Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: Научного журнала «Студенческий» № 18(188)

Рубрика журнала: Искусствоведение

Секция: Музыка

Скачать книгу(-и): скачать журнал часть 1, скачать журнал часть 2, скачать журнал часть 3, скачать журнал часть 4, скачать журнал часть 5, скачать журнал часть 6, скачать журнал часть 7, скачать журнал часть 8, скачать журнал часть 9, скачать журнал часть 10

Библиографическое описание:
Сивай К.В. ОСОБЕННОСТИ РАСКРЫТИЯ ПАТРИОТИЧЕСКОЙ ТЕМЫ В ТВОРЧЕСТВЕ В. Я. ШЕБАЛИНА (НА ПРИМЕРЕ КАНТАТЫ «МОСКВА») // Студенческий: электрон. научн. журн. 2022. № 18(188). URL: https://sibac.info/journal/student/188/252361 (дата обращения: 11.08.2022).

ОСОБЕННОСТИ РАСКРЫТИЯ ПАТРИОТИЧЕСКОЙ ТЕМЫ В ТВОРЧЕСТВЕ В. Я. ШЕБАЛИНА (НА ПРИМЕРЕ КАНТАТЫ «МОСКВА»)

Сивай Кирилл Владимирович

студент, кафедра музыкального образования, Московский государственный институт культуры,

РФ, г. Химки

Труханова Александра Геннадиевна

научный руководитель,

канд. искусствоведения., доц., Московский государственный институт культуры,

РФ, г. Химки

FEATURES OF DISCLOSURE OF THE PATRIOTIC THEME IN THE CREATIVITY V. YA. SHEBALIN (ON THE EXAMPLE OF THE CANTATA «MOSCOW»)

 

Kirill Sivay

student, Department of Music Education, Moscow State Institute of Culture,

Russia, Khimki

Alexandra Trukhanova

scientific supervisor, candidate of Art History, associate professor, Moscow State Institute of Culture,

Russia, Khimki

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье анализируется произведение патриотической темы выдающегося советского композитора XX века В. Я. Шебалина — кантата «Москва». Выявляются особенности формообразования, музыкального языка, ладотонального развития. В изложении музыкального материала прослеживается тесная связь с традициями русской классической школы.

ABSTRACT

This article analyzes the work of the patriotic theme of the outstanding Soviet composer of the 20th century V. Ya. Shebalin — cantata «Moscow». Features of shaping, musical language, and tonal development are revealed. In the presentation of the musical material, there is a close connection with the traditions of the Russian classical school.

 

Ключевые слова: кантата «Москва», В. Я. Шебалин, патриотическая тема, преемственность традиций.

Keywords: cantata «Moscow», V. Ya. Shebalin, patriotic theme, continuity of traditions.

 

Фундаментом эффективного развития российской государственности и основой жизнедеятельности русского общества всегда был и остаётся патриотизм. В любви к Отечеству, преданности ему, в народном единстве, глубоком внутреннем сострадании и желании помочь ближнему состоит суть русской души. Эти её черты являются вековым наследием русского общества, которое сохранилось и эволюционировало благодаря высокому уровню культуры, достигнутому с помощью воспитания патриотического чувства в людях с самого раннего возраста.

Основополагающее значение в формировании патриотизма имеет музыкальное искусство, важной составляющей которого является хоровое пение. В основе русского хорового пения лежит принцип преемственности традиций, сложившихся в песенно-бытовой и религиозной практике и получивших дальнейшее развитие в профессионально-исполнительском искусстве и композиторском творчестве.

В настоящее время потеря связи со своими истоками приводит к необратимым последствиям. Благодаря музыкальным сочинениям патриотической тематики, которые отображают знаменательные для истории страны события, подвиги народа и его боевую славу, сохраняется связь с прошлым нашей Родины. Их изучение и исследование заслуживает особого внимания в современном музыкознании.

В хоровом творчестве весомая часть сочинений патриотической тематики написана в кантатно-ораториальном жанре, который особенно ярко представлен в творчестве композиторов 1920–1950-х годов. Произведения этого периода недостаточно освещены как отечественными, так и зарубежными исследователями. Основной причиной недостаточного внимания музыковедов к данному периоду служит устойчивая репутация произведений как конъюнктурных и поэтому художественно несовершенных. В имеющихся опубликованных трудах на эту тему рассматриваются прежде всего произведения Д. Д. Шостаковича и С. С. Прокофьева — выдающихся композиторов XX столетия. Однако сочинения таких авторов, как А. Г. Арутюнян, М. В. Коваль, А. И. Хачатурян, Ю. А. Шапорин, В. Я. Шебалин и других остаются вне научных исследований.

Цель статьи — создание целостного представления о раскрытии патриотической темы в творчестве отечественного композитора В. Я. Шебалина на примере кантаты «Москва».

Художественная ценность кантаты В. Я. Шебалина «Москва», как произведения патриотической тематики не вызывает сомнений, несмотря на её полувековую историю (кантата была написана в 1946 г.). Однако в исполнительской практике она остаётся незаслуженно забытой вплоть до настоящего времени. Её не исполняют на концертной эстраде, она не входит в базовый репертуар профессиональных хоровых коллективов. Отсутствие научных исследований, рассматривающих архитектонику музыкальной формы кантаты, её драматургические особенности и стилистику музыкального языка композитора, определило актуальность выбора данной темы.

Создание кантаты «Москва» В. Я. Шабалина было приурочено к торжествам, посвящённым 80-летию основания Московской консерватории [1, с. 16]. На первом концерте юбилейной недели — 14 декабря 1946 г. в Большом зале Московской консерватории состоялась ее премьерное исполнение под управлением Н. П. Аносова. Кантата «Москва» ознаменовала собой начало списка произведений, посвящённых 800-летию основания Москвы и 30-й годовщине революции 1917 г. — дат, которые широко праздновались в стране на тот период времени. Именно эти юбилейные даты и определили героико-патриотическую направленность и высокий этический пафос произведения.

Кантата «Москва» написана на стихотворный текст русского советского прозаика и поэта Б. В. Липатова. По своему содержанию поэтический текст был сходен с музыкальной драматургией кантаты и подчинялся как композиционному сопоставлению сольных и хоровых эпизодов, так и их метроритмическим особенностям.

Поэзия Б. В. Липатова была взята композитором за основу благодаря славянским изречениям в описании столицы:

«А шитво, гляди, жемчугов перекат,

А дома, гляди, что твои кружева.

И девичий плат, и краса пала

Всею радугою красе-граду Москва!»

А также торжествующему финалу прославления величественного города:

«Славное слово: Москва!

Славься, Москва!»

Кроме того, прошлое в поэтическом тексте описано с помощью ярких художественных образов:

«…И мечи остры богатырские,

Словно лес вокруг сердца русского.

На путях врагов в славен град Москва

Черепа лежат и растёт трава.

Честь и слава вся, да из века в век

Все идут …».

Такая эпическая линия выдержана на протяжении всего произведения. К тому же Б. В. Липатов [2, с. 27] с помощью пятисложников с ударением на среднем слоге создал в строении своего поэтического текста неповторимый ритм. Если сократить (до четырёх) или увеличить (до шести) количество слогов, стихотворный текст приобретает жанр былины. При смене сюжетной линии — от описаний к революционному направлению — пятисложник заменяется акцентным стихом.

Партитура кантаты «Москва» написана для четырёх солистов (сопрано, меццо-сопрано, тенор и бас), смешанного хора и большого симфонического оркестра, в тройной состав которого в финале кантаты композитор ввёл орган, колокола и добавочные группы медных духовых инструментов, что не так часто использовалось другими авторами.

Кантата состоит из пяти частей: «Москва», «Песня девушки», «Битва», «Поминовение», «Слава». Сочинение обрамлено хоровыми частями, придающим пропорцию формообразованию. Кроме того, в кантате ярко проявляются черты, типичные для крупных инструментальных форм с характерной главной темой «великого города» [3, с. 215], с типичной развёрнутой разработкой с контрастными эпизодами, которые присутствуют в начальном вступлении кантаты и её репризе, данной в укрупнённом варианте. Таким образом, В. Я. Шебалин вносит черты классической сонатной формы, добиваясь в ней симметрии. Кроме того, помещая лейтмотив «Москвы», который звучит в единой тональности (C-dur) во вступлении и последней части, музыкально воссоздаёт характерную для былин «арочность».

Раскрывая патриотическую тему, В. Я. Шебалин использует достаточно широкий и разнообразный образно-эмоциональный диапазон: от эпической монументальности до скорбной торжественности и праздничного апофеоза.

Обратимся к музыкально-теоретическому анализу частей кантаты.

Первая часть кантаты имеет одно и то же название, что и сама кантата — «Москва», и сообщает слушателю о славном прошлом столицы. Запев первой части эмоционален, эпически монументален, в нём явно слышны черты былинного склада. Строение всей части можно охарактеризовать периодической сменой интонационного материала первой фразы, поскольку основной метод тематического развития на ритмическом, интонационном и фактурном уровнях заключается именно в вариационности и вариантности [2, с. 28]. При этом дробление — ведущий принцип организации музыкального материала.

В целом формообразование кантаты неспецифично. Широко использованы куплетно-вариационная, сквозная и трёхчастная формы, основным формообразующим принципом является микромотивность.

В музыке отчётливо звучат элементы эпической сосредоточенности, к тому времени сформировавшиеся в творчестве В. Я. Шебалина и ярко проявившиеся в «Русской увертюре» (1941), созданной им в первые месяцы Великой Отечественной войны.

В оркестровом вступлении чётко прослеживается близость к богатырскому стилю А. П. Бородина. Несколько архаизированные лексические обороты выделяют историзм образа русского города. В. Я. Шебалин раскрывает здесь народную мощь, отражённую в размеренной, гулкой поступи народного шествия. Тяжёлые синкопы в басу позволяют достигнуть специфическую полиметрию. Такое построение условно можно назвать темой великого города.

Национальную русскую музыку в кантате можно выявить не только по принципам построения и развёртывания фактуры с характерным чередованием аккордовых массивов и унисонного изложения, но и по ладогармоническим особенностям, свойственным русской песне, которые фокусируют внимание композитора на всех областях его композиторского творчества.

Вторая часть — «Песня девушки» представляет собой светлое лирическое интермеццо в исполнении меццо-сопрано. Само её название соответствует мелодической напевности вокальной линии и оркестрового сопровождения, в котором свободно и естественно возникают контрапунктирующие голоса, отличающиеся лирической выразительностью. Сопоставление натуральной и пониженной второй ступени в тональности a-moll, появлению которого предшествует длительный органный пункт на субдоминанте, ярко подчёркивает плагальность гармонии, свойственной музыке В. Я. Шебалина.

Наиболее обширна по своему объёму третья часть — «Битва» — музыкально-драматургический центр произведения, посвящённый великой битве за Москву. Она насыщена драматической напряжённостью вплоть до её кульминационных эпизодов, неизменно опирается на тематические элементы оркестрового вступления первой части кантаты и интонационно перекликается с ним. «Битва» воспринимается как образ патриотического единения русского народа, проявившего беспримерное мужество на поле сражения и отстоявшего в бою сердце Родины — город Москву.

Хор в этой части не доминирует, а является носителем текстового содержания. В. Я. Шебалин здесь на первый план выдвигает инструментальное начало, поэтому вокальная тесситура не совсем удобна для исполнения. Хор выполняет функцию народной массы, передаёт состояние негодования, всеобщего призыва. Композитор добивается этого частым использованием крайних звуков диапазона практически во всех хоровых партиях.

Четвёртая часть кантаты — «Поминовение» — посвящена памяти жертв Великой Отечественной войны. Тема не новая для советской музыки. Она по-разному разрешается в Седьмой и Восьмой симфониях Д. Д. Шостаковича, во Второй симфонии А. И. Хачатуряна, в оратории «Герои бессмертны» Е. К. Голубева, в «Украинском квинтете» Б. Н. Лятошинского, а также во многих сочинениях XX в.

Во всём развитии «Поминовения» проявляются черты русской песенной традиции. Музыка глубоко проникновенна, контрастирует с «Битвой», наполнена не только скорбью, но и преклонением перед патриотами — героями Родины, отдавшими свои жизни за неё. Идейно-эмоциональному замыслу этой части полностью соответствуют применённые тембральные средства: преобладание низкого регистра с траурными аккордами кларнетов и торжественными аккордами тромбонов, глухой гул и мерные акценты литавр, насыщенная кантилена струнных и т. п. Можно подчеркнуть, что поэтический текст «Поминовения» по своей выразительности и силе заложенных в нём чувств относится к числу больших поэтических удач Б. В. Липатова.

Пятая часть «Слава» завершает кантату. Это — торжественный апофеоз, гимн Москве, написанный в эпическом духе и не лишённый «ампирной» помпезности. Национальный русский колорит отчётливо проступает повсюду: и в хоре «Славься, Москва», и в квартете «Москва, ты сердце русское», сочинённом в духе былинных сказаний, что подчёркивают тембры таких инструментов, как гусли и арфа.

Музыка кантаты «Москва» усиливает воздействие поэтического текста, помогает восприятию его содержания, объёмно демонстрирует основные образы.

В начале каждой части или раздела композитор определяет темп и характер, сознательно не выписывая метроном и наделяя исполнителя относительной свободой в пределах той или иной темповой зоны, а в конце каждой части он использует фермату или паузу, что даёт возможность настроиться на характер последующей части.

В. Я. Шебалин со скрупулёзной тщательностью выписывает нюансировку, тем самым определяя фразировку произведения. Как правило, вершина нюанса совпадает и с мелодической, и с агогической вершиной фразы. В определении фразировки, темпа, динамических градаций и характера звука очень большое значение возлагается на литературный текст, помогающий чётко уяснить детали исполнительского замысла. Именно настроение, содержащееся в поэтической фразе, указывает на характер звука партии и хора в целом, существенно влияет на формирование тембра.

В музыке кантаты своеобразно преломляются черты русского национального искусства, которые подчёркиваются особенностями гармонического языка композитора, основанными на глинкинской гармонии, широко развитой в гармонии кучкистов, а впоследствии своеобразно преломившейся у С. С. Прокофьева. Имеется в виду диатоничность, обилие плагальных оборотов, особенно в заключительных каденциях, ладовая переменность, частые побочные ступени вместо главных, в частности замена доминанты или квартсекстаккорда I ступени секстаккордом III ступени. Однако большое внимание привлекает широкое применение В. Я. Шебалиным ладовой модуляции и мажоро-минорных систем, т. е. обогащение и расширение гармонических ресурсов с помощью взаимопроникновения одноимённых натуральных ладов.

В монографии о жизни и творчестве В. Я. Шебалина Н. А. Листова, анализируя музыкальный язык кантаты отмечает следующее: «Параллели с русской классикой весьма характерны. Эпико-богатырский облик оркестрового вступления вызывает прямые ассоциации с А. П. Бородиным, А. К. Глазуновым (назовём, например, унисон меди в начале финала Шестой симфонии А. К. Глазунова). Особый интерес представляют и другие, очень конкретные аналогии. В оркестровом эпизоде (ц. 26) постепенно формирующаяся фанфарная тема в трезвучном облике весьма похожа на мотив великого Китежа в опере Н. А. Римского-Корсакова: эта почти цитатная близость к теме, являющейся символом прекрасного и великого русского града, скорее всего, не случайна. А дальше, в кульминации, возникает еще одна, не менее значительная, точная цитата: у четырёх труб и шести тромбонов звучит тема “Славься” М. И. Глинки из “Ивана Сусанина”» [2, с. 215].

Композитор усиливает оркестровую звучность финала за счёт введения колоколов, органа и дополнительного состава медных инструментов, группы которых (трубы или трубы с тромбонами и тубой) должны быть, согласно указанию композитора, расположены на балконах и за сценой — редкий приём. Их перекличка создаёт фонический эффект охвата огромного пространства. По аналогии автор применяет такой же фонический эффект и в составе хоровых партий (басы — тенора). Подобным размещением В. Я. Шебалин стремился достичь пространственный эффект, создать впечатление широкой акустической перспективы с перекрещивающимися реверберационными волнами звонко перекликающейся меди. Так возникает впечатление всенародного празднества Победы, в дальнейшем ещё более усиленное аккордовыми массивами органа, на фоне которых звучат возгласы всего хора и солистов — «Славься, Москва!».

Кантата «Москва» раскрывает стилистические приёмы композитора, типичные для произведений крупной формы различных жанров, единые и для симфонии, и для кантаты, а музыкальный язык этого сочинения — своеобразная дань русской музыкальной классике.

Подводя итог, следует отметить, что кантата «Москва» имеет большинство характерных черт симфонического творчества В. Я. Шебалина: душевную глубину и высокую культуру, самобытность и неразрывную связь с русской народной песенностью, композиторскими традициями М. И. Глинки, А. П. Бородина, Н. Я. Мясковского. Они отражаются прежде всего в принятом им подходе к инструментальной и хоровой частям музыкального произведения как художественному выражению грандиозной идеи, глубоких чувств, объёмных картин народной жизни, в постоянном обращении к народному мелосу как вечно живому неиссякаемому источнику музыкального языка, а также к жанру массовых и революционных песен.

Творческий успех В. Я. Шебалина в раскрытии патриотической темы на примере кантаты «Москва» демонстрирует о его неуклонном стремлении к развитию национального своеобразия в отечественной музыке. Об этом свидетельствует образный строй и музыкальный язык его произведения, чисто русский фундамент созданной им музыки. В. Я. Шебалин как композитор и педагог тяготел в своём творчестве к изучению и развитию отечественных традиций, нежели к их ломке во имя новаторства.

 

Список литературы:

  1. Бэлза И. Ф. Кантата «Москва» В. Я. Шебалина / И. Ф. Бэлза // Советская музыка. — 1947. — №5. — С. 16–23.
  2. Карпов П. Е. Кантата «Москва» в диалоге эпох (П. И. Чайковский — В. Я. Шебалин) / П. Е. Карпов // Музыка в современном мире: наука, педагогика, исполнительство: сб. ст. по материалам XII Международной научно-практической конференции, 12 февраля 2016 г. Тамб. гос. муз.-пед. ин-т им. С. В. Рахманинова. — Тамбов, 2016. — С. 24–30.
  3. Листова Н. А. В. Я. Шебалин: жизнь и творчество / Н. А. Листова — М.: Сов. композитор, 1982. — 306 с.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом