Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: IX-X Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 14 мая 2018 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Музыкальное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Труханова А.Г. ДУХОВНАЯ МУЗЫКА В СОВРЕМЕННОМ КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА С.В.ЕКИМОВА) // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. IX-X междунар. науч.-практ. конф. № 4-5(8). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 10-16.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ДУХОВНАЯ МУЗЫКА В СОВРЕМЕННОМ КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РОССИИ (НА ПРИМЕРЕ ТВОРЧЕСТВА С.В.ЕКИМОВА)

Труханова Александра Геннадиевна

канд. искусствоведения, доц. кафедры хорового дирижирования Московского государственного института культуры,

РФ, г. Химки

АННОТАЦИЯ

Многогранность развития духовного музыкального искусства на современном этапе связана с широким спектром проявления духовной образности, жанровых форм, стилистических решений. Объединение различных религиозных конфессий в творчестве одного композитора становится характерной приметой современного искусства, опреде­ляемого понятием поликонфессиональность творчества. Такой подход демонстрируют многие авторы, среди которых имя Санкт-Петербургского композитора С.В. Екимова, представляющего в своем творчестве ориги­нальные модели работы с каноническим материалом, чему и посвящена данная статья.

 

Ключевые слова: духовная тематика, С.В. Екимов, поликонфис­сиональность, псалом.

 

Показателем «духовного ренессанса» в отечественной музыке конца ХХ – начала XXI века явилось обращение многих композиторов к религиозной тематике. «Тяга к религии уже в полной мере обозначила остроту общественного кризиса сознания, заставившего в христи­анском вероучении искать утерянную жизненную опору» [4, c. 213]. Утверждение христианской нравственности, общечеловеческих цен­ностей нашло отражение в сакральных произведениях отечественных композиторов: С.А. Губайдулиной, С.В. Екимова, А.А. Кнайфеля, А.А. Королева, Г.О. Корчмара, Г.В. Свиридова, С.М. Слонимского, Д.Н. Смирнова, В.А. Успенского, Ю.А. Фалика, А.Г. Шнитке, Р.К. Щедрина и др.

Начатое в 1970-е годы, расширение стилевого разнообразия, путем обращения к старинной церковной музыке, жанрам, продолжилось и на рубеже XX‑XXI веков. Как отмечал Ю.И. Паисов, «были продолжены и упрощены лучшие традиции, связывающие новый пласт хоровой литературы с русской классической школой (М.И. Глинка – П.И. Чайковский – С.И. Танеев – С.В. Рахманинов – И.Ф. Стравинский...). Раздвинулись привычные рамки хоровой музыки, выявив идущие вширь и вглубь жанровые искания противоположной направленности: наряду с монументальными многохорными композициями, стала создаваться музыка для камерного хора, возрос интерес к архаике, ренессансным и барочным жанрам, с одной стороны, и к ультра­современным формам и средствам – с другой» [3, с. 184-185].

В истории отечественной культуры 1988 год стал годом возрож­дения интереса к духовному направлению в искусстве. «Стиль эпохи» значительно обогатился, с одной стороны, новой канонической музыкой на богослужебные тексты, а с другой – духовная тематика легла в основу светских сочинений, жанр которых можно отнести к паралитургической музыке. Н.С. Гуляницкая пишет, что «если Новое направление начала века – это поиск “церковности” через творческую интерпретацию древних слоев, то “новейшее направление”, nova musica sacra, – ренессанс самой духовной музыки возвышенной до философско-богословских умозрений, молитвенно-прочувственных звукосозерцаний» [1, с. 22].

Духовная музыка становится одним из центров внимания современ­ных композиторов, что, в частности, обусловлено и интересом к ней исполнителей и слушателей. Прежде закрытые для всеобщего доступа древние духовные тексты привлекают отечественных авторов своим сакральным смыслом, извечной мудростью, присущей темам и образам Священного Писания. Они становятся «проводниками» в постижении глубинных слоев русской православной национальной культуры. Среди композиторов, работающих в русле канона (под каноном предлагается понимать систему устоявшихся принципов, приемов, ориентированную на выполнение правил и нормативов, идеальную модель искусства) можно назвать – диакона С.З. Трубачева, архимандрита Матфея, Ю.М. Буцко («знаменный период» творчества), отчасти В.B. Мартынова, А. Пярта. Духовная музыка составляет значительную часть их твор­чества, а их музыкальное мышление ориентировано на религиозный канон, жанры духовной музыки. В отношении работы композиторов с музыкальным материалом отмечается преемственность традиций – гармонизация и сочинение, многоголосная интерпретация напева, авторская композиция на литургический текст.

Другие отечественные композиторы второй половины XX века – Э.В. Денисов, А.Г. Шнитке, Р.К. Щедрин, С.М. Слонимский, С.А. Губайдуллина и др. – отразили неоканоническую тенденцию. Их духовные опусы часто становятся одной из вершин творчества названных авторов. Таковы оратория «История жизни и смерти Господа нашего Иисуса Христа» Э.В. Денисова, «Страсти по Иоанну» С.А. Губайдулиной, реквиемы А.Г. Шнитке, С.М. Слонимского и др. Как известно, ХХ век сильно изменил звуковую картину мира. Музыкальный язык сочинений усложняется, различные техники (серийность, алеаторика, пуантилизм, минимализм, сонористика, полистилистика) активно осваиваются композиторами. Это, в свою очередь, влечет за собой обновление музыкального языка, создание новых композиционных приемов композиторской техники, в том числе и в сочинениях на духовную тематику.

Различие творческих подходов выводит на первый план вопросы стиля, отражающие творческие установки автора, проблему интерпр­етации жанра, связанную с истолкованием канонического текста. Необходимо отметить, что современные композиторы светского направления стали достаточно свободны в следовании канону. В резуль­тате, появляются произвольные объединения различных песнопений в группы (например, 8 духовных песнопений Н.Н. Каретникова, памяти Бориса Пастернака), жанрово-специфические композиции («Стихира Иоанна Грозного» К.Е. Волкова, «Преображение» В.Ю. Калистратова). Древние напевы оказывается включенными в общую систему современ­ного поиска новых средств выразительности, в иные жанровые формы. Например, сочинения Ю.М. Буцко – камерная кантата № 6 «Литурги­ческое песнопение памяти К.Б. Птицы», камерная симфония № 2 для смешанного хора и струнного оркестра «Духовный стих»; сочинение Н.Н. Сидельникова – Литургический концерт в двух ораториях; сочине­ние В.С. Ульянич – «Христос Воскресе из мертвых» для симфонического оркестра.

Интерес к религиозному и музыкальному канону часто выражает востребованность в отечественном искусстве и к жанрам католической традиции, которые во многом стали знаками всей западноевропейской культуры. Католический канон более свободен (что подтверждается историей музыкальных церковных жанров на протяжении более чем десяти веков), он более открыт для новых интерпретаций. В отечествен­ной музыке жанры реквиема, мессы, Stabat mater, Magnificat, пассионов в своих многочисленных интерпретациях (сочинения С.А. Губайдулиной, Э.В. Денисова, А.С. Караманова, А.А. Королёва, В.В. Мартынова, А. Пярта, С.М. Слонимского, Ю.А. Фалика, А.Г. Шнитке) существуют в отечест­венной музыке вне литургической практики.

Таким образом, в развитии современного музыкального искусстве, связанного с разработкой духовной тематики, происходит с одной стороны, заметный поворот к национальным истокам, что позволяет говорить о стремлении современных авторов проникнуть в глубину православной традиции в её исконном религиозном понимании и как результат этого – усиление сугубо национального качества в духовном искусстве. С другой стороны, наблюдается развитие более свободных, неортодоксальных традиций, отражающих универсальность современ­ного художественного сознания, не регламентированного какой-либо одной конфессией.

Объединение различных религиозных конфессий в творчестве одного композитора становится характерной приметой современного искусства, определяемого понятием поликонфессиональность творчества. На современном этапе такой широкий подход характерен для многих композиторов, имеющих универсальный взгляд на проблему религи­озности, а ещё шире духовности.

Проявление свободного композиторского мышления в духовном творчестве, создание оригинальных авторских композиций, раскрываю­щих глубоко личностное понимание и осмысление вечных тем и сюжетов, представлено в творчестве санкт-петербургского композитора и хорового дирижера С.В. Екимова. Сам композитор в предисловии к симфонии молитв «Рече Господь» признается, что принадлежит к католической вере [2]. На тексты католических молитв С.В. Екимов написал немало сочинений: Stabat Mater для солистов, 2-х хоров и инструментального ансамбля (2006); Magnificat для хора мальчиков, женского хора, органа, фортепиано и ударных (2007); Miserere, компо­зиция памяти Мстислава Ростроповича для виолончели и женского хора (2007); Missa brevis для солистов, камерного хора и инструменталь­ного ансамбля (2002); Agnus Dei для солистки, женского хора, органа, фортепиано и 4-х ударных (1998-1999); Месса для вокального ансамбля и струнного квартета (2007).

Однако первым его сочинением стал хор, в основе которого лежал текст православной молитвы – «Благослови, душе моя, Господа». Это было обусловлено неоканоническими тенденциями nova musica sacra конца XX века, когда был снят запрет на создание произведений на духовные тексты. Будучи еще студентом Музыкального училища имени Н.А. Римского-Корсакова, юный С.В. Екимов «впитывал» инто­нации русской духовной музыки, посещая концерты Государственной академической капеллы Санкт-Петербурга, на которых звучали духовные сочинения русских композиторов (Д.С.Бортнянского, М.С. Березовского, П.И. Чайковского, С.В. Рахманинова, А.Т. Гречанинова, П.Г. Чеснокова, А.А. Архангельского, М.М. Ипполитова-Иванова).

Композиторский опыт С.В. Екимова в области православных молитв, в наибольшей мере, связан с жанром псалма. На протяжении 13 лет (с 2001 по 2014 годы) им было написано для разных составов восемь духовных сочинений на тексты Давида и ангельского приветствия Архангела Гавриила:

1993 – молитва «Богородице, Дево, радуйся»;

2001 – Два псалма для женского хора a cappella (адаптированный перевод);

2003 – псалом «На реках Вавилонских» для солиста и мужского хора a cappella (адаптированный перевод);

2008 – Покаянный псалом («Блажени...») (адаптированный перевод);

2009 – псалом «Веровах, темже возглаголах» (оригинальный текст на церковно-славянском языке);

2010 – псалом «Рече Господь», существует в двух вариантах для мужского вокального ансамбля и для смешанного хора (оригинальный текст на церковно-славянском языке); (посвящен Саратовскому губерн­скому театру хоровой музыки и его художественному руководителю Заслуженному деятелю искусств РФ, профессору Л.А. Лицовой);

2014 – псалом «Благослови, душе моя, Господа» (оригинальный текст на церковно-славянском языке).

Обращаясь к оригинальным текстам на церковно-славянском языке, С.В. Екимов использует следующие модели работы с каноническим материалом: обращение к каноническому тексту; возрождение доклас­сических форм (преобладание строфической формы), использование драматургической модели, ориентированной на медитативное разверты­вание.

В последней редакции 2014 года все псалмы звучат на церковно-славянском языке (псалмы № 102, 136, 109, 63, 148, 115, 31). Композитор, сохраняя оригинальный текст, свободно трактует его музыкальное прочтение.

Ориентируясь на сложившиеся традиции, композитор комбинирует сдержанные мелодекламационные интонации с типично инструменталь­ными по своей сути широкими скачками; умело применяет древне­русские лады с их опорой на переменность устоев; чередует различные типы фактур: мелодико-монодийную, гомофонно-гармоническую и полифоническую (имитации, различные виды канонов); использует политональность; смешанные и переменные размеры.

Опираясь на традиции духовной музыки начала XX века, С.В. Екимов широко трактует понятие «тембризации хора» (термин А.В. Никольского), divisi применяются во всех голосах и достигают от восьми до одиннадцати голосов по вертикали. Хоровая партитура превращается в шести-восьмистрочную. При этих условиях голоса часто перекрещиваются, образуя тембровые смешения (например, альты – тенора). Также используется техника тембрового варьирования, передачи мелодии из голоса в голос, дающая возможность менять окраску звучания.

Обращение к духовным текстам, в которых нередко противо­поставляется далекое и близкое, горнее и дольнее, желаемое и действительное, активизировало еще один прием, свойственный тембризации хора – антифонность различных групп голосов. Сопоставляются мужские и женские голоса, низкие и высокие внутри групп мужских и женских голосов. Этот прием становится ведущим средством в решении пространственного звучания.

Для духовной музыки С.В. Екимова, написанной на православный текст, свойственны вариантность хорового многоголосия, «игра» тембров, заставляющих музыкальную фактуру то «сжиматься» до двух- трехголосия, то «распускаться» в хоровое tutti, гибкое сочетание имитационных приемов голосоведения с народно-подголосочными, опора на диатонику, колорит которой распределен между несколькими ладовыми центрами. Кроме того, необходимо отметить часто приме­няемый принцип тембровой изобразительности, ставший результатом соединения качеств, характерных для петербургской певческой традиции, и освоения многоголосного пространства по типу московской школы. Обращение С.В. Екимова к богослужебным текстам, желание отразить их образно-эмоциональный мир призваны передать в условиях концертных залов молитвенную ауру звучания.

Образцами для создания духовных сочинений С.В. Екимова, по мнению самого композитора, послужили «Стихи покаянные» А.Г. Шнитке, «Запечатленный ангел», хоровая музыка по Н. Лескову Р.К. Щедрина, «Канон покаянен» А. Пярта, «Херувимская», «Заутреня» К. Пендерецкого. Оригинальный стиль мышления С.В. Екимова связан с желанием «раскрыть многогранные возможности современного хорового коллектива, дать представление о звучании всех его групп, продемонстрировать мастерство сольных голосов и проникнуть в глубину православной молитвы...» [2].

Подводя итог, следует отметить, что духовное творчество современ­ных композиторов, несомненно, раскрывает дух сегодняшнего времени. Обращение к различным церковным традициям, их оригинальное соче­тание в творчестве одного автора, определяемое стремлением к синтезу, воспринимается как проявление закономерностей универсальной гармонии в современном сознании.

 

Список литературы:

  1. Гуляницкая Н. Поэтика музыкальной композиции: Теоретические аспекты русской духовной музыки XX века. – М., Языки славянской культуры, 2002.
  2. Екимов С. Рече Господь. Симфония молитв. Тексты Ангельского приветствия Архангела Гавриила и семи псалмов Давида для солистов, большого смешанного хора и колоколов [Ноты] / С. Екимов. – СПб.: Композитор – Санкт-Петербург, 2014.
  3. Паисов Ю. Современная русская хоровая музыка (1945-1980). – М.: Советский композитор, 1991.
  4. Раабен Л. О духовном ренессансе в русской музыке 1960-80-х годов. – СПб.: Бланка Бояныч, 1998.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий