Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 08 июля 2013 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Музыкальное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Старко В.Г. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ФАГОТОВОЙ ШКОЛЫ В УКРАИНЕ И ЕЁ ВЗАИМОСВЯЗЬ С РУССКОЙ ФАГОТОВОЙ ШКОЛОЙ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ИСТОРИЯ  ВОЗНИКНОВЕНИЯ  ФАГОТОВОЙ  ШКОЛЫ  В  УКРАИНЕ  И  ЕЁ  ВЗАИМОСВЯЗЬ  С  РУССКОЙ  ФАГОТОВОЙ  ШКОЛОЙ

Старко  Владимир  Григорьевич

старший  преподаватель  кафедры  духовых  и  ударных  инструментов  Львовской  национальной  музыкальной  академии  им.  Н.В.  Лысенког.  Львов,  Украина

E-mail: 

 

GENESIS  OF  THE  BASSOON  SCHOOL  IN  UKRAINE  AND  ITS  INTERCONNECTION  WITH  RUSSIAN  BASSOON  SCHOOL

Starko  Vladimir

Head  teacher  of  The  Winds  and  the  Percussions  Department  of  Lviv  National  Musical  AcademyLvivUkraine

 

АННОТАЦИЯ

Эта  статья  посвящается  истории  развития  фаготовой  школы  в  Украине  от  истоков  и  до  начала  ХХ  в.  Также  прослеживается  неразрывная  связь  с  истоками  фаготовой  школы  в  России,  общие  пути  их  становления.

ABSTRACT

This  article  is  devoted  to  the  history  of  bassoon  school  development  in  Ukraine  from  the  very  start  to  the  beginning  of  20th  century.  Thereisalsoobservedan  inextricable  connection  with  the  beginnings  of  a  bassoon  school  in  Russia  and  their  common  ways  of  development. 

 

Ключевые  слова:  фагот,  музыкальные  цеха,  национальная  профессиональная  школа,  оркестровая  музыка,  профессиональная  музыкальная  культура,  фаготисты-педагоги,  исполнительское  искусство.

Keywordsbassoon;  music  workshop;  national  vocational  school;  orchestral  music;  vocational  music  culture;  bassoon  teacher;  performing  art.

 

Упоминания  о  фаготе,  сконструированным  путём  усовершенствования  басовых  поммеров  и  бомбард  в  первой  половине  ХVI  в.,  в  Украине  имеют  относительно  «молодой»  возраст.  В  сравнении  с  другими  деревянными  духовыми,  в  частности  с  флейтой,  древний  образец  которой  обнаружен  при  археологических  раскопках  в  бассейне  реки  Днестр  в  селе  Молодове  Черновицкой  области  (возраст  приблизительно  18  тысяч  лет),  и  гобоем,  изображение  которого  находим  на  фреске  северной  башни  Софиевского  собора  в  Киеве  (XI  в.),  первые  сведения  о  фаготе  принадлежат  к  первой  половине  XVI  в.

Основные  формы  музыкальной  жизни,  деятельность  духовых  ансамблей  и  оркестров  этого  периода  регулировались  корпоративными  организациями  музыкантов-профессионалов  —  музыкальными  цехами.  Их  широкое  распространение  по  всей  Украине  свидетельствовало  о  значительном  спросе  на  духовую  музыку.  Музыкальные  цеха  формировались  в  городах  с  Магдебургским  правом  и  получили  распространение  в  Украине,  начиная  с  западных  земель:  в  1578  г.  —  в  Каменец-Подольске,  в  1580  г.  —  во  Львове,  в  1677  г.  —  в  Киеве,  и  только  во  второй  половине  XVIII  в.  на  Черниговщине  (1770)  и  Харьковщине  (1780).  Особенный  интерес  представляет  устав  Львовского  музыкального  цеха[1],  в  который  в  1634  г.  внесен  пункт  о  функционировании  двух  коллективов  Инструментальной  музыки  —  «сербской  капеллы»  и  «итальянской  капеллы».  Если  «сербская  капелла»  была  предназначена  для  обслуживания  свадеб  и  светских  развлечений  как  ансамбль  народной  музыки  (цимбалы,  скрипки,  дудки),  то  «итальянская  капелла»,  очевидно,  объединяла  профессионалов-специалистов.  Исходя  из  названия  «капеллы»,  В.О.  Богданов  высказывает  предположение,  что  «состав  капеллы  «итальянской  музыки»  был  принципиально  близок  к  составу  венецианских  коллективов,  а  потому  обязательно  включал  и  фаготы  наряду  с  флейтами,  шалмеями,  бомбардами,  корнетами,  трубами  и  тромбонами»  [1,  с.  85]. 

Среди  инструментария  казацких  военных  оркестров  XVII—XVIII  вв.  (трубы,  горны,  валторны,  гобои,  литавры  и  бубны)  фаготы  не  встречаются.  Из  ревизионной  книги  1723  г.  можно  узнать,  что  «музыка  войсковая»  Стародубского  полка  казацкого  состояла  из  семи  человек:  четырёх  «тренбачей»,  одного  «довбыша»  и  двух  «пищалок»  [6,  с.  9].  После  ликвидации  Запорожской  Сечи  (1775  г.)  музыканты  были  вынуждены  служить  в  вооружённых  корпусах  Левобережья,  а  на  Правобережье  -  в  польских  капеллах.  Это  привело  к  изменению  форм  духового  исполнительства,  обогащению  состава  инструментов  фаготами  и  значительному  обновлению  репертуара.  Оркестр  принимал  участие  в  театральных  спектаклях  и  концертах.  Состав  военных  духовых  оркестров  систематически  пополнялся  студентами  университетов.

XVIII—XIX  столетия  –  время  формирования  национальной  профессиональной  школы  во  всех  областях  культурной  деятельности,  которое  нашло  отображение  и  в  области  фаготового  исполнительского  искусства.  Начиная  с  40-х  гг.  XVIII  в.,  концертная  духовая  музыка  сосредотачивается  в  дворянских  поместьях,  о  чём  свидетельствуют  воспоминания  и  мемуары,  музыкально-исторические  документы,  эпистолярные  труды,  описания  вечеров  и  дивертисментов,  а  также  сборники  нот,  каталоги  общеупотребляемых  культурных  традиций.  Появляются  оркестровые  переложения  популярных  танцев  и  песен,  а  также  самостоятельные  инструментальные  произведения.  О  духовых  оркестрах  влиятельных  магнатов  «Будлянского,  П.  Румянцева-Задунайского  в  Вишеньках  на  Черниговщине,  Г.  Потёмкина  на  юге  Украины,  Лопухина  в  Киеве,  П.  Галагана  из  Сокиринцев,  К.  Разумовского  в  Глухове,  А.  Иллинского  в  Романове  и  Станислава  Щенско-Потоцкого  с  Тульчина»  упоминает  в  диссертационном  исследовании  Ю.А.  Рудчук  [6,  с.  5].  Фагот  наряду  с  другими  деревянными  (флейта,  гобой,  кларнет)  и  медными  (труба,  валторна,  тромбон)  духовыми  использовался  «в  аристократических  кругах,  помещичьих  усадьбах,  городских  и  военных  оркестрах…  репертуар  оркестров  этого  периода  был  преимущественно  западноевропейским,  о  чём  свидетельствует  музыкальная  коллекция  Разумовских»  [6,  с.  1].

Распространение  капелл  и  крепостных  оркестров  при  дворянских  поместьях  ознаменовало  важный  этап  развития  духового  исполнительства  в  украинской  музыкальной  культуре  XVIII  —  первой  половине  ХІХ  вв. 

Время  подъёма  крепостных  оркестров  в  Украине  охватывает  три  фазы:

·     I  фаза  —  (до  1776  г.)  функционирование  оркестров  у  магнатов,  знати,  гетманов  Б.  Хмельницкого,  И.  Брюховецкого,  И.  Мазепы,  И.  Скоропадского,  Д.  Апостола,  К.  Разумовского,  Г.  Потёмкина  и  других.

·     II  фаза  —  (1796—1830  гг.)  период  максимального  расцвета  и  значительного  художественного  уровня,  когда  распространение  оркестров  и  капелл  достигло  своего  апогея,  даже  среди  помещиков  со  средним  достатком  Правобережной,  Левобережной  и  Слободской  Украины.  Оркестры  европейского  образца  возникли  у  А.  Ильинского,  О.  Будлянского,  М.  Комбурлея,  В.  Попова,  П.  Галагана.

·     III  фаза  —  (1830—1861  гг.)  период  спада  и  уменьшения  количества  оркестров,  обусловленный  общим  упадком  феодального  помещичьего  хозяйства.  Высокий  исполнительский  уровень  остаётся  неизменной  особенностью  оркестров  Г.  Тарновского  и  П.  Лопухина.

Распространение  фагота  относится  ко  второй  фазе  развития  оркестровой  музыки  в  усадьбах  помещиков  и  магнатов.  Инструмент  постоянно  принимает  участие  в  ансамблях  духовых  в  составе  2-х  флейт,  2-х  кларнетов,  2-х  фаготов  и  2-х  валторн,  иногда  в  двойном  совмещении.  В  таком  составе  духовых  звучали  многочисленные  переложения  популярной  оркестровой  музыки,  музыки  из  опер,  а  также  обработки  народных  танцев  и  песен.  Лишь  только  из  одних  духовых  и  ударных  инструментов  состояла  капелла  П.  Болюбаша  (одного  из  пращуров  Н.В.  Лисенко).

Кроме  наёмных  музыкантов-иностранцев  значительную  часть  оркестров  при  дворянских  поместьях  составляли  хорошо  образованные  крепостные  музыканты.  Некоторые  из  них  имели  возможность  учиться  за  границей.  Граф  А.  Ильинский,  «используя  своё  высокое  положение  в  Риме,  с  разрешения  наисвятейшего  отца  отправил  несколько  десятков  мальчиков  и  девочек  в  его  столицу  учиться  пению  и  музыке»  [1,  148].  Возвратившись  из  Италии,  они  способствовали  быстрому  распространению  итальянской  инструментальной  и  оперной  эстетики  в  украинской  культурной  среде.  В  репертуар  оркестра  А.  Ильинского  входили  высокохудожественные,  виртуозные  европейские  произведения,  которые  исполняли  первоклассные  исполнители-духовики  (среди  них  фаготист  Солецкий).  Об  уровне  оркестра  свидетельствует  упоминание  постановки  силами  крепостных  оперы  В.  Моцарта  «Дон  Жуан».  Данный  факт  даёт  основание  высоко  оценить  уровень  владения  духовыми  инструментами  и  относится,  в  частности,  к  партии  фаготов,  которые  колоритно  подчёркивают  образную  характеристику  героев.  В  репертуаре  оркестра  П.  Галагана  числились  увертюры  и  симфонии  Бетховена,  у  Г.  Тарновского  —  произведения  Дж.  Мейербера,  Дж.  Россини,  М.  Глинки,  у  Томары  —  опусы  В.  Моцарта,  Г.  Доницетти,  Л.  Галеви,  В.  Беллини.  Нотное  собрание  Разумовских  охватывало  299  симфоний  и  увертюр,  58  опер,  69  концертов,  более  300  камерно-инструментальных  произведений,  200  сонат  и  104  камерно-вокальных  сочинений.  Оно  по  сей  день  является  бесценным  историографическим  источником,  который  воспроизводит  достаточно  полную  картину  музыкальной  жизни  того  времени  и  репертуарного  спроса,  направленного  на  культурное  наследие  Западной  Европы. 

Фагот  вошел  в  украинское  музыкальное  искусство  вместе  с  формированием  профессиональной  музыкальной  культуры  и  занял  стабильное  место  в  капеллах  Украины  европейского  образца.  Интересным  в  данном  аспекте  является  путь  профессионального  исполнительского  становления  Киевской  магистратской  капеллы.  Если  история  капеллы  XVII  —  начала  XVIII  вв.  неизвестна,  то  с  1768  г.  есть  свидетельства  о  составе  капеллы,  который  состоял  только  из  духовых  инструментов  без  фаготов.  А  функциональное  предназначение  коллектива  ограничивалось  обеспечением  музыкой  праздников,  развлечений  и  церемоний.  С  1768  г.  при  капелле  функционировала  музыкальная  школа.

Более  подробные  ведомости  сохранились  со  времени  возобновления  капеллы  после  пожара  1814  г.  Это  контракты  музыкантов,  где  указывается,  что  трое  из  девяти  участников  капеллы  владели  фаготами,  а  также  другими  инструментами,  а  именно:  капельмейстер  Готлиб  Фихтнер  —  «играет  на  всех  инструментах  и  делает  аранжировки»,  Иван  Малиновский  —  «скрипка,  бас,  фагот»  и  Иван  Гаврилов  —  «кларнет,  фагот  и  бас»  [1,  с.  105].  В  обновлённом  составе  капеллы  (1817  г.)  на  фаготе  играли  Ян  Захаржевский  (а  также  на  скрипке,  виолончелию  и  валторне)  и  Григорий  Ольгуткин  (а  также  на  виолончели  и  контрабасе)  и  ученик  школы  —  Иван  Волосовский  (а  также  на  скрипке).  В  списке  инструментов  капеллы  за  1814  г.  числятся  2  фагота,  а  продолжительное  их  использование  свидетельствует  о  редком  употреблении.  В  это  время  инструмент  был  редким,  а  специальность  фаготиста  особенно  редким.  Фагот  для  исполнителей  выступал  дополнительным  инструментом,  которым  овладевали  после  основного,  преимущественно  струнного.  В  1820  г.  наряду  с  другими  инструментами  для  капеллы  была  приобретена  ещё  одна  пара  фаготов,  а  репертуарный  материал  свидетельствует  о  значительном  профессиональном  уровне.  Хотя  подавляющее  большинство  исполняемых  произведений  принадлежала  зарубежным  композиторам:  «увертюры  Дж.  Россини,  К.  Курпинского,  К.  Глюка,  В.  Моцарта,  М.  Мегуля,  Ф.  Буальдье,  Дж.  Винтера;  симфонии  П.  Враницкого,  И.  Плейеля,  Ф.  Паера,  и  только  увертюра  «Москаль-чародей»  украинского  композитора  Ф.  Лепехи»  [1,  с.  113].  Учёба  в  школе  при  капелле  имела  практический  характер,  однако  совмещала  овладение  инструментом  с  изучением  основ  элементарной  музыкальной  грамоты.

К  началу  ХІХ  в.  принадлежит  первое  воспоминание  об  организации  в  Киево-Могилянской  академии  «капеллы  инструментальной  музыки»,  которая  просуществовала  до  1817  г.  —  начала  реформ  и  изъятия  инструментальной  музыки  из  учебного  процесса  за  несоответствие  духу  и  морали  православной  церкви  и  академии.  Состав  оркестра  академии  по  аналогии  с  городской  магистратской  капеллой  включал  флейты,  гобои,  кларнеты,  фаготы,  валторны,  трубы,  литавры  и  струнные.  Академическая  капелла  принимала  участие  в  праздниках,  торжественных  ритуалах,  учёных  диспутах,  при  встречах  высокопоставленных  гостей,  по  замечанию  В.  Аскоченского,  была  наилучшей  во  всём  Киеве  [1,  с.  65].

Исполнительское  творчество  постепенно  покидает  границы  поместных  и  театральных  оркестров  и  перемещается  в  общественные  заведения,  парки,  усадьбы,  а  с  60-х  гг.  XVIII  в.  распространяется  традиция  ярмарочных  выступлений,  спустя  некоторое  время  —  гастрольная  практика,  которая  активизировала  обмен  опытом  музыкантов  и  дирижеров  в  области  исполнительского  мастерства.  Основной  репертуар  составляли  оперные  и  симфонические  партитуры,  увертюры,  сонаты,  концерты  и  разные  ансамбли  зарубежных  композиторов:  Дж.  Сарти,  Дженаро  Астарита,  Л.  Бетховена,  Й.  Гайдна,  В.  Моцарта,  Я.  Стамица,  К.  Вебера,  Й.Х.  Фишера.  Господствующим  в  развитии  духового  исполнительства  XVIII  в.  оставалось  коллективное  оркестровое  и  ансамблевое  музицирование.

Нормой  среди  профессиональных  музыкантов  осталась  универсальность,  разносторонность  в  практике  музицирования.  Часто  игрой  на  фаготе  овладевали  совместно  с  другим  основным  инструментом.  Есть  пример  скрипача  Ивана  Александровича  Лозинского,  который  мастерски  владел  не  только  скрипкой,  но  и  фаготом,  флейтой,  кларнетом,  а  также  маэстро  И.  Витовского,  который  знал  на  практике  и  преподавал  игру  на  всех  (!)  оркестровых  инструментах,  в  т.  ч.  фаготе  [5].  Ученик  Й.  Гайдна  —  творца  классического  типа  симфонического  оркестра  в  Европе  —  И.  Витовский  возглавил  музыкальные  классы  в  Харькове  в  1804  г.  Он  намеревался  создать  оркестр  европейского  образца.  Исследователь  Слободской  Украины  Д.  Багалий  приводит  перечень  приобретённых  музыкальных  инструментов  —  полный  состав  деревянной  духовой  группы,  в  т.  ч.  фаготы.  В  музыкальной  библиотеке  числились  произведения  А.  Гировеца,  И.  Плейеля,  Ф.-А.  Гофмейстера,  Л.  Бетховена;  оперные  увертюры  Л.  Керубини,  В.А.  Моцарта,  Дж.  Россини,  К.М.  Вебера  и  др.,  что  свидетельствует  о  высоком  уровне  техники  исполнительства  на  фаготе.

ХІХ  столетие  наряду  с  романтическими  веяниями  знаменовало  индивидуализацию  исполнительского  искусства.  Активизировался  этот  процесс  в  области  скрипичной  и  клавирной  музыки  (конец  XVIII  —  начало  XIX  вв.),  а  спустя  некоторое  время  распространился  на  духовые  инструменты.  История  доносит  до  нас  первые  имена  виртуозов-фаготистов  в  Украине:  искусного  мастера  Солецкого,  выходца  из  оркестра  сенатора  Ан.  Ильинского,  а  также  представителей  плеяды  киевских  солистов  —  С.  Дуды,  Шамрая,  Галлера,  Мейстера,  которые  своей  исполнительской  деятельностью  презентировали  этап  становления  фаготового  искусства  в  Украине.

Анализируя  ситуацию  перехода  от  коллективного  музицирования  к  сольному,  Ю.  Лошков  замечает:  «С  20-х  годов  XIX  века  прогрессивная  методика  музыкального  обучения  дает  поразительные  результаты:  пресса  засвидетельствовала  качественный  рост  уровня  индивидуального  исполнительского  мастерства,  что  привело  к  активному  задействованию  солистов  к  оформлению  торжеств»  [4,  с.  79].

Т.  Ярославенко  среди  свидетельств  влияния  западноевропейской  культуры  вспоминает  о  фабриках,  которые  производят  духовые  музыкальные  инструменты:  «Больше  всего  фабрик  музыкальных  инструментов  находится  в  Австрии,  Чехии  и  в  Германии,  в  Саксонии,  откуда  инструменты  расходятся  во  все  стороны  света»  [3,  с.  25].  В  обозрении  деревянных  духовых  инструментов  Ярославенко  обращает  внимание  на  флейты  и  кларнеты  как  мелодические  инструменты,  только  лишь  бегло  упоминая  гобои  и  фаготы.  Данный  факт  свидетельствует  о  вспомогательной  роли  фагота  на  время  написания  исследования  в  украинских  оркестрах  (львовского  региона).

Таким  образом,  предпосылки  для  создания  в  Украине  собственной  духовой  школы  на  основании  национальных  музыкальных  традиций  возникли  во  второй  половине  XIX  —  начале  ХХ  вв.

В  то  время,  когда  в  Западной  Европе  исполнительские  и  педагогические  школы  активно  формировались  к  началу  XIX  в.,  о  чём  свидетельствует  открытие  консерваторий  в  Париже  (1795  г.),  Праге  (1811  г.),  Варшаве  и  Вене  (1821  г.),  Лондоне  (1822  г.)  и  Лейпциге  (1843  г.),  подготовка  украинских  исполнителей,  в  частности  духовиков,  до  второй  половины  XIX  столетия  не  носила  профессионального,  систематического  характера.  Музыкальное  образование  осуществлялось  в  полковой  музыке,  роговых  и  крепостных  оркестрах  и  капеллах,  Киевской  магистратской  капелле,  в  музыкальных  классах  некоторых  коллегиумов,  Киевской  академии,  Харьковского  университета  и  других  учебных  заведений  в  контексте  системы  общего  образования.

Русское  музыкальное  общество  (РМО),  образованное  в  1859  г.  по  инициативе  А.  Рубинштейна  и  названное  в  1873  г.  императорским  (ИРМО),  имело  целью  музыкально-просветительскую  деятельность  и  открытие  множества  отделений  и  музыкальных  классов,  реорганизованных  позже  в  музыкальные  училища.  Именно  они  сыграли  ведущую  роль  в  становлении  основ  фаготового  исполнительства  в  Украине. 

В  классах  при  отделении  РМО  всё-таки  ещё  не  уделялось  надлежащее  внимание  духовому  искусству.  Одной  из  основных  причин  была  невозможность  приобретения  учениками  для  личного  пользования  слишком  дорогостоящих  инструментов.  Проблема  была  разрешена  в  классах  духовых  инструментов  организованных  при  ИРМО  музыкальных  училищ:  не  только  путём  обеспечения  учебного  процесса  нужным  инструментарием,  но  и  освобождения  учеников  от  оплаты[2].  Такие  классы  появляются  в  Киевском  училище  в  1870  г.,  в  Харьковском  —  в  1886  г.,  в  Одесском  —  в  1887  г.

Хотя  музыкальной  школе  при  Киевском  отделении  ИРМО  и  были  переданы  инструменты  упразднённой  Киевской  магистратской  капеллы,  однако  работа  наладилась  не  сразу.  В  1868  г.  школа  была  реорганизована  в  Киевское  музыкальное  училище,  которое  стало  первым  специальным  музыкальным  учебным  заведением  среднего  уровня  и  самым  старым  музыкальным  учреждением  не  только  в  Украине,  но  и  в  России.  С  1870  г.  был  открыт  класс  кларнета,  с  1872  г.  —  класс  флейты,  гобоя,  валторны,  тромбона  и  трубы.  Класс  фагота  открылся  только  лишь  в  1885  г.,  благодаря  личному  ходатайству  директора  училища  В.  Пухальского,  который  настоял  на  открытии  всех  классов  духовых  инструментов.

Первыми  педагогами-фаготистами  в  Киевском  музыкальном  училище  были  солисты  оркестра  Киевской  российской  оперы  Шамрай,  а  позже  —  Галлер.  С  1888  г.  в  училище  преподавал  легендарный  Сергей  Дуда,  который  оставил  заметный  след  в  истории  Киевской  фаготовой  школы  как  педагог-методист  и  композитор  —  автор  значительного  количества  произведений  для  фагота.  По  данным  1889—1890  учебного  г.,  в  классе  фагота  училось  всего  три  ученика.  В  программу  класса  фагота  входили  фантазии,  концертино  Якоби,  Ф.  Давида,  произведения  Р.  Коха,  Меркера,  Вайсенборна,  Й.  Кюфнера  и  С.  Дуды.  Важным  аспектом  учебной  работы  выступает  участие  фагота  в  камерном  ансамбле,  о  чём  свидетельствует  репертуар  ученических  вечеров,  которые  организовывались  в  училище  в  разные  г.  В  1897  г.  класс  С.  Дуды  окончил  Иван  Иосифович  Костлан  —  в  будущем  основатель  московской  фаготовой  школы.

Высшие  учебные  музыкальные  заведения  открывались  в  Украине  в  начале  ХХ  в.:  консерватории  в  Киеве  и  Одессе  в  1913  г.,  в  Глухове  Черниговской  губернии  (Сумская  область),  во  Львове  и  Донецке.  Первыми  преподавателями-фаготистами  консерваторий  были  С.  Дуда  и  Г.  Гауэр  Таким  образом,  процесс  развития  исполнительского  мастерства  игры  на  фаготе  в  Украине  вышел  на  новый  этап,  шагая  к  новым  горизонтам  профессионального  совершенства.

 

Список  литературы:

  1. Богданов  В.О.  Історія  духового  музичного  мистецтва  України  (від  витоків  до  початку  ХХ  ст.).:  Монографія.  —  Харків:  ФОП  Сілічев,  2007.  —  350  с.
  2. Богданов  О.В.  Деякі  загальні  міркування  про  роботу  класів  духових  інструментів  у  музичних  училищах  при  відділеннях  ІРМТ  Києва,  Харкова  та  Одеси  (1870—1917  рр.)  8/2006.
  3. Григор’єв  Г.М.  Характеристика  і  класифікація  духових  та  ударних  музичних  інструментів  та  правила  їх  використання:  Методичний  посібник  /  Г.М.  Григор’єв.  —  Київ,  2007.  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.culturalstudies.in.ua/PDF/grigoriev2/pdf
  4. Лошков  Ю.І.  Диригентське  оркестрове  виконавство  і  вітчизняне  аматорське  музикування  (початок  ХІХ  ст.)/Ю.І.  Лошков.  —  2006.  —  №  10.  —  С.  75—84,  —  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.nbuv.gov.ua/articles/2006/061jibxc.pdf
  5. Миклашевський  І.  Музична  і  театральна  культура  Харкова  XVIII—XIX  ст.  /  І.  Миклашевський.  —  К.:  Наукова  думка,  1967.  —  160  с.
  6. Рудчук  Ю.А.  Духова  музика  України  у  XVIII—XIX  століттях:  автореф.  дис.  канд.  мистецтвознав.:  17.00,01  /  Ю.А.  Рудчук;  Держ.  акад.  керів.  Кадрів  культури  і  мистец.  —  К.,  2001.  —  19  с. 

 

[1]  История  сохранила  всего  три  устава  музыкальных  цехов  –  Львовского  (1580),  Киевского  (1677)  и  Литковского  (1770).  «Все  уставы  имеют  много  общего,  что  приводит  к  мысли  об  общем  их  источнике»  [1,  с.  83].

[2]  Однако,  как  замечает  Богданов,  «материальные  трудности  были  в  некотором  роде  тяжёлой  хронической  болезнью,  которая  мучила  училища  долгие  годы  и  даже  десятилетия  (ощутимое  облегчение  в  этой  области  настало  только  в  начале  ХХ  века)  [2,  с.  11].

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий