Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXIX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 28 октября 2013 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Музыкальное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
МУЗЫКОЗНАНИЕ В КОНТЕКСТЕ ДРУГИХ НАУК: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ГОРИЗОНТЫ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXIX междунар. науч.-практ. конф. № 10(29). – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

МУЗЫКОЗНАНИЕ  В  КОНТЕКСТЕ  ДРУГИХ  НАУК:  МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ  ГОРИЗОНТЫ

Кривошей  Ирина  Михайловна

канд.  искусствоведения,  профессор  кафедры  камерно-концертмейстерского  искусства  Уфимской  государственной  академии  искусств  им.  Загира  Исмагилова,  г.  Уфа

E-mail: 

 

MUSICOLOGY  IN  THE  CONTEXT  OF  OTHER  SCIENCES:  INTERDISCIPLINARY  HORIZONS

Irina  Krivoshey

candidate  of  Arts,  Professor  of  the  Chair  of  Chamber  Ensemble  and  Accompaniment  Art  of  the  Ufa  State  Academy  of  Arts  named  after  Zagir  Ismagilov,  Ufa

 

АННОТАЦИЯ

Статья  посвящена  проблеме  взаимодействия  музыковедения  с  когнитивной  наукой.  Подчеркивается  перспективность  когнитивного  подхода  к  исследованию  вокального  произведения,  которое  состоит  из  двух  текстов  —  литературного  первоисточника  и  композиторского  текста.  Делается  вывод,  что  когнитивный  подход  позволяет  рассмотреть  русскую  вокальную  музыку  как  национальную  художественную  целостность.  Формой  ментального  обобщения  русского  романса  являются  концепты,  детерминированные  русской  культурой.

ABSTRACT

The  article  devoted  to  the  problem  interaction  of  musicology  with  the  cognitive  science.  Emphasizes  the  prospects  of  the  cognitive  approach  to  the  study  of  vocal  composition,  which  consists  of  two  texts  —  literary  source  and  composer  text.  It  is  concluded  that  the  cognitive  approach  allows  us  to  consider  the  Russian  vocal  music  as  a  national  artistic  integrity.  A  form  of  mental  generalization  Russian  Romances  are  concepts,  deterministic  Russian  culture.

 

Ключевые  слова:  музыкознание;  когнитивная  наука;  когнитивный  подход;  концепт.

Keywords:  musicology;  cognitive  science;  cognitive  approach;  concept.

 

Очевидные  тенденции  развития  современной  науки  свидетельствуют  о  широком  развертывании  исследований  на  стыке  интересов  различных  областей  знания  и  отображают  естественную  реакцию  ХХ  и  ХХI  веков  на  признание  ограниченности  имманентных  установок  при  решении  поставленных  задач,  связанных  с  «человеческим  фактором».  Поиск  комплементарных  методов  и  системных  подходов  направлял  научную  мысль  в  междисциплинарную  сферу,  которая  была  определена  термином  «когнитивные  науки  /  когнитивная  наука».  И  поскольку  когнитивная  наука  ставит  целью  объединение  различных  дисциплин  вокруг  многоаспектной  проблемы  «человек»,  то  суть  когнитивного  подхода  можно  определить  двумя  составляющими  —  междисциплинарность  и  антропоцентризм.  Иначе  говоря,  отличительной  чертой  и  основным  достоинством  когнитивного  подхода  является  обязательное  и  принципиальное  рассмотрение  изучаемой  проблемы  на  стыке  интересов  различных  областей  через  призму  индивидуального  творческого  потенциала. 

Идея  обращения  к  междисциплинарным  методам  никогда  не  была  нова  для  музыкознания:  плодотворное  решение  проблем,  связанных  с  музыкальным  текстом  во  всех  его  ипостасях,  в  музыкознании  всегда  было  связано  со  стремлением  освоить  новые  методологии  (Б.В.  Асафьев,  М.Г.  Арановский,  М.Ш.  Бонфельд,  В.В.  Медушевский,  Е.Н.  Назайкинский,  В.Н.  Холопова,  Л.Н.  Шаймухаметова  и  мн.  др.). 

Однако  нужно  признать,  что  до  сих  пор  междисциплинарность  в  музыковедении  в  большинстве  своем  носит  факультативный  характер,  несмотря  на  то,  что  существует  важный  фактор,  позволяющий  музыкознанию  занять  свое  «место  под  зонтиком»  (Е.  Кубрякова)  когнитивных  наук.  Он  предопределен  существованием  общих  для  музыковедения  и  других  областей  научного  знания  проблем,  решение  которых  требует  интеграции  творческого  опыта.  К  одной  из  таких  проблем  можно  отнести  возрождение  повышенного  интереса  к  национальной  идентичности  и,  как  следствие,  реконструкция  культурных  концептов  в  художественных  текстах.

В  основе  когнитивного  подхода  к  решению  этой  проблемы  лежит  система  знаний  о  «человеке  в  языке»  и  «языке  в  человеке».  Не  случайно,  отличительной  чертой  когнитивной  науки  является  понимание  исключительной  роли  лингвистики:  с  точки  зрения  современной  лингвистики  язык  является  хранилищем  национального  видения  мира,  то  есть,  язык  объективирует  формирующиеся  концепты,  совокупность  которых  составляет  ментальный  фонд  языка.  Таким  образом,  изучение  ментальности  народа  в  отрыве  от  языка  и  культурного  контекста  невозможно,  поскольку  это  взаимозависимые  явления.  За  основную  единицу  ментальности  в  отечественной  гуманитарии  был  принят  концепт  —  точка  пересечения  языка,  мышления  и  культуры  [2,  c.  24;  3,  c.  90;  4,  c.  34;  5,  c.  18;  6,  c.  41].  Не  случайно,  концепт  понимается  современными  учеными  как  «ментальный  генотип,  атом  генной  памяти»  (В.  Колесов),  «культурные  гены,  входящие  в  генотип  культуры»  (С.  Ляпин),  «ментальная  проекция  элементов  культуры»  (В.  Карасик,  Г.  Слышкин),  «единица  мышления,  отражающая  культуру  народа»  (З.  Попова,  И.  Стернин),  «культурный  слой,  посредничащий  между  человеком  и  культурой»  (Н.  Арутюнова),  «национальный  образ  (идея,  символ),  осложненный  признаками  индивидуального  представления»  (М.  Пименова).  Хотя  концепт  к  языку  не  привязан,  языковый  знак  служит  основой  «плана  содержания»  концепта  (Ю.  Степанов),  связывающей  воедино  все  остальные  составляющие  концепта.  Концепт  —  это  «пучок  представлений,  понятий,  знаний,  ассоциаций,  переживаний,  который  сопровождает  слово,  имеющее  свою  историю»  [6,  c.  40].  Заместительная  функция  концепта,  его  «ассоциативная  запредельность»  (С.  Аскольдов-Алексеев),  направленность  на  образы  и  органичный  союз  со  словом  сделали  концепт  «главным  объектом  гуманитарной  науки  в  целом»  [7,  c.  13].  Возможно  термин  «концепт»  оказался  удобным  для  многих  дисциплин  тем,  что,  «акцентируя  те  реалии,  к  которым  отсылает  слово,  он  позволяет  отвлечься  от  лексического  понятия»  [8,  c.  45].  Этим  же  концепт  оказывается  привлекательным  для  исследования  вокального  произведения,  состоящего  из  двух  текстов  —  словесного  и  музыкального.

Присутствие  в  вокальном  произведении  словесного  первоисточника  допускает  возможность  обращения  к  методам  исследования  русской  идентичности,  востребованным  в  современной  лингвистике,  методологическая  установка  которой  базируется  на  признании  когнитивной  мотивированности  языка.  Однако  отражение  когнитивной  структуры  в  языке  не  должно  вводить  в  заблуждение  по  поводу  его  безграничных  возможностей:  концепт  являет  собой  систему  самой  различной  (вербальной  и  невербальной)  взаимосвязанной  информации.  Но  в  этой  системе  именно  слово  позволяет  найти  «верную  тропу»  к  невербальным  уровням  концепта  или  выстроить  смыслы,  которые  не  могут  быть  построены  в  других  знаковых  системах.  То  есть,  выбирая  концепт  в  качестве  инструмента  для  исследования  ментального  фундамента  русского  романса,  мы  подчеркиваем,  что  речь  идет  о  музыкальной  интерпретации  словесного  текста.  Последнее  a  priori  подразумевает,  что  «следы»  концепта,  обнаруженные  в  словесном  тексте,  существуют  и  в  музыкальной  составляющей  русского  романса.  Подчеркнем,  ни  слово,  ни  музыка  не  являются  концептуальной  системой,  но  являются  средством  для  ее  построения,  и  «слоистое»  строение  концепта  содержит  ядерные  и  периферийные  признаки,  в  объективации  которых  не  суть  важно,  выражены  они  в  слове  или  в  музыке.  Поэтому  будет  верно  говорить  о  признаках  концепта,  «зафиксированных»  в  вербальных  и  музыкальных  составляющих  романса,  которые,  в  свою  очередь,  несут  разнообразную  внетекстовую  информацию.

Русский  романс  репрезентирует  огромное  количество  тем,  сюжетов,  мотивов,  образов.  Анализ  показал,  что  все  многообразие  романсов  структурируется  по  принципу  «доминанты»  (А.  Ухтомский)  ментальными  центрами  притяжения  философского,  исторического,  музыкального,  религиозного  дискурсов.  Ядром  этих  центров  являются  ключевые  идеи  об  определяющем  значении  русской  природы  в  формировании  ментальности  русского  человека,  о  самоидентификации  русского  человека  через  библейские  заповеди,  в  которых  идея  любви  обозначена  как  главное  предназначение  человека.

Структурирующие  русский  романс  идеи  получили  осуществление  в  именах  концептов  «Простор»,  «Диалог  с  Библией»,  «Человек  любящий»,  которые  не  только  организуют  построение  смысла  в  отдельных  романсах,  но  и  являются  условием  ментального  обобщения  русской  вокальной  музыки.

 

Список  литературы:

1.Аскольдов  С.А.  Концепт  и  слово  //  Русская  словесность.  От  теории  словесности  к  структуре  текста.  Антология.  /Под  ред.  проф.  В.П.  Нерознака.  М.:  Academia,  1997.  —  С.  267—279.

2.Колесов  В.В.  Русская  ментальность  в  языке  и  тексте.  СПб:  Петербургское  Востоковедение,  2006.  —  624  с. 

3.Кубрякова  Е.С.,  Демьянков  В.З.,  Панкрац  Ю.Г.,  Лузина  Л.Г.  Краткий  словарь  когнитивных  терминов  /Под  общей  редакцией  Е.С.  Кубряковой.  М.:  Филол.  ф-т  МГУ  им.  М.В.  Ломоносова,  1997.  —  245  с.

4.Попова  З.Д.,  Стернин  И.А.  Когнитивная  лингвистика.  М.:  ACT:  Восток-Запад,  2010.  —  314  с. 

5.Прохоров  Ю.Е.  В  поисках  концепта.  М.:  Флинта,  Наука,  2008.  —  170  с.

6.Степанов  Ю.С.  Константы.  Словарь  русской  культуры.  Опыт  исследования.  М.:  Языки  русской  культуры,  1997.  —  824  с.

7.Степанов  Ю.С.  Концепты.  Тонкая  пленка  цивилизации.  М.:  Языки  славянских  культур,  2007.  —  248  с.

8.Фрумкина  Р.М.  Психолингвистика.  М.:  Изд.  центр  «Academia»,  2001.  —  320  с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий