Статья опубликована в рамках: XI Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 06 июня 2018 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Театральное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Еремин А.Н. МИФ ОСНОВАНИЯ В ЗРЕЛИЩНОЙ КУЛЬТУРЕ РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. XI междунар. науч.-практ. конф. № 6(10). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 26-29.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

МИФ ОСНОВАНИЯ В ЗРЕЛИЩНОЙ КУЛЬТУРЕ РОССИИ НАЧАЛА XX ВЕКА

Еремин Александр Николаевич

магистрант кафедры режиссуры театрализованных представлений и праздников Санкт-Петербургского государственного института культуры и искусств

РФ, г. Санкт-Петербург

АННОТАЦИЯ

Статья рассматривает миф основания в контексте праздничной культуры. Используя сравнительно-исторический метод, удалось определить ключевое событие мифа основания советского государства, выявить социальные и культурные предпосылки для его создания и определить последствия для зрелищной культуры России.

ABSTRACT

The article considers the myth of foundation in the context of festive culture. Using a comparative-historical method, it was possible to determine the key event in the myth of the foundation of the Soviet state, to reveal the social and cultural prerequisites for its creation and to determine the consequences for the spectacular culture of Russia.

 

Ключевые слова: праздничная культура; миф основания; зрелищное искусство; октябрьская революция; Петроград; праздничное действо.

Keywords: festive culture, the myth of the foundation, spectacular art, October Revolution, Petrograd, festive performance.

 

В конце XIX и в начале XX века, в зрелищной культуре России происходили важнейшие для её дальнейшего существования качественные изменения. Цель данной статьи – выявить эти изменения, их причины и последствия, а также определить центральное событие для мифа основания ранней советской зрелищной культуры.

По выражению А.Я. Луначарского: «Является совершенно бесспорным, что главным художественным порождением революции всегда были и будут народные празднества» [1, с. 203]. Это стремление новой власти к созданию своего праздничного канона, отличного от прежнего, и хотя бы внешне противопоставляющего себя ему, вполне объяснимо учитывая возможности зрелища как политического инструмента для воздействия на общественное мнение. Более того, такое восприятие театрального и зрелищного искусств закладывалось в основу политики в области искусства и становилось мерилом любого произведения. «Ленин рассматривает искусство, литературу и театр как могучее оружие воздействия на массы, как оружие классовой борьбы, которое должно быть поставлено на службу пролетарской революции» [2, с. 88]. Стоит отметить, что использование государством праздника в своих политических целях к этому времени в мире было далеко не ново, однако от самого зарождения русской монархии до 1917 года, в России ни разу не происходила столь кардинальная, а главное резкая смена политических парадигм. Поэтому праздничной культуре, до этого развивавшейся преимущественно «эволюционным», а не «революционным» образом, пришлось сделать резкий поворот продиктованный обстоятельствами извне. Однако, исполненное дискус­сий время первых послереволюционных лет не могло не оставить отпечатка на восприятии функций театрального и зрелищного искусств. Некоторые политические группы и отдельные личности выступали против использования искусства в качестве оружия классовой борьбы. Так меньшевики выступали против партийности искусства, отстаивая программу нейтралитета искусства.

Октябрьская революция 1917 года повлияла на все сферы жизне­деятельности российского общества, не обойдя стороной и область культуры. Эпоха кризиса социального неизменно тянет за собой культурный кризис. Н.А. Хренов, в частности отмечает, что «распад любого социального коллектива делает актуальной тему генезиса ритуала. Общество, в котором традиционные ритуализированные формы поведения разрушались, должно сформировать их заново, а потому оно неизбежно возвращает к ситуации генезиса ритуала в культуре вообще» [3, с. 311]. Теперь под влиянием установок новой власти первоочередной задачей в праздничной культуре на тот момент стала ликвидация прежней системы праздников и её символов, связанных с царизмом и церковью, и утверждение новых революционных празд­ников, закрепляющих значительные события нового политического строя, в попытке создания фундамента для совершенно новой праздничной культуры советского типа.

Для успешного выполнения обозначенных целей необходимо было предпринять ряд последовательных законотворческих мер. Именно Декрет Совета Народных Комиссаров от 20 января 1918 года «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви», стал одним из самых ранних шагов новой власти в области изменения духовной жизни общества и формирования новой пролетарской праздничной культуры взамен религиозным праздникам, составляющим основную массу праздничных событий Российской империи. Декрет отменил религиозную присягу и клятву, церковь была отделена от государства, а религия признана «опиумом» для народа. Религиозные обряды и церемонии перестали быть обязательными при отправлении госу­дарственных или публично-правовых общественных постановлений. Таким образом, новая власть на собственном примере показывала народу стремление к разрыву с праздничной культурой монархии и к созданию собственного мифа основания, в котором не нашлось места религиозному восприятию действительности. Под мифом основания имеется ввиду историческое событие, вокруг которого строится нацио­нальное сознание. В раннем СССР таким событием стала октябрьская революция. Понимание этого факта, а так же процесс романтизации и идеализации этого события и то, как она протекала, позволяют раскрыть ряд существенных закономерностей в праздничной культуре XX века и определить какие задачи стояли перед режиссерами, стоявшими в авангарде советской праздничной и театральной культуры.

Создавая и развивая собственный миф основания, молодое советское государство, подтверждает свою легитимность и истори­ческую значимость. Именно в те моменты истории, когда на смену поступательному, эволюционному развитию общества и государства приходят революционные скачки с сопутствующей резкой переменой общественно-политических норм и позиций, своевременное придание для мифа основания государства нужных новой власти смыслов выходит на первый план. Одним из самых действенных инструментов в этом смысле, особенно в начале XX века, является праздничное действо. Сегодня к этому инструментарию добавляются радио, телевидение и интернет, однако, выигрышными индивидуальными особенностями праздничного действа в этом ряду являются его событийность и эффект присутствия.

Принимая во внимание тот факт, что миф основания склады­вается в течении десятилетий после собственного ключевого события (поскольку сложно идеализировать то событие, память о котором жива в умах непосредственных участников), можно утверждать, что вокруг мифа основания, выстраивается вся праздничная культура, она как бы «вырастает» из центрального события праздничного мифа, постоянно ссылаясь на него, в символическом и историческом контексте. Само праздничное событие, чествующее эту годовщину, является одновре­менно главным народным и государственным праздником. Оно имеет общую символику и общий ритуал. Именно поэтому, теперь, когда большевики выступали в качестве новой легитимной государственной власти в Петрограде и всей стране, а не подпольной партии, они стали вводить новое летосчисление, свой собственный красный календарь и новую государственную геральдику, в общем, проводили обновление символьных и ритуальных праздничных канонов, иногда создавая их с нуля, а иногда трансформируя старые. Таким образом, новая символьная политика создала базис для формирования празднования годовщин Октябрьской революции, в качестве центрального события мифа осно­вания раннего советского государства, что в свою очередь позволило властям вплоть до 40-х годов XX века акцентировать символические образы революции и транслировать в массы национальные приоритеты и ценности.

 

Список литературы:

  1. Луначарский А.В. О массовых празднествах, эстраде и цирке / А.В. Луначарский. – М.: Искусство, 1981. – 424 c.
  2. Струтинская Е.И. Искания художников театра. Петербург – Петроград – Ленинград. 1910–1920-е годы. / Е.И. Струтинская. – М.: ГИИ, 1998. – 246 с.
  3. Хренов Н.А. Зрелища в эпоху восстания масс / Н.А. Хренов. – М.: Наука, 2006. – 646 c.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий