор. Для внучки старался ―рыбкой хотел порадовать». Несмотря на простой сюжет, события развиваются трагично: герой погибает, уносимый хищником глубоко под воду. Но смерть героя ―это не самое страшное в рассказе А.В. Костюнина.

В.П.Астафьев рисует типичную для поселка Чуш картину ―лов браконьером крупной рыбины, рыбы ―«борова». Затем обыденная ситуация психологически углубляется: редкостный по величине и форме осетр одухотворяется до роковой Царь-рыбы: «Над водою сверкнула острыми кнопками круглая спина осетра, изогнутый хвост его работал устало, настороженно, казалось, точат кривую татарскую саблю о каменную черноту ночи. Из воды, из‑под костяного панциря, защищающего широкий, покатый лоб рыбины, в человека всверливались маленькие глазки с желтым ободком вокруг томных, с картечины величиною, зрачков. Они, эти глазки, без век, без ресниц, голые, глядящие со змеиной холодностью, чего‑то таили в себе».

Параллельно с этим выстраивается цепь воспоминаний Зиновия, раскрывая его духовную подноготную. Все это перерастает в художественную метафору. Но когда схватка достигает апогея, осетр становится Царь–рыбой, аллегорией природы, и одновременно с этим образ Игнатьича теряет индивидуальные черты: удачливый браконьер становится просто человеком. Картина схватки Игнатьича с осетром превращается в притчу о единоборстве человека с природой.

Рассказ А. Костюнина начинается с описания щуки: «Её Величество — Щука! Именно она держит «большину» и считается полноправной хозяйкой подводного царства Карелии. Уже месяц, как растаял на водоёмах лёд и прошёл нерест у этой рыбы. Закончилось таинство щучьей любви, когда в угаре самки с кавалерами «теряли голову», не ведая стыда и страха, выходили шумными ватагами на отмели для того, чтобы отметать и оплодотворить икру».

Автор называет «ее величество» полноправной хозяйкой «подводного царства Карелии», а вместе с тем «разбойницей’», «подводным волком». Авторская позиция здесь высказана не прямо, но это и понятно, ведь щука живет по естественным законам природы: поедает слабых, скрещивается, появляются маленькие щучки…и жизнь продолжается в «щучьем царстве» на «мелководных просторах, поросших островками тростника, листьями кувшинок и белыми лилиями».

И в эту жизнь природы вторгается человек, уверенный в собственном превосходстве над природой. Он вторгается в другой мир со своими хитрыми рыбацкими атрибутами и рыбацким азартом.

«Слово «царь» традиционно означает вершину иерархии, всемогущество, силу, которой необходимо подчиниться: царь реки ―осетр, царь зверей ―лев, царь природы ―человек. Основной конфликт воплощен иносказательно: «Реки царь и всей природы царь ―на одной ловушке» [3, с. 26]. В.П. Астафьев вводит старинное поверье о чудесной рыбе, передающееся из поколения в поколение: «Игнатьич вздрогнул, нечаянно произнеся, пусть и про себя, роковые слова ―больно уж много всякой всячины наслушался он про царь‑рыбу, хотел ее, богоданную, сказочную, конечно, увидеть, изловить, но и робел. Дедушко говаривал: лучше отпустить ее, незаметно так, нечаянно будто отпустить, перекреститься и жить дальше, снова думать об ней, искать ее».

В кульминационной сцене поединка человека с Царь–рыбой, а лучше сказать с рыбой ―матерью (ведь она несла в себе два ведра икры), В.П. Астафьев как бы воплощает женское начало природы и самой жизни. Не случайно же временами Игнатьичу чудилось, что было что-то женское в этой рыбе. Размышляя над этим, он приходит к мысли о том, что «природа, она тоже женского рода».

Финальный аккорд всего поединка, итог безжалостного вторжения человека в природу ―это моление Игнатьича: «Очумелая рыба грузно ворочалась на ослабевшем конце, значит, сдвинула становую якорницу, увязывала самолов, садила в себя крючок за крючком, и ловца не облетало. Он старался завести ноги под лодку, плотнее прильнуть к ее корпусу, но уды находили его, и рыба, хоть и слабо, рывками, ворочалась во вспененной саже, взблескивая пилою спины, заостренной мордой, будто плугом, вспахивала темное поле воды. Господи! Да разведи Ты нас! Отпусти эту тварь на волю! Не по руке мне она!»

«Завершение поединка ―и не примирение и не победа. Помогли ли моленья Игнатьича или просто выпали зловещие крючья? Что-то их пока развело... Судить трудно, но, когда рыба ушла, когда вновь ее, природу, охватило буйство, герой ощущает: «Ему сделалось легче. Телу ―оттого, что рыба не тянула вниз», «душе ―от какого–то, еще не постигнутого умом, освобождения» [4, с. 12].

Кульминацией рассказа «Жор глубинной щуки» является единоборство человека с рыбой. Автор называет ее «чудовищным зверем», «неизвестным чудищем». Это была, действительно, огромная двухметровая старая щука: «Щука. Огромная. Попалась! Плетёнка продолжала уходить в тёмную предрассветную воду. Майор сделал потуже тормоз катушки, чтобы рыбине требовалось большее усилие на перетягивание. Ничего. Если нормально заглотила блесну, никуда не уйдёт. Эту плетёнку буксиром не порвать. Главное — успокоиться и не торопиться. «Не спешить!» — как заклинание повторял он. Измотать её. Утомить. Перемудрить». Рыба достойно борется за свою жизнь, сохраняя спокойствие, благородство. «Ее глаза смотрели тяжело и угрюмо». Человек же борется за свою охотничью удачу по-другому: «парализованно стоял», «глаза в ужасе», «дрожащей рукой». Это единоборство символизирует борьбу человека с природой. Рыбина стаскивает Петровича за борт, человек, конечно, оказался слабее: «Майор парализованно стоял на полусогнутых ногах. Левой дрожащей рукой он придерживал, словно протез, правую руку с намотанным шнуром. Широко раскрытые глаза его в ужасе глядели в медленно открывающуюся пасть северного крокодила. Он догадался, что произойдет в следующий момент. Он всё понял. И знал, что исправить уже ничего нельзя. Эти мысли пронеслись вперемешку с воздушными пузырьками кипящей воды после того, как хищник тяжёлой торпедой двинулся вперёд, занырнул под лодку, играючи опрокинул её и увлёк в свою стихию Строева». Так и с нами со всеми может произойти, если мы необдуманно, потребительски будем подходить к тому, что дает нам природа.

Самая главная вина астафьевского Игнатьича изначально в надругательстве над любившей его девушкой. Все получается в связи: начинается ли с человека, с рыбы, со зверя, а чем оборачивается ―показывает писатель. Круги жестокости распространяются широко и беспощадно.

«В.П. Астафьев осуждает браконьерство как зло многогранное и страшное по своей разрушающей силе, причем речь писатель ведет не только об уничтожении живой и неживой природы вне нас, говорит он о своеобразном самоубийстве, об уничтожении природы внутри человека, человеческой природы» [5, с. 14].

Понятия «духовный браконьер» и «браконьерствующий в природе» разные, но основа их возникновения единая ― бездуховность. Страшнее браконьер духовный, другого можно наказать по закону, посадить в тюрьму, а вот духовного сразу и распознать-то трудновато и наказать не всегда можно. Судьба героев говорит о том, что человек, творящий зло и находящий себе оправдание, допускает существование зла везде.

В «Царь–рыбе» и в «Жоре глубинной щуки» вступает в силу также тема покаяния и вины. Герои, связанные одной «гибельной цепью» с рыбой, воплощением могучей, непокоренной природы, в итоге отказываются от своей добычи. Рыба «тащит» героев в «глубину», в них вселяется покорность, «согласие со смертью, которое ни есть уже смерть, поворот ключа во врата на тот свет» (В.П. Астафьев) и «широко раскрытые глаза его в ужасе глядели в медленно открывающуюся пасть северного крокодила» (А.В. Костюнин). Ситуация покаяния, самоотчета перед гибелью осложняется тем, что по сути дела Игнатьич выпал из лодки, он висит на паутинке тетивы, висит над бездной воды, а Строев «парализованно стоял на полусогнутых ногах». Рыба, измученная, израненная, словно «домогается» от Игнатьича ответа за все свои муки, за крючки, что он всадил в ее царственное тело: «Он вздрогнул, ужаснулся, показалось, что рыба, хрустя жабрами и ртом, медленно сжевывала его заживо… нащупывала его и, ткнувшись хрящом холодного носа в теплый бок, будто перепилывала надреберье тупой ножовкой…». У А.В Костюнина «Её чёрные немигающие глаза, с ярким жёлтым ободком по краю, смотрели тяжело и угрюмо. Верхняя челюсть напоминала блестящий чёрный капот от «Победы». На хребте грязно-зелёным бархатом рос мох. Щука давала себя рассмотреть и при этом наслаждалась смятением врага. Дыхание её было спокойным, движения плавными, упруго-размеренными. Что-то не чувствовалось в ней устали».

«Вина человека, зло, которое он причиняет природе или людям, не исчезают бесследно, а сохраняются в мире, рано или поздно обрушиваясь на виноватого и лишая покоя равнодушных свидетелей» [6, с. 26].

Проблема «преступления и наказания» рассматривается В.П. Астафьевым в «Царь-рыбе» и В.А. Костюниным в «Жоре глубинной щуки» с точки зрения народного идеала, выраженного в фольклоре: зло наказывается незамедлительно. В какой-то мере это решение условно и принадлежит тому, что должно быть. Игнатьич, изможденный, опустошенный, израненный, «забылся в человеке человек». Строев «знал, что исправить ничего нельзя».

Человек-часть живого мира, и уничтожать его ― преступление. Уничтожая мир, человек уничтожает себя.

В обоих произведениях потребительское отношение показано одинаково. В рассказе В.П. Астафьева браконьерство является промыслом, работой, суровой правдой жизни, за счет чего живет Игнатьич. Он не задумывается о том, какой вред он наносит природе, для него в этом смысл, способ жизни. Писатель соотносит мимолетную человеческую жизнь с бесконечной и бессмертной природой. В рассказе А.В. Костюнина рыбалка является развлечением, хобби главного героя. Однако он также не задумается над тем, каков ущерб от его деятельности, даже пейзаж у Костюнина содержит философское обобщение о вечности того живого мира, который окружает человека: «Недружно затянули песню лесные птахи, выражая своё восхищение новым днём, восхваляя трелями дивное устройство жизни. Им неведом иной мир. Они поют — потому что любят мир этот. Любят таким, какой он есть, и делают своим пением его ещё краше».

Автор подчеркивает, что человек является частью этого мира, и поэтому он не должен портить подаренный ему Богом мир и свою душу.

Герои произведений В.П. Астафьева и А.В. Костюнина только после «встречи» с рыбой понимают, что природа является той неотъемлемой, необходимой частью жизни, без которой человек не может существовать. Вместе с тем к ним приходит сознание того, что природа непокорна и своенравна, и человек не может и не должен считать себя ее хозяином.

Столкновение природы и человека не ведет ни к чему, кроме боли и смерти. Поединок «с рыбой» закончился трагически, но самый страшный поединок, поединок с людьми, с их черствостью, равнодушием и жестокостью, произошел позже. Судьба Федора Петровича Строева говорит о том, что человек, творящий зло и находящий себе оправдание, допускает существование зла везде. И если естественное поведение щуки можно оправдать, то, как можно оправдать людей, которые так безнравственно ведут себя после смерти рыбака. Одни не приезжают на место трагедии, так как выпили, другие не оказывают помощи, так как «нет прописки», не принимают в морг. И это вселенское зло нарастает из-за нарушения баланса в природе. Люди отказывают в помощи в столь драматичный момент. Это страшно, так как происходит духовное оскудение, нравственная деградация человека. Отсюда возникает необходимость сохранения «экологии души». Нарушился баланс в природе, и его нарушил человек. А ведь человек-это тоже создание природы.

Решая поставленные задачи, мы пришли к следующим выводам:

1.  Рассказ В.П. Астафьева «Царь-рыба» и А.В. Костюнина «Жор глубинной щуки» объединяет общая тема.

2.  В поединке с природой человек проигрывает, осознавая ее могущество и силу.

3.  Авторская позиция в обоих произведениях заключается в том, что человек является частью живого мира, который нужно беречь.

4.  Сохранение природы невозможно без сохранения «экологии души».

Всем своим творчеством В.П. Астафьев, как и А.В.Костюнин, хочет внушить читателю простую истину, что жизнь дается человеку лишь единожды. Сама по себе сознательная и созидательная жизнь столь коротка, что бессмысленно, неразумно обрывать ее прежде времени, тратить силы на разрушение, жестокости, убийства, и надо пробовать жить на земле в мире и согласии, и не надо забывать то, что экология природы невозможна без сохранения «экологии души». В этом и заключается гуманистический пафос творчества настоящего писателя.

 

Ссылки на указанные источники.

1 Крылова Л.А. О вечных нравственных ценностях./ Открытая школа, 2002, № 2, с. 29

2 Романова Г.И. Сказка и быль в «Царь–рыбе» В.П. Астафьева. / Русская словесность, 2002, № 5, с. 25

3Романова Г.И. Сказка и быль в «Царь–рыбе» В.П. Астафьева. / Русская словесность, 2002, № 5, с. 26

4 Чалмаев В.А. Исповедальное слово Виктора Астафьева. / Литература в школе, 2005, № 4, с. 12

5Высоцкая В. Человек и природа. Повествование в рассказах Виктора Астафьева «Царь-рыба»./Литература, 2001, № 24, с. 14

6Романова Г.И. Сказка и быль в «Царь–рыбе» В.П. Астафьева. / Русская словесность, 2002, № 5, с. 26

 

Список литературы:

  1. Астафьев В.П. Библиографический указатель. Вступительная статья А. Пантелеевой. Красноярское книжное издательство, 1989 г.
  2. Бодрова Н. Заветная книга // Литература в школе. ―2000. ―№ 3. ―С. 98
  3. Вуколов Л.И. Поговорим об истинных ценностях: Кн. для учителя. ―М.: Просвещение, 1992.
  4. Высоцкая В. Человек и природа. Повествование в рассказах Виктора Астафьева «Царь-рыба». / Литература, 2001, № 24.
  5. Гончаров П.А. Высший сан на земле ―называться человеком. / Литература в школе, 2003.
  6. Костюнин А.В. Жор глубинной щуки / «В купели белой ночи» / [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://kostjunin.ru/rasskaz/rasskaz/r4.html
  7. Кузнецов Ф.Ф. Перекличка эпох. ―М.: Современник, 1976.
  8. Курбатов В. Миг и вечность. Размышления о творчестве В. Астафьева. Красноярское книжное издательство, 1983 г.
  9. Крылова Л.А. О вечных нравственных ценностях. / Открытая школа, 2002, № 2.
  10. Ланщиков А.П., Виктор Астафьев. ―М.: Просвещение, 1992. ― 159 с.: ил.
  11. Лейдерман Н.Л. Крик сердца. ―Екатеринбург: Изд-во АМБ, 2001.
  12. Романова Г.И. Сказка и быль в «Царь–рыбе» В.П. Астафьева. / Русская словесность, 2002, № 5.
  13. Царь-рыба: Повествование в рассказах. — М.: Сов. писатель, 1980.
  14. Чалмаев В.А. Исповедальное слово Виктора Астафьева. / Литература в школе, 2005, № 4.
  15. Яновский Н., Виктор Астафьев. Очерк творчества. М., «Советский писатель», 1982 г.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом