Телефон: 8-800-350-22-65
WhatsApp: 8-800-350-22-65

Статья опубликована в рамках: XVIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 10 декабря 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Федорив Я.Р. КОГНИТИВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КОНЦЕПТОСФЕРЫ «ЖИЗНЬ-СМЕРТЬ» В ПУБЛИЧНОЙ РЕЧИ: ПРИМЕР ЛИНГВОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА К АНАЛИЗУ КОММУНИКАТИВНОЙ НЕУДАЧИ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XVIII междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

КОГНИТИВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КОНЦЕПТОСФЕРЫ «ЖИЗНЬ-СМЕРТЬ» В ПУБЛИЧНОЙ РЕЧИ: ПРИМЕР ЛИНГВОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА К АНАЛИЗУ КОММУНИКАТИВНОЙ НЕУДАЧИ

Федорив Ярослава Романовна

доцент, канд. филол. наук, Национальный университет  «Киево-Могилянская академия»,

 г. Киев, Украина

E-mail: 

 

В данной работе предлагается новая трактовка ранее рассматриваемых автором речевых явлений, связанных с условиями эффективности публичного обращения, а именно: анализ примера коммуникативной неудачи оратора в лингвокогнитивном аспекте с позиций лингвокультурной специфики функционирования и восприятия используемых базовых концептов.

На сегодняшний день отмечается особое внимание ученых к публичной речи в лингвокогнитивном аспекте, поскольку он привлекает к научному анализу комплекс сведений, объединяемых понятием «национальная картина мира» и связан с фундаментальной проблемой взаимосвязи языка, мышления и культуры. Уточняя актуальность предложенного исследования, следует отметить всеобщее внимание учёных к устной риторике, потребность осмысления ее философско-гуманитарного (лингвистического, комму­никативного, культурологического, когнитивного, психолингвис­тического, антропоцентрического и т. п.) содержания, комплексного анализа публичной речи, представленного реальными фрагментами коммуникативной практики, а также недостаточным изучением условий эффективности публичного речи и, как следствие нарушения этих условий, — причин коммуникативных неудач.

В связи с ограничениями на объем материала для публикации, мы сужаем предмет данного исследования до приветственной речи женщины-лидера во время проведения университетских торжест­венных церемоний. Исследование базируется на описательном, количественном и сравнительном методах, а его материалом служит текст выступления Народного депутата Верховной рады Украины Раисы Богатырёвой в Национальном университете «Киево-Могилянская академия» в 2011 г.

Как известно, приветственная речь может быть посвящена юбилею учреждения или лица, началу или окончанию учебного года или работы конференции, встрече делегации, вручению дипломов или наград, памятной дате. Главная цель этой речи — создать приподнятое настроение, вдохновить слушателей. При этом торжественные выступления, произносимые на церемониях открытия, выпуска или других университетских мероприятиях, в меньшей степени, чем некоторые другие жанры церемониального дискурса, бывают импровизациями, поскольку академичность ситуации так или иначе побуждает говорящего к предварительной подготовке речи, продумыванию ее структуры (вступление, основная часть, выводы), основных положений (обращение, слова приветствия, краткая характеристика события, экскурс в прошлое, успехи и достижения; референция к нынешней ситуации с акцентом на важности и значимости происходящего; перспективы и пожелания на будущее), образов и необходимых средств выразительности речи, уместных ассоциаций и примеров, призванных вызвать у публики интерес и даже симпатию к личности оратора. Например, оратор может провести аналогию с каким-либо историческим событием, рассказать предысторию праздника (тонко подчеркивая кульминационные моменты) или акцентировать внимание на влиянии этого события на каждого отдельного участника с плавным переходом на его общечеловеческое значение.

Опытный оратор располагает богатым арсеналом средств выразительности, среди которых синтаксические, семантические и просодические интенсификаторы, как например: аллитерация, ассонанс, аффиксация и словообразование, усилительные наречия и прилагательные интенсифицирующего содержания, формы степени сравнения прилагательных и наречий, грамматическая форма длительного времени глагола, различные виды повтора, логическое ударение, паузация, варьирование громкости и темпа речи и т. п. Анализ имеющихся теоретических и экспериментальных исследо­ваний в этой сфере показывает, что для достижения большего воздействия (то есть для того, чтобы сделать выступление более убедительным, искренним, обоснованным, логичным и вызывающим доверие), женщины-ораторы чаще, чем мужчины, используют в речи языковые интенсификаторы, смягчающие выражения («как бы»), вопрос с переспросом или повествовательные предложения с восходящей интонацией, неуверенности, дейктичные фразы (касающиеся говорящего или ситуации, например, «он», «я», «здесь», «сегодня», «сейчас», «завтра» и т. д.) [6].

При этом успешная реализация коммуникативного события не является фактом гарантированным, приводя нас к необходимости введения в рассмотрения понятия аутентичности ораторской речи.

Учитывая, что во многих случаях общественные деятели произносят речи, авторство которых принадлежит так называемым «спичрайтерам» — профессиональным составителям текстов публичных выступлений, мы квалифицируем ораторскую речь как аутентичную не столько по совокупности формальных лексико-грамматических показателей авторского стиля, определение которых уже успешно автоматизировано, сколько по просодическим атрибутами устной речи, которые способны максимально обеспечить воздействие на аудиторию. При этом в публичном общении на передний план — с точки зрения достижения перлокутивно эффекта — выдвигаются такие субъективные параметры говорящего, как искренность, открытость, убедительность, неравнодушие к предмету обсуждения. Очень часто индивидуальные черты: тембр и сила голоса, темперамент, особенности невербального поведения, внешний вид — создают тот эмоциональный фон, который преоб­ладает над интеллектуальной составляющей процесса коммуникации, вызывая иногда предполагаемую, а иногда — совершенно неожиданную реакцию аудитории.

Наглядной иллюстрацией того, как диссонанс между вербальным и невербальным поведением говорящего может повлиять на исход коммуникативного события, является рассматриваемое в данном исследовании выступление Раисы Богатырёвой. Это типичный пример чтения вслух заранее подготовленного текста без видимых признаков положительной патетики: мелодика монотонная, вариативность громкости и темпа — незначительна. Визуальный контакт с аудиторией ― минимален и регистрируется лишь в местах более или менее длительных пауз. Элементы юмора отсутствуют. Соответ­ственно, аудитория восприняла речь Раисы Богатырёвой сдержанно, со скупыми формальными аплодисментами. Иначе говоря, по признаку успешности коммуникативного акта ― то есть установ­ления эмоционально-интеллектуального контакта между говорящим и аудиторией ― анализируемон выступление является иллюстрацией неаутентичной ораторского речи.

При этом эмотивная составляющая данного публичного обращения усугубляется когнитивным диссонансом: три истории из жизни, на которых Р. Богатырёва строит свою речь, вызывают неоднозначные чувства у слушателей, которые не привыкли слышать о чем-либо слишком личном от ораторов, которые по возрасту подпадают под категорию воспитанников советской ― коллекти­вистской риторической традиции, направленной на сглаживание личного и выдвижение на первый план общественного. Такое несоответствие между привычным, ожидаемым и услышанным, неожиданным побудила присутствующих на торжествах журналистов к поиску аналогов этой речи в мировой ораторской практике.

Стоит отметить, что в лингвистике проблема определения авторства художественных и нехудожественных текстов уже стала традиционной, и для объективного анализа содержания применяют формализованные методы контент-анализа текстов [5, с. 45]. В частности, для определения подлинности исследователи подсчи­тывают определенные слова в текстах автора, чья аутентичность уже доказана, определяют длины предложений, особенности употребления частей речи, лексический запас и сравнивают их в контрольных и сомнительных текстах. Таким образом, в отличие от опросов, методология контент-анализа позволяет измерить не субъективную оценку людьми определенных действий или намере­ний что-то сделать, а фактическое вербальную поведение индивида.

Поэтому следствием выступления Р. Богатырёвой стали такие заглавия в популярных средствах массовой информации (даем в переводе на русский): «Богатырёва копирует Джобса» ― видеоресурс "Youtube.com"; 1 августа 2011, http://www.youtube.com/watch?v=zo0Plu2FCUI; «Богатырёва в Киево-Могилянке прочитала речь главы Apple Стива Джобса» ― «Западная информационная корпорация», 1 августа 2011, 13:37, http://zik.ua/ua/news/2011/08/01/301442; «Речь для студентов Могилянки Богатырёва списала у руководителя Apple» ― «Тиждень.ua», 1 августа 2011, 15:00, http://tyzhden.ua/News/27599; «Плагіат Раїси Богатирьової» ― Сергей Щербина, «Українська правда», 1 серпня 2011, 10:24, http://www.pravda.com.ua/articles/ 2011/08/1/6437552/.

Рассмотрим ряд культурологические показательных фрагментов анализируемой речи, к которым, как показывает реакция, украинская аудитория не осталась равнодушной. Комментарии «Української правди» даны в переводе на русский язык:

·Знания, которые вы получили сегодня в этих стенах, ваш характер, судьба, жизнь, по крайней мере карма, вам помогут найти правильный ответ, — сказала секретарь СНБО.

·Вам придется на что-то опираться. На свой характер, судьбу, жизнь, карму, что угодно, сказал руководитель Apple выпускникам Стэнфорда.

Не побрезговала чиновница даже фрагментом выступления Джобса о смерти. Один из самых успешных менеджеров мира рассказывал студентам о том, как у него обнаружили рак.

Смерть тогда подошла ко мне близко. И, надеюсь, ближе на следующие несколько десятков лет. Пережив это, я теперь могу сказать следующее с большей уверенностью, чем тогда, когда смерть была полезной, но чисто абстрактной концепцией никто не хочет умирать, рассказывал Джобс.

Тогда смерть подступила ко мне очень близко. Ближе, чем сейчас в своем возрасте я нахожусь к ней. Пережив эту минуту, могу вам сказать никто не хочет умирать, поделилась своими мыслями Богатырёва.

В выступлении секретаря СНБО является фрагмент, который вообще почти полностью идентичен речи Джобса.

Простите за драматизм, но это правда. Время человека очень ограничено. И поэтому вывод из своего опыта предлагаю следующий не живите чужой жизнью, не теряйте времени. Не попадайте в капкан догмы, которая советует жить чужими мыслями. Не позволяйте шуму чужих мнений перебить ваш внутренний голос, говорила Богатырёва.

Простите за такой драматизм, но это правда. Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его, чтобы прожить чью-то чужую жизнь. Не попадайте в ловушку догмы, которая учит жить в соответствии к мнениям других людей. Не позволяйте шуму чужих мнений перебить ваш внутренний голос, отмечал Джобс [4].

Понятно, что ничего личного, особенно частного, на самом деле касалось бы жизнь оратора, аудитория в выступлении Р. Богатырёвой не отчитала. Что же касается определения использованных в выступлении ключевых концептов, то их помогает выявить количественный анализ с помощью программы Textalyser V 1.05 [7], которая находится в свободном доступе в сети Интернет. По результатам подсчетов употребление знаменательных слов в выступлении Р. Богатырёвой особенно проминантнимы являются универсальные категории бытия ― смерти, в противовес жизни. Очевидно, они адресованы к каждому, находящемуся в аудитории, т. к. относятся к общей экзистенциальной сфере. Однако в эмоционально сухой подаче Р. Богатырёвой они, в отличие от жизнеутверждающей речи Стива Джобса, вносят эмоциональный диссонанс с анализируемой торжественно приподнятой коммуника­тивной ситуацией.

Кроме этого, нам представляется уместным воспользоваться здесь выводами О.В. Ивановой [2], согласно которым содержательные свойства ключевых концептов, репрезентирующих конкретную лингвокультуру, в значительной степени обусловлены идеологи­ческой спецификой.

Здесь уместно упомянуть, что функционирование базовых концептов в устной и письменной коммуникации исследуется многими учёными (см., например, [1]). Уточняя дефиницию концепта с целью грамотного оперирования им, можно обратиться, например, к работам В.И. Карасика, который характеризует концепты как «ментальные образования, которые представляют собой «фрагмент жизненного опыта человека» [3, с. 3], хранящиеся в памяти человека значимые осознаваемые типизируемые фрагменты опыта» [3, с. 59], «много­мерное ментальное образование, в составе которого выделяются образно-перцептивная, понятийная и ценностная стороны» [3, с. 71], «переживаемая информация» [3, с. 128], «квант переживаемого знания» [3, с. 361].

В этом смысле упомянутая нами ранне коллективисткая традиция, к которой онтологически восходит риторика поколения Р. Богатырёвой, не приветствовала выпячивание глубоко личностных тем ― например, проблем, связанным со здоровьем, вынуждающих говорящего балансировать между жизнью и смертью, ― и спекулирование ими с целью воздействия на аудиторию. В тоже время в индивидуалистической американской традиции, к которой принадлежал Стив Джобс, такие приемы воздействия на слушателей, напротив, популярны и ― в зависимости от специфики контекстов, допускающих соответствующие языковые реализации упомянутых концептов ― находят широкое и конкретное речевое выражение, охотно воспринимаемое аудиторией.

Исходя из приведенных выше рассуждений, мы можем сделать вывод, что воздействующий потенциал публичного обращения зависит не только от композиционных или риторических средств, но и от культурно-специфических когнитивных факторов, отража­ющих ментальность аудитории и апеллирующих к ней. При этом нарушение гармоничности коммуникативного события на уровне слухового восприятия может катализировать дополни­тельный контент-анализ материала на предмет выяснения подлинности ораторского речи.

 

Список литературы:

  1. Гаврилова М.В. Ключевые концепты русского политического дискурса «народ», «власть», «Россия» в инаугурационных выступлениях российских президентов [Электронный ресурс] // Политическая экспертиза. ― Режим доступа: URL: http://www.politex.info/ content/view/198/30/.
  2. Иванова О.В. Функционально-когнитивные особенности репрезентации ключевых концептов американского политического дискурса: дис. на соискание науч. ступеня канд. филол. наук: спец. ВАК РФ: 10.02.04 «Германские языки» / Ольга Владимировна Иванова. ― Белгород, 2010. ― 183 с.
  3. Карасик В.И. Введение в когнитивную лингвистику. Кемерово, 2004. ― С. 84―93.
  4. Щербина C. «Плагіат Раїси Богатирьової» [Електронний ресурс] // «Українська правда», Понеділок, 01 серпня 2011, 10:24. ― Режим доступа: URL: http://www.pravda.com.ua/articles/2011/08/1/6437552/.
  5. Юськів Б.М. Контент-аналіз. Історія розвитку і світовий досвід: Монографія. Рівне.: «Перспектива», 2006. ― 203 с. ― ISBN 966-7643-77-8.
  6. Lazda R. Linguistic Markers, Power and Persuasion [Электронный ресурс] / Reinis Lazda. ― Режим доступа: URL: http://reinis.lazda.lv/research_media/Reinis_Lazda_Linguistic_markers_power_and_persuasion.pdf.
  7. Textalyser 2004 © textalyser.net text analysis V 1.05 [Электронныйресурс]. ―Режим доступа: URL: http://textalyser.net/index.php?lang=en#analysis.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (2)

# Валентина 20.12.2012 07:32
Очнеь актуальная статья. Давно пора говорить об этой проблеме - заимствовании мыслей иностранных, прежде всего американских авторов, без поправки на национальную картину мира, коммуникативные конвенции, исторический опыт и прочие особенности, о которых говорит автор. Надеюсь, что перечисление всех параметров эффективного публичного выступления поможет ораторам избежать ошибок. Спасибо за статью.
# Ярослава 22.12.2012 23:58
Валентина, спасибо за комментарий.<br />Приношу свои извинения за допущенные опечатки. Последний, вычитанный вариант этой статьи был отправлен с опозданием и поэтому не был учтён.

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом