Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: IX-X Международной научно-практической конференции «Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки» (Россия, г. Новосибирск, 14 мая 2018 г.)

Наука: Филология

Секция: Русская литература

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Валеросо О.Ф. ТВОРЧЕСКИЕ СВЯЗИ И.С. ТУРГЕНЕВА С Г. ФЛОБЕРОМ // Культурология, филология, искусствоведение: актуальные проблемы современной науки: сб. ст. по матер. IX-X междунар. науч.-практ. конф. № 4-5(8). – Новосибирск: СибАК, 2018. – С. 25-28.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ТВОРЧЕСКИЕ СВЯЗИ И.С. ТУРГЕНЕВА С Г. ФЛОБЕРОМ

Валеросо Ольга Фернандовна

магистр, УО «Витебский государственный университет имени П.М. Машерова»,

Беларусь, г. Витебск

CREATIVE COMMUNICATIONS FROM I.S. TURGENEV WITH G.FLAUBERT

 

Olga Valeroso

master, UO «Vitebsk State University of P.M. Masherov»,

Belarus, Vitebsk

 

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассмотрены творческие связи Тургенева с Флобером. Выявлены специфика, особенность взаимосвязи писателей и их литературных направлений. Определена позиция двух художников к теории натуралистического романа, даны характеристика и оценка их литературного наследия.

ABSTRACT

This article discusses creative relationships with Turgenev Flaubert. The specificity, the peculiarity of the relationship between writers and their literary trends. The position of two artists to the theory of naturalistic novel is defined, the characteristic and an assessment of their literary heritage are given.

 

Ключевые слова: Тургенев, Флобер, французский натуралисти­ческий роман, метод, новеллистическая стилизация.

Keywords: Turgenev, Flaubert, the French naturalistic novel method, the short story pastiche.

 

Среди писателей Запада, творчество которых популяризировалось Тургеневым в России, Флоберу принадлежит одно из первых мест. Неизменный интерес к творческой деятельности одного из самых замечательных представителей современной французской литературы объясняется не только дружескими отношениями, которыми были связаны эти художники слова, но прежде всего родственностью мировоззрения, известной общностью их эстетических программ.

Тургеневу была близка реалистическая манера автора «Мадам Бовари», его увлекала художественная символика и сложное философ­ское содержание «Искушения святого Антония». К этому произведению писатель намеревался написать предисловие. Сохранился лишь не опубликованный при жизни писателя черновой автограф рецензии, датированной 1 апреля 1874 г., что свидетельствовало о намерении Тургенева написать большую работу о Г.Флобере.

Свое стремление познакомить русскую публику с новыми произведениями Флобера Тургенев реализовал позднее. В марте 1876 г. Он сообщал Стасюлевичу о «преоригинальной легенде» французского писателя, которая ему очень понравилась, и о своем решении перевести ее для «Вестника Европы». Речь шла о только что завершенной Флобером «Легенде о святом Юлиане Милостивом». Тургенев предполагал опубли­ковать в журнале Стасюлевича три новеллы автора одновременно. Перевод «Простого сердца прозаик поручил «одной русской барышне-писательнице, которая очень хорошо владеет французским языком» [1, с. 34]. Ей же он намеревался доверить и перевод «Иродиады». Однако, прослушав эту новеллу в чтении Флобера, Тургенев, пораженный ее содержанием, решил переводить «Иродиаду» сам.

Своим переводам Иван Сергеевич предпослал предисловие, опубли­кованное в апрельском номере «Вестника Европы» за 1877 г. В этой заметке подчеркивалось то значение, какое Тургенев придавал своим переводам произведений Флобера, рекомендуя их русскому читателю. Вместе с тем Тургенев изложил свое понимание творчества французского писателя. Флобер назывался в России «одним из самых замечательных представителей современной французской литературы», «главою французских реалистов и наследником Бальзака» [1, с. 47].

Таким образом, Тургенев частично реализовал план задуманной им ранее и не написанной статьи о Флобере. Об этом свидетельствуют некоторые текстуальные совпадения предисловия к переводам из Флобера с черновым автографом рецензии. Тургенев рекомендовал русскому читателю яркую гармонически стройную поэзию легенд писателя, которых прозаик определил, как «переданную прозой поэму». Произведение «Искушение святого Антония» Тургенев называл «фантас­тической поэмой в прозе». Проявлением внимания к творчеству Флобера со стороны Тургенева явилась публикация в 1881 г. «Песни торжест­вующей любви», посвященной французскому писателю. Для Тургенева Флобер был писателем реалистического направления. Его творческая манера, слог, отточенный язык были близки русскому художнику. Флобера, в свою очередь, восхищало тургеневское свойство «быть правдивым без банальности, чувствительным без жеманства, комичным без всякой пошлости». Ему нравились тургеневские женские характеры «идеальные и реальные в одно и то же время», обладающие притя­гательной силой и окруженные сиянием.

Вся описательная французская школа второй половины XIX века (Доде, Гонкуры, Золя, Мопассан и мн. др.) вышла из этой громадной работы Флобера над созданием адекватного зрительного описания. В этом направлении созданы шедевры, влиятельность которых чрезвы­чайно повысила литературную технику всех европейских литератур. Можно положительно говорить о господстве эвокативного метода в истории европейских описательных стилей. Только в наши дни, вместе с искусством «описания во времени», искусством Марселя Пруста, открывшим методы еще более точного описательного воспроизведения, чем иллюзия непосредственного зрения (vision directe), можно считать законченной «флоберову» эпоху европейского романа. Как бы там ни было, ориентация на конкретное видение неотделима от искусства Флобера, и если ее нет в «Песни торжествующей любви», то мы можем этим довольно точно измерить «угол расхождения» между Тургеневым и Флобером. В этом отношении новелла Тургенева ближе к стилизующим новелла ученика Флобера, Анатоля Франса, чем к Флоберу самому.

Расхождение в таком коренном вопросе очень важно. Упомянем еще один, метод Флобера, следов которого нет в «Песни торжествующей любви». Мы имеем в виду обычное у него иллюзионное построение чужой внутренней речи, часто множественной, например, различные мечты о возвращении на родину различных племен наемников; извращенное и вульгаризированное понимание вычитанных научных теорий Буваром и Пекюше; их же мечты о том, что можно было бы сделать на полученные ими деньги; фантазии Эммы Бовари о разных иных видах жизни, которые она могла бы изведать, и мн. др.; все произведения Флобера полны таких сокращений чужой внутренней речи , посредством которых Флобер строит душевную жизнь своих героев. В «Песни торжествующей любви» мы не найдем ни следа этого литературного метода; вся новелла вообще обходит чужую душевную жизнь, чего у Флобера нет даже в крайних случаях новеллистической стилизации. Очевидно, Тургенев заимствовал у Флобера лишь очень немногие, нужные ему, методы, оставив неприкосновенным почти весь прочий его арсенал, не потому ли, что в основе своей, если отбросить флоберовский колорит, «Песнь торжествующей любви» имеет свое место в нормальном ряду всех прочих тургеневских повестей. Не раз проводившаяся параллель со «Сном», «Кларой Милич» доказывает, что Тургеневу не трудно было бы транскрибировать новеллу на обычный русский и современный бытовой язык; в особенности убедительна параллель со «Сном»: сын Валерии от Муция, став юношей, оказался бы в точности в положении молодого героя «Сна»: он считал бы себя сыном Фабия, но во сне мог бы увидеть истинного своего отца Муция, потом мог бы случайно с ним столкнуться (барон ведь тоже носил страшный шрам, след какого-то ужасного события в прошлом), потом Валерия в бреду рассказала бы ему тайну его рождения и пр. И обратно: предыстория героя «Сна» могла бы быть развернута в «Песни тор­жествующей любви». Следовательно, сюжет «Песни торжествующей любви» принадлежит обычной схеме тургеневских новеллистических сюжетов. Еще одно наблюдение к характеристике любви Тургенева к некоторым особенностям флоберова языка. Говоря о дальних странах и народах, Флобер часто стилизует похвальный либо экзотический к ним эпитет, например, в «Юлиане Милостивом» (по переводу Тургенева): «он воевал с скандинавами, покрытыми рыбьей чешуей, с неграми, вооруженными круглыми щитами из бегемотовой кожи, с златокожими индусами, размахивавшими над своими венцеобразными тиарами длин­ными, как зеркала сверкавшими саблями...» [3, с. 115].

Таким образом, можно сказать, что произведения Флобера и Тургенева отличаются блестящей художественной формой и мастерством. Основное достоинство их творчества – это стремление к тща­тельной отделке формы, обилие и точность описаний, углуб­ляющих общий смысл. Натурализм является художественным методом обоих писателей.

 

Список литературы:

  1. Генералова Н.П. И.С. Тургенев: Россия и Европа. Из истории русско-европейских литературных и общественных отношений. – СПб.: РХГИ, 2003. – 223 с.
  2. Ладария М.Г. И.С. Тургенев и писатели Франции XIX века. Тбилиси. 1987. – 35 с.
  3. Муратов А.Б. Тургенев-новеллист (1870 1880-ые годы). Л. 1985. – 247 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий