Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 18 февраля 2013 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Музыкальное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Сикорская А.В. ЛЮБИТЕЛЬСКОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРНОЙ СРЕДЫ В ЦАРСКОЙ РОССИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
Выходные данные сборника:

 

ЛЮБИТЕЛЬСКОЕ  МУЗИЦИРОВАНИЕ КАК  ФАКТОР  ФОРМИРОВАНИЯ  ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ  КУЛЬТУРНОЙ  СРЕДЫ В  ЦАРСКОЙ  РОССИИ ПЕРВОЙ  ПОЛОВИНЫ  XIX  ВЕКА

Сикорская  Анастасия  Васильевна

соискатель  Одесской  национальной  музыкальной  академии 
им.  А.В.  Неждановой,  г.  Одесса

E-mail:  stanochka@e-mail.ua

 

Важным  фактором  музыкальной  жизни  общества  в  первой  половине  XIX  века  можно  считать  активную  просветительскую,  культурную  деятельность  любителей  музыки,  дилетантов.  Актуаль­ность  статьи  обусловлена  тем,  что  любительское  музицирование  как  феномен  общественной  музыкальной  культуры  представляет  собой  сложную,  динамичную  систему,  обладающую  большим  потенциалом,  влияя  на  формирование  социально-культурной  интеллектуальной  среды.  Активное  распространение  традиции  музыкального  люби­тельства  обеспечило  появление  в  середине  XIX  века  профессио­нального  искусства.

В  течение  прошлого  века  и  в  начале  XXI  проблема  люби­тельского  музицирования  и  различные  формы  его  распространения  исследовалась  на  региональном  уровне  (О.  Васюта,  Л.  Игнатова,  Л.  Кияновская,  А.  Кононова,  Н.  Кузьмин,  Е.  Маркова)  и  в  контексте  общего  социально-культурного  процесса  (О.  Андриянова,  Л.  Гинзбург,  Л.  Дорогих,  В.  Кириллов,  Ю.  Лошков,  И.  Хвостова,  Т.  Шеффер,  А.  Шреер-Ткаченко,  В.  Юдина).  Целью  данной  статьи  является  раскрытие  понятия  любительского  музицирования  как  явления  социально-культурного  плана  в  контексте  определенного  исторического  этапа;  обобщение  форм  музыкального  дилетантизма  на  территории  Царской  России  данного  периода.

Как  социально-культурное  явление  любительское  музицирование  выступает  формой  реализации  сущностных  сил  личности,  ее  самореа­лизации  с  помощью  непрофессионального  музыкального  творчества,  бескорыстно  осуществляемого  в  свободное  время  под  влиянием  внутренней  потребности  [8,  c.  5].  Граница,  отделяющая  любителей  от  профессионалов,  была  зыбкой  и  условной,  поскольку  нередко  профессиональная  артистка,  выйдя  замуж  за  аристократа,  получив  его  фамилию  и  титул,  теряла  право  петь  на  сцене  и  превращалась  в  любительницу,  которая  могла  музицировать  лишь  в  салоне.

В  лексикографической  литературе,  раскрывая  сущностное  значение  с  разных  позиций,  рассматриваются  такие  близкие  понятия,  как  «аматор»,  «дилетант»,  «любитель».

Аматор  —  1)  «любитель»,  тот,  кто  занимается  чем-либо  без  специальной  подготовки,  не  как  профессионал  [5,  с.  578];  2)  тот,  кто  охотно  занимается  чем-нибудь,  не  будучи  профессионалом  в  этом  деле  [1,  с.  22];  3)  тот,  кто  охотно  занимается  чем-нибудь,  любит  что-либо  [2,  с.  15]. 

В  большом  толковом  словаре  современного  украинского  языка  под  термином  «аматорство»  подразумевается  занятие  каким-либо  делом  не  как  профессией,  а  из-за  любви  к  ней  [2,  с.  15].  Достаточно  широко  дают  объяснение  данного  термина  И.  Лапинский  и  А.  Мартыненко  в  статье  «Энциклопедии  современной  Украины»:  «аматорство  (с  лат.  —  люблю,  имею  склонность)  —  творчество  людей,  которые  не  занимаются  искусством  профессионально.  На  Украине  берет  начало  от  обрядовых  праздников,  народных  игр  и  песен  восточнославянских  племен.  Аматорство  связано  с  такими  явлениями,  как  школьный  театр  Киево-Могилянской  академии  (XVII—XIX  века),  балаган  на  площади,  крепостной  театр  и  тому  подобное.  Художник-аматор  свободно  чувствует  себя  на  сцене,  в  картинной  галерее,  меньше  боится  критики,  а  главное  —  ему  легче  преодолевать  расстояние  между  собой  и  зрителем,  чем  профессионалу»  [4,  с.  424].

Г.  Риман  в  своем  универсальном  музыкальном  энциклопе­дическом  словаре  дает  следующее  определение  понятию  «дилетант»  (итал.  «любитель»,  фр.  Аmateur)  —  в  музыке  противопоставляется  профессиональному  музыканту.  Слову  дилетант  ранее  не  придавали  такого  пренебрежительного  оттенка,  как  сейчас.  Луиджи  Боккерини  посвятил  в  1768  году  свои  первые  струнные  квартеты  «истинным  дилетантам  и  знатокам  музыки»  (“ai  very  dilettanti  e  cognoscitori  di  musica”).  Вкусы  дилетантов  в  среднем  не  были  настолько  плохи  и  направлены  на  вульгарную,  злободневную  музыку,  как  в  наши  времена;  особенно  камерная  музыка  имела  больше  поклонников  среди  непрофессиональных  музыкантов,  которые  занимались  музыкой  серьезно  и  играли,  возможно,  лучше,  чем  сейчас.  В  наше  время  под  дилетантизмом  понимают  поверхностное,  несерьезное  занятие  искусством,  —  как  в  области  исполнительства,  так  и  композиции;  дилетант  тот,  кто  ничему  хорошенько  не  научился.  Дилетантам  следовало  бы  стремиться  к  восстановлению  прежней  чести  своего  имени»  [3,  с.  465].

В  литературе  встречается  еще  одно  близкое  по  значению  понятие  —  «любитель»:  1)  тот,  кто  имеет  склонность  к  чему-либо;  который  имеет  большую  страсть  к  чему-либо,  тот,  кто  занимается  любимым  делом  не  как  профессионал;  любитель  [2,  с.  498];  тот,  кто  любит  что-либо;  музыкант-любитель  [1,  с.  516].

Любительское  музицирование,  являющееся  формой  реализации  потенциала  личности,  обладает  внутренней  структурой  и  наличием  прямых  и  обратных  связей  между  такими  видами  творческой  деятельности,  как  произведение,  исполнение  и  слушание  музыки,  а  также  системой  жанров  и  форм.

Функциональная  модель  любительского  музицирования,  которую  определяет  и  описывает  в  своей  работе  И.  Хвостова,  включает  в  себя  основные  (социализирующую,  эстетическую,  гедонистическую,  воспитательную)  и  вспомогательные  (развлекательную,  досуговую)  функции,  а  также  подфункции  (компенсационную,  эвристическую,  коммуникативную,  рекреационную,  познавательную,  просветитель­скую),  способствующие  созданию  культурно-пространственной  среды  [8,  c.  6]. 

Любительское  искусство  —  явление  конкретно-историческое,  неотъемлемая  составная  часть  культуры  определенного  общества,  класса,  определенной  социокультурной  среды.  Возникнув  первона­чально  стихийно,  в  формах  домашнего  музыкального  воспитания,  любительское  музицирование  до  середины  XIX  века  становится  составной  частью  музыкального  просвещения  и  общего  образования.  Возникнув  на  рубеже  XVII—XVIII  веков  как  привилегия  столичных  аристократических  кругов,  любительское  музицирование  постепенно  проникло  в  среду  мелкого  дворянства,  затем  интеллигенции,  разночинцев,  купечества  [9,  с.  65].

Жизнь  в  имениях  первой  половины  XIX  века  отличается  особым  культурным  бытом,  традициями  его  представителей.  Удовлетворение  духовных  (культурных)  потребностей  осуществляется  преимущест­венно  именно  во  время  досуга,  где  человек  свободно  проявляет  себя  как  личность,  выбирая  виды  деятельности  в  соответствии  со  своими  наклонностями  и  интересами.  Любительство,  касающееся  сферы  досуга,  является  одним  из  важных  показателей  культурной  жизни  общества;  стало  своеобразным  отражением  условий  жизни  людей,  их  этнической,  сословной  принадлежности,  уровня  социального  развития  общества. 

В  помещичьей  среде  существовало  инструментальное  музици­рование  (оркестровое,  ансамблевое,  сольное).  Традиция  при  этом  сохранялась  и  поддерживалась  в  дворянских  семьях  не  одним  поколением.  К  середине  XIX  века  в  быту  провинциального  города  наибольшее  распространение  получили  две  основные  формы  любительского  музицирования:  фольклорная  (голос  и  элементарное  инструментальное  сопровождение)  и  светская.  Основой  последней  являются  домашние  и  клубные  музыкально-литературные  вечера,  концерты  местных  музыкантов-любителей,  любительские  постановки  с  тяготением  к  концертному  (салонному  или  эстрадному)  виду  музицирования,  с  более  сложным  и  объемным,  в  отличие  от  фольк­лорных  традиций,  инструментарием  (фортепиано,  арфа,  оркестр  или  ансамбль).  Кроме  того,  светская  форма  любительского  музици­рования  часто  имела  такие  общественно-значимые  цели,  как  благотво­рительность  и  просветительство  [9,  с.  65].

В  течение  XIX  века  две  формы  любительского  музицирования  сосуществовали  параллельно,  внутренне  трансформируясь  и  влияя  друг  на  друга.  Широко  распространенной  традицией  было  сочинение  и  исполнение  музыкантами-любителями  разнообразных  вариаций  украинских,  русских  народных  песен  на  домашних  музыкальных  вечерах,  благотворительных  концертах. 

Если  в  столицах  со  временем  все  отчетливее  проявлялась  разница  между  профессиональной  и  любительской  музыкальной  практикой,  то  в  едином  художественном  пространстве  провинциального  города  обе  формы  тесно  переплетались.  В  условиях  столиц  любительское  музицирование  постепенно  вытеснялось  в  сферу  домашнего  быта.  В  провинции  же  оно  продолжало  оставаться  доминирующим  не  только  в  домашней  среде,  но  и  в  общественных  местах  (семейные  вечера).

Традиции  семейного  музицирования  имели  глубокие  истори­ческие  корни,  что  объясняется  существованием  музыкальных  цехов,  оркестров,  певчих  капелл  и  театральных  трупп  на  украинских  землях  Царской  России.  Бесспорно,  этому  способствовало  то  обстоятельство,  что  к  организации  семейно-бытового,  салонного  музицирования  широко  привлекались  выдающиеся  деятели  украинской  культуры,  просветители,  талантливые  музыканты-любители.  Например,  активная  культурная  деятельность  Николая  Андреевича  Маркевича,  Ивана  Ивановича  Гаврушкевича,  Ивана  Григорьевича  Рашевского,  Ильи  Ивановича  Лизогуба  была  тесно  связана  с  семейными  музыкальными  вечерами  на  Черниговщине.  В  Полтаве  известными  культурно-художественными  салонами  в  первой  половине  XIX  века  были  салоны  Николая  Григорьевича  Репнина,  Василия  Лукьяновича  Лукашевича,  Якова  Ивановича  Лобанова-Ростовского.  На  Слобожанщине,  в  городе  Харькове  были  популярны  художественные  салоны  барона  Павла  Федоровича  Радена,  помещиков  Сергея  Ивановича  Зарудного,  Григория  Романовича  Шидловского.

Киевские  любители  камерной  музыки  в  середине  XIX  века  часто  собирались  в  доме  у  чиновника  канцелярии  генерал-губернатора  —  Николая  Аркадьевича  Ригельмана.  До  самой  смерти  в  его  салоне  сохранялась  традиция  любительского  музицирования  с  участием  выдающихся  приезжих  музыкантов.  В  салонах  Киева  проходили  постоянные  встречи  ведущих  украинских,  российских,  польских  художников  и  политических  деятелей  (салоны  Василия  Васильевича  Тарновского,  Ивана  Ивановича  Фундуклея,  Ивана  Яковлевича  Бухарина,  семьи  Галаганов  и  другие).

С  конца  XVIII  века  в  любительском  музицировании  квартетное  исполнение  стало  наиболее  распространенной  формой  домашнего  музыкального  досуга.  На  Украине  аматорские  квартеты  приобрели  особую  популярность  в  середине  XIX  века.  В  зажиточных  дворянских  семьях,  где  широко  практиковалось  музицирование,  струнный  квартет  идеально  соответствовал  непринужденной  атмосфере  домашнего  круга.

Квартетные  собрания,  которые  постоянно  организовывались  Ильей  Ивановичем  Лизогубом  в  Седневе  и  Чернигове,  князем  Юрием  Николаевичем  Голицыным  в  Харькове,  Григорием  Петровичем  Данилевским  в  Киеве,  являются  известными  примерами  увлечения  этим  искусством.

На  протяжении  XIX  века  в  репертуар  любительских  квартетов  входили,  с  одной  стороны,  произведения  Йозефа  Гайдна,  Вольфганга  Моцарта,  Людвига  Бетховена,  Франца  Шуберта,  Роберта  Шумана,  с  другой  —  различные  переложения  оперной  и  симфонической  музыки,  обработки  народных  мелодий.  Кроме  квартетов,  были  распространены  и  другие  струнно-смычковые  ансамбли  (трио,  квинтеты,  секстеты).

Само  понятие  дилетантизм,  как  отмечалось  выше,  в  XVII—XVIII  веках  было  иным,  нежели  во  времена  высокоразвитой  профессиональной  музыкальной  культуры  II  половины  XIX  века.  Социальный  статус  не  позволял  представителям  знатного  проис­хождения  посвящать  себя  профессиональным  занятиям  искусством.  Даже  те  из  них,  кто  имел  ярко  выраженный  талант,  оставались  люби­телями.  Имена  талантливых  поклонников  «amateur’ов»,  вышедших  из  дворянской  среды  стали  известны  благодаря  сообщениям  Я.  Штелина  и  других  мемуаристов.

Среди  дилетантов  на  территории  Царской  России,  наряду  с  теми,  кто  имел  лишь  элементарные  навыки  в  исполнительстве  и  компози­торской  технике,  встречалось  немало  серьезных  знатоков  и  профессио­нально  зрелых  музыкантов,  таких,  например,  как  братья  Михаил  и  Матвей  Юрьевичи  Виельгорские  (композитор  и  виолончелист),  скрипач  и  композитор  Алексей  Федорович  Львов,  певица  Прасковья  Арсеньевна  Бартенева  и  другие.

Особенно  значимым  в  аристократических  придворных  кругах  был,  в  первую  очередь,  известный  в  истории  салон  просвещенного  любителя  музыки  вышеназванного  графа  Михаила  Ю.  Виельгорского.  В  его  роскошно  обставленном  концертном  зале  выступали  лучшие  русские  артисты  и  приезжие  знаменитости  (в  том  числе  Ференц  Лист  и  Полина  Виардо).  Салон  этот  имел  значение  «привилегированного»  концертного  зала,  и,  только  выступая  на  вечерах  у  Виельгорского,  иностранные  артисты  могли  рассчитывать  на  успех  у  широкой  аудитории  в  открытых  концертах.  Серьезный  знаток  музыки  и  композитор-любитель  Михаил  Виельгорский  поддерживал  связи  с  крупнейшими  музыкантами  Европы.  «Дом  графов  Виельгорских  в  Санкт-Петербурге  —  это  маленькое  министерство  изящных  искусств…»,  —  писал  Берлиоз,  посетивший  в  1847  году  русскую  столицу.  Выступал  на  их  вечерах  и  музицировал  с  братьями  Михаил  Иванович  Глинка  [7,  с.  244].

Известно,  что  силами  любителей  ставились  музыкальные  спектакли,  организовывались  любительские  хоровые  кружки,  салоны,  музыкальные  коллегии  и  другие  культурно-творческие  сообщества.  Часто  в  одной  концертной  программе  могли  участвовать  как  любители,  так  и  профессиональные  музыканты.  Так,  в  цикле  концертов,  организованных  Винченцо  Манфредини  весной  1769  года  в  доме  графа  Ивана  Ивановича  Шувалова  в  основном  силами  придворных  музыкантов,  участвовали  три  дочери  и  сын  Григория  Николаевича  Теплова,  а  также  он  сам  и  другие  видные  государ­ственные  деятели.

К  концу  первой  четверти  и  в  30-х  годах  XIX  века  русские  любители  музыки  стояли  в  авангарде  музыкальной  культуры  Царской  России.  Одаренные  музыканты  получали  образование  у  себя  на  родине  и  за  рубежом  (Михаил  Юрьевич  Лермонтов,  Дмитрий  Владимирович  Веневитинов,  Парфений  Николаевич  Енгалычев  и  другие).

Среди  этой  великой  плеяды  ярким  исполнителем-пианистом  и  композитором  был  Александр  Сергеевич  Грибоедов  (1795—1829),  любимым  инструментом  которого  было  фортепиано.  По  одним  источникам,  учился  Александр  у  преподавателя  музыки  пансиона  при  Московском  университете  Даниила  Ивановича  Шпревича,  по  другим  —  у  Джона  Фильда  [6,  с.  144].  По  словам  современников,  талантливый  драматург  в  то  же  время  был  одним  из  первых  в  России  исполнителей  произведений  Иоганна  Себастьяна  Баха  и  бетхо­венских  сонат.

Напечатанные  в  «Лирическом  альбоме  за  1832»  (изданные  И.  Ласковским  и  Н.  Норовым)  два  вальса  А.  Грибоедова  (ми  минор,  Ля  бемоль  мажор)  раскрывают  его  незаурядные  композиторские  способности  в  области  салонной  фортепианной  музыки.

Известным  представителем  дворянского  окружения  был  майор  в  отставке,  князь  Парфений  Николаевич  Енгалычев  (1769—1829)  —  скрипач,  композитор,  сочинявший  произведения  для  фортепиано.  Знакомство  Парфения  с  новейшими  на  то  время  приемами  форте­пианной  игры  проявляются  в  характере  музыки  его  произведений,  где  присутствует  влияние  виртуозного  исполнительства.  Енгалычев  часто  обогащал  свою  музыку  блестящими  фортепианными  пассажами  (арпеджио,  гаммообразное  и  ломаное  движения,  пассажи  в  терцию,  яркие  каденции  с  репетициями).  Но  ладотональная  сфера  произве­дений  П.Н.  Енгалычева  не  отличалась  большим  разнообразием:  вместо  действенных  модуляций  обращался  к  тембровым  краскам  и  игре  фортепианных  регистров.

Если  исследовать  биографии  известных  писателей,  математиков,  юристов,  музыкантов,  актеров  и  вообще  многих  представителей  прогрессивных  кругов  тогдашней  интеллигенции,  то  заметим,  что  каждый  из  них  в  юности  или  позже  занимался  музыкой,  сочинял  стихи,  играл  в  любительском  театре.  Это  не  было  исключением,  а  наоборот,  наиболее  ярким  проявлением  общего  стремления  к  искусству  и  благородным  средствам  общения.

Любительское  музицирование,  которое  было  важным  признаком  музыкального  быта  интеллектуальной  культурной  среды  первой  половины  XIX  века,  стало  одним  из  этапов  на  пути  к  более  зрелым  формам  музыкальной  жизни,  таким  как  профессиональное  образо­вание,  музыкальное  исполнительство  и  филармоническая  деятель­ность.  Активно  приобретая  широкую  популярность  среди  всех  слоев  населения  —  горожан,  крестьян,  зажиточных  помещиков  и  высшей  знати,  музыкальный  дилетантизм  стал  важным  этапом  в  процессе  формирования  не  только  профессионального  искусства,  но  и  общего  интеллектуально-культурного  общества  данной  эпохи.

 

Список  литературы:

  1. Великий  тлумачний  словник  сучасної  української  мови  /  [кер.  вид.  проекту  П.  М.  Мовчан,  В.  В.  Німчук,  В.  Й.  Клічак].  —  К.:  Дніпро,  2009.  —  1332  с.
  2. Великий  тлумачний  словник  сучасної  української  мови  /  [уклад.  і  голов.  ред.  В.  Т.  Бусел].  —  К.;  Ірпінь:  ВТФ  «Перун»,  2001.  —  1440  с.
  3. Дилетант  //  Риман  Г.  Музыкальный  словарь:  в  3  т.  /  [Гуго  Риман;  пер.  с  5-го  нем.  изд.  и  доп.  под  ред.  Ю.  Энгеля].  —  М.:  П.  Юргенсон,  1901.  —  Т.  1  —  А  —  И.  —  С.  465. 
  4. Енциклопедія  сучасної  України:  в  11  т.  /  [кер.  ред.  кол.  М.  Г.  Железняк].  —  К.:  НАНУ,  2001.  —  Т.  1  —  А  .  —  C.  424.
  5. Загоруйко  О.  Я.  Великий  універсальний  словник  української  мови.  /  О.  Я.  Загоруйко.  —  Харків:  ТОРСІНГ  ПЛЮС,  2009.  —  768  с.
  6. Музалевский  В.  Русская  фортепианная  музыка.  Очерки  и  материалы  по  истории  русской  фортепианной  культуры  XVIII  —  I  пол.  XIX  в.  /  В.  Музалевский.  —  Л.  —  М.:  ГМИ,  1949.  —  358  с. 
  7. Сикорская  А.  Музыкальная  жизнь  усадеб  и  аристократических  салонов  в  процессе  формирования  профессионализма  в  музыкальной  культуре  Царской  России  /  А.  Сикорская  //  Музичне  мистецтво  і  культура:  науковий  вісник  Одеської  державної  музичної  академії  ім.  А.  В.  Нежданової:  [зб.  наук.  праць  /  гол.  ред.  О.В.  Сокол].  —  Одеса  :  Друкар.  Дім,  2010.  —  Вип.  11.  —  С.  239—247.
  8. Хвостова  И.А.  Социально-педагогические  условия  развития  любитель­ского  музицирования  в  контексте  культурной  деятельности:  автореф.  дис.  канд.  пед.  наук:  спец.  13.00.02  «Теория  и  методика  обучения  музыкальному  искусству»  /  Ирина  Алексеевна  Хвостова;  Тамбовский  гос.  университет  им.  Г.  Р.  Державина.  —  Тамбов,  2000.  —  24  с. 
  9. Юдина  В.И.  Любительские  и  профессиональные  формы  музыкальной  практики  в  культуре  провинциального  города  второй  половины  XIX  —  начала  XX  вв.  //  В.И.  Юдина;  Ученые  записки  КнАГТУ  /  Серия  «Науки  о  человеке,  обществе  и  культуре»  /  Комсомольск-на-Амуре:  ООО  ПКП  «Жук».  —  2011.  —  №  11  —  2  (6).  —  С.  64—69.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом