Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: XIX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 21 января 2013 г.)

Наука: Филология

Секция: Романские языки

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Глущук-Олея А.И. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ КАТЕГОРИИ ОТРИЦАНИЯ ИСПАНСКИМИ ГРАММАТИКАМИ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XIX междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ КАТЕГОРИИ ОТРИЦАНИЯ ИСПАНСКИМИ ГРАММАТИКАМИ

Глущук-Олея Анна Игоревна

канд. филол. наук Херсонского государственного университета, г. Херсон, Украина

E-mail: naranha@ukr.net

 

Отрицание, негативность или негация — одна из важнейших языковых категорий, которая служит для описания действительности, играет огромную роль в процессе коммуникации, является одной из основных умственных операций. Среди остальных универсалий отрицание выгодно отличается особым положением в разных отраслях человеческих знаний — философии, логики, психологии, математики, языкознании.

Универсальность отрицания обусловлена стремлением человека к дифференциации явлений действительности и к отображению этого процесса в языке. В испанском, как и в других языках, к изучению отрицания как лингвистической категории часто обращаются учёные и по сегодняшний день. Но, начиная с классической грамматики А. Небрихи (1492 г.), и включая разные издания грамматик Королевской Академии Наук Испании, едва найдутся исчерпывающие исследования отрицательных элементов; а грамматики, придержи­вающиеся логической традиции, под отрицанием понимали элемент логики, который, по их мнению, не представлял собой грамматической проблемы, а следовательно, и интереса для полемики [9, с. 22]. В ХІХ в. происходит разрыв с грамматическим логицизмом [1, с. 84—85], который характеризовался заменой определённых законов развития языка законами и формами логики, и утверждал существование чёткого параллелизма между мышлением и речью [6, с. 266]. Такой разрыв отобразился на разных лингвистических темах, в частности, привёл к заинтересованности отрицательными предложениями. Примером этого могут служить исследования В. Сальва (1830 г.) “De las frases para negar, preguntar y exclamar”, где выражается мысль о необходимости детального изучения разных наклонений, времён, которые используются в отрицательных предложений, а также порядка слов и отрицательных частиц, предшествующих глаголам [10, с. 486]; в работе описываются указанные аспекты, концентрируется внимание на анализе форм и употребления отрицания, двойного отрицания и последовательности отрицательных элементов. Определённо важной в теории испанского отрицания считается Gramática de le lengua castellana А. Белльо (1847 г.), XVL глава которой посвящена анализу общих схем утвердительных предложений и их модификаций в результате употребления отрицательных морфем; таким образом, такое детальное изучение отрицания стало основой для разных грамматик [9, с. 23]. Макроскопический подход А. Белльо позволил признать позитивное значение слов, которые, следуя за глаголом, употребляются как усилители отрицания, и установить, что предшествуя глаголу, они, наоборот, приобретают негативное / отрицательное значение. То есть, было установлено, что некоторые отрицательные слова по происхождению и по сути своей являются позитивными, например nada (nacida, подразумевая вещь), nadie (nacido, подраумевая человека), jamás(yamás), и, предшествуя глаголу они, как будто, поглащают частицу no [3, c. 712]. Например: No he visto nada/ Nada he visto.

В грамматике Р. Ленца рассматриваются модальные, утверди­тельные и отрицательные наречия, а отрицательные предложения отдельно не выделены; учёный разделяет все виды предложений на восклицательные, вопросительные, распространительные, и к послед­ним относит негативные предложения, которые одновременно связаны с выражениями утвердительных суждений [7, с. 21, 276]. Граммати­ческое отрицание по Е. Льоренсу употребляется для выражения несогласия или неправдивости высказывания, для исключения понятия, какого-то признака или обстоятельства, с антитезой или без неё; отрицание настолько отделяется от утвердительного высказывания, насколько полным является исключение качеств и обстоятельств в позитивном суждении [8, с. 7]. В своей научной работе учёный различает два типа отрицания: синтаксическое, которое выражается специальными словами, и морфологическое, выражаю­щееся префиксально, и утверждает, что романские языки тяготеют к использованию синтаксического отрицания благодаря рельефности, какую приобретает сама идея негации, когда она аккумулируется в определённых отрицательных терминах [8, с. 9]. Также Е. Льоренс рассматривает исторический аспект испанского отрицания, например, таких элементов, как nunca, jamás, tampoco, ninguno, etc., и изучает употребление некоторых существительных как усилителей отрицания [8]. А. Алонсо и Е. Уренья в Gramática castellana утвердительные и отрицательные предложения относят к распростра­нительным, согласно классификации по намерению говорящего; авторы утверждают, что фразы, в зависимости от утверждения или отрицания, считаются утвердительными и отрицатель­ными [2, с. 22].

Последующие грамматики под отрицаним подразумевают инстумент выражения объективного несоответствия подлежащего и сказуемого, несмотря на их постоянную синтаксическую связь: Soy estudianre/ No soy estudiante. Таким образом, вытекает предположение, что испанские грамматики рассматривают утверди­тельные предложения как основу относительно отрицательных, а саму негацию — как деривацию из утверждения [9, с. 24]. Отрицание, в таком случае, является типом семантико-синтаксических отношений, производным от утверждения, которое выражает не противоположное ему, а означает отсутствие предполагаемой связи [5, с. 56]. По отношению к утверждению, отрицание — это самостоятельная и полноправная категория, и вместе они составляют речевую оппозицию. Сами понятия утверждения / отрицания выражаются предложениями, а понятия правдивости / неправдивости соответ­ствуют пропозиции [4, с. 9]. Например: Ana vive en Madrid / Ana no vive en Madrid.

Первое предложение — аффирмация того, что Анна живёт в Мадриде, второе предложение — отрицание первого, и того, что экстралингвистическая ситуация имеет место. Но это не означает, что первая пропозиция правдива, а вторая нет, поскольку всё зависит от реального положения вещей в действительности. Первая будет истинной, если Анна, правда, живёт в Мадриде, и ложной, если она живёт в другом городе. Вторая — наоборот будет правдивой, если Анна не живёт в Мадриде, и неправдивой в обратном случае. То есть, утверждение и отрицание не соответствуют понятиям истинности и ложности [4, с. 10].

Б.С. Алонсо особое внимание уделяет систематизации способов функционирования категории отрицания в испанском языке из-за разноплановости темы, поскольку, происходя из утверждения, отрицание, вместе с сомнением, выражает модальность, отношение гово­рящего к определённому высказыванию или утверждению [11, с. 379]. С отрицанием выражается не только позиция собеседника, но и реализуется экспрессивная функция. Например, в восклица­тельных и вопросительных предложениях утверждение и отрицание нейтрализуются: ¿no tienes frío? ничего не отрицает, а лишь добавляет во фразу модус отрицательного ответа. То есть, можно утверждать, что не всегда отрицание является противоположностью утверждения, поскольку их оппозиция неоднозначна и, иногда, отсутствует; нельзя однозначно утверждать, что частица no может отрицать связь подлежащего и сказуемого, как это определяют другие грамматики [11, с. 380]. Во-первых, их связь неразрывная, во-вторых, частица no может выполнять другие функции: предложения в реплике, вывода без конкретной синтаксической функции. Связь подлежащего и сказуемого будет одинаковой в предложениях “quiero que vengas” и “no quiero que vengas”, или присутствует в синтагмах с подлежащей связью “quiero que no vengas” и “no quiero que no vengas”, так как no относится только к сказуемому. Принимая это во внимание, Б.С. Алонсо наиболее грамматически обоснованным, прежде всего, считает разграничение лексического и грамматического отрицания [11, с. 380]. Грамматическое отрицание представлено частицей noперед отрицаемым элементом. Лексическое отрицание выражается лексемами с отрицательным значением: наречиями, местоимениями, предлогами (nadie, ninguno, jamás, sin, en absoluto, excepto que, tampoco). Исходя из вышеизложенного, можно прийти к выводу, что универсальная категория отрицания сложная, многоаспектная и разноплановая, для репрезентации которой используются разноуровневые средства выражения, вследствии чего считаем необходимым комплексныый поход к её изучению, прежде всего, в испанском языке.

 

Списоклитературы:

  1. Alcina Franch J. Gramática española / J. Alcina Franch, j25é Manuel Blecua. — Barcelona: Ariel, 1975. — P. 8495.
  2. Alonso A. Gramática castellana. Primer Curso (Decimocéptima edición) / A. Alonso, P. Henríqez Ureña. — Buenos Aires: Losada, 1959. — 238 p.
  3. Bello A. Gramática de la lengua castellana [Estudios y edición de R. Trujillo]. — Madrid: Arco-Libros, 1988. — 1024 p.
  4. González Rodríguez R. La expresión de la afirmación y la negación. — Madrid : Arco-Libros, 2009. — 90 p.
  5. Hernández A.C. Nueva sinraxis de la lengua española (sintaxis onomasiológica: del contenido a la expresión). — Salamanca: Colegio de España, 1995 — P. 55—70.
  6. Lázaro Carreter F. Diccionario de términos filológicos / Fernando Lázaro Carreter. — Madrid: Gredos, 2008. — 443 p.
  7. Lenz R. La oración y sus partes. Estudios de gramática general y castellana. — Madrid: “Revista de la filología española”, 1935. — 570 p.
  8. Llorens E.L. La negación en español antiguo con referencia a otros idiomas. — Madrid: “Revista de la filología española”, 1929. — 198 p.
  9. Said S.K. Estudio comparativo de los procedimientos de la negación en español y en árabe. — Granada: Universidad de Granada. Facultad de filosofía y Letras. Departamento de Lengua española [Tesis doctoral], 2009. — 492 p.
  10. Salva V. Gramática de la lengua castellana, según ahora se habla [Estudios y edición de Margarita Lliteras]. — Madrid: Arco-Libros, 1988. — 1831 p.
  11. Sanz Alonso B. La negación en español. — P. 379—384. — [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: cvc.cervantes.es/ ensenanza/.../06_0378.pdf –
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом