Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 13 мая 2013 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Театральное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Кунина Ю.Б. ФЕСТИВАЛЬ ПАНТОМИМЫ «МИМОЛЁТ»: ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ПРОВЕДЕНИЯ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XXIII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ФЕСТИВАЛЬ  ПАНТОМИМЫ  «МИМОЛЁТ»:  ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ  И  ЭКОНОМИЧЕСКИЕ  УСЛОВИЯ  ПРОВЕДЕНИЯ

Кунина  Юлия  Борисовна

выпускница  Санкт-Петербургской  государственной  академии  театрального  искусства,  координатор  Всероссийского  проекта  «Марсель  Марсо.  Поэт  тишины»,  г.  Санкт-Петербург

E-mailme4ta-teatr@mail.ru

 

В  1990-е  годы  эпицентр  бурного  развития  пантомимы  перемещается  из  европейской  части  страны  в  Сибирь,  где  в  это  время  работало  достаточно  много  любительских  театров-студий.  Именно  здесь  возникает  фестивальное  движение,  сплотившее  не  только  мимов  Сибири,  но  и  всей  России  —  фестиваль  «Мимолёт»,  имевший  большое  значение  для  развития  отечественной  пантомимы. 

Цель  статьи:  проанализировать  организационные  и  экономические  условия  проведения  фестиваля  «Мимолёт». 

Задачи:

·рассмотреть  основные  принципы  проведения  фестивалей;

·выявить  некоторые  актуальные  проблемы,  с  которыми  сталкивались  организаторы  при  устроительстве  фестиваля. 

Об  этом  фестивале,  имевшем  статус  сначала  Всероссийского,  затем  Международного  и  проводившегося  в  Иркутске  ежегодно  шесть  лет  подряд,  не  существует  специальной  литературы,  отсутствует  электронный  ресурс  —  сайт.  Поэтому  источниками  для  «реконструирования»  фестиваля  послужил  анализ  материалов  периодической  печати  и  интервью  с  его  руководителем. 

Обращение  к  данной  теме  является  актуальным.  Искусство,  которое  понятно  всем  без  исключения,  искусство,  к  которому  обращались  К.С.  Станиславский,  А.Я.  Таиров,  В.Э.  Мейерхольд,  искусство,  из  которого  вышли  А.  Елизаров,  А.  Жеромский,  А.  Чернова  и  Ю.  Медведев,  Н.  и  О.  Кирюшкины,  наконец  —  В.  Полунин,  нуждается  не  только  в  сохранении  как  часть  истории  отечественной  пантомимы,  но  и  в  дальнейшем  развитии.  Сегодня  пантомима  —  это  искусство,  которое  до  сих  пор,  к  сожалению,  остается  преимущественно  любительским,  поскольку  не  существует  в  вузах  профессиональной  подготовки  актеров-мимов,  искусство,  которое  не  имеет  государственной  поддержки  и  числится  как  подраздел  эстрадного  искусства. 

Со  дня  проведения  последнего  фестиваля  прошло  десять  лет.  За  это  время  произошли  изменения  в  экономической,  социальной  и  культурных  сферах,  а  проблемы  организации  фестивального  движения  театров  пантомимы  до  сих  пор  остаются  актуальными  и  не  решенными.  В  данной  статье  будут  показаны  условия  организации  фестивального  движения  в  период  с  1997  по  2002  гг. 

В  мае  1997  году  в  Иркутске  по  инициативе  Валерия  Вадимовича  Шевченко  состоялся  первый  фестиваль  театров  пантомимы  «Мимолёт»,  который  «стал  своего  рода  глотком  свежего  воздуха  для  театров,  постоянно  борющихся  с  проблемами  в  наши  дни,  когда  культуру  усиленно  пытаются  отбросить  на  обочину»  [1.  c.  1].  1997  год  памятен  достаточно  тяжелой  экономической  ситуацией.  Культура  борется  за  самосохранение,  поставленная  в  условия  самовыживания.  И  в  это  чрезвычайно  сложное  время  В.  Шевченко  решает  собрать  мим-театры.  «Организовывая  фестиваль,  мне  хотелось  представить  иркутской  публике  театры,  которые  могут  общаться  на  невербальном  уровне  и  показать,  какого  уровня  достигло  это  искусство  в  Сибири,  на  Дальнем  Востоке,  в  Европе»  [6.  c.  16]. 

Название  фестиваля  принадлежит  самому  В.  Шевченко:  «Жизнь  —  неуловимое  движение,  которое  оставляет  след  на  сетчатке  глаза.  Так  мимолетна  и  пантомима,  ее  невозможно  рассказать.  А  если  «мимолет»  прочитать  справа  налево,  то  получится  «теломим»  [6.  c.  16]. 

Именно  на  этом  первом  фестивале  были  заложены  организационные  принципы  его  проведения:  показ  спектаклей  (каждый  участник  не  только  показывал  свою  работу,  но  и  имел  возможность  посмотреть,  что  делают  другие  коллективы);  обсуждение  (обмен  мнениями  членов  жюри  и  участников  по  поводу  показов  и  профессиональный  разговор  о  вариантах  улучшения  того  или  иного  спектакля);  тренинги  (мастер-классы,  повышающие  квалификацию  актеров,  проводимые  известными  иностранными  мимами).  Структурное  триединство  давало  возможность  фестивалю  выполнить  сверхзадачу  —  стать  школой  повышения  квалификации  самодеятельных  коллективов. 

Этому  способствовал  состав  профессионального  жюри.  Кроме  председателя  —  И.  Рутберга,  президента  Российского  центра  пантомимы,  профессора,  заведующего  первой  в  мире  кафедрой  пантомимы  и  пластического  театра  в  Академии  переподготовки  работников  искусства,  культуры  и  туризма,  в  него  входили  генеральный  директор  фестиваля  «Мимолёт»  В.  Шевченко,  лауреат  и  член  жюри  в  номинации  пластического  тетра  премии  «Золотая  маска»  Г.  Абрамов,  театральные  критики  и  известные  мимы  зарубежных  стран:  Иоахим  Хайнс  (Германия),  Маурин  Флеминг  (США),  Лоран  Деколь,  Стефан  Ле  Форестье,  Катрин  Гаде  (Франция)  и  другие. 

Сразу  были  определены  девять  номинаций  фестиваля:  лучший  спектакль,  лучший  художник,  лучший  режиссер,  лучшая  женская  роль,  лучшая  мужская  роль,  лучший  эпизод,  лучшая  драматургия,  лучшее  музыкальное  оформление,  приз  зрительских  симпатий.  Применительно  к  искусству  пантомимы,  где  все  спектакли  авторские,  поставленные  с  учетом  возможностей  актеров-любителей  при  отсутствии  специальной  драматургии,  оценивание  любительских  коллективов  профессиональным  жюри  по  традиционным  номинациям  профессиональных  конкурсов  способствовало  повышению  уровня  фестиваля.

Фестиваль  «Мимолёт»  имел  большой  резонанс,  поэтому  количество  желающих  с  каждым  годом  возрастало.  Первыми  участниками  были  коллективы  из  Красноярска,  Байкальска,  Иркутска,  Улан-Удэ,  Владивостока,  Хабаровска,  то  есть  те  театры-студии,  кто  был  близок  к  Иркутску  по  географическому  положению  и  мог  оплатить  свой  проезд.  Затем  добавились  участники  из  Монголии,  Челябинска,  Москвы,  Бийска,  Саратова,  Тюмени,  Новосибирска,  Казахстана,  Эстонии,  Чехии.  К  третьему  фестивалю  изменился  его  статус,  он  стал  Международным  фестивалем  современной  пластики  и  пантомимы.  Тогда  в  Иркутск  приехали  120  человек  —  все,  кто  подавал  заявки.  Это  явилось  свидетельством  важности  и  необходимости  подобного  мероприятия,  потому  что  в  европейской  части  России  аналогичных  фестивалей  не  было.  Каждый  коллектив  рассматривал  выступление  здесь  как  возможность  собственной  реализации.  К  сожалению,  качественный  уровень  представленных  спектаклей  оказался  недостаточно  высоким.  «В  этом  году  увидели  очень  сырые  работы,  беспомощных  режиссеров  и  беспомощных  актеров»,  —  говорил  Валерий  Шевченко  в  одном  из  интервью  [4].  Поэтому  на  следующий  год  был  очень  строгий  отбор.  В  этот  раз  в  фестивале  участвовали  шесть  театров,  пять  из  которых  дали  на  сцене  Дворца  культуры  профсоюзов  шесть  конкурсных  и  два  внеконкурсных  спектакля.  Шестой  театр  из  Зюзина  Московской  области  выступал  с  двумя  спектаклями  в  камерном  зале  иркутского  театра  пантомимы.  Валерий  Шевченко,  создатель  и  организатор,  «Хозяин»,  как  его  любовно  называют,  отметил,  «что  в  этом  фестивале  участвуют  сильные  коллективы,  выдержавшие  очень  четкий  отбор.  Было  отказано  некоторым  столичным  и  питерским  театрам  и  группам»  [5.  c.  20]

В  каждый  фестиваль  организаторы  привносили  что-то  особенное.  Это  способствовало  его  развитию,  реализации  оригинальных  идей,  привлечению  новых  партнеров  и  спонсоров,  формированию  рекламного  образа.  Открытием  фестиваля,  начиная  со  второго,  стало  карнавальное  шествие,  затем  дневные  и  вечерние  перфомансы,  которые  проходили  на  нескольких  площадках.  В  1998  году  была  учреждена  совместно  с  редакцией  регионального  еженедельника  «Аргументы  и  Факты  в  Восточной  Сибири»  новая  номинация  «Энергия  добра».  Чтобы  победить  в  ней,  нужно  было  в  своем  выступлении  ярче  всего  отразить  такие  нравственные  ценности  как  доброта  и  человечность.  Были  проведены  благотворительные  «акты-антракты»  для  детей,  отдыхающих  в  загородных  лагерях.  Абсолютно  новым  в  2002  году  стало  проведение  конкурса  карнавальных  костюмов.  Необходимо  было  придумать  модель  костюма  и  воплотить  ее  в  жизнь.  Показ  осуществлялся  на  карнавальном  шествии  30  августа  2002  года,  на  гала-концерте  и  на  вечеринке  «Карнавал»  в  НК  «Мегаполис»,  где  и  были  подведены  итоги  и  награждены  победители  и  участники  конкурса. 

Помня  о  том,  что  «Мимолёт»  —  это  определенная  школа,  организаторы  предусмотрели  просмотр  видеоматериалов  и  обсуждение  лучших  спектаклей  мировых  театров  пантомимы.  На  последнем  фестивале  был  организован  обучающий  семинар  по  арт-менеджменту  для  руководителей  театров.  В  рамках  семинара  были  рассмотрены  следующие  вопросы:  укрепление  структуры  негосударственного  театра,  расширение  форм  и  моделей  сотрудничества  со  СМИ,  коммерческим  сектором,  государственными  структурами,  организация  гастрольных  программ,  создание  единой  информационной  и  организационной  сети  в  области  пластического  театра  в  России,  налаживание  контактов  с  зарубежными  коллегами. 

Не  все  нововведения  были  успешны.  Так  во  время  четвертого  фестиваля  решили  организовать  два  жюри:  профессиональное  и  зрительское  (на  основе  анкет).  Понять,  чем  руководствовалась  публика  при  выставлении  баллов,  оказалось  очень  сложно:  встречали  овациями  одних,  а  высокие  баллы  получали  другие.  Поэтому  от  этой  идеи  отказались. 

Все  годы  фестиваль  проводился  благодаря  спонсорам,  большинство  из  которых  давали  деньги  под  «честное  слово»  генерального  директора,  который  отдавал  потом  всю  сумму  в  течение  года.  Интервью  с  В.  Шевченко  свидетельствуют,  что  в  его  случае  спонсоры  ориентировались,  прежде  всего,  на  оригинальность  проекта,  его  репутацию  как  руководителя  и  свои  личные  симпатии.  Валерий  Вадимович  вспоминает:  «Я  взял  ручку  и  листок  бумаги,  разделил  его  на  две  половинки,  в  одной  —  расходы,  в  другой  —  доходы.  Первая  оказалась  огромной,  вторая  —  никакой.  Надо  было  просто  принять  волевое  решение  —  делать  это  или  не  делать.  Душевные  порывы  никак  не  согласовывались  с  математическими  выкладками.  И  все-таки  мы  решили  проводить  фестиваль.  Все  делалось  в  кредит:  афиши,  аренда,  оплата  всевозможных  услуг  —  свет,  звук,  питание,  проживание,  транспортные  расходы  и  т.  п.  В  течение  первых  трех  фестивалей  я  работал  «в  минус»:  занимал  вперед,  а  потом  в  течение  года  расплачивался»  [3.  c.  112].  Понятно,  что  при  таких  условиях  не  была  предусмотрена  заработная  плата  для  членов  жюри  и  организаторов  фестиваля,  которые  работали  за  «сохранение  пантомимы»,  минимальный  гонорар  получали  только  иностранные  гости. 

Изначально  было  принято  решение  отказаться  от  взносов  за  участие.  Организаторы  посчитали,  что  доход  от  них  будет  небольшой,  а  расход  для  коллективов  увеличится,  ведь  они  и  так  сами  оплачивали  дорогой  проезд.  Для  коллективов,  которые  пережили  дефолт  и  существовали  на  самоокупаемости,  статья  «проезд  участников»  всегда  оставалась  главной  расходной  частью.

Спустя  три  года  ситуация  изменилась.  Так  как  для  фестиваля  были  предусмотрены  определенные  скидки,  то  из  года  в  год  сумма  расходов  оставалась  прежней  или  изменялась  незначительно.  Фестиваль  стал  себя  окупать,  появилась  возможность  скромно  оплачивать  работу  жюри.  «К  чести  иркутского  бизнеса  надо  сказать,  что  тогда  его  представители  весьма  охотно  поддерживали  наш  фестиваль,  возможно  еще  и  потому,  что  он  приносил  в  город  атмосферу  праздника»  [3.  c.  112].  Пятый  и  шестой  фестивали  были  даже  с  доходом  и  многие  уже  считали  за  честь  приобщиться  к  знаковому  событию  города.  Значительно  расширился  круг  учредителей  (Управление  культуры  Иркутской  области  и  Комитет  по  делам  молодежи,  Управление  культуры  администрации  г.  Иркутска),  партнеров  и  спонсоров  (Институт  Открытое  Общество,  некоммерческое  партнерство  «АртДело»).  Список  информационных  спонсоров  свидетельствует  о  большом  интересе  СМИ  к  проведению  фестиваля.  Участники,  зрители  ждали  эту  фестивальную  неделю  и  старались  получить  от  нее  максимум,  потому  что  трудно  было  предугадать,  состоится  ли  следующий  фестиваль.  Шестой  фестиваль  стал  последним,  проводимым  в  Иркутске.  После  переезда  Валерия  Шевченко  в  Москву  никто  не  взял  на  себя  огромный  труд  по  организации  этого  праздника.  Возможно,  размах  фестиваля  требовал  вложения  более  значительных  средств,  а  ни  местные  власти,  ни  спонсоры  оказались  к  этому  не  готовы. 

«Мимолёт»  был  своеобразным  итогом  рубежа  веков.  Его  значение  для  развития  отечественной  пантомимы  трудно  переоценить.  Он  «радел  за  сохранение  этого  искусства  на  российской  почве  <…>,  по  крохам  собирая  и  пестуя  всех  пантомимистов,  сумевших  выжить»  [4.  c.  65]. 

 

Список  литературы:

  1. Б.  а.  Международный  фестиваль  пантомимы  «Мимолет-97»  сделал  удачный  старт.  Что  там  впереди?  //  Советская  молодежь.  —  1997.  —  29  мая.  —  №  64.  —  С.  1,  6.
  2. Кулавская  Н.  Экзерсисы  «Банальной  философии»  //  (б.  вых.  данных).  —  1999.  —  5  июня.
  3. Маркова  Е.  А  все-таки  она  существует…  Диалог  /Е.В.  Маркова,  В.В.  Шевченко  //  Театрон.  Научный  альманах.  —  СПб.:  СПбГАТИ,  2011.  —  №  2.  —  С.  106—122. 
  4. Маркова  Е.  Мимы.  Знаменитый  «шаг  на  месте»  //  Петербургский  театральный  журнал.  —  2000.  —  №  22.  —  С.  63—65.
  5. Потапчук  С.  Выньте  мима  из  фонтана!  //  (б.  вых.  данных).  —  2001.  —  4—10  сент.  —  С.  20.
  6. Улыбина  Ю.  Режиссер  мимолетного  жанра  //  АиФ  в  Восточной  Сибири.  —  1998.  —  №  34.  —  С.  16.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий