Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 30 сентября 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Романские языки

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Абкадырова И.Р. СПЕЦИФИКА МОДЕЛИРОВАНИЯ МЕКСИКАНСКОГО КОММУНИКАТИВНОГО СТИЛЯ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ДИСКУРСЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXVIII междунар. науч.-практ. конф. № 9(28). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

СПЕЦИФИКА  МОДЕЛИРОВАНИЯ  МЕКСИКАНСКОГО  КОММУНИКАТИВНОГО  СТИЛЯ  В  ХУДОЖЕСТВЕННОМ  ДИСКУРСЕ

Абкадырова  Ирина  Рустэмовна

аспирант,  преподаватель  кафедры  романно-германской  филологии  факультета  филологии  и  журналистики  Южного  Федерального  университета,  г.Ростов-на-Дону

E-mail:  irabkadyrova@sfedu.ru

 

CHARACTERISTICS  OF  THE  MEXICAN  COMMUNIICATIVE  STYLE  MODELLING  IN  THE  LITERARY  DISCOURSE

Irina  Abkadyrova

post-graduate,  professor  of  the  Romance  and  Germanic  department,  faculty  of  Philology  and  Journalism  of  the  Southern  Federal  University,  Rostov  on  Don

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  раскрывается  содержание  понятия  «псевдонационального  коммуникативного  стиля»,  под  которым  понимается  совокупность  оценочных  суждений  о  коммуникативном  поведении  представителей  чужой  лингвокультуры.  Основное  внимание  автор  уделяет  средствам  моделирования  мексиканского  коммуникативного  стиля  в  художественном  дискурсе.

ABSTRACT

The  article  deals  with  the  notion  of  the  pseudo  national  communicative  style  that  is  the  stereotypical  assumptions  representatives  of  a  culture  have  about  the  communicative  styles  of  the  other  cultural  groups.  The  special  attention  is  paid  to  the  means  of  mexican  communicative  style  modelling  in  the  literary  discourse.

 

Ключевые  слова:  псевдонациональный  коммуникативный  стиль;  мексиканский  коммуникативный  стиль;  моделирование;  художественный  дискурс;  культура.

Keywords:  pseudonational  communicative  style;  mexican  communicative  style;  modelling;  literary  discourse;  culture.

 

Процесс  коммуникации  в  рамках  каждой  лингвокультурной  общности  обладает  набором  специфических  черт.  По  этой  причине  учёные  пришли  в  выводу  о  наличии  у  той  или  иной  лингвокультной  общности  национального  коммуникативного  стиля,  под  которым  понимается  устойчивый  набор  опосредованных  культурой  коммуникативных  представлений,  правил  и  норм.  Национальный  коммуникативный  стиль  обуславливает  отбор  индивидом  определенных  языковых  средств,  организации  смысла  высказываний  и  его  коммуникативное  поведение  [1,  c.  182].

Поскольку  индивиды  неизбежно  рассматривают  особенности  коммуникации  других  этносов  через  призму  своей  родной  культуры,  то  распространенные  в  ней  стереотипы  влияют  и  искажают  их  восприятие.  Поэтому,  на  наш  взгляд,  правомерно  также  оперировать  понятием  псевдонациональный  коммуникативный  стиль,  под  которым  понимается  совокупность  оценочных  суждений  о  коммуникативном  поведении  представителей  чужой  лингвокультуры.  Описание  процедуры  моделирования  псевдонационального  коммуникативного  стиля,  выделение  его  характеристик  и  параметров  имеет  принципиальное  значение,  поскольку  оно  способствует  более  успешной  коммуникации  с  представителями  определенной  лингвокультуры. 

Испаноязычные  лингвокультуры  представляют  собой  богатое  поле  для  изучения  средств  моделирования  коммуникативного  стиля.  Испанский  язык  имеет  статус  государственного  в  Испании  и  18  странах  Латинской  Америки.  И  в  каждой  испаноязычной  стране  выработан  свой  уникальный  национальный  коммуникативный  стиль.

В  данной  статье  нами  рассмотрены  средства  моделирования  мексиканского  коммуникативного  стиля  на  материале  художественных  произведений,  —  романов  А.-П.  Реверте  “La  Reina  del  Sur”  [9],  Ф.  Вальехо  “Entre  Fantasmas”  [10],  Д.  Уинслоу  “The  power  of  the  dog”  [2]  —  написанных  авторами,  для  которым  мексиканская  культура  не  является  родной.  Для  создания  мексиканского  колорита  писатели  используют  различные  языковые  средства  моделирования:

1.  В  проанализированных  нами  произведениях  шире  всего  представлены  лингвистические  средства  моделирования  мексиканского  коммуникативного  стиля:  лексические  и  грамматические.

2.  Лексические  средства:  а).  Авторы  используют  в  речи  героев  ряд  лексических  единиц  испанского  языка  в  значениях,  которыми  они  обладают  только  в  Латинской  Америке  или  Мексике.  Например,  в  романе  «La  Reina  del  Sur»  А.-П.  Реверте:

El  día  que  suene  el  teléfono  y  eches  a  correr  estarás  sola,  prietita  [8,  c.  4].

Словарь  М.  Молинер  [4]  и  Словарь  испанского  языка  Испанской  Королевской  Академии  [5]  выделяют  у  лексемы  prieto  значение  «De  piel  oscura»  \  Dicho  de  una  persona:  De  piel  morena”  (темнокожийсмуглый):  если  первый  источник  отмечает,  что  этом  значении  лексема  употребляется  в  ряде  стран  Латинской  Америки,  то  второй  выделяет  в  качестве  ареала  распространения  именно  Мексику.  Отдельно  стоит  отметить,  что  данная  лексема  употреблена  с  диминутивным  суффиксом  -ita  (ito),  который  является  одним  из  маркеров  мексиканского  коммуникативного  стиля. 

Ф.  Вальехо  отмечает  особое  употребление  слова  panteón  в  мексиканском  варианте  испанского  языка:

...ni  tomemos  la  salida  equivocada  del  periferico,  viaducto,  eje  vial  o  anillo  circular,  camino  de  otro  cementerio.  O  “panteón”  como  los  llaman  aquí,  impropiamente  pues  en  el  panteón  se  entierran  los  dioses,  y  los  hombres  no  son  dioses  [9,  с.  79]/

Словарь  Ц.  Макасага  [10]  включает  данную  лексему  со  значением  «cementerio,  camposanto».  А  согласно  Словарю  испанского  языка  Испанской  Королевской  Академии  [6]  использование  лексемы  panteón  в  значении  «кладбище»  распространено  только  в  Андалусии  и  странах  Латинской  Америки.

Писатели  вводят  в  речь  своих  героев  мексиканизмы,  т.  е.  лексические  единицы,  распространенные  только  на  территории  Мексики.  Например:

Ésa  es  la  neta.  Y  de  los  guachos,  el  coronel  se  me  hace  mero  mero.  Buena  onda...  De  los  que  truenan  nomás  sus  chicharrones  [8,  с.  483].

Лексемы  neta,  guacho,  onda  П.  Герреро  Руис  включает  в  список  мексиканизмов  романа  “Reina  del  Sur”  [3].  Представляется  важным  отметить  высокую  концентрацию  данного  пласта  лексики  в  речи  героини-мексиканки,  что  иногда  вызывает  ощущение  его  нарочитости  и  неестественности.

В  силу  особенностей  развития  мексиканского  национального  варианта  испанского  языка,  в  нём  функционирует  ряд  лексических  единиц  и  выражений,  которые  считаются  архаичными  для  пиренейского  варианта.  В  проанализированных  произведениях  используется  целый  ряд  лексем  данной  группы.  Например,  лексемы  dizque,  dilatarse,  esculcar,  и  др.,  которые  по  указанию  Морено  де  Альбы  являются  архаизмами  [5,  с.  426]:

Y  el  celador,  de  desocupado  se  puso  a  esculcar  aquí  y  allá,  a  revisar,  y  les  encontró  los  dolaritos  guardados  en  el  techo  disimulados  en  un  paquetico  debajo  de  unas  tejas  [9,  с.  117].

Некоторые  из  вышеназванные  единиц  употребляются  довольно  частотно.  Так,  например,  наречие  dizque  встречается  в  романе  Ф.  Вальехо  «Entre  fantasmas»  22  раза.

3.  Испаноязычные  писатели  отмечают  характерные  грамматические  особенности  мексиканского  варианта  испанского  языка:

а.  Ф.  Вальехо  указывает  сразу  на  несколько  распространенных  отклонений  от  правил  классической  грамматики.  В  его  романе  «Entre  fantasmas»  президент  страны  Мексики  в  телевизионном  интервью,  посвященном  землетрясению,  говорит:

·     Hubieron  muchos  edificios  colapsados  —  dijo  el  Tartufo  —  y  muchos  muertos  [9,  с.  4].

Как  правило,  в  данном  типе  предложений  глагол  haber  употребляется  в  безличной  форме  hay,  однако  в  данном  предложении  глагол-сказуемое  haber  употреблен  как  личный,  лексема  edificios  —  в  качестве  подлежащего,  поэтому  для  согласования  с  ней  глагол  стоит  во  множественном  числе  (Hubieron).  Указанная  тенденция  получила  достаточно  широкое  распространение  в  Мексике,  что  подтверждается  данными  Diccionario  panhispánico  de  dudas  [7].  Главный  герой,  колумбиец  по  происхождению,  очень  резко  реагирует  на  подобную  языковую  тенденцию  и  характеризует  ее  как  «катастрофу  языка».

б.  В  том  же  романе  писатель  отмечает  чрезмерное  употребление  мексиканцами  притяжательных  форм  прилагательных.  Оно  кажется  ему  неестественным  для  испанского  языка,  скорее  похожим  на  английский  язык:

...el  estado    Presidente,  quien  lo  deposita  en  Suiza  y  Luxemburgo  en  lugar  seguro,  en  sus  cuentas  secretas  para  que  nadie  se  lo  vaya  a  robar  al  pueblo,  «su»  pueblo,  con  ese  «su»  tan  mexicano  que  parece  traducido  del  inglés:  «¿Le  duelen  al  niñito  «sus»  ojitos»?  ¿No  me  traeseñorita,  «mi»  café[9,  с.  72]

в).  Что  касается  конвенциональных  фраз  и  клише,  писатели  отмечают  несовпадение  общепринятых  норм  формальной  вежливости

Особенности  испанского  коммуникативного  стиля  приводит  главную  героиню-мексиканку  романа  А.-П.  Реверте  ”Reina  del  Sur”  к  мысли  о  том,  что  манеры  испанцев  не  столь  хороши,  как  у  латиноамериканцев,  хотя  на  самом  деле  причина  заключается  не  столько  в  манерах,  столько  в  установленных  лингвокультурных  нормах,  т.  к.  в  Мексике  вербальные  формы  выражения  вежливости  получили  широко  распространение):

Se  veía  de  buen  carácter;  y  aunque  no  tuviera  estudios,  el  acento  la  hacía  parecer  educada,  con  ese  vocabulario  abundante  que  tienen  los  hispanoamericanos,  tan  lleno  de  ustedes  y  de  por  favores,  que  los  hace  parecer  a  todos  académicos  de  la  lengua  [8,  с.  72].

Таким  образом,  для  А.-П.  Реверте  частотное  употребление  формы  por  favor,  регионализмы,  а  также  обращение  на  Usted  являются  маркерами  коммуникативного  стиля  латиноамериканцев.

в.   В  романе  “The  power  of  the  dog”  Д.  Уинслоу  использует  сам  испанский  язык  как  средство  создания  мексиканского  национального  колорита.  Произведение  написано  на  английском  языке,  однако  в  тексте  присутствуют  как  отдельные  слова,  так  фразы  и  даже  целые  предложения  на  испанском  языке,  которые,  как  правило,  принадлежат  героям-мексиканцам.  Проиллюстрируем  примером  из  романа:

His  brother  took  one  look  at  Art  and  said,  “Yanqui  narc.”  Then  he  looked  over  the  crowd,  straight  at  Art,  and  said,  “¡Vete  al  demonio,  picaflor!”

Basically,  “Get  the  hell  out  of  here,  faggot.”  [2,  с.  14]/

Примечателен  тот  факт,  что  не  все  испаноязычные  вставки  сопровождаются  переводом  на  английский  язык.  Дело  в  том,  что  лингвистическая  структура  данного  романа  (смешение  английского  и  испанского  языковых  кодов)  отражает  одно  из  следствий  процесса  глобализации:  в  настоящее  время  высокий  процент  американцев  в  той  или  иной  степени  знают  испанский  язык,  поэтому  в  состоянии  понять  испаноязычные  вставки  в  произведении,  приведенные  без  перевода.

Если  говорить  о  социокультурных  особенностях  мексиканского  коммуникативного  стиля,  то  писатели  отмечают  ассиметричность  отношений  вследствие  статусной  дистанции  коммуникантов.  Так,  например,  при  разговоре  главной  героини  романа  «Reina  del  Sur»  и  наркобаррона  Эпифанио  Варгаса,  она  неизменно  обращается  к  нему  на  Usted,  в  то  время  как  он  говорит  с  Терезой  на  tú.  Например:

—Tengo  que  irme  –  se  impacientaba  don  Epifanio.  —  Decídete.

—Ya  decidí.  Haré  lo  que  usted  mande.  [8,  с.  59]

Д.  Уинслоу  указывает  на  разницу  в  ключевых  ценностях  американского  и  мексиканского  общества,  отмечая,  что  представители  мексиканской  культуры  ориентируются  не  столько  на  законы,  сколько  на  личные  знакомства,  связи,  договоренности:

The  trouble  with  your  DEA  is  that  it  is,  forgive  me,  so  very  American.  Your  colleagues  do  not  understand  our  culture,  how  things  work,  how  things  have  to  work.”  [2,  с.  22]

И  дальше  следует  пояснение:

“In  America,  everything  is  about  systems,”  Barrera  said.  In  Mexicoeverything  is  about  personal  relationships.”  [2,  с.  22].

Что  касается  аксиологических  особенностей  мексиканского  коммуникативного  стиля,  то,  например,  колумбийский  писатель  Ф.  Вальехо  отмечает  тот  факт,  что  стремление  мексиканцев  сохранить  лицо  собеседника  приводит  к  употреблению  значительного  количества  смягчающих  выражений.  Он  называет  Мексику  страной  эвфемизмов.  Ср.:

Y  ya  está  viejita,  «grande»  como  dicen  en  este  país  de  eufemismos...  [9,  с.  3].

Писатель  указывает  на  употребление  стилистически  нейтральной  лексемы  “grande”  в  значении  “viejo”  (старый),  чтобы  не  создавать  у  собеседника  ощущение  коммуникативного  дискомфорта.  Для  дополнительного  смягчения  употреблен  диминутивный  суффикс  -ita  (itо).

Д.  Уинслоу  также  отмечает  эвфемистичность  мексиканского  коммуникативного  стиля.  Примечательно  то,  как  мексиканские  полицейские  сообщают  своим  американским  коллегам  об  очередном  провале  операции  по  поимке  наркоторговцев:

Who,  when  they  did,  looked  at  them  with  perfect  condescension  and  told  them,  “Señores,  this  is  Mexico.  These  things  take  time.”  [2,  с.  10]

В  данном  случае  за  фразой  “These  things  take  time  (Подобные  дела  требуют  времени)  стоит  глубокий  контекст,  а  именно  завуалированный  отказ  помогать  американцам  устанавливать  чужие  правила  на  мексиканкой  территории.  Напомним,  что  использование  непрямых  отказов  является  одной  из  характерных  черт  мексиканского  коммуникативного  стиля.

Наряду  с  указанными  характеристиками,  писатели  отмечают  высокую  роль  оппозиции  «свой-чужой»  в  мексиканском  обществе.  Например,  когда  в  романе  “The  power  of  the  dog”  наркоторговцы  узнают  о  мексиканском  происхождении  одного  из  американских  полицейских,  а  также  о  том,  что  он  подобно  им  занимался  боксом,  они  сразу  переходят  в  общении  с  английского  языка  на  испанский:

“You  know  San  Diego?”  he  asked.

“I  lived  on  Thirtieth  Street.”

“But  you  stayed  out  of  the  gangs?”

“I  boxed.”

Barrera  nodded,  and  then  started  speaking  in  Spanish  [2,  с.  22].

Происхождение  и  занятие  боксом  дали  им  возможность  расценить  главного  героя  как  «своего»,  даже  несмотря  на  то,  что  он  полицейский.

Среди  психологических  характеристик  мексиканского  коммуникативного  стиля  писатели  подчеркивают  эмоциональную  сдержанность  мексиканцев.  Так,  например,  А.-П.  Реверте  неоднократно  обращает  внимание  читателей  на  отсутствие  внешнего  выражения  эмоций  у  героев-мексиканцев:

Lo  dijo  sin  entonaciones,  inexpresivo  el  rostro  aindiado  y  norteño  [8,  с.  481].  Teresa  miró  sus  ojos  oscuros  e  impasibles.  Ojos  duros  de  indio  norteño  [8,  с.  57]. 

В  романе  Д.  Уинслоу  “The  power  of  the  dog”  глава  наркокартеля  узнает,  что  его  любовница  пытается  отравить  его  и,  даже  не  повышая  голоса,  заставляет  её  съесть  отравленный  хлеб.

  Таким  образом,  среди  основных  особенностей  моделирования  мексиканского  коммуникативного  стиля  в  художественных  произведениях  писателей,  для  которых  мексиканская  лингвокультура  не  является  родной,  можно  выделить  особенности  сюжета  (описание  традиций,  обычаев,  деталей  была),  лингвистические  средства  (лексические  средства:  мексиканизмы,  архаичные  лексемы  и  выражения;  грамматические  средства:  расширение  сферы  употребления  притяжательных  местоимений),  социокультурные  средства  (ассиметричность  отношений,  ключевые  ценности  мексиканского  общества),  аксиологические  средства  (эвфемистичность,  значимость  оппозиции  «свой-чужой»),  психологические  средства  (эмоциональная  сдержанность).  Следует  отметить,  что  нами  не  затронут  паралингвистический  компонент  мексиканского  коммуникативного  стиля,  так  как  данный  аспект  не  входит  в  рамки  нашего  исследования.

У  представителей  испанской,  колумбийской  и  американской  лингвокультур  прослеживаются  определенные  отличия  в  отборе  языковых  средств  при  моделировании  мексиканского  коммуникативного  стиля.  Отчасти  отмеченная  разница  при  выборе  средств  объясняется  влиянием  стереотипных  представлений  авторов,  присущих  их  родной  культуре,  идиолектом  самого  писателя  и  тематикой  произведений. 

 

Список  литературы:

1.Куликова  Л.В.  Коммуникативный  стиль  в  межкультурном  общении:  монография  М.:  Флинта:  Наука,  2009.  —  288  с.

2.Don  W.  The  Power  of  the  Dog  Alfred  A.  Knopf,  2005.  —  539  р. 

3.Guerrero  Ruiz  P.  Glosario  de  Mexicanismos  [Электронный  ресурс].  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.icorso.com/reinasur16.html  (дата  обращения  21.07.2013).

4.Moliner  M.  Diccionario  de  uso  de  español.  -  Madrid:  Gredos,  1986.  Tomo  I  —  1446  p.  —  Tomo  II  —  1585  p.

5.Moreno  de  Alba,  José  G.  La  Lengua  Española  en  México  -  México  :  FCE,  2003

6.Real  Academia  Española.  Diccionario  de  la  lengua  española.  Madrid:  Espasa-Calpe,  1992  (21a  ed.).  —  1515  p.

7.Real  Academia  Española.  Diccionario  panhispánico  de  dudas  -  Bogotá  [CO]  :  Grupo  Santillana  de  ediciones  S.a.,  2005  —  833  р. 

8.Reverte  A.-P.  La  Reina  del  Sur:  Punto  De  Lectura,  2007.  —  552  p.

9.Vallejo  F.  Entre  fantasmas.  Bogota:  Aguilar  Colombia,  2005.  —  264  p.

10.Vocabulario  esencial  mexicano:  lexico  de  las  cosas  de  Mexico  /  César  Macazaga  Ordoño.  México:  Informática  Cosmos,  1999.  —  389  p.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий