Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65
Telegram: sibac
Прием заявок круглосуточно
График работы офиса: с 9.00 до 18.00 Нск (5.00 - 14.00 Мск)

Статья опубликована в рамках: LIII Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 06 декабря 2021 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Музыкальное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Cадовская А.А. О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ РАЗВИТИЯ ЖАНРА ХОРОВОЙ ПОЭМЫ В БЕЛОРУССКОМ КОМПОЗИТОРСКОМ ТВОРЧЕСТВЕ ХХ – НАЧАЛА ХХІ ВЕКА // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. LIII междунар. науч.-практ. конф. № 12(45). – Новосибирск: СибАК, 2021. – С. 17-25.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ РАЗВИТИЯ ЖАНРА ХОРОВОЙ ПОЭМЫ В БЕЛОРУССКОМ КОМПОЗИТОРСКОМ ТВОРЧЕСТВЕ ХХ – НАЧАЛА ХХІ ВЕКА

Cадовская Анна Альбиновна

канд. искусствоведения, доц. кафедры хоровой музыки, УО «Белорусский государственный университет культуры и искусств»,

 Республика Беларусь, г. Минск

Хоровая поэма – один их наиболее интенсивно развивающихся и востребованных жанров белорусской музыки ХХ – начала ХХІ столетия. История его зарождения уходит, несомненно, глубокими корнями в процессы развития музыкальной культуры эпохи Романтизма и сопряжена с периодом зарождения и становления музыкальной поэмы в западноевропейском композиторском творчестве – жанра самобытного по своим внешним и внутренним характеристикам. Феномен музыкальной поэмы изначально закрепился в симфоническом и инструментальном композиторском творчестве, а затем освоил пространство хорового искусства. Дальнейшее преобразование жанра затронуло сферу симфонической музыки, а затем и область хорового искусства. Эволюция этого исторически «молодого» жанра в европейской музыке (как и в белорусской) предопределялась не только его собственным потенциалом, но и плодотворными взаимодействиями хоровой поэмы с близкородственными жанрами, а также общим контекстом творческих поисков и важнейших тенденций современного хорового искусства.

Особый статус хоровой поэмы в масштабной системе жанров академического хорового искусства обусловлен интенсивностью его проникновения в творчество белорусских композиторов. Наличие более 80-ти партитур, созданных отечественными мастерами в течение небольшого исторического промежутка времени, подтверждает данный вывод. В этом ряду немало произведений обладают значительными художественными достоинствами и заслуживают высокой оценки. Можно констатировать, что как жанр хоровая поэма хоровая поэма проникла в творчество белорусских композиторов непринужденно. Поэтому своеобразной характерной особенностью данного феномена является его фактическое «бытование» на всех этапах развития и современного белорусского хорового искусства.

В эволюции белоруской хоровой поэмы четко просматриваются три обширных этапа эволюции. Это — 1) этап становления жанра (1920-40 гг.), 2) этап стабилизации и обновления, отмеченный заметными преобразованиями посредством поиска новых граней в реализации «профиля» жанра (1950-1980 гг.). Исторический период конца ХХ-го столетия по настоящее время можно охарактеризовать как 3) этап интенсивного обновления жанра. Каждый период эволюции белорусской хоровой поэмы определяется индивидуальной композиторской заинтересованностью к жанру, собственной востребованностью музыкально-слушательской аудитории, наличием научно-исследовательского интереса, а также спецификой средств музыкально-стилевой поэтики.

Период становления хоровой поэмы в творчестве белорусских композиторов отмечен появлением первых образцов данного жанра в авторском наследии ведущих мастеров старшего поколения — Н. Аладова, А. Богатырева, Г. Пукста, Е. Тикоцкого. Эти хоровые произведения ярко репрезентируют рост профессиональной белорусской хоровой музыки, заключающийся в своеобразном жанровом и «технологическом» прорыве творческого мышления на фоне устойчивого обращения белорусских авторов к жанрам, произошедшим из фольклорной среды — народной песне и хоровой массовой песне. В таких сочинениях поэмного жанра как «Поэма о медведихе» А. Богатырева, «Над ракою Арэсай» Н. Аладова четко просматривается новаторски-креативная  тенденция усложнения музыкально-стилевой поэтики и композиторской техники, переосмысленность роли хоровой фактуры в контексте развертывания драматургического профиля формы, увеличение функциональной значимости хоровых пластов. На этапе становления жанра ранние белорусские поэмы предстают преимущественно одночастными сочинениями вокально-симфонического (инструментального) плана, вропорции вокально-хорового и инструментального начал в которых значительно варьируются. Так, например, в «Сказке о Медведихе» превалируют сольно-вокальные и хоровые эпизоды, несущие поэтическое слово и «рельефно» обозначающие программу и поэтический строй. Значительна их роль и в поэме Н. Аладова. В плане разнообразия авторской трактовки жанра интересен и такой ранний образец белорусского композиторского творчества как «Поэма о Красной армии» Г. Пукста, представляющий собой пример введения в преимущественно оркестрово-симфоническую партитуру хорового фрагмента в заключительный раздел «звукоформы». Выбор композиторами исполнительского состава для хоровой поэмы существенно влияет на трактовку жанровых качеств. С данных позиций, хоровая поэма, находясь на этапе первых творческих опытов национальной композиторской школы, испытала несомненное влияние важнейших традиционных жанров хорового искусства, имеющих богатую историю – кантаты, оратории, оперной сцены, генетические черты которых сохранились на всех последующих этапах эволюции жанра.

Показательным фактором новаторского композиторского подхода в ранних белорусских поэмах, помимо воплощения замысла средствами вокально-симфонической музыки, можно считать и обращение авторов к текстам русских и белорусских классиков (А. Пушкин, М. Горький, Я. Купала). Постепенный отход от текстов сугубо фольклорного происхождения свидетельствует о качественно новом этапе развития композиторского творчества в области хорового искусства. Кроме того, фактическое появление жанра поэмы на вокально-хоровой «почве» несколько опережает появление поэмы в белорусской симфонической музыке.

В военное десятилетие белорусское вокально-хоровое искусство обращено к песенным жанрам — хоровой массовой песне военного и героико-патриотического содержания [2, с. 209]. Однако, данный этап характеризуется также появлением вокально-симфонических партитур кантатно-ораториального плана (например, кантата «Белорусским партизанам» А. Богатырева), отмеченных разворотом и масштабностью формы, художественной значительностью и техническим совершенством. К их числу примыкает и 3-я редакция поэмы «Буревестник» Е. Тикоцкого (1944/1946), возникшая «как отклик композитора на волнующие события действительности» и характеризуемая музыковедами как одно из показательных произведений с точки зрения воплощения героической темы, музыкальной стилистики и переплетения исполнительских пластов вокально-симфонической ткани [2, с. 205]. Жанр, по существу, становится своеобразной лабораторией поиска разнообразных авторских решений в области звукоформы, композиторской трактовки и семантики. Таким образом, можно констатировать, что этап становления жанра хоровой поэмы, совпадающий с этапом формирования белорусской композиторской школы и профессионального хорового искусства, в целом демонстрирует факт востребованности поэмы в творчестве белорусских композиторов.

Этап стабилизации и обновления жанра белорусской хоровой поэмы, охватывающий 1950-80-е годы, непосредственно перекликается с периодом активного жанрового обновления сферы хоровой музыки. В контексте общего интенсивного развития данной жанровой сферы хоровая поэма становится одним из наиболее показательных жанров, наряду с песней-политическим плакатом, песней-хоровой сценкой, циклами хоров и хоровым концертом. Жанр поэмы определяется ведущим в композиторском творчестве данного периода также и благодаря имманентной устойчивости семантики в выражении героической тематики, а также стремлению к свободе «сквозного тематического развития» и «поэтической формы», способности к воплощению «широты образного содержания» [2, с. 306-307]. Неслучайным представляется обращение к нему широкого круга композиторов – Л. Абелиовича, А. Богатырева, Е. Тикоцкого, С. Кортеса, Д. Смольского, Ю. Семеняко, Г. Суруса, А. Мдивани, В. Курьяна, Л. Сверделя, И. Лученка, Э. Казачкова, В. Кузнецова, Л. Шлег, В. Помозова, Э. Ханка, Н. Чередниченко.

Белорусские исследователи сферы хорового искусства отмечают, что в указанный период на общий ход активной его динамизации (и в отношении хоровых жанров — в том числе) существенно повлияли новаторство и творческие взаимодействие с композиторскими школами СССР, а особенно с творчеством русских композиторов. Можно предположить, что появление масштабного и значительного поэмно-хорового полотна a cappella в творчестве Д. Шостаковича (цикл «Десять хоровых поэм»), резонансно отозвалось возникновением первых белорусских хоровых поэм a cappella в творчестве Л. Абелиовича («Две поэмы по мотивам М. Танка»), а также поэм для хора с фортепиано в наследии Е. Тикоцкого («Три хора из поэмы В. Маяковского «Владимир Ильич Ленин»). Отметим, что используемый в данных звукоформах принцип циклической организации композиционно-драматургической целостности также является примером типового обращения к циклам в хоровой музыке данного периода.

В поэмно-хоровых сочинениях 1950 гг. отображается и специфический для данного периода семантический облик интонационного языка. В частности, исследователями подчеркивается общность в формировании типологических средств художественной выразительности и музыкально-стилевой поэтики для каждого жанра и образного спектра. К примеру, интонационный контур мелоса поэмы «Власть Советам» Е. Тикоцкого на стихи из поэмы В. Маяковского содержит типовые мелодические обороты фанфары, остановки голосоведения в высокой тесситуре, заостренный пунктирный ритм [2, с. 298] как показатель призывно-героической образности. В ряду поэм (к примеру, в поэме «Ой, не гнiце, ветры» Л. Абелиовича) ощутима связь с народной протяжной песней, способствующая лирико-драматической прорисовке музыкально-поэтического образа и возникновению соответствующих художественных параллелей. Стилистические черты, свидетельствующие о данном родстве — «…плавность, ритмическая и ладовая переменность, многоликость фригийских оборотов, наличие распевов на возгласы ой» [2, с. 307].

Период 1960-80-х гг. — как этап стабилизации и обновления жанра хоровой поэмы показателен и интересен с точки зрения развития хорового искусства Беларуси. Он знаменуется композиторской активностью в поиске новаторских творческих решений при создании хоровых партитур, разнообразием авторских трактовок собственно жанра хоровой поэмы в области семантики и композиционно-драматургической поэтики. Масштабный пласт поэмно-хоровых произведений данного периода включает вокально-симфонические образцы, примыкающие в плане композиционно-драматургической целостности к традиционным одночастным симфоническим поэмам и кантатным формам («Вечно живые» и «Героям Бреста» Г. Вагнера, «Элегія аб чацвёртай бярозе» В. Иванова, «Памяти поэта» С. Кортеса, «Белавежа» Я. Косолапова, «Моя Родина» и «Откровение Иоанна Богослова» В. Кузнецова, «Вечный огонь» и «Салют Перамогі» Э. Носко, «Перапёлачка» и «Янка Купала» В. Помозова, «Край наш родны!» Ф. Пыталева, «Песня лясных волатаў» Л. Сверделя, «Голоса рассвета» Д. Смольского, «Памяць» С. Хвощинского, «Курган» В. Чередниченко). Наблюдается обращение и к многочастной циклической композиции ораториального типа (например, оратория-поэма «Памяти поэта» С. Кортеса). В отдельных случаях хоровые поэмы атрибутируются как вокально-инструментальные поэмы («Беларуская калыханка» В. Курьяна, «Гусляр» И. Лученка).

Сфера хоровых поэм a cappella также характеризуется несомненным расширением, благодаря появлению как самостоятельных сочинений («Из предисловия к книге Ф. Скорины “Иудифь”» А. Дмитриева, «Рэха вайны»,Э. Казачкова, «Заклинание» и «Хатынскія бярозы» В. Кузнецова, «Анчар» А. Мдивани, «Хатынскія званы» Ю. Семеняко, «Бацькаўшчына», «Вяснянка» и «Маўчаць вянкі» Л. Шлег), так и поэм, объединенных в цикл ( «Две поэмы по мотивам М. Танка» Л. Абелиовича, «Пять поэм» А. Богатырева, «Мужество сердца» К. Тесакова). В указанный исторический промежуток времени хоровые сочинения белорусских композиторов в жанре поэмы отмечены чертами «стабилизации профессионализма и нормативности хорового письма», переплетением традиционного и новаторского в образно-тематической сфере [3, с. 88]. Подобный синтез демонстрируется, к примеру, анализом семантики лада, хоровой фактуры, драматургического профиля хоровых поэм А. Богатырева. В целом, жанр хоровой поэмы отмечен безусловной высокой степенью социально-гражданственной значимости и идеологической направленности, что обусловливает (в контексте историко-политических детерминант) интенсивность его проникновения в творчество ведущих белорусских композиторов [1; 2].

Важный акцент в характеристике хоровой поэмы 1960-80-х гг. — жанр заявляет о себе в большей степени как белорусскоязычный. Белорусские композиторы наиболее активно преломляют в поэмно-хоровой звукоформе стихи классиков белорусской поэзии (Я. Купала /6 поэм/; Я. Колас /2 поэмы/), обращаются к значительным поэтам второй половины ХХ века (М. Танк /3 поэмы/; П. Бровка /2 поэмы/; Р. Бородулин, А. Бачило, В. Коризна и др.), используют в качестве поэтической основы древнебелорусские (Ф. Скорина) и народные тексты. Отметим, что из четырех ранних поэм первого периода — две («Поэма о Красной армии» Г. Пукста и «Над ракой Арэсай» Н. Аладова) также белорусскоязычные.

В научно-исследовательской практике 1960-80-х гг. впервые освещается проблема выявления основных параметров жанра поэмы в белорусской хоровой музыке. Например, в основу предложенной в коллективном труде белорусских музыковедов лаконичной классификации, положен критерий образной содержательности, посредством которого выявляются наиболее характерные образные типы хоровых поэмных композиций: балладный, картинно-описательный, театрализованный, лирико-драматический и философский [2, с. 297]. Таким образом, жанр хоровой поэмы выступает в качестве одного из отмеченных высокой содержательной функциональностью, которая опосредована «переплетением эпических, героических и драматических образов, единством описательности, изобразительности и психологичности, многоплановостью музыкально-выразительных средств» [1, с. 217]. Ценным исследовательским достижением по отношению к белорусским хоровым поэмам данного периода следует признать и определение объединяющих качеств, которые при внешнем характерном многообразии трактовок (песни-поэмы, хоровые поэмы без сопровождения, вокально-симфонические поэмы) и «при всем различии образно-содержательной стороны и…музыкальной стилистики» позволяют отнести хоровое сочинение к жанру поэмы [1, с. 58]. В их числе — «повествовательный характер музыкального высказывания, романтическая образность…большая роль картинно-изобразительного начала <…> рапсодичность формы с ее размытыми, едва уловимыми границами [4, с. 81–82].

Феномен белорусской хоровой музыки данного периода наиболее полно раскрывается в контексте обогащения системы жанров белорусской хоровой музыки. В этой связи поэма определяется исследователями как «новая жанровая разновидность» отечественной хоровой музыки (наряду с хоровой сюитой, циклом и концертом), возникновение которой «связано с интересными открытиями в области усложнившегося музыкального стиля», и символизирует общий подъем музыкальной культуры Беларуси 60-80 годов ХХ столетия [1, с. 63].

В иных научных трудах жанр хоровой поэмы изучается в контексте характерных для белорусской хоровой музыки 60-80-х годов тяготений к художественному синтезу, выявленных В. Черняк [4]. В частности, предложенная данным исследователем систематизация жанров хорового искусства указанного периода включает наряду с хором-романсом, хором-«стихотворением с музыкой», хором-концертом, хором-кантатой (крупная форма), хором-романсом (на уровне хоровой миниатюры) и хор-поэму, определяемую как синтетический новожанровый подвид на уровне хоровой миниатюры [4, с. 79]. Исследователем выявляется и художественный эталон белорусской хоровой поэмы – поэма XIX века, которая получила широкое распространение в творческой среде мастеров-романтиков [4, с. 81]. В итоговой краткой характеристике жанра предлагается определение хора-поэмы как акаппельного сочинения, в котором паритетное существование слова и музыки в рамках вокального жанра преобразуется благодаря активному внедрению в структуру жанра невокального начала [4, с. 81]. В целом, обновление жанровой системы белорусского хорового искусства сопряжено, по мнению музыковедов, с поиском потенциально гибких с точки зрения воплощения многообразия образно-тематической сферы звукоформ и новых технологий в области хорового письма [3, с. 113].

Этап интенсивного обновления жанра хоровой поэмы (с 1990-х годов по настоящее время) активно взаимодействует с процессом национально-культурного и духовного возрождения, которым отмечено формирование облика белорусского хорового искусства конца ХХ – начала ХХI веков. В белорусской хоровой поэме этот процесс наиболее полно проявляется в обогащении содержания новыми образно-тематическими сферами, а именно — формированием и устойчивым закреплением духовно-философской тематики («Росіца» Э. Андреенко, «Сакраментальная паэма» Е. Атрашкевич, «Крапіце вадою з вышыняў набёсы» и «Спакуса» Е. Безенсон, «Покаяние» Г. Ермоченкова, «Верую», «Роздум на пачатку трэцяга тысячагоддзя» и «Храни нас, Господи» Э. Носко, «Песня песней царя Соломона» С. Янковича), раскрытием тем интимно-лирического характера («Кахаю» Е. Атрашкевич, «Ответная молитва» Э. Андреенко), а также новаторскими «психологизированными» подходами в осмыслении патриотической (например, «Зямля дзядоў» Г. Ермоченкова) и военной («Памяць» С. Хвощинского) тематики.

Особую значимость в контексте общего культурного национального возрождения приобретает использование в хоровых поэмах по преимуществу белорусскоязычных текстов — народных («Ішоў раёк», «На талацэ» Л. Симакович), классиков белорусской (и мировой — в переводе) литературы («Свіцязянка» В. Грицкевича (сл. А. Мицкевича), «Над морам» (сл. М. Богдановича) А. Безенсон), современных отечественных поэтов («Яма» (сл. М. Ясеня) Э. Казачкова, «Спакуса» А. Безенсон и «Кахаю» Е. Атрашкевич (сл. Т. Мушинской), «Росіца» (сл. И. Жарнасек) Э. Андреенко). Эта же тенденция в выборе поэтической основы проявляется в духовных и просветительских сочинениях (например, поэма для баса и смешанного хора «Ратуй нас, Божа» (сл. Т. Глазовской) и «Асветнікі» (сл. Н. Загорской) Э. Носко, «Сакраментальная паэма» Е. Атрашкевич (сл. В. Жуковича), «Крапіце вадою з вышыняў нябёсы» А. Безенсон (сл. И. Жарнасек) [3, с. 168]. С позиций разнообразия поэмной звукоформы наиболее широкое распространение получает в этот период хоровая поэма, демонстрирующая широту и вариантность ансамблевого инструментального сопровождения.

Таким образом, панорамный пласт белорусских хоровых поэм, являясь масштабным по объему и многогранным по содержанию, становится значимым феноменом в национальной вокально-хоровой культуре. Он развивается и обновляется в своей семантике и поэтике во многом благодаря постоянству и разнообразию взаимодействий с традиционными жанрами вокально-хорового искусства. Будучи вовлеченным в сложную многоуровневую систему музыкальной коммуникации, жанр хоровой поэмы активно включается в концертно-фестивальные и конкурсные программы, привлекается в качестве учебно-методического материала, входит в основной репертуар ведущих исполнительских коллективов республики, а также представляется все расширяющимся объемом аудиозаписей и образцов нотно-издательской деятельности.

 

Список литературы:

  1. Белорусская музыка 1960‑1980-х годов : Пособие для учителя / Г. С. Глущенко, К. И. Степанцевич, Т. С. Якименко [и др.] ; под ред. Г. С. Глущенко. – Минск : Беларусь, 1997. – 359 с.
  2. Глушчанка, Г. С. Гісторыя беларускай савецкай музыкі : вучэб. дапаможнік / Г. Л. Глушчанка, Л. С. Мухарынская, С. Г. Нісневіч [і інш.] ; пад аг. рэд. Г. С. Глушчанка. – Мінск : Вышэйшая школа, 1971. – 542 с.
  3. Смагін, А. І Беларуская харавая літаратура : Курс лекцый : вучэб. дапам. для студэнтаў выш., навучэнцаў сярэд. спец. навуч. устаноў культуры і мастацтва / А. І. Смагін. – Мн. : БУК, 1998. — 187 с.
  4. Черняк, В. А. Белорусская хоровая музыка a cappella 60-80-х годов (к проблеме жанрового синтеза) : дис. … канд. искусств. : 17.00.02 / В. А. Черняк. – Мн. : Нац. АН Беларуси, Ин-т искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы, 1998. – 178 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом