Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XVII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 ноября 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Славянские языки

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Якшук Л.М. К ВОПРОСУ О СЕМАНТИКО-ГРАММАТИЧЕСКОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ-СИНОНИМОВ (НА ПРИМЕРЕ НЕКОТОРЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ БЕЛОРУССКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ) // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XVII междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

К ВОПРОСУ О СЕМАНТИКО-ГРАММАТИЧЕСКОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ-СИНОНИМОВ (НА ПРИМЕРЕ НЕКОТОРЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ БЕЛОРУССКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ)

Якшук Людмила Мечиславовна

канд. филол. наук, преподаватель

Гродненского государственного университета имени Янки Купалы,

 г. Гродно

Е-mail: michalina@mail.ru

 

Под фразеологическими синонимами обычно понимаются такие фразеологизмы, которые «обозначают те же самые понятия, но отличаются оттенками значения или оттенками стилистической окраски либо обоими этими качествами» [4, с. 176]. Более точное, на наш взгляд, определение находим в работе И.Я. Лепешева [2, с. 82]: «Фразеологические синонимы обозначают одно и то же понятие, имеют тождественное или погранично близкое значение, принадлежат к одному семантико-грамматическому типу, но обычно отличаются друг от друга оттенками значения, стилистической окраской и другими отличительными признаками».

Из этого определения, во-первых, следует, что фразеологизмы-синонимы могут отличаться друг от друга не только оттенками значения и стилистической окраской, но и «другими отличительными признаками». Далее автор конкретизирует эти «другие отличительные признаки»: неодинаковость структуры, разные особенности сочетаемости, отличия грамматического характера, неповторимость внутренней формы фразеологизмов и др. Во-вторых, наличие в упомянутом определении слова «обычно» позволяет допустить и такие случаи, когда фразеологизмы-синонимы могут и не отличаться ни в смысловом, ни в стилистическом планах. А таких случаев, как показывают наблюдения, довольно много.

С другой стороны, в приведенном выше определении говорится, что фразеологизмы-синонимы «принадлежат к одному семантико-грамматическому типу». И это, безусловно, правильно. В двухтомном ФСБМ И.Я. Лепешева [3] («Фразеалагічны слоўнік беларускай мовы» ― самый полный на сегодняшний день фразеологический справочник белорусского языка)можно встретить синонимические ряды (под синонимическим рядом понимается объединение двух и более фразеологических единиц, возглавляемое доминантой), в которых есть представители не «одного семантико-грамматического типа». Кстати, то же самое замечаем и в «Словаре фразеологических синонимов русского языка» [1]. Здесь, например, как синонимы приводятся выражения воды не замутит, мухи не обидит, тише воды <и> ниже травы и божья коровка. Но первые три фразеологизма соотносятся с прилагательными по своему категориальному значению, а четвертый является субстантивным. Это отражено и в самой словарной статье. Общее значение фразеологизмов подается как «не причиняющий обиды или вреда, робкий в обращении; кроткий, застенчивый». Тише воды <и> ниже травы дополнительно объясняется как «очень скромный, такой, который держится приниженно, незаметно», а значение фразеологической единицы божья коровка передается субстантивным словосочетанием «кроткий, безответный человек». Как видим, даже в самом определении фразеологизмов присутствует указание на их категориальную принадлежность. На разницу между категориальным значением этих выражений указывает также непохожесть их синтаксических возможностей. Как известно, типичная функция адъективных фразеологизмов ―это сказуемое и определение, что и отражено в словарных примерах-цитатах (они взяты из соотвествующих статей «Словаря фразеологических синонимов русского языка»): Прежде Арина Ивановна очень косо на нее глядела, а там видит, что немочка и воды не замутит, утихла (М. Вовчок.Игрушечка); ― Что ж, теперь, слава богу, дождались: старого-то, плохого-то, в шею, а приехал такой ― мухи не обидит (А. Эртель.Гарденины); ―Они только и хотят, чтобы все им в ноги кланялись да были бы тише воды ниже травы (Ф. Гладков.Повесть о детстве). А вот примеры употребления фразеологической единицы божья коровка: ―Стало быть, будет петь, коли об заклад побился, божья коровка ты этакая (И. Тургенев. Певцы); Сотни, тысячи, миллионы самых пестрых событий вдруг хлынули водопадом в незаметное существование кроткого и безобидного человека, в это тихое прозябание божьей коровки (А. Куприн.Звезда Соломона).

Тут выражение божья коровка употреблено в синтаксических функциях обращения и дополнения, свойственных субстантивным, но совсем не характерных для адъективных фразеологизмов. В подобных синтаксических конструкциях взаимозамена выражений из приведе­нного синонимического ряда абсолютно невозможна, что в конечном итоге проистекает именно из их принадлежности к разным категориально-грамматическим разрядам при похожести семантики. Стержневой компонент фразеологизма божья коровка соотносится с существительным, что также отличает это выражение от остальных, где стержневой компонент соотносится с прилагательными или глаголом. Таким образом, по трем показателям ―семантическому, морфологическому и синтаксическому ―можно считать, что выражение божья коровка ―субстантивное, а все остальные ―адъективные. На наш взгляд, их нельзя объединять в один синонимический ряд. 

Кстати, в ФСБМ есть такой же синонимический ряд: божая кароўка (во 2 знач.) ―вады не замуціць мухі не пакрыўдзіць цішэй вады <і> ніжэй травы. Здесь же наблюдаем несколько аналогичных случаев:

1.вецер у галаве <гуляе> у каго ―гуляй-вецер з ветрам куды вецер дзьме падбіты ветрам (во 2 знач.) ―узвей-вецер як у полі вецер;

2.мех з саломай без галавы без клёпкі ў галаве без цара ў галаве галава <і> два вухі галава садовая галава яловая дубовая галава конь божы курыная галава куст альховы медны лоб пень асінавы пустая галава;

3.светлая галава з галавой (в 1 знач.) ―з царом у галаве (в 1 знач.) ―у цемя не біты и др.

В первом ряду субстантивных фразеологизмов два: гуляй-вецер і ўзвей-вецер; остальные ―адъективные; во втором ―почти все фразеологизмы субстантивные, кроме без галавы и без клёпкі ў галаве, которые относятся к адъективным.

Третий ряд рассмотрим более подробно. Выражение светлая галава ―субстантивное. Оно обозначает «очень умный человек», стержневой компонент галава соотносится с существительным. Фразеологизм способен употребляться в роли разных членов предложения. Приведем пример на употребление его в роли подлежащего (типичная синтаксическая функция субстантивных фразеологизмов): Там [у Пецярбургу] ёсць светлыя галовы і шчырыя народалюбцы, якія душой хварэюць за свой абяздолены народ (А. Якімовіч. Кастусь Каліноўскі). Здесь светлыя галовы и народалюбцы ―однородные члены. Если же заменить светлыя галовы на з галавой, з царом у галаве либо ў цемя не біты, синтаксические отношения сразу изменятся следующим образом: как однородные атрибутивные члены предложения станут восприни­маться слово шчырыя и вышеназванные фразеологизмы. Эти фразео­логические единицы являются адъективными. Они обозначают «очень умный, смекалистый»и «очень смекалистый, умный, догадливый»соответственно и употребляются в роли определения либо сказуемого: Што казаць, з галавой хлопец, дзялок-чалавек... (М. Лынькоў. Світка); Старшыня чалавек бывалы, з царом, як кажуць, у галаве (В. Карамазаў. Я любіў яго... ); О гэтак! О! Я ў цемя не біт (В. Дунін-Марцінкевіч. Ідылія). К тому же в фразеологизме ў цемя не біты стержневым является компонент атрибутивного характера.

Говоря о субстантивных фразеологизмах белорусского языка, отметим, что в ФСБМ даны 69 синонимических единиц этих рядов, а всего в синонимические отношения вступают около 40 % субстантивных фразеологических единиц.

Делая вывод, напомним, что с учетом отличий в смысловой и стилистической структуре фразеологические синонимы, как и лекси­ческие, подразделяются на абсолютные, семантические, стилисти­ческие и семантико-стилистические. Абсолютные синонимы имеют тождественную смысловую и стилистическую характеристику. Семантические синонимы имеют нетождественные, но очень близкие значения, отличаются небольшими смысловыми оттенками. Фразеологические синонимы с одинаковой семантикой, но разные по функционально-стилистической принадлежности и экспрессивно-оценочной окраске, относятся к стилистическим синонимам. Есть единицы, сочетающие в себе отличность семантических и стилис­тических оттенков. Это семантико-стилистические синонимы. Помимо этого, даже при смысловой и стилистической тождественности (как и при отсутствии ее) синонимы могут отличаться по другим параметрам: внутренняя форма, структура (одноструктурные, подобноструктурные и разноструктурные фразеологизмы), граммати­ческая характеристика (фразеологические единицы могут иметь разную синтаксическую сочетаемость, синтаксические функции, морфологическую характеристику и под.). Причем в рамках синонимических рядов, которые содержат более 2 единиц, могут объединяться синонимы разных видов. Однако при всех возможных отличиях фразеологизмов-синонимов по вышеуказанным параметрам неизменной остается категориальная принадлежность членов синонимического ряда.

 

Список литературы:

  1. Жуков В.П., Сидоренко М.И., Шкляров В.Т. Словарь фразеологических синонимов русского языка. ―М.: Рус. яз., 1987. ―448 с.
  2. Лепешаў І.Я. Фразеалогія сучаснай беларускай мовы: вучэб. дап. Для студэнтаў філал. фак-таў ВНУ / І.Я. Лепешаў. ― Мн: Вышэйш. шк., 1998. ― 271 с.
  3. Лепешаў І.Я. Фразеалагічны слоўнік беларускай мовы: у 2 т. / І.Я. Лепешаў ― Мн: БелЭн, 1993. Т. 1―2.
  4. Янкоўскі Ф. Роднае слова. ―Мн: Вышэйш. шк., 1972. ―448 с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом