Статья опубликована в рамках: XIV-XV Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 08 октября 2018 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Театральное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Генова Н.М. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕНДЕНЦИОЗНОСТЬ В ИСКУССТВЕ НА ПРИМЕРЕ КОМЕДИИ АРИСТОФАНА «ВСАДНИКИ» // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. XIV-XV междунар. науч.-практ. конф. № 9-10(11). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 22-28.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕНДЕНЦИОЗНОСТЬ В ИСКУССТВЕ НА ПРИМЕРЕ КОМЕДИИ АРИСТОФАНА «ВСАДНИКИ»

Генова Нина Михайловна

д-р культурологии, кандидат философских наук, профессор, заведующий кафедрой театрального искусства и актёрского мастерства Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, заслуженный работник культуры России, заслуженный деятель культуры Омской области

РФ, г. Омск

АННОТАЦИЯ

В ходе работы при использовании исторического и гипотетико-дедуктивного метода рассмотрена комедия Аристофана «Всадники» с целью изучения влияния политической тенденциозной комедии на историю и социум.

ABSTRACT

In the course of the work, using the historical and hypothetical-deductive method, the comedy of Aristophanes "The Horsemen" was examined with the aim of studying the influence of political tendentious comedy on history and society.

 

Ключевые слова: комедия, тенденциозность в искусстве, политика, история, народ.

Keywords: comedy, bias in art, politics, history, people.

 

Политическая тенденциозная комедия, как явление, что собой представляет? Какие причины предшествовали зарождению подобной комедии? Имеет ли она право на существование?

Перед тем, как изучать политическую тенденциозную комедию, необходимо определить, что такое тенденциозность, и как она влияет на деятельность человека, в частности на искусство. Оксфордский словарь гласит, что тенденциозность - это предрасположенность или предрассудок, направленный на конкретного человека или группу людей, часто несправедливый (примерный смысловой перевод, оригинал: «Inclination or prejudice for or against one person or group, especially in a way considered to be unfair»[3]).

Казалось бы, очевидно, что тенденциозность - явление скорее отрицательное. Предвзятость - всегда плохо, особенно когда речь идёт о политике. Например, тенденциозное освещение мировых новостей назы­вается грубым словом «пропаганда» и забавным термином «fake news». Команда российских учёных из МФТИ, МГУ и РАН, выстроив формальную модель информационной войны, пришли к выводу, что в большинстве случаев пропаганда не влияет на её исход[2]. Значит ли это, что тенденциозность недопустима и в искусстве? Да, предубеждение - это плохо, но идеальных людей не существует. А искусство, всё-таки, продукт деятельности индивида. Более того, если бы идеальный человек вдруг появился и начал творить, его творчество ни у кого не вызвало бы интереса, ведь в нём не было бы надлома, искренности, глубины. Мыслить исключительно условно «правильными» категориями, выливая их на холст или бумагу - это не всегда творчество. Искусство - это передача образов. Образов, которые рождаются в сознании опреде­лённого человека. Это не политика, не информационная деятельность и не судебная система - оно никому ничего не должно.

Аристофан не был политиком в общем понимании этого слова, не был новостником и не решал судьбы людей. Он просто говорил то, что считал нужным. Иногда иносказательно, с помощью аллюзий (как, собственно во «Всадниках») и метафор, иногда прямо. Эти слова вызывали определённую реакцию: кто-то соглашался с ними, кто-то спорил. Кто-то пытался лишить его звания афинского гражданина, кто‑то вставал на его защиту. И он не был свободным от предрассудков.

Одним из предрассудков, которому был подвержен отец комедии, является следующий тезис: «война - это плохо». Это ведь не объективная истина, правда? Это просто мнение большого количества людей, которые подвергают критике тех, кто считает войну необходимостью. Аристофан, считающий войну злом, отстаивал свою позицию в искус­стве. Например, в комедии «Лисистрата» им остроумно запечатлен своеобразный «бунт женщин» с целью заставить мужей прекратить войну. Это - тенденциозная комедия, целью которой было стремление к миру. Большинству людей такая тенденциозность вполне по душе. Чем же она отличается от любой другой? Тем, что такой предраспо­ложенностью обладает большое количество людей? А меньше ста лет назад огромное количество людей считало негроидную расу дефектом, лишающим её представителей шанса на равноправное сосуществование с европеоидами. Это, кстати, вполне политическая тенденциозность. И раз уж мы пришли к выводу, что тенденциозность в искусстве - явление нейтральное, рассмотрим более частный случай – полити­ческую тенденциозность в искусстве.

Как уже упоминалось выше, политическая тенденциозность (политическая предвзятость, если угодно) - явление, считающееся плохим. Явление, приводящее к пропаганде. Впрочем, «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына или «1984» и «Скотный двор» Оруэлла многие люди считают примером «хорошей» тенденциозной политической литературы, потому что они обличают человеконенавистнические режимы, то есть пропагандируют ценности, которые принято считать хорошими.

Люди, пытающиеся занять нишу в доме искусства, продвигая в творчестве свои идеи, осознают, что правила диктует большинство. Хорошо это или плохо-тема отдельного исследования, нам же это необходимо как факт. Читатели и зрители решают, какой продукт искусства будет считаться плохим, а какой хорошим. Мировое сообщество решает, какая политика считается правильной, а какая нет. Читатели и зрители мирового сообщества определяют, является ли продукт частью политизированного, то есть в известном смысле тен­денциозного искусства, несущего вечные, добрые и светлые ценности, а потому хорошим, или пронизанные губительными, тлетворными веяниями, разлагающими общество и вводящими в заблуждение, а потому и плохими. Так, “Всадники” целиком направлены на противо­действие Клеону. Необходимо обрисовать его личность, чтобы понять суть конфликта между ним и Аристофаном и отношение к одному из ведущих политиков общественности. Так как о внутренней политике Древней Греции писалось не так много. Информацию мы можем черпать только из «Истории» Фукидида [4], в которой он, в частности, акцентирует внимание на Пелепонесской войне. Впрочем, Фукидид тоже не был в полной мере объективным. В своём труде он отказывает Клеону в каких-либо положительных качествах, несмотря на несомнен­ные военные таланты последнего. Это обусловлено следующими факторами. Во-первых, Фукидид активно продвигал тезис, заклю­чавшийся в том, что после Перикла не было ни одного достойного политического деятеля. В его трудах Клеон представлен полной противоположностью Периклу. Клеон являлся скорее продолжателем Перикла, несогласным с его стратегией и более агрессивным. Со временем он стал его противником, участвующим в процессах против него и его окружения и открыто выступавшим против него. Клеон просто использовал агрессивную политику для облегчения пути к управ­лению демосом. Стремление к власти Фукидидом тоже осуждалось. Трудно сравнивать и их стратегию. Ведь “История” описывает в основном Пелопонесскую войну, а Перикл скончался в самом её начале. То есть, из восьми книг “Истории” Перикл упоминается всего лишь в одной. Ситуация, сложившаяся во времена войны могла повлиять на его взгляды, идеологически приблизив его к Клеону. Это, конечно, всего лишь гипотеза. Во-вторых, у Фукидида был конфликт с Клеоном. Именно из-за него Фукидид был изгнан из Афин в 424 году до н. э. К слову, Клеон пытался лишить гражданства и Аристофана сразу после комедии “Вавилоняне”, в которой высмеивались его действия.

Согласитесь, человек, не имеющий положительных качеств, не мог долгое время быть одним из ведущих афинских политиков. Однако, Клеон снискал уважение толпы двумя способами. Первый из них - выступления. Он был, по мнению Аристофана и Фукидида, излишне агрессивным оратором, демагогом, и, по некоторым источникам, не стеснялся устраивать буффонаду. Вторым способом были военные действия. Клеон являлся успешным военным деятелем, регулярно получающим лавры победителя, что не могло не поднять его в глазах общественности в то военное время.

Резюмируя, Фукидид и Аристофан дают нам следующий потрет Клеона: пентакосиомедимнам (один из богатейших слоёв населения Афин), владелец кожевенной мастерской (отсюда и прозвище), милитарист (ещё одна монета в копилку личной неприязни между ним и пацифистом-Аристофаном), обирающий население налогами политик, демагог, лжец, жадный до власти человек.

Каждая из этих характеристик, на самом деле, может быть представлена как в отрицательном, так и в положительном свете: например, не высасывающий силы налогами кровопийца, а эффективный управленец, не демагог и лжец, а искусный оратор, не власти, а дей­ствующий на общее благо и честолюбивый, и так далее. Важно другое: большинство современников Фукидида и Аристофана согласны с их оценкой Клеона. То есть, в источниках того времени положительную оценку Клеону не даёт никто. Военное время, воинственный демагог, агрессивный оратор - причины поддержки Клеона демосом понятны. Так же как понятна неприязнь учёных, политиков и людей искусства к кожевнику.

Его не уважали - его боялись. Боялись настолько, что актёры отка­зывались играть его роль при постановке «Всадников». Роль кожевника исполнил сам Аристофан. Спектакль состоялся, и комедия нашла отклик в сердцах публики. Устрашающий образ кожевника-Клеона развенчивал ловкий колбасник. Следуя тезису, обозначенному выше, мы приходим к выводу: «Всадники» считались и считаются «хорошей» политической тенденциозной комедией. Народ согласен с мнением Аристофана. Конечно, Клеон остался политиком и военачальником, но уважение к нему снизилось - появилось большее число критикующих его решения. Это небольшая тактическая победа Аристофана над Клеоном, не сразившая его, лишь слегка ранившая.

Кожевник запомнился таким, каким его показал Аристофан. Как же ему удалось это сделать? Вернёмся к тезису, обозначенному ещё во введении. Комедия, особенно политическая тенденциозная комедия-сильнейшее оружие. Умелый оратор, видный политический и военный деятель, уважаемый демосом человек был сражён дважды. Первый раз отцом комедии. Как могло слово Аристофана убить мёртвого Клеона? Оно убило его в памяти людей. Читая «Вавилонян» и «Всадников», люди не находят удачных решений Клеона, не видят его отваги в бою, не страшатся его. Они видят лишь кожевника, пытающегося перекричать голос условной «правды» - колбасника. Колбасник, согласно пророчеству «худшее побеждается только худшим», одерживает победу над кожевником его же оружием - демагогией. Одурачив кожевника и отправив его искать деньги, которые якобы несли неподалёку, он крадёт его подношение народу-жаркое. Прибежавший кожевник возмущается: «Ах ты, негодяй, чужое от себя подносишь!». На что колбасник отвечает: «А не так ли ты и Пилос себе присвоили победы Никия и Демосфена?» [1] (Никий и Демосфен - реальные полководцы, участвовавшие вместе с Клеоном в военных действиях). Большая часть славы, действительно, доставалась Клеону. Но это не значит, что он не делал ничего, кроме кражи чужих заслуг. Тут Аристофан, что важно, лукавит.

Аристофан высмеивает доверчивый народ: «Не важно, кто зажарил, - честь поднёсшему» [1]. Достаточно противопоставить сравни­тельно безобидный образ Демоса, которого дурачит его советник-кожевник, и образ, собственно, кожевника - подлеца, вора, демагога, чтобы понять - «Всадники» комедия политическая, несомненно, тенденциозная и открытая: прозвище Клеона знали все, так что Аристофан даже не скрывал объекта высмеивания своей комедии.

«Всадники» - прародитель комедии, высмеивающий политика, ставящий перед собой цель пошатнуть его авторитет и разрушить образ. Как, например, в «Великом диктаторе» Чарли Чаплина. Пока Адольф Гитлер лепил свой устрашающий, величественный образ, уничтожающий страны и народы, одной вскинутой рукой, Чарли Чаплин показал то, в чём людей не надо было убеждать: комичность персоны через худшие её черты - самодурство и истеричность.

Разве это не победа комедии? Разве не поражение политика? Человек, выходящий в народ, жаждет, чтобы его помнили. Если такого человека не запоминают вовсе или запоминают только образ, не соответ­ствующий его личности, он терпит важнейшее поражение и в жизни своей, и в смерти.

Аристофан не придумывал юмор. Он первым увидел в нём оружие. Понял, что правильно выстроенная и искусно поданная шутка может уничтожать нерукотворные памятники. Его «Всадники» положили начало новому жанру - политической комедии, политической сатире, если угодно, тенденциозной.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Во-первых, тенденциозность в искусстве - нормальное явление, свойственное любому творцу. Любой человек подвержен тем или иным предрасположен­ностям и предрассудкам, что отчасти формирует его как личность. Личность же, познающая мир посредством самовыражения в искусстве, передаёт своим творениям своё же видение мира. Во-вторых, полити­ческая тенденциозность в искусстве имеет право на жизнь. Причём, право это даётся той же инстанцией, что и право на жизнь искусству вообще - зрителем.

Политическая тенденциозность произведения, несущая в себе посыл, который разделяет большее количество людей, считается положительной, та же, что большинством не одобряется, считается отрицательной, пропагандистской, ангажированной. Далее, для полного понимания степени субъективности мнения автора произведения по тому или иному вопросу (особенно политическому), необходимо вникнуть в историко-культурный контекст, изучить биографию автора и цели, преследуемые им при написании произведения, реалии, в которых происходило их взаимодействие, изучить мнения современников и ближайших в хронологических рамках учёных и людей искусства.

Важно понимать, что политическая тенденциозная комедия, или политическая сатира, при должном таланте автора, совпадении его эмоциональной оценки с большинством, которое создаёт образ того или иного хронотопа, и, соответственно, востребованность произведения, могут оказать значительное влияние на историю и её восприятие следую­щими поколениями. Комедия - оружие, поражающее не физическое тело человека, а его образ, воспринимаемый людьми и запечатляющийся в истории. Аристофан своими «Всадниками» в известном смысле «изобрёл» это оружие, существующее и используемое до сих пор.

С давних времён комедия призвана высмеивать низменную сущность явлений и людей, демонстрировать их однобокость и, как и абсолютное большинство продуктов творческой деятельности человека, прививать зрителю определённые мысли. Несмотря на огромное коли­чество предпринимаемых попыток, люди так и не смогли обозначить запретные для юмора темы. Из года в год, из века в век острое жало сатиры не щадит никого. Комедию нельзя победить огнём и мечом.

Смехом можно достать и поразить кого угодно, даже прославленного политического деятеля. Можно выразить свои мысли в шутливой форме, и при должном таланте их обязательно разделит благодарная публика.  Это доказал отец комедии - Аристофан, написавший первую политическую, открыто тенденциозную комедию, ставшую, как и всё первое, образцом.

 

Список литературы:

  1. Аристофан. Комедии. Фрагменты. (Перевод Пиотровский А.И., Гаспаров М., Ярхо В.). М., Ладомир, Наука, 2008. - С. 1040.
  2. Михайлов А.П., А.П. Петров, О.Г. Прончева, Н.А. Маревцева, «Модель информационного противоборства в социуме при периодическом дестабилизирующем воздействии», Матем. моделирование, 29:2 (2017), 23–32; Math. Models Comput. Simul., 9:5 (2017)/ http://mi.mathnet.ru/mm3812.
  3. Оксфордский словарь английского языка/Oxford English Dictionary/ http://www.oed.com/ 2006. - С. 1104.
  4. Фукидид. История. (Перевод и примеч. Г.А. Стратановского). Книга 1. Ленинград, Наука, 1981. - С. 925.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий