Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 20 января 2014 г.)

Наука: Филология

Секция: Языки народов зарубежных стран Европы, Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Исакова А.А., Исакова А.А. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА РУССКИХ ЕВРЕЕВ В ИЗРАИЛЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXXII междунар. науч.-практ. конф. № 1(32). – Новосибирск: СибАК, 2014.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ  СПЕЦИФИКА  РУССКИХ  ЕВРЕЕВ  В  ИЗРАИЛЕ

Исакова  Алла  Анатольевна

канд.  филол.  наук,  доцент,  Тюменский  государственный  нефтегазовый  университет,  РФ,  г.  Тюмень

E-mailIsakovaAA@yandex.ru

Исакова  Анна  Алексеевна

магистрант,  Тюменский  государственный  университет,  РФ,  г.  Тюмень

E-mail: 

 

NDTIONAL  AND  CULTURAL  IDENTITY  OF  RUSSIAN  JEWS  IN  ISRAEL

Alla  Isakovа  Anatolievna

associate  Professor,  PhD,  Tyumen  State  Oil  and  Gas  University,  Tyumen

Anna  Isakovа  Alekseevna

undergraduate,  Tyumen  State  University,  Tyumen

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  языковой  адаптации  сибирских  евреев,  рассматриваются  лингвокультурологические  особенности  миграционных  процессов  в  Израиль,  обоснована  актуальность  проблемы  на  основе  эмпирического  материала  по  распространению  иврита.

ABSTRACT

This  article  is  devoted  to  language  adaptation  of  Siberian  Jews.  It  is  considered  linguistic  and  cultural  particularly  migration  to  Israel  and  the  urgency  of  the  problem  based  on  the  empirical  material  of  the  spread  of  Hebrew. 

 

Ключевые  слова:  миграционные  процессы;  формирование  самоидентификации;  культура;  традиции;  языковая  адаптация  сибирских  евреев.

Keywords:  migration;  the  formation  of  identity;  culture,  tradition;  language  adaptation  of  Siberian  Jews.

 

На  рубеже  XXI  века  в  Сибири  сформировался  особый  культурно-психологический  тип  евреев  со  своими  нравами  и  обычаями,  почти  не  отличавшийся  от  русского  населения  одеждой  и  убранством  жилищ,  говорящий  на  русском  языке  и  немного  знающий  идиш  или  иврит.  Однако,  евреи  Сибири  гордятся  своим  происхождением,  обладают  присущим  сибирякам  чувством  собственного  достоинства  и  продолжают  сохранять  национальное  самосознание  и  культуру  своего  народа.

Тем  не  менее,  одной  из  задач  репрессивной  системы  Российского  государства  было  решение  «еврейского  вопроса».  В  Сибири  данный  вопрос  решался  меньше,  чем  в  европейской  России.  Удаленность  от  центра,  толерантность  местного  населения  способствовали  прозрачности  в  ограничении  прав  сибирских  евреев.  Однако,  массовое  переселение  стало  возможным  в  связи  с  несовершенством  законодательной  базы,  множеством  противоречивых  и  запутанных  нормативных  актов. 

В  конце  1980-х  —  начале  1990-х  гг.  часть  сибирских  евреев  уехала  в  Израиль,  США  и  другие  страны.  Несмотря  на  немногочисленность  еврейского  населения  Сибири,  этот  регион  занимает  одно  из  первых  мест  по  числу  репатриантов  из  России  в  Израиль.  Массовый  характер  выезда  объясняется  тяжелым  экономическим  положением  России  в  80-ые  годы  и  последствиями  тяжелого  финансово-экономического  кризиса  90-х  г.

Вопросу  миграции  россиян  в  Израиль  уделялось  пристальное  внимание  с  конца  ХХ  в.,  поскольку  в  тот  период  происходил  мощный  отток.  Многие  мигранты  из  бывшего  Советского  Союза  говорили  на  идиш,  и  многие  из  них  считали  его  национальным  языком.  Почти  все  эмигранты  имели  высшее  образование  и  часто  знали  немецкий  язык  (как  и  идиш,  относится  к  романо-германской  группе  языков),  соответственно,  им  проще  было  изучать  идиш.  На  уровне  общин  изучались  также  история,  культура,  обычаи  и  традиции  евреев,  сформированные  веками  духовные  и  нравственно-этические  ценности.  Иврит  же  в  общинах  долго  не  изучался,  хотя  всё  больше  продвигался,  как  разговорный  язык,  у  русских  мигрантов  в  Израиле.  Однако  многие  израильские  ученые  [1,  c.  25]  считают,  что  возраст  этноса  равняется  возрасту  его  языка,  и  поэтому  только  иврит  соответствует  требованию  официального  и  «всё  пронизывающего  языка  еврейского  народа».  Ивритская  речь  является  главной  характерной  чертой,  отличавшей  население  в  Израиле,  т.  е.  семьдесят  процентов  всего  населения,  заявляют,  что  их  основным  языком  является  иврит.  Среди  молодежи  этот  процент  составлял  50  %,  а  среди  молодежи  Тель-Авива  и  сельскохозяйственных  поселений  —  75  %. 

В  этой  связи  именно  школа  стала  главным  фактором  возрождения  иврита,  и  именно  в  школе  произошла  «языковая  война»,  т.  е.  борьба  между  ивритом  и  идишем,  что  в  свою  очередь  привело  к  тому,  что  в  Стране  Израиля  сложилась  современная  еврейская  нация,  объединенная,  прежде  всего,  общим  языком.  В  конце  80-х  годов  прошлого  века  литература,  наука,  искусство  и  богатая  общественная  жизнь  способствовала  распространению  иврита  как  внутри,  так  и  за  пределами  Израиля,  это  коснулось  и  всех  областей  Сибири..  Евреи  Сибири  создали  разветвленную  сеть  школ  с  преподаванием  на  иврите,  возникли  ивритские  периодические  издания,  что  привело  к  проникновению  живого  иврита  в  сибирскую  еврейскую  диаспору. 

В  настоящее  время  российские  лингвисты  исследуют  иврит  как  процесс  становления  языка  в  почти  лабораторных  условиях  [3,  c.  56].  Исследования  в  области  живого  иврита  положили  конец  недоверию  и  пренебрежению,  с  которым  лингвисты,  особенно  семитологи,  относились  к  попыткам  «искусственно»  возродить  мертвый  язык,  хотя  этот  процесс  был  достаточно  сложным.

Среди  трудностей,  возникающих  при  обучении  населения  ивриту,  немаловажной  является  проблема  чтения  неогласованных  текстов.  С  одной  стороны,  написание  без  огласовки  не  предоставляет  данных,  достаточных  для  правильного  произношения  слов.  Поэтому  оно  не  только  не  помогает  исправлять  неправильности,  уже  распространенные  в  произношении,  но  способствует  возникновению  новых.  С  другой  стороны,  большинство  слов,  записанных  без  огласовки,  можно  прочесть  по-разному,  даже  умея  читать.  Практически  только  в  редких  случаях  эта  неопределенность  приводит  к  двусмысленности  в  тексте:  обычно  контекст  устраняет  возможность  разночтений.  Примечательно,  что  рост  национального  самосознания  стал  пробуждать  у  евреев  Сибири  интерес  к  современному  ивриту;  увеличилось  число  молодых  людей,  говорящих  на  иврите. 

Иврит  относится  к  группе  арабо-семитских  языков  и  очень  отличается  от  европейских,  поэтому  на  языковую  компетентность  влияет  множество  факторов:  страна  исхода,  продолжительность  проживания  в  Израиле,  языковая  атмосфера  в  семье  и  в  окружении,  степень  приобщения  к  различным  аспектам  культуры,  религии  и  т.  д.  Поэтому  главная  цель  распространения  иврита  заключается  в  формировании  самоидентификации.  Приехавшие  «…иммигранты  (по  крайней  мере,  в  начале  1990-х  гг.)  искренне  стремились  приобщиться  к  новой  для  себя  культуре  и  стать  «израильтянами»,  но  при  этом  старались  сохранить  те  культурные  и  языковые  ценности  и  символы,  которые  привезли  с  собой  и  считали  неотъемлемой  частью  своей  идентификации...»,  т.  е.  владение  русским  языком  и  принадлежность  к  русской  культуре  [1].  Поэтому  для  израильтян  —  выходцев  из  бывшего  Советского  Союза,  особенно  для  интеллигенции,  характерно  сочетание  еврейских,  израильских  и  русских  элементов  самоидентификации. 

Согласно  опросу  респондентов  в  Иерусалиме  в  декабре  2011  г.  83  %  выходцев  из  России  идентифицируют  себя  евреями,  10  %  —  израильтянами  и  7  %  —  «русскими».  Уместно  отметить,  что  многие  «стесняются»  признаться,  что  имеют  российские  корни  (не  относится  к  жителям  Хайфы,  где  проживают,  в  основном,  россияне)  и,  скорее  всего,  это  связано  с  превалирующим  мнением  о  менталитете  россиян. 

Известно,  что  любимый  россиянами  Новый  год  в  Израиле  не  празднуется.  И  когда  спросили:  «почему,  ведь  наступает  новый  год,  меняется  календарь,  большинство  жителей  планеты,  в  частности:  Америка,  Европа,  часть  Азии,  с  трепетом  и  восторгом  готовятся  к  этому  мероприятию?»,  то  ответы  однобоки:  1)  у  нас  только  арабы-христиане  празднуют  его  —  75  %  (понятен  негативный  конотат);  2)  когда-то  праздновали  в  узком  кругу  —  17  %;  3)  у  нас  теперь  свои  праздники  —  5  %;  празднуем  с  друзьями  и  родственниками,  даже  на  работе  отпускают  в  этот  день  —  3  %. 

Также  сложно  обстоят  дела  и  с  языком,  поскольку  в  стране  все  тесно  связано  с  идеологией,  политикой  и  социальными  вопросами.  Например,  в  Иерусалиме  даже  в  общественном  транспорте  все  надписи  на  иврите,  арабском  и  английском.  Однако  в  процессе  национального  строительства  иврит  провозглашен  единственным  легитимным  языком,  который  вытесняет  многоязычие. 

Проблема  изучения  языка  репатриантами  не  нова.  К  сожалению,  обучение  ивриту  на  иврите  (как  принято  в  Израиле)  не  приносит  результатов.  Поэтому  все  чаще  при  языковой  адаптации  «русских  мигрантов»  используется  метод  ассоциативной  связи  с  русским.  Для  каждого  ивритского  слова  находятся  в  русском  языке  созвучные  слова  или  словосочетания.  Из  них  составляется  «кодирующая  фраза»,  где  есть  ивритская,  созвучная  русскому.  Благодаря  этому  идет  запоминание.  Например,  земля  на  иврите  —  адама,  ассоциация:  Израиль  —  страна  Адама;  манижма  (как  дела)  —  ассоциация  –  манишка;  слиха  (извините)  —  слыхать  и  т.  д.  Лишь  28  %  русскоязычных  израильтян  бегло  читают  и  пишут  на  иврите.  Русскоязычные  СМИ  в  Израиле  используют  активно  язык  в  более  широком  смысле,  поскольку  предлагают  знакомые  коды  и  культурные  аллюзии,  отношение  и  связи,  разделяют  общие  с  большинством  читателей  моральные  и  нравственные  нормы.  Вопросам  адаптации  уделяется  внимание  в  армии,  религиозных  общинах,  где  многие  совершенствуют  иврит. 

Несмотря  на  большое  число  исследований,  еще  недостаточно  полно  изучена  адаптация  «русских»  евреев.  Израиль  —  страна  репатриантов,  и  в  течение  многих  лет  в  тамошнем  обществе  сложился  позитивный  идеологический  и  нормативный  консенсус  по  отношению  к  репатриации.  Поэтому,  говоря  об  ассимиляции,  необходимо  говорить  о  важности  вопроса  о  языке  (так  ориентировано  большинство  европейских  культур),  где  он  назван  не  только  средством  общения,  но  и  основой  культуры  и  традиций.  И  в  этой  связи  изучение  иврита  —  ключ  к  интеграции  в  новое  общество.  Следовательно,  вопросам  языковой  адаптации  российских  евреев,  или,  как  принято  сейчас  говорить,  новых  израильтян,  необходимо  уделять  пристальное  внимание,  и,  в  свою  очередь,  современной  лингвистике  еще  предстоит  обобщить  накопленный  опыт  и  открыть  своеобразие  распространения  иврита  на  территории  Сибири. 

 

Список  литературы:

1.Нирозняк  М.  Русский  язык  в  Израиле.  —  при  смерти  или  всё  ещё  жив?  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://nationals.elco.ru/diaspora-publication-russian_in_israel.html

2.Парижский  С.Г.  Рукописи  макам  на  иврите  в  российских  собраниях.  Обзор  источников  //  Известия  РГПУ  им.  А.И.  Герцена  2010  №  123  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://cyberleninka.ru/article/n/rukopisi-makam-na-ivrite-v-rossiyskih-sobraniyah-obzor-istochnikov  (дата  обращения:  13.12.2012).

3.Русская  улица  в  еврейской  стране:  исследование  фольклора  эмигрантов  1990-х  в  Израиле  /  Мария  [Николаевна]  Еленевская,  Лариса  [Львовна]  Фиалкова;  /  Отв.  ред.  В.А.  Тишков.  М.,  —  2005.  —  Ч.  2.  —  242  с.:  ил.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий