Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 08 июля 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Литература народов стран зарубежья

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Фетисова Е.С. МИФОПОЭТИЧЕСКОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ ОБРАЗА ЖЕНЩИНЫ-ФАУСТА В ВИРТУАЛЬНОМ РОМАНЕ Г. ТАРАСЮК «ГАСПИД И МАРГАРИТА» // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

МИФОПОЭТИЧЕСКОЕ  СВОЕОБРАЗИЕ  ИЗОБРАЖЕНИЯ  ОБРАЗА  ЖЕНЩИНЫ-ФАУСТА  В  ВИРТУАЛЬНОМ  РОМАНЕ  Г.  ТАРАСЮК  «ГАСПИД  И  МАРГАРИТА»

Фетисова  Елена  Сергеевна

ассистент  кафедры  общеобразовательных  и  фундаментальных  дисциплин  Восточно-украинского  национального  университета  имени  Владимира  Даля,  г.  Луганск

E-mail: 

 

THE  MYTHOPOETIC  SINGULARITY  OF  THE  WOMAN-FAUST’S  IMAGE  DESCRIPTION  IN  VIRTUAL  NOVEL  “HASPID  AND  MARGARET”  BY  G.  TARASUK

Fetisova  Elena

assistant  of  the  Department  of  general  and  fundamental  disciplines  of  the  Volodymyr  Dahl  East  Ukrainian  National  University,  Lugansk

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  «Мифопоэтическое  своеобразие  изображения  образа  женщины-Фауста  в  виртуальном  романе  Г.  Тарасюк  «Гаспид  и  Маргарита»»  рассматривается  мифопоэтический  контекст  сюжета  продажи  женщиной  души  Дьяволу.  Применяя  описательный,  интертекстуальный  и  компаративный  методы,  а  так  же  достижения  мифокритики,  было  выяснено,  что  в  романе  происходит  переосмысление  фольклорного  образа  ведьмы,  который  эволюционирует  в  интеллектуальный  и  волевой  образ  женщины-Фауста.  Моральные  проблемы,  затронутые  в  романе,  делают  его  актуальным,  а  последующее  изучение  данной  темы  —  перспективным. 

ABSTRACT

In  the  article  “The  mythopoetic  singularity  of  the  woman-Faust’s  image  description  in  virtual  novel  “Haspid  and  Margaret”  by  G.  Tarasuk”  considers  the  mythopoetic  context  of  the  plot  soul’s  selling  to  the  devil  by  woman.  Applying  descriptive,  intertextual  and  comparative  methods,  as  well  as  achieving  of  mythocritique,  it  was  found  that  the  novel  is  rethinking  the  folkloric  character  of  the  witch,  which  is  evolving  into  an  intelligent  and  strong-willed  character  of  female  Faust.  The  moral  challenge  raised  in  the  novel,  make  it  relevant,  and  the  subsequent  study  of  the  topic  make  it  promising.

 

Ключевые  слова:  мифопоэтика;  архетипный  образ;  народная  демонология;  ведьма. 

Keywords:  mythopoetics;  archetypical  image;  folk  demonology;  witch.

 

Мотив  искушения  человека  Дьяволом  относится  к  одним  из  самых  древних  в  европейской  культуре.  Однако  постепенно  библейский  сюжет  эволюционировал  в  историю  о  мыслящем  и  творческом  Фаусте,  который  не  просто  нарушает  запреты,  а  жаждет  знания.  Модернистские  тенденции  в  литературе  продолжили  эволюцию  этого  образа,  сделав  участником  сделки  с  Дьяволом  женщину.  Украинская  литература  тоже  не  осталась  в  стороне  от  этого  процесса,  пополнив  список  «женской»  прозы  романами  с  чертами  мифологизма  и  фантастики. 

Сюжетная  канва,  в  которой  есть  элемент  сделки  с  Дьяволом,  присутствует  в  литературе  вот  уже  четыре  столетия.  Мотив  продажи  души  есть  в  поэзии  Дж.  Г.  Байрона,  И.В.  Гёте,  И.  Бродского,  прозаических  произведениях  В.  Ирвинга,  И.  Тургенева,  О.  Уайльда,  М.  Булгакова,  К.  Манна,  Т.  Манна  и  многих  других.  В  украинской  постмодернистской  литературе  эту  идею  воплотила  Г.  Тарасюк  в  виртуальном  романе  «Гаспид  и  Маргарита».  Творчество  этой  писательницы  уже  неоднократно  становилось  объектом  литературоведческих  студий,  однако  наиболее  полно  и  обосновано  оно  было  осмыслено  в  работах  А.  Галича,  Н.  Зборовской,  Т.  Качак,  Ю.  Ковбасенко,  Е.  Кононенко,  Л.  Мирошниченко  В.  Соболь,  Д.  Тищук  и  других.  Внимание  исследователей  было  обращено  на  жанрово-стилистические,  образные,  интертекстуальные,  нарративные  аспекты  романистики  Г.  Тарасюк.  Нашу  задачу  мы  видим  в  рассмотрении  мифопоэтического  контекста  её  романа  «Гаспид  и  Маргарита»,  чтобы  на  его  примере  изучить  литературный  образ  женщины,  продающей  душу  Дьяволу. 

В  европейской  мифологии  сюжет  сделки  с  нечистой  силой  связан  с  архетипным  образом  мага  или  ведьмы,  который  в  литературном  тексте  приобретает  характерные  индивидуальные  черты.  Так,  в  романе  «Гаспид  и  Маргарита»,  договориться  с  дьяволом  пытается  ведьма,  изображённая  в  лучших  традициях  украинского  фольклора. 

Согласно  славянской  традиции,  кроме  ведьм,  наделенных  природным  даром,  есть  те,  которые  получили  свои  способности  в  результате  сделки  с  нечистью.  И  те,  и  другие  наделены  способностью  к  превращению,  исцелению,  ночным  полётам,  воздействию  на  силы  природы  (вызывать  засуху,  дождь,  град,  ураган  и  прочее).  Как  пишет  П.В.  Иванов,  «ученые  ведьмы  зловреднее  природных;  на  их-то  счёт  и  должно  быть  отнесено  большинство  сказаний  о  разного  рода  кознях  и  напастях»  [2,  c.  432].  Процесс  обретения  ведьмой  сверхъестественных  способностей  у  фольклористов  описан  по-разному:  начиная  от  дружбы  с  чертом  и  заканчивая  проведением  сложных  ритуалов,  в  которых  присутствует  десакрализация  христианских  святынь  (закапывание  иконы  или  чтение  «Отче  наш»  наоборот).  Однако,  «образование»  ведьмы  заканчивается  полётом  на  Лысую  гору,  которую  ведьмы  посещают  по  праздникам. 

Народная  демонология  неоднозначно  обрисовывают  способность  ведьм  совершать  добрые  дела.  Как  правило,  ведьм  боялись  и  обвиняли  в  опасных  преступлениях,  но,  в  то  же  время,  к  ним  обращались  за  помощью  и  получали  её.  Таким  образом,  «широкий  размах  народной  фантазии  захватил  в  представлении  о  природных  и  ученых  ведьмах  и  ведьмачах  оба  великие  начала  жизни:  начало  добра  и  начало  зла  в  их  вечно  длящейся  борьбе,  и  олицетворяет  идеи  дуализма»  [2,  c.  432].

В  литературе  ведьмы,  как  правило,  сохраняют  черты  дуализма  и  хтонического  хаоса,  хотя  их  поступки  оправданы  соответствующими  мотивами.  Характерной  особенностью  современной  «женской»  прозы  является  интеллектуализация  главной  героини.  Её  желание  обрести  потустороннюю  силу  продиктовано  не  беспорядочной  жаждой  разрушения,  а  осмысленными  серьёзными  мотивами,  которые,  хоть  и  не  всегда  являются  высокоморальными,  но  демонстрируют  силу  характера  и  интеллект  героини.  Это,  вместе  с  наличием  сделки  с  нечистой  силой,  позволяет  нам  назвать  такую  героиню  женщиной-Фаустом. 

Мы  считаем,  что  обязательной  особенностью  такого  образа  являются  факт  заключения  женщиной  договора  с  Дьяволом;  попытка  познания  мира  отличным  от  общепринятого  способом;  наличие  внутренней  борьбы  добра  и  зла  в  душе  персонажа.  Всё  это  в  сочетании  с  фантастическим  сюжетом,  разворачивающемся  в  реальном  или  инфернальном  пространстве,  будет  характеризовать  женскую  версию  Фауста.

Так,  Маргаритка  из  романа  Г.  Тарасюк  уже  в  раннем  возрасте  понимает,  что  «люди  —  слабкі,  тупі  і  беззахисні.  Вони,  як  малі  діти,  бояться  всього…  А  найбільше  вони  бояться  тих,  від  кого  нібито  залежить  їхня  доля»  [5,  c.  19].  Целью  её  сделки  с  Дьяволом  становится  приобретение  власти,  желание  «панувати  до  смерті»  [5,  c.  18].  Под  руководством  бабы  Арехты  она  осваивает  технологии  приготовления  зелий,  учит  молитвы  и  заговоры,  а  потом  создаёт  личного  Гаспида,  черта,  который  впоследствии  станет  её  помощником,  советником  и  любовником.  Мотив  сотрудничества  черта  и  ведьмы  твёрдо  укоренился  в  человеческом  сознании,  хотя  плотская  связь  между  этими  сущностями  чаще  отрицается.  Некоторые  легенды  свидетельствуют,  что  «ведьма,  отрекшись  от  Бога  и  продав  свою  душу  дьяволу…,  живёт  без  души.  Свою  христианскую  душу  она  до  смерти  прячет  или  под  тем  корытом,  в  котором  даётся  корм  свиньям,  или  под  дубовой  колодой,  на  которой  рубят  дрова,  живёт  же  нечистым  духом,  который  входит  в  неё  взамен  души  и  сообщает  ей  способность  к  превращениям»  [2,  c.  485].  Несмотря  на  это,  Маргарита  и  Гаспид  становятся  любовниками:  «А  з  тобою  справжнім,  мармизо  чортова,  таки  насолодше…»  [5,  c.  105].  Именно  в  его  объятиях  ведьма  старается  найти  утешение,  когда  Князь  Тьмы  угрожает  ей  наказанием.

Однако  верный  помощник  Гаспид  иногда  становится  мучителем  для  Маргариты,  напоминая  ей  о  содеянных  преступлениях  (доведение  до  самоубийства  подруги,  разворовывание  фондов,  незаконная  свалка  радиоактивных  отходов  и  т.  д.).  В  ответ  на  упрёки  ведьма  называет  его  «гаспидська  почвара»,  «клятий  вилупку»,  «бісова  личина»,  «виродок»,  «бридкий  недоносок»,  «дідчий  син»  и  уже  сожалеет  о  его  создании. 

Дуализм  и  раздвоенность  души  Маргариты  Г.  Тарасюк  демонстрирует,  давая  своей  героине  второе  имя.  Свою  внучку,  названную  при  рождении  Людмилой,  баба  Арехта  переименовывает  в  Маргариту,  считая  сочетание  слов  «людям  милая»  неподходящим:  «Що  за  м’я  таке  —  Людмила?  На  сім  світі  сам  собі  не  милий,  не  те  що  людям…  Проте…  звися  собі  як  хочеш,  а  для  баби  будеш  Маргариткою»  [5,  c.  18].  Однако,  окончательное  превращение  Люды  в  Маргариту  произойдёт  после  того,  как  героиня  создаст  своего  Гаспида. 

Благодаря  личному  черту  Маргарита  сумела  добиться  высокого  социального  положения,  стать  главой  фонда  «Народная  идея»,  найти  состоятельного  мужа,  который  со  временем  (и  не  без  помощи  сатанинских  сил)  стал  народным  депутатом.  На  протяжении  всего  романа  Маргарита  и  Гаспид  полемизируют  на  темы  национального  возрождения,  украинской  независимости,  продажности  власти,  обогащения  нечестным  путём,  предательства  и  расплаты  за  свои  грехи.  Таким  образом,  героиня  Г.  Тарасюк  предстаёт  перед  читателем  как  интеллектуальная  личность,  которая  в  то  же  время  лишена  всяческих  моральных  принципов  и  готова  пойти  на  любые  преступления  ради  власти. 

Маргарита  в  произведении  Г.  Тарасюк  не  выглядит  как  однозначно  отрицательный  персонаж.  Можно  сказать,  что  её  душа  становится  полем  битвы  добра  со  злом,  но  касается  это  не  факта  принятия  ведьмовской  силы  (Маргарита  всегда  считала  иррациональный  способ  познания  мира  единственным  приемлемым),  а  оценки  поступков,  которые  она  должна  совершить.  Вред,  который  в  результате  наносят  принятые  решения  Маргариты,  приобретает  национальные  масштабы.  Это  пугает  героиню  и  вызывает  её  сожаление.  «Але  вже  надто  спокусливою  була  солідна  сума!»  [5,  c.  55],  —  оправдывает  себя  Маргарита.  Осознавая  последствия  своих  действий  пытаясь  спасти  свою  дочь,  ведьма  восклицает:  «Поможи  моїй  дитині  покинути  цю  державу,  вона  хвора!»  [5,  c.  67],  характеризуя  тем  самым  не  только  своё  дитя,  но  и  Украину. 

Согласно  народным  верованиям,  ведьма  обречена  на  мучительную  смерть,  если  не  передаст  свой  дар.  В.  Скуративский  пишет:  «Помирають  вони  [ведьмы]  в  тяжких  муках:  від  задухи  ревуть  бичим  голосом,  висолоплюють  язика,  блюють  кров’ю,  а  очі  набігають,  як  яйця.  Таке  може  тривати  декілька  тижнів,  доки  не  зірвати  в  хаті  стелю  чи  вирити  кулика  на  даху»  [4,  c.  170].  Подобным  образом  умирает  баба  Арехта,  ведьма,  воспитавшая  и  обучившая  Маргаритку  колдовскому  ремеслу.  «Вона  лежала  на  широкому  дерев’яному  тапчані,  застеленому  прив'ялим  зіллям  і  старим,  облізлим  ліжником.  Лежала  чорна  та  темна,  бо  вже  котрий  день  не  могла  переставитись  за  невидиму  грань  між  тим  і  цим  світом.  Лежала  баба  одинока  і  всіма  покинута.  Сусіди  боялися  приступитися,  бо  вже  котрий  день  круг  бабиної  хати  коїлось  щось  незбагненне  —  то  в  комині  крізь  ніч  вило,  то  гупотіло  невидимим  кінським  табуном…»  [5,  c.  75].  Только  Маргаритка  смогла  войти  в  дом  и  получить  от  умирающей  ведьмы  последние  наставления  вместе  со  всей  силой.  Именно  там  героиня  слышит  напугавшее  её  пророчество:  она  будет  обязана  отдать  в  ведьмы  свою  дочь.  Это  означает,  что  платой  за  могущество  и  покровительство  тёмных  сил  станет  её  собственный  ребёнок:  «Така  доля  жінок  нашого  роду»  [5,  c.  20]. 

Это  негласное  правило  ведьм  из  рода  Маргариты  на  мифологическом  уровне  роднит  роман  Тарасюк  с  немецкой  сказкой  о  Румпельштильцхене.  По  сюжету,  дочь  мельника  под  страхом  смерти  заставляют  наткать  из  соломы  золота.  Выполнить  это  задание  ей  помогает  карлик  Румпельштильцхен,  однако  впоследствии  женщина  обязана  отдать  ему  своего  первенца.  Похожие  мотивы  с  участием  злого  волшебного  существа  есть  в  исландской  сказке  «Гилирутт»,  английской  сказке  «Том-Тит-Тот»  и  финской  народной  сказке  «Мне  везёт». 

В  записи  братьев  Гримм  девушке  удаётся  спасти  своё  дитя,  угадав  имя  волшебного  помощника,  однако  в  романе  Г.  Тарасюк  события  разворачиваются  по  другому  сценарию:  попытки  уберечь  дочь  от  судьбы  ведьмы  заканчиваются  крахом,  и  Маргарита  вынуждена  отдать  дочь  Дьяволу  взамен  своего  спасения.  Гаспид  утешает  Маргариту:  «А  те  що  дияволу  душу  безневинну  заклала,  так  же  ж  світ  цей,  і  той,  і  поза  той  —  торжище,  де  все  продається,  і  все  купується»  [5,  c.  99],  и  она  признаёт  его  правоту.  Таким  образом,  в  романе  «Гаспид  и  Маргарита»  национально  окрашенный  мифологический  образ  ведьмы  дополняется  сюжетной  канвой  из  европейской  сказочной  традиции. 

Кульминация  романа  —  шабаш  на  Лысой  Горе,  во  время  которого  Маргарита  стала  свидетельницей  посвящения  её  дочери  в  ведьмы,  −  является  отражением  её  собственного  посвящения  в  карпатских  горах:  «Все  було  як  і  колись:  у  високій  темній  траві  роїлись  світлячки  і  снували  голубувато-молочні  тіні.  Торкнувшись  землі,  Маргарита  теж  стала  тінню,  і,  як  сомнамбула,  пішла  туди,  де  в  мертвецько-синьому  сяєві  місяця  чекав  на  неї  Князь»  [5,  c.  101].  Мы  уже  говорили  о  том,  что  шабаш  на  Лысой  горе  становится  обязательным  локусом  в  жизни  ведьмы.  Интересно,  что  описание  полёта  героини  очень  похоже  на  сцену  полёта  другой  литературной  ведьмы  —  Маргариты  М.  Булгакова.  У  Г.  Тарасюк  читаем:  «Вони  летіли  все  далі  й  далі  на  захід.  Позаду  залишилось  неонове  сяєво  столиці,  внизу  проминали  дрібні  розсипи  нічних  вогнів  Фастова,  Вінниці,  Жмеринки,  Хмельницького…  Осяяні  місячною  повнею  поля,  ліси  та  переліски,  кучеряві  села,  рухливі  стрічки  залізниць  та  автошляхів,  тьмяні  свічада  ставків,  лискучі  змійки  річок…»  [5,  c.  94].  Сравним  с  булгаковским:  «Маргарита  летела  над  самыми  туманами  росистого  луга,  потом  над  прудом.  Под  Маргаритой  хором  пели  лягушки,  а  где-то  вдали,  почему-то  очень  волнуя  сердце,  шумел  поезд.  Маргарита  вскоре  увидела  его.  Он  полз  медленно,  как  гусеница,  сыпя  в  воздух  искры.  Обогнав  его,  Маргарита  прошла  еще  над  одним  водным  зеркалом,  в  котором  проплыла  под  ногами  вторая  луна,  еще  более  снизилась  и  пошла,  чуть-чуть  не  задевая  ногами  верхушки  огромных  сосен»  [1,  c.  511].  По  одной  из  версий,  шабаш,  на  который  прилетает  Маргарита,  происходит  на  левом  берегу  Днепра,  где  героиня  проходит  своеобразный  обряд  «раскрещения».

Отметим,  что  параллель  между  двумя  романами  является  очевидной:  похожи  их  названия  («Гаспид  и  Маргарита»  и  «Мастер  и  Маргарита»),  имена  героинь  (Маргаритка  и  Маргарита),  в  жизни  обеих  женщин  есть  свой  Мастер  и  присутствует  мотив  сделки  с  Дьяволом.  Здесь  стоит  упомянуть  ещё  одну  героиню  —  Маргариту  И.  Гёте,  возлюбленную  Фауста.  Но  если  в  поэме  немецкого  классика  Гретхен  является  символом  чистоты,  то  у  Г.  Тарасюк  Маргаритка  является  её  антиподом,  обретая  при  этом  черты,  свойственные  Фаусту.  Как  отмечает  Л.  Мирошниченко,  «У  романі  Г.  Тарасюк  «Гаспид  і  Маргарита»,  як  і  у  творі  М.  Булгакова  «Майстер  і  Маргарита»,  простежується  своєрідне  поєднання  реального  та  інфернального  простору,  яке  побудоване  на  «очудненні»  персонажа  загалом  або  будь-якої  його  риси,  причому  «дивним»  є  не  тільки  предмет  зображення,  але  і  власне  спосіб  зображення.  «Дивні»  герої  обох  романів  сприймаються  не  тільки  у  зв’язку  зі  своїм  часом.  Завдяки  гротеску  вони  стали  типовими,  узагальненими  образами,  котрі  не  втратили  своєї  актуальності  й  сьогодні»  [3,  c.  209].

Присутствие  в  романе  Г.  Тарасюк  персонажа,  названного  Мастер,  придаёт  произведению  ощущение  контраста.  Мастером  в  романе  «Гаспид  и  Маргарита»  назван  официальный  литератор,  воспевающий  социализм  и  достижения  трудового  народа.  Но  если  булгаковская  Маргарита  спасает  Мастера,  становится  его  музой,  а  со  временем  —  хранительницей  его  покоя,  то  Маргаритка,  хоть  и  вдохновляет  своего  Мастера,  в  первую  очередь  преследует  корыстные  мотивы:  получить  творческое  заступничество  и  привилегии,  а  так  же  следить  за  Мастером,  выполняя  секретные  распоряжения  правительственной  организации.  Такое  поведение,  как  отмечает  Л.  Мирошниченко,  роднит  Маргаритку  с  булгаковской  Низой,  «що  виконувала  завдання  римської  таємної  служби»  [3,  c.  206].

В  романе  Г.  Тарасюк  «Гаспид  и  Маргарита»  происходит  переосмысление  фольклорного  образа  ведьмы,  который  эволюционирует  в  интеллектуальный  и  волевой  образ  женщины-Фауста.  Стремясь  к  иррациональному  познанию  мира  и  обретению  власти,  главная  героиня  заключает  сделку  с  Дьяволом,  однако,  в  отличие  от  своей  булгаковской  тёзки,  Маргаритка  Г.  Тарасюк  не  сохраняет  ни  моральной  чистоты,  ни  способности  любить  даже  самых  близких  людей.  Неспособность  противостоять  злу  и  предательству  делает  образ  героини  романа  типичным,  а  исследование  данной  темы  —  перспективным. 

 

Список  литературы:

  1. Булгаков  М.А.  Мастер  и  Маргарита.  —  К.:  Молодь,  1989.  —  670  с. 
  2. Иванов  П.В.  Народные  рассказы  о  ведьмах  и  упырях  //  Українцi:  народнi  вiрування,  повір’я,  демонологiя.  —  К.:  Либiдь,  1991.  —  С.  430—497. 
  3. Мірошниченко  Л.В.  Своєрідність  поєднання  реального  та  інфернального  простору  в  романах  Г.  Тарасюк  «Гаспид  і  Маргарита»  і  М.  Булгакова  «Майстер  і  Маргарита»  //  Вісник  ЛНУ  імені  Тараса  Шевченка.  —  2011.  —  №  24  (235).  —  С.  161—165.
  4. Скуратівський  В.  Русалії.  —  К.:  Довіра,  1996.  —  734  с.
  5. Тарасюк  Г.Т.  Гаспид  і  Маргарита  //  Жіночі  романи.  —  Бовари:  Відродження,  2006,  —  288  с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий