Статья опубликована в рамках: XVII Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 05 декабря 2018 г.)

Наука: Филология

Секция: Русский язык. Языки народов Российской Федерации

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Гревцова Т.Е. ЛЕКСИКА ОБРЯДОВ СВАТОВСТВА И ОБРУЧЕНИЯ НА ДОНУ: АРЕАЛЬНЫЙ АСПЕКТ // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. XVII междунар. науч.-практ. конф. № 12(13). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 55-61.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ЛЕКСИКА ОБРЯДОВ СВАТОВСТВА И ОБРУЧЕНИЯ НА ДОНУ: АРЕАЛЬНЫЙ АСПЕКТ

Гревцова Татьяна Евгеньевна

канд. филол. наук, научный сотрудник, Федеральный исследовательский центр Южный научный центр Российской академии наук,

РФ, г. Ростов-на-Дону

VOCABULARY OF RITUALS OF MATCHMAKING AND BETROTHAL ON THE DON: THE AREAL ASPECT

 

Tatyana Grevtsova

candidate of Science, research fellow of Federal Research Centre the Southern Scientific Centre of the Russian Academy of Sciences,

Russia, Rostov-on-Don

 

Статья подготовлена в рамках проекта Российского фонда фундаментальных исследований № 18-312-00048 «Этнолингвистическая география донской свадьбы: культурная терминология и обрядовая символика».

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются лексика, а также элементы предмет­ного кода и символические действия донских предсвадебных обрядов сватовства и обручения и их распространение на территории бывшей Области Войска Донского. Материалом исследования стали записи, сделанные в диалектологических и этнолингвистических экспедициях Ростовского государственного университета 1976–2014 гг. (с 2006 г. – Южный федеральный университет; с 2008 г. экспедиции проводились совместно с Южным научным центром РАН). Сделаны предварительные выводы о локальных вариантах лексики начальных этапов свадьбы на донской территории.

ABSTRACT

The article discusses the vocabulary, as well as the elements of the subject code and the symbolic actions of the Don pre-wedding rituals of matchmaking and betrothal and their distribution in the territory of the former Province of the Don Cossack Host. The material of the research was the records made in dialectological and ethno-linguistic expeditions of Rostov State University 1976–2014. (since 2006 – Southern Federal University; since 2008, expeditions were conducted jointly with the Southern Scientific Center of the Russian Academy of Sciences). Preliminary conclusions about local variations of the vocabulary of the initial stages of the wedding on the Don territory are made.

 

Ключевые слова: свадебный обряд; сватовство; обручение; Область Войска Донского; этнолингвистика; лингвогеография.

Keywords: wedding ritual; matchmaking; betrothal; Province of the Don Cossack Host; ethnolinguistics; linguogeography.

 

Традиционная народная культура территории бывшей Области Войска Донского является частью общерусской, но при этом пред­ставляет собой уникальное сочетание разных локальных вариантов, что связано со сложным процессом формирования населения региона. Донской свадебный обряд давно стал предметом анализа представителей разных дисциплин, однако «география» и специфика его территори­альных разновидностей до сих пор не исследованы. Анализ ареального распространения элементов разных кодов обряда позволяет не только выделить региональные варианты донской свадьбы, но и значительно продвинуться в решении вопроса о формировании диалекта и тради­ционной культуры населения этой территории.

В настоящей статье будут рассмотрены лексика, а также элементы предметного кода и символические действия предсвадебных обрядов сватовства и обручения на Дону, проанализировано их распространение на территории бывшей Области Войска Донского. Основным источником исследования стали материалы диалектологических и этнолинг­вистических экспедиций Ростовского государственного университета 1976–2014 гг. (с 2006 г. – Южный федеральный университет; с 2008 г. экспедиции проводились совместно с Южным научным центром РАН). Также были привлечены диалектные словари донских говоров и опубликованные работы по свадебному обряду донских казаков и малороссов.

Первый визит сватов в дом предполагаемой невесты (сватовство) был направлен на выяснение намерений ее родителей выдать девушку замуж, предложение брака, знакомство сторон, достижение предвари­тельной договоренности о свадьбе. Во время последующих посещений стороны жениха происходили более близкое знакомство семей, закреп­ление договора о браке, установление дня свадьбы и обсуждение деталей ее проведения. Исследователи славянского свадебного обряда отмечают тесную связь обучения и сватовства. Следствием этого является дублирование ритуальных действий этих обрядов, их объединение в одну церемонию, взаимозаменяемость лексики, их обозначающей [4 , с. 415]. С другой стороны, состояние свадебного обряда, отраженное в экспедиционных материалах 1990–2000-х гг., которые составляют основу данного исследования, обнаруживает значительную, по сравне­нию с источниками XIX – первой половины XX вв., редукцию пред­свадебных эпизодов, забвение специальной обрядовой терминологии и фольклора, сокращение количества ритуальных действий.

Первый визит сватов в дом предполагаемой невесты был направлен на выяснение намерений ее родителей выдать девушку замуж, предложение брака, знакомство сторон, достижение предварительной договоренности о свадьбе. На Дону, как и на остальной восточно­славянской территории [4, с. 383], наиболее значительную группу названий, обозначающих этот обряд, составляют лексемы с корнем сват-, мотивированные основным действием этого обряда (сватать). Они представлены литературным словом сватовство, а также диалект­ными производными (свату́шки, сва́танье, сватаньё, засвату́шка, просвату́шки, засва́танье, просва́танье). В значении сватовства на Дону также распространены названия, связанные с процессом договора сторон о браке (сго́во́р, сго́во́ры, догово́р), смотрением невесты (смотри́ны, огля́дины, погля́ды), совместным распитием спиртных напитков (запо́й, пропо́й) и пожиманием рук в знак договора о свадьбе (зару́че́нье), обрядовым действием «сведения» жениха и невесты (сво́ды, сво́душки, своди́лки).

Рассмотрим ареалы наиболее частотных названий начальных эпизодов свадьбы на Дону. Литературное слово сватовство повсеместно фиксируется на донской территории и часто соседствует с диалектными обозначениями данного эпизода. Следующие по частотности производ­ные с корнем сват- в этом значении – лексемы сва́танье и сватаньё, широко распространенные на Верхнем Дону и точечно отмеченные на Хопре, Медведице, Среднем, Нижнем Дону и Донце [7; 2, с. 541]. Словом свату́шки называют первый приход семьи жениха в дом невесты для предложения брака только на территории бывшего Хоперского округа Области Войска Донского, при этом здесь оно доста­точно частотно [7; 8, с. 421]. Лексема засватанье точечно встречается в нескольких районах Волгоградской области (далее – ВО) [7; 8, с. 550].

Слово запой в значении сватовства или его части широко распро­странено на Нижнем, Среднем, Верхнем Дону и на Хопре. С семантикой обручения это название дисперсно зафиксировано в Усть-Донецком, Семикаракорском, Шолоховском районах Ростовской области (далее – РО), Суровикинском, Серафимовичском, Кумылженском районах ВО [2, с. 177; 5, с. 99–101; 6, с. 17; 7; 8, с. 194]. Лексема пропой на донской территории отмечается реже: в Зимовниковском и Усть-Донецком районах РО – в значении сватовства или его части, в Семикаракорском районе РО, Фроловском, Новоаннинском районах ВО – в значении обручения [2, с. 433; 7; 8, с. 246, 487]. С пропиванием невесты связано исполнение песни «Пьяница-пропойница» на территории районов, до революции входивших в I Донской округ ОВД [3, с. 33–34], а также в Зерноградском районе РО и Суровикинском районе ВО [2, с. 440; 8, с. 217].

Лексема сго́вор (сго́во́ры) как в значении сватовства, так и с семантикой помолвки широко распространена Нижнем и Среднем Дону, точечно – на Верхнем Дону [2, с. 477; 7; 10, с. 4–5; 6, с. 21]. Слово договор с семантикой начальных этапов свадебного обряда на Дону встречается редко. В Новоаннинском районе ВО оно обозначает предварительную договоренность о сватовстве, в Боковском районе РО и Алексеевском районе ВО оно относится к обручению [7; 8, с. 143].

Лексема рукобитье распространена на всей донской территории в значении символического ударения сватами по рукам в знак закреп­ления договора о браке или всего обряда, во время которого происходит это действие. Слово зарученье в значении помолвки частотно фикси­руется на Нижнем и Среднем Дону, а также в Шолоховском районе РО. В значении сватовства оно встречается реже [2, с. 129, 179; 7; 8, с. 196].

Слово своды в значении обручения частотно бытует на Среднем и Верхнем Дону; сватовство оно обозначает лишь в Каменском и Тацинском районах РО [7; 2, с. 129, 476]. На Верхнем Дону отмечается компактный ареал распространения названия своди́лки с семантикой окончательного договора о браке [7; 2, с. 476].

Повсеместно на донской территории сваты приносили с собой угощение, в которое обязательно входили хлеб и соль. Обычно к сватовству не изготавливали специальной выпечки. Родители жениха приносили в дом предполагаемой невесты повседневный круглый хлеб, называемый хлеб, хлеб-соль, хлебина, пирог, каравай. Особенностью донской свадьбы можно считать принесение представителями жениха на сватовство калача особой формы – круглого сплетенного из нескольких полос теста хлеба с отверстием в середине: «Ну, калач круглый такой, внутри вот так тесто круглая, а потом длинно раскатывають и вот так переплетають, не коса, а две. Переплели, округо́м положили, соединили хорошо на сковородке, вовнутрь пол-литровую банку, чтоб дырка была на этом калаче. Её ж вынимають, а потом беруть за эту дырку калач и несуть» (зап. от Токаревой Л.П., 1931 г.р., в ст. Нижнекунрюченской Усть-Донецкого района РО в 2007 г., полевые материалы Т. Е. Гревцовой). Иногда его называли витушкой: «По-нашему виту́шка, с этой витушкой, ну от как калач, тоже теста катаеть, делаеть витушку. С этим должны ехать там за невестой. Там оставляють эту витушку. Беруть соль, солонку, и вот эту витушку» (зап. от Великановой З.В., 1939 г.р., в х. Кружилинском Шолоховского района РО в 2005 г., полевые материалы Т. Е. Гревцовой) [5, с. 100].

Обрядовые действия с принесенным хлебом в разных районах донского края служили знаком согласия или несогласия девушки и ее родителей на брак, символического отделения невесты от своего рода, средством сближения и объединения семей, по ним судили о судьбе будущей семьи. О значительной роли символических действий с хлебом на сватовстве свидетельствуют значения донских выражений нести калач, приносить калач ‘сватать’ и уносить калач ‘получать отказ на сватовстве’, зафиксированных в Волгоградской области [1, с. 63; 8, с. 481], принять хлеб-соль ‘дать согласие на брак’ [2, с. 423]. В семан­тике оборота принять хлеб-соль отражено символическое действие с хлебом во время сватовства, распространенное на Верхнем Дону. На этой территории принятие хлеба было знаком начать разговор о свадьбе, а его возвращение семье жениха – отказа от брака: «Зарученье – это то, что ты не должен отказаться, это сосватали нявесту, она принямаеть хлеб и соль моё. Если задумала нявеста отказаться, значить, возворачиваеть она хлеб-соль мне» (зап. от Гребенникова С.И., 1933 г.р., в х. Третенском Верхнедонского района РО в 2004 г., полевые материалы Н.В. Безденежных).

На Среднем Дону практически повсеместно знаком согласия начать разговор о свадьбе служило разрешение родителей невесты поставить хлеб сватов на стол: «Зашли же они [сваты]: “Разрешите поставить хлеб-соль на стол”. Поставили, ну а потом, тогда, когда уже согласились, тогда накрывають стол, тогда уж пошла у них разговор общий, на когда свадьбу, за свадьбу пошёл разговор» (зап. Пятницковой М.П., 1925 г.р., в ст. Нижнекундрюченской Усть-Донецкого района РО в 2007 г., полевые материалы Т.Е. Гревцовой). На Хопре, Медведице и Верхнем Дону на стол сначала стелили принесенную сватами скатерть, а на нее клали хлеб: «Тогда уж они начинають, как вот пришли мы за этим, у вас, вот так и так. Можно? Можно. Накроють стол своей скатертью, свою закуску поставляють, свою вотку» (зап. от Усовой М.А., 1927 г.р., в х. Черкасском Урюпинского района ВО в 2008 г., полевые материалы Т.Е. Гревцовой). В случае несогласия родителей девушки на брак, принесенная сватами скатерть не расстилается, а уносится назад, как и хлеб-соль.

Практические повсеместно на Нижнем Дону, в населенных пунктах по течению Северского Донца и точечно на Среднем, Верхнем Дону и в Задонье во время сватовства происходил обмен хлебами между сторонами жениха и невесты в знак достижения договоренности о браке. На Нижнем Дону данное действие было настолько значимым в структуре сватовства, что выражение поменять (обменять) хлеб-соль приобрело значение просватания невесты [9, с. 172]. Во многих обследованных районах знаком согласия на брак было разрезание невестой хлеба сватов на части. Обычно это действие было подчинено ряду требований: выпечку нужно было разрезать на две или четыре части, разложить по углам стола, разделить на ровные половины, дорезать до конца и др. Такая регламентация – следствие символи­ческого соотнесения хлеба с судьбой человека, которая характерна для всех славянских культур [4, с. 338–340].

Предварительный анализ географического распространения названий обрядов сватовства и обручения показал, что на территории Среднего, Нижнего Дона и Северского Донца достаточно трудно выделить ареалы вследствие большого разнообразия терминов, а также сильного влияния на состав свадебной терминологии литературного слова сватовство. В целом география рассмотренных слов коррелирует с уже имеющимся делением донских говоров на верхнедонские, среднедонские, нижнедонские и донецкие говоры. Особо выделяется лексика сватовства и обручения территорий по Хопру и Медведице, отличающаяся компактным распространением слова сватушки и отсутствием слов сговор, своды и зарученье, встречающихся во многих частях донского региона.

Распространение названий хлеба, который приносят сваты в дом невесты, не позволяет выделить локальные варианты обряда сватовства на донской территории, что обусловлено широким использованием в этом значении конструкции хлеб-соль. Однако следует отметить практически повсеместную фиксацию (за исключением районов по Хопру и Медведице) слова калач в данном значении, обозначающего обрядовую выпечку особой формы. Ареалы обрядовых действий с выпечкой сватов служат более надежным показателем специфики локальных свадебных традиций. На Нижнем Дону и Северском Донце стороны обменивались хлебами, на северо-востоке Ростовской области, в Задонье и некоторых районах Среднего Дона выпечку разрезали на части. Принятие хлеба в знак согласия на брак отмечено в основном на Верхнем Дону. Принесение на сватовство скатерти и застилание ею стола в доме невесты распространено у хоперских и медведицких казаков. На Среднем Дону выделяется компактная территория, на которой разрешение родителей девушки поставить хлеб, принесенный сватами, на стол было знаком согласия на брак.

 

Список литературы:

  1. Брысина Е.В. Этнокультурная идиоматика донского казачества. Волгоград: Перемена, 2003. 293 с.
  2. БТСДК – Большой толковый словарь донского казачества / Ростов. гос. ун-т; Ф-т филологии и журналистики; Каф общ. и сравнительн. языкознания. М.: Русские словари; Астрель; АСТ, 2003. 608 с.
  3. Гревцова Т.Е. Свадебный хлеб казаков Первого Донского Округа: предсвадебный этап (по материалам экспедиций ЮФУ и ЮНЦ РАН) // Живая старина. 2017. № 4(96). С. 33–34.
  4. Гура А.В. Брак и свадьба в славянской народной культуре: Семантика и символика. М.: Индрик, 2012. 936 c.
  5. Дианова Т.Б. Традиционное свадебное застолье на Дону // Традиционное русское застолье: сборник статей. М.: Государственный республиканский центр русского фольклора, 2008. С. 96–117.
  6. Материалы международных студенческих фольклорно-этнографических экспедиций Донецкого национального университета на Верхний Дон (Волгоградская и Ростовская области: 2001, 2003, 2005–2007, 2010–2012 гг.) / под общ. ред. П.Т. Тимофеева. Донецк, 2013. 384 с.
  7. ПМДЭЭ ЮФУ (РГУ) – Полевые материалы диалектологических и этно­лингвистических экспедиций Ростовского государственного университета (Южного федерального университета). Ростов-на-Дону, кафедра общего и сравнительного языкознания Южного федерального университета.
  8. СДГВО – Словарь донских говоров Волгоградской области / под ред. проф. Р.И. Кудряшовой. 2-е изд., перераб. и доп. Волгоград: Издатель, 2011. 703 с.
  9. Социально-исторический портрет села Приазовья: Кагальник / Г.Г. Матишов, Е.Ф. Кринко, Н.А. Власкина, Е.А. Бритвина. Ростов н/Д: Изд-во ЮНЦ РАН, 2009. 208 с.
  10. Старочеркасские свадебные обряды. Новочеркасск: Печат в тип. газ. «Дон. Вестн.», 1875. 20 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий