Статья опубликована в рамках: XXXVIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 июля 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Русский язык. Языки народов Российской Федерации

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Грудева Е.В., Трубкина К.Р. АТРИБУТЫ МОЛЧАНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ: КОРПУСНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 7(38). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АТРИБУТЫ  МОЛЧАНИЯ  В  РУССКОМ  ЯЗЫКЕ:  КОРПУСНОЕ  ИССЛЕДОВАНИЕ

Грудева  Елена  Валерьевна

д-р  филол.  наук,  профессор,  Череповецкий  государственный  университет,  РФ,  г.  Череповец

E-mail

Трубкина  Ксения  Романовна

студент  5  курса  направления  «Филология  (русский  язык  и  литература)»,  Череповецкий  государственный  университет,  РФ,  г.  Череповец

E-mail: 

 

ATTRIBUTES  OF  SILENCE  IN  THE  RUSSIAN  LANGUAGE:  CORPUS-BASED  RESEARCH

Elena  Grudeva

doctor  of  Philology,  professor  of  Cherepovets  State  University,  Russia,  Cherepovets

Ksenia  Trubkina

5th  year  student  of  specialty  “Philology  (Russian  language  and  literature)”,  Cherepovets  State  University,  Russia,  Cherepovets

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  представлена  попытка  анализа  феномена  молчания  в  лингвистическом  аспекте.  Предметом  анализа  стала  характеристика  адъективных  словосочетаний,  в  состав  которых  входит  существительное  «молчание».  Источником  языкового  материала  послужил  подкорпус  нехудожественной  литературы  в  рамках  Национального  корпуса  русского  языка  (www.ruscorpora.ru). 

ABSTRACT

The  article  presents  an  attempt  of  analysis  of  silence  phenomenon  in  linguistic  aspect.  The  subject  of  the  analysis  appeared  to  be  the  characteristics  of  adjectival  phrases  which  contain  the  noun  “silence”.  The  source  of  language  material  is  a  subcorpus  of  non-fiction  literature  in  terms  of  Russian  National  Corpus  (www.ruscorpora.ru). 

 

Ключевые  слова:  атрибуты  молчания;  корпусное  исследование;  адъективные  словосочетания.

Keywords:  attributes  of  silence;  corpus-based  research;  adjectival  phrases.

 

О  чем  невозможно  говорить,  о  том  следует  молчать.

Людвиг  Витгенштейн

 

 

Молчание  —  универсальный  феномен,  сопровождающий  человека  с  самого  рождения  и  до  последнего  его  вздоха.  Молчание  так  же,  как  и  говорение,  способно  передавать  множество  смыслов.  Молчание  выступает  предметом  изучения  самых  разных  гуманитарных  наук  —  теологии,  культурологии,  философии,  литературоведения,  лингвистики. 

В  отечественной  лингвистике  специальные  исследования,  посвященные  различным  аспектам  молчания,  стали  появляться  в  конце  80-х  —  начале  90-х  годов  ХХ  века  в  связи  с  развитием  коммуникативного  подхода  к  языку,  в  частности  с  возросшим  интересом  к  невербальным  средствам  коммуникации  (см.  работы  Н.Д.  Арутюновой,  В.В.  Богданова,  С.В.  Крестинского,  Г.Г.  Почепцова  и  др.)  [1,  2,  3,  5,  7,  8,  9,  11,  12].  В  ряде  работ  молчание  рассматривается  как  особый  тип  речевого  акта  [5,  8,  11],  причём  с  точки  зрения  выражаемых  интенций  таких  речевых  актов  множество:  молчание  может  выступать  симптомом  душевного  неблагополучия,  выражать  позицию  согласия  или  несогласия,  самоустранения,  незнания  и  т.  д.  По  мнению  Н.Д.  Арутюновой,  подобно  тому,  как  в  синтаксисе  существует  понятие  нулевой  связки  или  в  словообразовании  понятие  нулевого  суффикса  или  нулевого  окончания,  так  же  можно  говорить  и  о  «нулевом  речевом  акте»,  чем  и  является  молчание  [2,  с.  110].

С  развитием  корпусной  лингвистики  у  лингвистов  появилась  возможность  проводить  исследования  на  представительном  языковом  материале,  собранном  в  кратчайшие  сроки  [6].  Задача  нашего  исследования  заключалась  в  том,  чтобы  выявить  специфику  молчания  как  речевого  акта  особого  рода  путём  структурно-семантического  анализа  типичных  словосочетаний,  в  которых  функционирует  существительное  молчание,  в  русском  языке.  Источником  языкового  материала  послужил  Национальный  корпус  русского  языка  (www.ruscorpora.ru;  далее  —  НКРЯ).  Поиск  контекстов  осуществлялся  в  подкорпусе  нехудожественной  литературы. 

Нами  были  проанализированы  извлечённые  из  НКРЯ  словосочетания,  образованные  по  следующим  трём  моделям:  «прилагательное  +  сущ.  молчание»,  «сущ.  молчание  +  предикат»,  «сущ.  молчание  +  сущ.  в  Р.  п.».  Выбор  указанных  синтаксических  моделей  обусловлен  высокочастотным  употреблением  в  их  составе  существительного  «молчание».  В  данной  статье  будут  рассмотрены  только  адъективные  словосочетания. 

Модель  «прилагательное  +  сущ.  молчание»  позволяет  выявить  типы  протекания  молчания,  отношение  к  молчанию,  выраженное  именами  прилагательными,  а  также  отчасти  принадлежность  речевого  акта  молчания  тому  или  иному  субъекту  (в  случае  употребления  в  составе  указанного  типа  словосочетаний  притяжательных  прилагательных  в  прямом  значении).

По  данным,  извлечённым  из  НКРЯ,  с  существительным  «молчание»  употреблено  свыше  250  разных  прилагательных.  Из  них  наиболее  частотными  оказались:  глубокое  (74),  полное  (70),  долгое  (68),  гробовое  (47),  общее  (23),  мертвое  (22),  упорное  (22),  неловкое  (21),  тягостное  (15),  совершенное  (14),  благоговейное  (14),  скорбное  (14),  мрачное  (14),  абсолютное  (13),  длительное  (13),  вечное  (13),  тяжелое  (12),  минутное  (11),  всеобщее  (11),  вынужденное  (11),  продолжительное  (10),  торжественное  (10),  угрюмое  (10),  созерцательное  (9)  и  т.д. 

Приведём  примеры  из  НКРЯ: 

Одна  из  причин  в  том  .  [Елена  Кибальник.  Гаев  к  Путину  ездит  на  метро  (2001)  //  «Аргументы  и  факты»,  2001.04.04;  НКРЯ]

Я  делаю  какие-то  смешные  трюки,  много  трюков,  но  никто  не  смеется.  Публика  хранит  абсолютное  молчание.  Я  уже  делаю  что-то  невообразимое.  [Юрий  Никулин.  Снимаем  обыкновенную  шляпу  с  необыкновенной  головы  (1979);  НКРЯ]

После  долгого  молчания  разговор  переходит  на  общее  место  разную[И.С.  Никитин.  Письма  (1853—1861);  НКРЯ] 

Зрители  должны  смеяться  [Василий  Катанян.  Прикосновение  к  идолам  (1998);  НКРЯ]

Обнаруженные  прилагательные  достаточно  разнообразны  с  точки  зрения  семантики,  условно  они  были  распределены  нами  по  5  тематическим  группам.  Одна  из  таких  условно  выделенных  групп  —  Время.  В  неё  вошли  следующие  прилагательные:  вековое,  вечное,  годичное,  годовое,  двадцатипятилетнее,  двухлетнее,  двухмесячное,  десятилетнее,  десятидневное,  долгое,  длительное,  долголетнее,  долговременное,  затяжное,  короткое,  минутное,  многодневное  и  др.  Всего  к  тематической  группе  «Время»  было  отнесено  66  разных  прилагательных.

Как  видим,  прилагательные,  несмотря  на  наличие  в  значении  каждого  из  них  темпоральной  семы,  имеют  разную  семантику.  Некоторые  из  них  указывают  на  протяженность,  длительность  молчания:  долгое,  длительное,  долговременное,  недолгое,  короткое,  затяжное.  Некоторые  прилагательные  содержат  в  себе  семантику  с  указанием  точного  времени  продолжения  молчания:  годовое,  двадцатипятилетнее,  двухлетнее,  двухмесячное,  двухдневное,  получасовое  и  т.  д.  Исходя  из  этого,  мы  можем  сказать,  что  валентность  продолжительности  молчания  заполняется  темпоральными  прилагательными  с  разной  семантикой.  Часть  прилагательных  обозначает  не  продолжительность,  а  точку  на  временнóй  оси,  когда  происходило  молчание;  это  прилагательные,  связанные  с  указанием  дня,  месяца  и  точного  времени  суток:  утреннее,  сегодняшнее,  январское. 

В  тематическую  группу  Религия  вошли  следующие  прилагательные:  благое,  молитвенное,  общецерковное,  религиозное,  Христово.  В  религиозно-мистическом  аспекте  молчание  является  необходимым  условием  для  общения  с  Богом.  Приведём  примеры  контекстов  употребления  существительного  молчание  в  составе  такого  рода  словосочетаний:

Естественная  любовь  [епископ  Игнатий  (Брянчанинов).  О  прелести  (1846);  НКРЯ]

Словосочетание  «молитвенное  молчание»  в  данном  случае  сообщает  о  том,  что  тот,  кто  пребывает  в  молитве,  внутри  себя  обращается  к  Богу,  а  речевые  звуковые  проявления  при  этом  отсутствуют. 

На  постамент  водрузили  гроб  философа  [Владимир  Легойда.  Религиозность  в  безрелигиозную  эпоху.  Статья  вторая  //  «Альфа  и  Омега»,  2000;  НКРЯ]. 

В  тематическую  группу  Темперамент  и  чувства  вошли  прилагательные,  связанные  с  обозначением  эмоциональной  сферы:  беспристрастное,  безумное,  вежливое,  возбуждающее,  враждебное,  вредное,  гордое,  грозное,  зловещее,  изумленное,  невозмутимое,  неловкое,  неприязненное,  неприятное,  обиженное,  паническое,  позорное,  скорбное,  спокойное,  страшное,  строгое,  стыдливое,  суровое,  сухоеугрожающее  и  др.

В  такого  рода  словосочетаниях  оценка  молчания  может  быть  дана  как  со  стороны  адресата  (ср.  неприятное,  сухое),  так  и  со  стороны  адресанта  (ср.  изумленное,  невозмутимое,  паническое,  позорное  и  др.)  речевого  акта  молчания.  Например:

Или  другой  ученый  [Ирина  Прусс.  Десятый  //  «Знание  —  сила»,  2003;  НКРЯ]

Заключая  сиеуверяю[М.В.  Ломоносов.  1753  октября  16.  И.И.  Шувалову  (1753);  НКРЯ]

Тематическая  группа  Литература  представлена  двумя  прилагательными  —  тютчевское,  тыняновское.  Данная  тематическая  группа  была  выделена  в  связи  с  обнаружением  согласованных  с  существительным  «молчание»  относительных  прилагательных,  образованных  от  имён  собственных  Тынянов  и  Тютчев,  связанных  с  областью  литературоведения,  а  именно  обозначающих  литературных  деятелей  —  Ф.И.  Тютчева  и  Ю.Н.  Тынянова.  Ср.  контексты  употребления  такого  рода  словосочетаний:

У  меня  настроение  под  давлением  тыняновского  молчания  и  всего  ленинградского  прошлого  с  Гуковским  [Эмма  Герштейн.  Мандельштам  в  Воронеже  (по  письмам  С.Б.  Рудакова)  (1985—2002);  НКРЯ]

Это  «тютчевское  молчание  [Татьяна  Бек.  «Их  протирают,  как  стекло»  (1999)  //  «Дружба  народов»,  1999.07.15;  НКРЯ]

В  примере  с  «тютчевским»  и  «тыняновским»  молчанием  мы  видим,  какое  значение  приписывается  этому  феномену  —  отсутствие  какой-либо  реакции  или  отклика  на  что-либо.  На  наш  взгляд,  стихотворение  Ф.И.  Тютчева  “Silentium”  сыграло  важную  роль  в  употреблении  слова  «молчание»  в  разных  контекстах.  В  художественных  текстах  молчание  выполняет  различные  функции:  изобразительную,  психологическую  (характерологическую),  оценочную.  Изобрaжение  молчaния  в  литературном  произведении  cлужит  cредством  создaния  психологизмa.  По  мнению  Г.И.  Берестнева,  главным  образом  разочарование  в  слове  и  языке  заставляет  поэта  обратиться  к  молчанию:  «Примером  может  служить  “Silentium”  Тютчева.  Здесь  мы  находим  и  номинативную  недостаточность  слова  (Как  сердцу  выразить  себя?),  семантическую  его  недостаточность  (Другому  как  понять  тебя?  (.)  Мысль  изреченная  есть  ложь),  и  возможный  выход  из  этой  ситуации  (Молчи.),  предполагающий  истинное  понимание»  [4,  с.  139].

Наконец,  тематическая  группа  Культура  представлена  двумя  прилагательными  –  английское,  русское.  Семантика  молчания  в  русской  и  английской  культуре  существенно  различается,  что,  в  частности,  находит  отражение  в  русских  выражениях  русское  молчание  и  английское  молчание.  Ср.:

Володька  на  своей  парте  замкнулся  в  холодном  английском  молчании[А.С.  Макаренко.  Книга  для  родителей  (1937);  НКРЯ]

В  приведенном  примере  можно  увидеть,  как  отражается  в  русском  языке  проявление  молчания  в  английской  культуре.  Русскими  английское  молчание  воспринимается  как  «холодное».  Как  известно,  англичане  считают  молчание  важным  аспектом  в  правилах  поведения  в  обществе,  и  это  отражается  в  традициях,  обычаях,  привычках.  Молчание  для  англичан  —  умение  выдержать  паузу  —  является  показателем  образованности  и  воспитанности.  «Холодное  молчание»  англичан  —  правило  британского  этикета.  Что  же  касается  отношения  в  русской  культуре  к  английскому  молчанию  как  к  холодному,  то  если  обратиться  к  толкованию  лексемы  холод  в  толковом  словаре  С.И.  Ожегова  и  Н.Ю.  Шведовой,  обнаруживаем  среди  многих  значений  следующее:

«перен.,  только  ед.  Неприятное  впечатление  или  чувство  отчужденности,  одиночества,  заброшенности,  безнадежности  и  т.  п.,  вызываемое  чем-н.  (книжн.).  Пустынной  тишиной  и  холодом  могилы  сменился  юношеский  пыл.  Некрасов.  Порой  мне  холод  душу  леденит.  Блок.  ||  Безучастно-эгоистическое  отношение  к  кому-чему-н.,  равнодушие  (книжн.).  От  него  веет  холодом.  Отнесся  к  нему  с  холодом»  [10,  с.  614].

Можно  сказать,  что  молчание  со  стороны  англичан  воспринимается  русскими  холодным,  как  знак  безразличия,  равнодушия  и  крайней  сдержанности  в  проявлении  чувств. 

Подводя  итоги,  следует  сказать,  что  наиболее  насыщенной  оказалась  тематическая  группа  «Время».  Иными  словами,  при  определении  молчания  важным  оказывается  указание  на  продолжительность  этого  действия  /  состояния  (именно  такого  рода  прилагательные  с  темпоральной  семой  в  значении  составляют  абсолютное  большинство  слов  этой  группы).

Хронологически  НКРЯ  содержит  тексты,  написанные  в  период  с  середины  XVIII  века  и  по  настоящее  время.  Проведенное  нами  исследование  показало,  как  явление  молчания  воспринималось  в  русской  культуре  в  разное  время,  и  как  это  восприятие  со  временем  менялось,  и  соответственно  менялся  характер  молчания.  Так,  в  XVIII  веке,  по  данным  НКРЯ,  молчание  чаще  всего  характеризовалось  следующими  прилагательными:  беспристрастное,  благоговейное,  благопристойное,  благородноевеликое,  глубокое,  печальное,  почтительное,  пристойное,  учтивое,  но  самыми  популярными  атрибутами  молчания  были  глубокое  и  благоговейное.  Например:

Сколько  учёные  наши  споры  о  избрании  сочинений  были  прежде  живы  и  громогласнытолико.  [Н.И.  Новиков.  «О  высоком  человеческом  достоянии»  (1777),  НКРЯ]

В  XIX  веке  в  сочетании  с  существительным  «молчание»  встречаются  такие  прилагательные,  как:  благочестивое,  гробовое,  долгое,  красноречивое,  краткое,  мертвое,  минутное,  молитвенное,  мрачное,  продолжительное,  трусливое,  тяжелое.  Из  них  наиболее  употребительными  оказались  прилагательные  долгое  и  гробовое.  Например:

Простите  [В.Г.  Короленко.  Письма  1896  г.  (1896);  НКРЯ]

В  текстах  XX  века  встречаются  следующие  атрибуты  молчания:  абсолютное,  глубокое,  гробовое,  зловещее,  неловкое,  непозволительное,  полное,  строгое,  таинственное,  торжественное,  тяжелое,  из  которых  самыми  популярными,  по  данным  НКРЯ,  являются  торжественное  и  глубокое  (как  и  в  XVIII  веке).  Например:

Наступила  минута  торжественного  молчаниягородской  голова[А.Ф.  Кони.  Тургенев  (Статьи  и  воспоминания  о  писателях)  (1908);  НКРЯ].

В  начале  XXI  века  встречаются  следующие  атрибуты  молчания:  гордое,  гробовое,  долгое,  изумленное,  напряженное,  невозмутимое,  общественное,  полное,  сосредоточенное,  странное,  терпеливое,  тягостное.  Их  них  самые  частотные  —  полное  и  неловкое.  Например:

Он  посмотрел  на  меня  каким–то  странным  взглядом  [Юлия  Вишневецкая.  «Дальнейшая  война  не  угодна  Богу»  //  «Русский  репортер»,  №  1  (1),  17—24  мая  2007,  НКРЯ]

Таким  образом,  семантический  анализ  прилагательных,  выступающих  в  роли  определения  к  слову  молчание,  с  учётом  хронологического  аспекта  показал,  что  в  XVIII  веке  в  характеристике  молчания  доминировала  эмоциональная  оценка,  в  XIX  веке  основным  являлся  временной  аспект,  а  в  XX  и  XXI  вв.  —  психофизиологическая  оценка. 

Представляется,  что  причиной  изменения  характера  молчания  и  отношения  к  нему  (что  находит  отражение  в  адъективных  словосочетаниях,  включающих  существительное  «молчание»)  послужили  изменения  морального,  общественного,  политического,  экономического  состояния  русского  общества. 

 

Список  литературы:

  1. Арутюнова  Н.Д.  Феномен  молчания  //  Язык  о  языке  /  Под  общим  руководством  и  редакцией  Н.Д.  Арутюновой.  М.:  Языки  русской  культуры,  2000.  —  С.  417—436.
  2. Арутюнова  Н.Д.  Молчание  и  чувство  //  Логический  анализ  языка:  Язык  речевых  действий  /  Отв.  ред.  Н.Д.  Арутюнова,  Н.К.  Рябцева.  М.:  Наука,  1994.  —  С.  178—183.
  3. Арутюнова  Н.Д.  Молчание:  контексты  употребления  //  Логический  анализ  языка.  Язык  речевых  действий  /  Отв.  ред.  Н.Д.  Арутюнова,  Н.К.  Рябцева.  М.:  Наука,  1994.  —  С.  106—117.
  4. Берестнев  Г.И.  Зов  несказанного:  язык  в  его  отношении  к  трансцендентным  смыслам  //  Человек.  —  1996.  —  №  1.  —  С.  135—143. 
  5. Богданов  В.В.  Молчание  как  нулевой  речевой  акт  и  его  роль  в  вербальной  коммуникации  //  Языковое  общение  и  его  единицы:  Сб.  науч.  тр.  Калинин:  Изд-во  КГУ,  1986.  —  С.  12—18. 
  6. Грудева  Е.В.  Корпусная  лингвистика.  2-е  изд.  М.:  Флинта,  2012.  —  164  с.
  7. Крестинский  С.В.  Коммуникативная  нагрузка  молчания  в  диалоге  //  Личностные  аспекты  языкового  общения.  Калинин,  1989.  —  С.  92—98.
  8. Крестинский  С.В.  Акт  молчания  и  постулаты  речевого  общения  //  Тверской  лингвистический  меридиан.  Вып.  2.  Тверь,  1999.  —  С.  75—80.
  9. Крестинский  С.В.  Молчание  как  объект  лингвистического  исследования.  Калинин:  Изд-во  КГУ,  1988.  —  27  с.
  10. Ожегов  С.И.,  Шведова  Н.Ю.  Толковый  словарь  русского  языка.  М.:  Азбуковник,  1992.  —  944  с.
  11. Почепцов  Г.Г.  Молчание  как  речевой  акт,  или  How  to  do  things  without  words  //  Коммуникативные  единицы  языка:  Сб.  науч.  тр.  МГПИИЯ.  Вып.  252.  М.:  МГПИИЯ,  1985.  —  С.  43—52.
  12. Сеничкина  Е.П.  Молчание:  лингвистический  аспект  //  Русский  язык  в  России  на  рубеже  ХХ—ХХI  вв.:  Материалы  международной  научной  конференции.  Самара,  2003.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий