Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXVII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 02 сентября 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Русская литература

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Сытина Ю.Н. ТВОРЧЕСТВО М.Ю. ЛЕРМОНТОВА В КРИТИКЕ С.А. БУРАЧЕКА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXVII междунар. науч.-практ. конф. № 8(27). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ТВОРЧЕСТВО  М.Ю.  ЛЕРМОНТОВА  В  КРИТИКЕ  С.А.  БУРАЧЕКА

Сытина  Юлия  Николаевна

младший  научный  сотрудник,  Московский  государственный  областной  университет,  г.  Москва

E-mail: 

 

M.Y.  LERMONTOV’S  WORK  IN  THE  S.A.  BURATHECK’S  CRITICISM

Sytina  Yulia

junior  researchers,  Moscow  State  Regional  University,  Moscow

 

Статья  подготовлена  при  финансовой  поддержке  Российского  гуманитарного  научного  фонда,  Проект  №  12-34-10216  «М.Ю.  Лермонтов.  Энциклопедический  словарь».

 

АННОТАЦИЯ

В  1840  году  в  журнале  «Маяк»  были  опубликованы  две  статьи  С.А.  Бурачека  о  творчестве  М.Ю.  Лермонтова  —  одна  о  «Герое  нашего  времени»,  а  другая  о  лирике.  Отношение  критика  к  художнику  было  неоднозначным.  Бурачек  отдавал  должное  таланту  Лермонтова  как  поэта  и  прозаика.  Однако  критик  не  чувствовал  авторской  иронии  и  приписывал  все  суждения  героев  их  создателю,  что  нередко  приводило  Бурачека  к  искаженному  пониманию  идейного  содержания  произведений  Лермонтова.

ABSTRACT

In  1840  there  appeared  two  S.A.  Buratheck’s  papers  about  M.Y.  Lermontov’s  work  in  the  “Lighthouse”  magazine  —  one  is  about  “The  Hero  of  our  times”  and  other  is  about  lyric  poetry.  The  critic’s  relation  to  artist  was  not  unambiguous.  Buratheck  was  giving  to  Lermontov’s  talent  as  poet  and  prose  writer  its  due.  But  critic  did  not  felt  the  author’s  irony  and  attributed  all  views  of  heroes  to  their  creator  that  is  often  brought  on  distorted  interpretation  of  ideological  content  of  Lermontov’s  works.

 

Ключевые  слова:  М.Ю.  Лермонтов;  критика;  эстетика;  религия;  консерватизм. 

Keywords:  M.Y.  Lermontov;  criticism;  aesthetic;  religion;  conservatism.

 

Степан  Анисимович  (Онисимович)  Бурачек  (1800—1876),  литературный  критик,  писатель,  богослов,  корабельный  инженер,  математик  (ученик  М.В.  Остроградского),  человек  глубоких  и  разносторонних  познаний.  В  1840  г.  совместно  с  цензором  и  переводчиком  П.А.  Корсаковым  он  основал  журнал  «Маяк  современного  просвещения  и  образованности.  Труды  ученых  и  литераторов  русских  и  иностранных»,  переименованный  в  1842  году  в  «Маяк,  журнал  современного  просвещения,  искусства  и  образованности  в  духе  народности  русской».  В  этом  издании  появлялись  произведения  А.С.  Хомякова,  Ф.Н.  Глинки,  Н.А.  Полевого,  Т.Г.  Шевченко  и  других.  Журнал  придерживался  консервативной  линии,  художественные  произведения  оценивались  в  нём  строго  через  призму  христианских  догматов.  У  этого  печатного  органа  были  горячие  сторонники  среди  писателей  того  времени:  «Наконец,  благодаря  Богу,  явилось  у  нас  издание  книги,  в  которой  говорят  прямо,  что  без  религии  не  может  быть  и  хорошей  литературы»,  —  писал  Н.М.  Загоскин  в  опубликованном  в  «Маяке»  письме  к  Корсакову  [4,  с.  102].

Бурачек  придерживался  консервативных  и  глубоко  религиозных  воззрений.  Прямолинейность  и  догматичность  нередко  приводили  его  к  искаженному  пониманию  современной  литературы,  однако  критику  нельзя  отказать  в  последовательности  и  искренности  суждений.  Бурачек  написал  две  статьи  о  творчестве  Лермонтова  —  одну  о  «Герое  нашего  времени»,  а  другую  о  его  лирике.  Статьи  эти  сильно  отличаются  по  тону  изложения  и  обращения  критика  к  художнику.  И  если  в  советское  время,  говоря  о  Бурачеке,  в  основном  цитировали  его  первую,  резко  отрицательную  по  своей  оценке  статью  [7],  то  современные  сторонники  Бурачека  [6],  напротив,  делают  акцент  на  второй  работе  критика,  написанной  в  более  дружеском  тоне. 

На  роман  Лермонтова  Бурачек  откликнулся  обширной  статьей  «”Герой  нашего  времени”  М.  Лермонтова»  с  подзаголовком  «разговор  в  гостиной»  [3,  c.  210].  Статья  носила  открыто  полемический  характер,  содержала  нередко  искаженный,  пародийный  пересказ  романа.  Бурачек  вкладывал  в  слово  «герой»  буквальный  смысл  и  судил  о  Лермонтове  как  о  человеке,  для  которого  Печорин  действительно  являлся  образцом  для  подражания.  Все  сентенции  и  софизмы  Печорина  Бурачек  однозначно  приписывал  автору,  полностью  соотнося  героя  с  его  создателем.  По-видимому,  именно  о  Бурачеке  Лермонтов  написал  в  предисловии  ко  второму  изданию  романа:  «Иные  ужасно  обиделись,  и  не  шутя,  что  им  ставят  в  пример  такого  безнравственного  человека,  как  Герой  Нашего  Времени»  [2,  c.  202]. 

Признавая,  что  «внешнее  построение  романа  хорошо,  слог  хорош»  [3,  c.  210],  Бурачек  решительно  отказывал  Лермонтову  в  психологизме  и  какой  бы  то  ни  было  глубине  осмысления  действительности:  «Оболочка  светского  человека  схвачена  довольно  хорошо,  черты  духа  и  сердца  человеческого  обезображены  до  нелепости.  Весь  роман  —  эпиграмма,  составленная  из  беспрерывных  софизмов,  так  что  философии,  религиозности,  русской  народности  и  следов  нет»  [3,  c.  210—211].  Герои  романа  (все,  кроме  Максима  Максимыча,  казались  ему  глубоко  отрицательными)  представлялись  Бурачеку  настолько  безжизненными  и  эгоистичными,  настолько  лишенными  духовного  начала  и  погрязшими  в  одном  «душевном»  [3,  c.  218],  что  это  «психологически  невозможно»  [3,  c.  217].  Критик  не  призывал  «убаюкивать  читателя  одними  добродетельными»  [3,  c.  212]  картинами,  однако  считал,  что  роман  Лермонтова  служит  не  порицанию,  но  эстетизации  и  оправданию  зла  и  что  автор  «клеветал  на  целое  поколение  людей,  выдавая  чудовище,  а  не  человека,  представителем  этого  поколения»  (курсив  —  С.О.  Бурачека)  [3,  c.  213].  Обвиняя  Лермонтова  в  культивировании  своего  Я  и  пропаганде  печеринского  отношения  к  жизни,  Бурачек  большую  часть  вины  накладывал  не  столько  на  самого  Лермонтова,  сколько  на  «болезнь  современного  искусства»  —  «романтизм»  [3,  c.  210].  Рассматривая  «Героя  нашего  времени»  как  образец  новейшей  безнравственной  литературы,  критик  противопоставлял  ему  роман  А.П.  Башуцкого  «Мещанин»,  в  котором  «удачно  соблюдены  все  условия  истинного  романа»  [3,  c.  219],  показана  «игра  и  борьба  его  [человека  —  Ю.С.]  духовной  стороны  с  душевною»  [3,  c.  218].

Свою  «теорию  прекрасного»  Бурачек  развивал  в  другой  статье,  посвященной  творчеству  Лермонтова,  —  «О  стихотворениях  М.Ю.  Лермонтова».  Эта  статья  была  написана  в  совершенно  ином,  дружеском  тоне  и  имела  говорящий  подзаголовок:  «письмо  к  автору»  [5,  c.  149].  В  ней  Бурачек  пытался  убедить  Лермонтова  в  губительности  суждений  и  эстетических  воззрений  современных  литераторов  (прежде  всего,  критиков  «Отечественных  записок»  и  «Северной  пчелы»).

Бурачек  назвал  Лермонтова  первым  поэтом  среди  «нынешних»  и  дал  высокую  оценку  его  лирике:  «Стих  славный,  стальной:  он  гнется,  и  упруг,  и  звучит,  и  блестит  отражением  мысли»  [5,  c.  152].  Бурачек  один  из  немногих  критиков  того  времени,  писавших  о  самобытности  стихотворений  Л.  и  не  обвинявших  его  в  эпигонстве,  «протеизме»  (С.П.  Шевырев  в  «Москвитянине»),  в  искусственности  и  натянутости  слога  (Е.Ф.  Розен  в  «Сыне  Отечества»).

Однако  Бурачек  был  «сосредоточен  на  духовно-нравственной  проблематике»  [1,  с.  14],  и  чем  более  совершенной  казалась  ему  форма  стихотворений  Лермонтова,  тем  преступнее  в  глазах  критика  выглядело  недостойное  их  содержание,  продиктованное,  по  его  мнению,  пагубным  влиянием  романтизма,  с  характерным  для  этого  направления  засильем  «безумного,  пустого»  «Я»  [5,  c.  150],  земного  и  эгоистичного,  исполненного  бунта  и  своеволья.  Отражение  этого  «Я»  критик  видел  в  стихотворениях  Лермонтова  «Дума»,  «И  скучно,  и  грустно…»,  «Русалка»  и  др.  Резко  отрицательно  отозвался  Бурачек  о  «Мцыри»  и  «Песне  про  царя  Ивана  Васильевича...».  Критик  упрекал  поэта  в  искаженном  понимании  свободы  как  диктатуры  своего  Я,  а  не  христианского  смирения  и  «полной  зависимости  от  воли  Божией»  [5,  c.  164]. 

Совсем  иначе  оценивал  Бурачек  духовную  лирику  Лермонтова.  Обе  «Молитвы»,  «Когда  волнуется  желтеющая  нива...»,  «Ветка  Палестины»  казались  критику  вершинами  отечественной  поэзии.  «Скажите  же,  кто  вам  мешает  <…>  всегда  видеть  в  небесах  Бога  —  и  мирить  своих  собратий  с  Богом,  с  жизнию,  с  людьми?»  [5,  c.  164],  —  вопрошал  Лермонтова  критик  «Маяка».  Бурачек  искренне  хотел  быть  наставником  поэта,  «передать»  ему  своё  «убеждение»  [5,  c.  158],  буквально  заклиная  того  прислушаться  к  своим  сужденьям:  «Только  Бога  ради!  Понимайте  меня  так,  как  я  говорю,  не  придавайте,  как  делают  другие,  моим  словам  того  значения,  которого  в  них  нет  и  быть  не  может.  <…>  надеюсь,  вы  вполне  если  не  согласитесь  со  мной,  то  отдадите  справедливость  чистоте  моих  побуждений,  то  есть  что  я  хотел  только  передать  вам  моё  убеждение,  а  не  чернить  и  оскорблять  вас»  [5,  c.  158].

Отношение  критика  к  художнику  было  неоднозначным.  Бурачек  отдавал  должное  таланту  Лермонтова  как  поэта  и  прозаика.  Однако  не  чувствуя  авторской  иронии  и  приписывая  все  суждения  героев  их  создателю,  идейное  содержание  произведений  Лермонтова  Бурачек  считал  глубоко  ложным,  ведущим  к  эстетизации  и  пропаганде  зла  и  пороков,  а  не  искоренению  их.  Вместе  с  тем,  суждения  Бурачека  не  носили  огульный  характер,  критик  был  искренен  в  своих  убеждениях,  твердо  отстаивал  их  и  старался  привлечь  Лермонтова  на  свою  сторону.

 

Список  литературы:

1.Киселёва  И.А.  Творчество  М.Ю.  Лермонтова  как  религиозно-философская  система:  монография.  М.:  МГОУ,  2011.  —  314  с.

2.Лермонтов  М.Ю.  Соч.:  В  6-ти  т.  Т.  4.  М.-Л.:  Изд-во  АН  СССР,  1957  —  900  с.

3.Маяк  современного  просвещения  и  образованности.  СПб.,  1840.  Ч.  4. 

4.Маяк  современного  просвещения  и  образованности.  СПб.,  1840.  Ч.  7.

5.Маяк  современного  просвещения  и  образованности.  СПб.,  1840.  Ч.  12.

6.Мехтиев  В.Г.  Журнал  «Маяк»:  Духовная  полемика  с  эстетическими  идеями  журналистики  и  романтизмом  М.Ю.  Лермонтова.  Хабаровск:  Изд-во  ХГПУ,  2004.  —  208  с.

7.Найдич  Э.Э.  «Герой  нашего  времени»  в  русской  критике  //  Лермонтов  М.Ю.  «Герой  нашего  времени».  М.:  Изд-во  АН  СССР,  1962.  —  С.  163—171.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий