Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XLVIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 18 мая 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Долгова Т.В., Охотникова Е.П. К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ГЕНДЕРА АНГЛОЯЗЫЧНЫХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XLVIII междунар. науч.-практ. конф. № 5(48). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

К  ВОПРОСУ  ОБ  ОПРЕДЕЛЕНИИ  ГЕНДЕРА  АНГЛОЯЗЫЧНЫХ  ЗАИМСТВОВАНИЙ  В  СОВРЕМЕННОМ  РУССКОМ  ЯЗЫКЕ

Долгова  Татьяна  Васильевна

канд.  филол.  наук,  доцент  Омского  государственного  института  сервиса,  РФ,  г.  Омск

E -maildolgova_nauka@mail.ru

Охотникова  Елена  Петровна

преподаватель  Омского  государственного  института  сервиса,  РФ,  г.  Омск

E-mail: 

 

ON  THE  DETERMINATION  OF  ENGLISH  BORROWINGS’  GENDER  IN  CONTEMPORARY  RUSSIAN  LANGUAGE

Dolgova  Tatiana

candidate  of  philological  sciences,  associate  professor  of  Omsk  State  Institute  of  Service,  Russia,  Omsk

Okhotnikova  Elena

teacher  of  Omsk  State  Institute  of  Service,  Russia,  Omsk

 

АННОТАЦИЯ

Целью  данной  работы  является  определение  грамматической  категории  рода  некоторых  англоязычных  заимствований.  Авторы  рассматривают  аспект  их  лексического  согласования  в  русском  языке.  В  работе  использовались  такие  методы  исследования  как  анкетирование,  сравнительно-сопоставительный  и  статистический  методы.  Анализ  результатов  выявил,  что  при  определении  гендара  у  англоязычных  заимствований  русскоговорящие  респонденты  не  отталкиваются  от  содержательного  и  грамматического  компонента  русского  эквивалента.  При  этом  половая  принадлежность  анкетируемых  не  оказывает  влияния  на  результаты  определения  грамматического  рода  иноязычных  лексических  единиц. 

ABSTRACT

The  aim  of  the  work  is  to  determine  the  grammar  gender  category  of  some  English  borrowings.  The  authors  examine  the  aspect  of  their  lexical  surroundings  in  Russian  language.  Methods  used  are  the  survey  research,  comparative  and  statistical  methods.  Analysis  of  the  results  revealed  that  while  determining  gender  of  English  borrowings  Russian-speaking  respondents  are  not  repelled  from  the  substantive  and  grammatical  component  of  Russian  equivalent.  The  sex  of  the  respondents  does  not  influence  on  the  results  of  grammar  gender  determination  of  foreign  language  lexical  units.

 

Ключевые  слова:   англоязычные  заимствования;  родовые  колебания  заимствований;  орфографическая  вариативность.

Keywords:   loan  words  from  English;  gender  fluctuations  of  borrowings;  spelling  variation.

 

В  результате  языковой  глобализации  национальные  языки  во  всем  мире  пополняются  за  счёт  заимствованной  иноязычной  лексики,  в  большей  степени  англо-американского  происхождения.  Подобные  тенденции  наблюдаются  и  в  русском  языке.  В  связи  с  этим  остро  встаёт  вопрос  ассимиляции  заимствований  и  их  грамотного  и  уместного  употребления  в  речи.

В  настоящее  время  исследования  процессов  вхождения  иноязычных  заимствований  в  язык-реципиент  становятся  всё  более  актуальными.  В  частности,  данный  вопрос  раскрывается  в  работах  С.В.  Воробьёвой,  В.Р.  Богословской,  А.Е.  Войскунского  и  других  ученых.  Однако  иноязычная  лексика  может  быть  рассмотрена  в  разных  аспектах.  Первая  ступень  подчинения  англицизмов  нормам  национального  языка  —  грамматическое  освоение  лексики.  Заимствования  на  основе  латинского  алфавита,  употребляясь  в  графическом  оформлении  кириллицы,  должны  входить  в  систему  согласования,  свойственную  русскому  языку.  Таким  образом,  проблема  грамматической  адаптации  англоязычных  заимствований,  а  именно,  проблема  определения  их  грамматического  рода,  легла  в  основу  настоящего  исследования.

Во  второй  половине  XX  века  вопрос  определения  гендера  обозначился  особо  остро  не  только  в  языкознании,  но  и  в  обществе  в  целом.  Как  отмечают  некоторые  учёные,  «в  последние  десятилетия  гендерная  тематика  стала  относиться  к  числу  наиболее  бурно  развивающихся  направлений  целого  ряда  общественных  наук:  культурологии,  социологии,  юриспруденции,  педагогики,  экономики  и  др.»  [2,  с.  177].  Большое  влияние  оказали  идеи  феминизма,  получившие  широкое  распространение  во  всём  мире.  Западные  исследователи  в  связи  с  этим  отмечают,  “some  of  the  most  important  linguistic  changes  affecting  English  since  the  1960s  have  arisen  from  the  way  society  has  come  to  look  differently  at  the  practices  and  consequences  of  sexism.  There  is  now  a  widespread  awareness,  which  was  lacking  a  generation  ago,  of  the  way  in  which  language  covertly  displays  social  attitudes  towards  men  and  women”  [6,  с.  368].

Под  влиянием  идей  феминизма  в  английском  языке  были  зафиксированы  такие  лексические  единицы,  как  businesswoman  в  дополнении  к  термину  businessman,  и  herstory  как  вариант  слова  history.  Если  последнее  функционирует  уже  достаточно  давно,  то  неологизм  herstory  появился  сравнительно  недавно  и  заслуживает  особого  внимания.  «В  слове  history  путём  реверсии  было  выделено  два  компонента  —  his  («его»)  и  story  («история»),  затем  «мужское»  местоимение  his  заменено  на  «женское»  her»  [3,  с.  10].  В  настоящее  время  в  сети  Интернет  создан  ряд  сайтов  с  таким  названием,  которые  посвящены  женщинам,  внёсшим  вклад  в  историю  и  не  получившим  достойного  отражения  в  ней  [там  же].

На  рубеже  XX—XXI  веков  с  усилением  межкультурной  коммуникации  в  русский  язык  проникает  большое  количество  англоязычной  лексики,  которая  требует  определения  грамматического  рода  в  силу  классификационных  особенностей  английского  и  русского  языков.  Иными  словами,  актуальным  остаётся  вопрос  флексий  и  лексического  согласования  заимствований.

Данная  работа  является  продолжением  комплексного  исследования  англо-язычных  заимствований  в  русском  языке.  Предметом  исследования  были  выбраны  три  лексически  единицы:  selfie,  hashtag,  Instagram.  Выбор  обусловлен  популярностью  и  их  повсеместным  употреблением  в  средствах  массовой  информации  и  сети  Интернет.  В  предыдущей  части  исследования  авторы  выявляли  частоту  употребления  и  понимание  содержания  понятия  вышеуказанной  заимствованной  лексики,  используя  метод  анкетирования.  Результаты  исследования  показали,  что  большинство  респондентов  (90  %)  часто  используют  предложенные  в  анкете  англицизмы  в  устной  и  письменной  речи.  Примечательно,  что  наибольшая  дифференциация  ответов  наблюдалась  в  секции  анкеты,  касающейся  определения  грамматической  категории  рода  [4,  с.  88].  Полученные  данные  послужили  толчком  к  дальнейшему  исследованию  определения  гендера  у  англоязычных  заимствований  в  русском  языке.

На  текущем  этапе  исследования  первоочередной  задачей  было  получение  результатов  опроса  в  зависимости  от  пола  интервьюируемых,  поскольку,  как  известно,  мужское  и  женское  речевое  поведение  имеет  свои  особенности.  Подготовленная  авторами  анкета  содержала  5  вопросов  относительно  определения  грамматического  рода  вышеуказанных  лексических  единиц,  а  также  подбора  наиболее  подходящего  эквивалента  в  русском  языке  (см.  Таблицу  1).

Таблица1. 

Анкета

1.

Определите  род  следующих  заимствованных  лексических  единиц: 

selfie 

a)  мужской; 

b)  женский; 

c)  средний.

hashtag 

a)  мужской; 

b)  женский; 

c)  средний.

Instagram 

a)  мужской; 

b)  женский; 

c)  средний.

2.

Добавляете  ли  Вы  падежные  окончания  к  данным  словам? 

a)  да; 

b)  нет.

3.

Подберите  наиболее  подходящий  эквивалент  заимствованной  англоязычной  лексической  единице  selfie:

a)  снимок;

b)  фотография; 

с)  фото.

4.

Подберите  наиболее  подходящий  эквивалент  заимствованной  англоязычной  лексической  единице  hashtag

a)  «хвостик»;

b)  метка,  ссылка; 

c)  слово  с  #.

5.

Подберите  наиболее  подходящий  эквивалент  заимствованной  англоязычной  лексической  единице  Instagram

a)  фотоальбом; 

b)  программа; 

c)  приложение.

 

В  анкетировании  принимали  участие  44  человека.  Для  получения  наиболее  объективных  результатов  авторы  подобрали  аудиторию,  состоящую  из  двух  одинаковых  групп:  22  мужчины  и  22  женщины.  Предполагалось,  что  результаты  анкетирования  будут  отражать  уже  известные  основные  гендерные  представления:  патриархатное  (с  четким  доминированием  мужского  гендера),  эгалитарное  (без  четкой  тенденции  к  наделению  полов  определёнными  социально-психологическими  свойствами)  и  матриархатное  (с  наделением  женщины  маскулинными  характеристиками)  [5,  с.  28—29].

Однако  результаты  опроса  показали  преобладание  эгалитарного  представления,  что  в  настоящее  время  отражает  всеобщее  стремление  к  унификации  и  унисексу.  Ответы  мужской  аудитории  были  в  большой  степени  пропорциональны  ответам,  данным  женщинами.  Таким  образом,  при  анализе  ответов  половой  признак  аудитории  не  принимался  во  внимание.

Итак,  в  ходе  интерпретации  результатов  были  выявлены  следующие  результаты.  При  определении  рода  англоязычного  слова  selfie  74  %  опрошенных  отнесли  данное  заимствование  к  среднему  роду,  13  %  —  к  мужскому,  4  %  —  к  женскому  и  9  %  анкетируемых  не  смогли  определиться  с  ответом.  Что  касается  заимствования  hashtag,  аудитория  единодушно  отнесла  его  к  мужскому  роду.  Относительно  заимствования  Instagram,  40  человек  (90  %)  предположили,  что  данная  лексическая  единица  мужского  рода,  два  человека  (5  %)  отнесли  её  к  среднему  роду,  и  два  человека  (5  %)  затруднились  ответить  на  вопрос. 

Во  второй  части  анкеты  респондентам  предлагалось  подобрать  к  вышеуказанным  заимствованиям  подходящий  эквивалент  в  русском  языке.  Анализ  результатов  показан  на  диаграммах  1,  2,  3. 

 

Диаграмма  1.

 

Диаграмма  2.

 

Диаграмма  3.

 

При  сравнении  показателей  диаграмм  с  результатами  ответа  №  1  анкеты  выявляется  явное  несоответствие  данных.  Следовательно,  можно  сделать  вывод,  что  анкетируемые  обоих  полов  не  руководствуются  возможным  русским  эквивалентом  при  определении  грамматического  рода  у  иноязычных  заимствований.  Ориентиром  для  гендерного  маркирования  исследуемых  лексических  единиц  во  многом  являются  созвучные  русские  слова,  а  не  содержание  понятия.  Так,  Instagram  ассоциируется  и  рифмуется  со  словами  килограмм,  грамм;  термин  hashtag  «приравнивают»  к  мужскому  роду  по  аналогии  с  русскими  словами  мужского  рода,  оканчивающимися  на  согласный.  Только  selfie  определяется  как  лексическая  единица  среднего  рода,  что  совпадает  с  грамматическим  родом  выбранного  русского  эквивалента. 

Таким  образом,  полученные  результаты  позволяют  сделать  следующие  выводы.  Во-первых,  гипотеза  о  различном  восприятии  грамматического  гендера  мужским  и  женским  полами  не  подтвердилась,  по  крайней  мере,  в  рамках  предложенного  лингвистического  эксперимента  с  данными  англоязычными  заимствованиями.  Носитель  русского  языка,  также  как  и  гражданин  современного  глобального  общества,  имеет  склонность  к  эгалитарным  представлениям. 

Во-вторых,  исследование  показало,  что  опрошенная  аудитория  не  имеет  чётких  представлений  об  определении  грамматического  рода  у  проникающих  в  русский  язык  англоязычных  заимствований.  Серьёзные  расхождения  внутри  данных  анкеты  подтверждают,  что  анкетируемые  достаточно  легкомысленно  подходят  к  вопросу  фиксации  гендера  у  заимствованной  лексики,  хотя  и  не  испытывают  трудностей  в  её  активном  употреблении. 

В  заключении  хотелось  бы  подчеркнуть,  что  намечающаяся  тенденция  к  нивелированию  грамматического  гендера  является  нетипичной  для  русского  языка.  Априори  относясь  к  иной  классификационной  группе  языков,  нежели  английский,  русский  язык  стремится  к  унификации,  обезличиванию  понятий.  Таким  образом,  теряется  не  только  самобытность  языка,  но  и  прерываются  культурные  традиции  народа.  Своим  исследованием  авторы  призывают  внимательно  и  вдумчиво  относиться  к  своему  родному  национальному  языку,  неоправданно  не  засорять  русский  язык  иноязычными  заимствованиями. 

 

Список  литературы:

1.Богословская  В.Р.  Англицизмы  в  русской  спортивной  лингвокультуре  конца  XX  века:  диссертация  на  соискание  ученой  степени  кандидата  филологических  наук.  Волгоград,  2003.  —  183  с.

2.Войскунский  А.Е.  Пол.  Гендер.  Интернет.//  Вестник  РГНФ.  —  2004.  —  №  1.  —  С.  177—178.

3.Гриценко  Е.С.,  Сергеева  М.В.,  Лалетина  А.О.,  Бодров  А.А.,  Дуняшева  Л.Г.  Гендер  в  британской  и  американской  лингвокультурах:  монография.  М.:  ФЛИНТА:  Наука,  2013.  —  224  с.

4.Долгова  Т.В.,  Охотникова  Е.П.  К  вопросу  об  англоязычных  заимствованиях  в  современном  русском  языке:  сб.ст.  XLIV  Международной  научно-практической  конференции  «В  мире  науки  и  искусства:  вопросы  филологии,  искусствоведения  и  культурологии»,  Новосибирск,  —  2015.  —  №  1(44).  —  С.  86—91.

5.Мелишко  Т.  Гендер  и  PR  в  одном  флаконе//  Советник.  —  2004.  —  №  3.  —  С.  28—29. 

6.The  Cambridge  Encyclopedia  of  the  English  Language.  Cambridge:  University  Press,  2000.  —  489  p.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Комментарии (2)

# Марина 29.05.2015 00:00
Кажется весьма странным, что авторы статьи выбрали для анализа три слова, два из которых (хэштэг и Инстаграм) в современном русском языке СКЛОНЯЮТСЯ, а значит, принадлежат соответствующему типу склонения, следовательно, трудности в определении рода этих слов надуманны. Посмотрите тексты в Интернете, оба слова относятся к мужскому роду. Не очень понятна и процедура так называемого лексического согласования: селфи = фото (ср. род), = фотография (жен. род). Вообще, мне кажется, авторы пытались "в одном флаконе" (см. п. 5 в списке литературы) смешать два абсолютно разных понятия - гендер (социальный пол) и род (как грамматическую категорию). Непонятна и выборка анкетируемых: 22 мужчины и 22 женщины. Видимо, гипотеза состояла в том, что мужчины приписывают незнакомым словам мужской род, а женщины - женский? Тогда как быть со средним родом? Пригласить для опроса существ среднего пола?! Вопрос 2 в анкете умиляет: "добавляете ли вы падежные окончания...", а просто спросить - "склоняете ли вы данные слова"? Единственное, что показалось ценным, это то, что авторы обратились к грамматическому аспекту освоения заимствований в русском языке, что, конечно же, отражает системный характер происходящих в нём процессов. В качестве пожеланий авторам предлагаю им ознакомиться с монографией Е.В. Мариновой об освоении заимствований в русском языке, а также с докторской диссертацией А.И. Дьякова, представленной к защите в ОмГУ.
# кафедра 01.06.2015 00:00
1. Современный студент, а респонденты были именно обучающиеся вузов (см. сборник конференции №6(49), с трудом понимают слово "склонение".<br />2. Трудности в определении рода СУЩЕСТВУЮТ! Достаточно послушать новости на федеральных каналах ТВ. А тексты из Интернета не являются основанием для науч. исследования. Так можно и надписи на заборе можно принимать за научно-обоснованные данные, равно как и незащищенные диссертации. Лексика должна быть зафиксирована в словаре.<br />3. Если на Земле нет homo sapiens среднего рода (или где-то есть?), это не отрицает наличие категории среднего рода в русском языке.

Оставить комментарий