Статья опубликована в рамках: XIV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 14 августа 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Труфанова И.В. ЭКОЛОГИЧНЫЕ И НЕЭКОЛОГИЧНЫЕ РЕЧЕВЫЕ АКТЫ В СФЕРЕ ЭМОТИВНОГО // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. XIV междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
 

 

 

ЭКОЛОГИЧНЫЕ И НЕЭКОЛОГИЧНЫЕ РЕЧЕВЫЕ АКТЫ В СФЕРЕ ЭМОТИВНОГО

Труфанова Ирина Владимировна

д-р филол. наук, профессор кафедры филологического образования Московский институт открытого образования, г. Москва

E-mail: 

 

З. Фрейд [16] разработал типологию острот. Работа З. Фрейда «Остроумие и его отношение к бессознательному» была оценена Л.С. Выготским как «близкая к совершенству» [2, с. 102] с точки зрения «анализа формы», как «классический образец всякого аналитического исследования» [2, с. 102], как «стоящая на грани психологии искусства» [2, с. 102]. Эта самая лингвистическая из работ З. Фрейда. Мы решили посмотреть, подтверждается ли правильность типологии З. Фрейда на языковом материале, в частности, на материале русского языка. Согласно предложенной ранее методике установления экстенсионала речевого действия в эмотивной сфере, использованной Т.А. Графовой [3, с. 67—68], Э.А. Нушикян [6, с. 27—28], Л.А. Пиотровской [8, с. 5], собрали картотеку примеров из художественной литературы и национального корпуса русского языка (примеры, помеченные звёздочкой, собраны Е.В. Лебедевой), в которых речевое действие сопровождается авторским вводом, содержащим слова: острота, сострил, остроумно, остроумное (так как в толковых словарях остроту толкуют как «остроумное выражение» [7, с. 465]), сальность, скабрёзность. Наши примеры подтвердили правильность типологии З. Фрейда [12].

Все остроты З. Фрейд прежде всего разделил на тенденциозные и нетенденциозные в зависимости от того, вызывают ли они смех. Нетенденциозные остроты З. Фрейда оказываются афоризмами и принадлежат к ассертивным речевым действиям [12; 13; 15], поэтому дальше речь пойдёт о тенденциозных. Тенденциозные вызывают у кого-то из присутствующих в речевой ситуации желание рассмеяться. Их З. Фрейд разделил в зависимости от того, что в них является объектом критики. В агрессивных остротах объектом критики является лицо, обидевшее говорящего и обладающее более высоким социальным статусом, чем говорящий, поэтому нельзя ответить ему тем же, говорящий может защитить себя, только прибегнув к остроте. В циничных остротах объект критики — социальный институт, в скептических — способность человечества к объективному отражению действительности и производству истинных суждений, в сальностях, или обнажающих остротах, — женщина, объект сексуального желания говорящего, не спешащая это желание удовлетворить. Второй критерий в делении острот З. Фрейдом — «задержки» в мыслительной деятельности — упразднения соблюдения каких-либо правил, табу, запретов. Каждая из тенденциозных острот экономит на чём-то в работе мышления, высвобождённая энергия и есть причина смеха, вызываемого тенденциозными остротами. Агрессивная острота — задержка ругани, брани, обнажающая — задержка стыда и благопристойности. Циничная острота — экономия преклонения перед авторитетами, скептическая — экономия на уверенности в надёжности человеческого познания.

Выделенные З. Фрейдом четыре вида тенденциозных острот: агрессивные, сальности, циничные, скептические— все содержат в авторском вводе слово острота, сострил или остроумно, и только сальности, кроме того, в нескольких случаях имеют ввод: сальность, скабрёзность.

Тенденциозные остроты относятся к речевым актам эмоционального воздействия, поскольку они используются в качестве социальных санкций к слушающему по поводу выполнения последним его социальных и межличностных ролей [12; 13].

Агрессивные остроты позволяют сэкономить на брани. Это изысканная форма постоять за себя, ответить обидчику, переадресовав ему его оскорбление. Выражаются агрессивные остроты пропозициональным содержанием, на уровне глубинной структуры предложения реплика обидчика и ответа ему агрессивной остротой различаются тем, что в остроте отрицается пропозиция инициальной реплики. Описать индикаторы агрессивной остроты на уровне поверхностных структур труднее. Агрессивная острота представляет собой семантический хиазм инициальной реплики обидчика. З. Фрейд приводит в качестве примера случай, когда светлейший князь, которому бросилось в глаза сходство его собственной персоны с простым работником из его имения, спрашивает, служила ли мать последнего здесь и в ответ получает: «Мать не служила, зато там служил мой отец» [16, с. 98].

 К сказанному З. Фрейдом следует добавить, что агрессивные остроты могут быть направлены в адрес и вышестоящего, и равного с говорящим по социальному статусу лица. Пример остроты в адрес вышестоящего лица: « — А ваш молодец вырос, — сказал Егор Егорыч, указывая на стоящего около дамы мальчика в пажеском мундире. — А вы так не выросли! — отозвался вдруг на это с веселой усмешкой мальчик. — А, какова острота!» (А.Ф. Писемский, «Масоны»)*. Острота в адрес человека равного с говорящим социального статуса: «Его фамилия — Суворов. Он крупно написал ее на полоске плотной бумаги и прикнопил к своей клеточке в умывальнике. Мне это показалось неуместным, и я подписал с краешку карандашом: «Не Александр Васильевич». Возможно, я сострил не бог весть как, но неожиданно здорово разозлил Суворова» (В. Шукшин, «Как мужик переплавлял через реку волка, козу и капусту»)*.

Каждый человек обладает определённым статусным набором, поэтому одновременно может в одном из статусов быть выше другого, во втором ниже, в третьем обладать равным с кем-либо статусом. Следующая острота произносится заслуженным артистом в адрес артиста начинающего. Долговременный социальный статус первого выше, но ситуативный, кратковременный — ниже, так как статус дебютанта — самый высокий. «Ну-с, дали мне, как водится, дебют в Александринке. Летом, конечно. Выбрал я «Гамлета». По этому поводу покойный Петр Андреич Каратыгин сострил про меня: «Хам летом дебютирует». Каламбур довольно обидный, ну да от заслуженного артиста и не то снесёшь» (Б.А. Садовский, «Записки актера»)*.

Условия успешности агрессивных острот

Предварительные условия

  1. Говорящий хочет воздействовать на эмоциональную сферу слушающего, поскольку исполнение последним своих социальных и межличностных ролей затрагивает личную сферу говорящего.
  2. Говорящий прибегает к эмоциональному воздействию, так как не может потребовать от адресата надлежащего исполнения им межличностных или социальных ролей, поскольку адресат является вышестоящим лицом, или, если адресат — равное по статусу лицо, он не хочет браниться.
  3. Для говорящего очевидно, что речевой акт эмоционального воздействия необходим для воздействия на изменение речевого поведения слушающего.

Условие искренности

Говорящий хочет воздействовать на эмоциональную сферу слушающего.

Условие пропозиционального содержания

Высказывание включает констатацию положения дел в перевернутом виде относительно того, как его представил первый говорящий.

Существенное условие

Говорящий пытается рикошетом вернуть обидные слова в адрес обидчика.

 Сальности — это развращение, соблазнение присутствующей женщины с целью склонить её к сексу. В них экономится усилие на соблюдение правила хорошего тона, предполагающего, что нужно сдерживать себя, не высказывать вслух свои сексуальные желания.

Условия успешности сальностей

Предварительные условия

  1. Говорящий хочет воздействовать на эмоциональную сферу адресата, так как исполнение адресатом его межличностных ролей раздражает говорящего.
  2. Говорящий прибегает к эмоциональному воздействию, так как не может требовать от адресата удовлетворения своих сексуальных потребностей.
  3. Поведение, которое говорящий провоцирует у слушающего, соответствует его интересам.
  4. Для говорящего очевидно, что для того чтобы воздействовать на слушающего, ему необходимо произвести акт сальности

Условие искренности

Говорящий хочет воздействовать на эмоциональную сферу слушающего.

Условие пропозиционального содержания

Говорящий дает понять слушающему или третьему лицу, что имеет в отношении него или третьего лица сексуальные намерения.

Существенное условие

Говорящий пытается склонить слушающего / третье лицо к удовлетворению своих (или другого лица) сексуальных намерений.

З. Фрейд писал только о третьем лице — присутствующей при разговоре женщине, но, как показывают примеры, эта женщина может быть слушающей, т. е. вторым лицом.

Сальности являются инициальными репликами в диалоге. Индикатор сальностей — эвфемизмы. « — К мужу, к мужу, Инночка! И немедленно делом займитесь… Заодно, хе-хе, и согреетесь… Поскольку сознание Иннино уже было потеряно, то единственное, что заметила она в этих словах, была их явная скабрезность, или, как она это определила, «сальность». Так она, как ей показалось, и ответила, немного косо продолжая висеть в воздухе: — Перестаньте сальности говорить, а еще офицер! » (А. Кабаков, «Последний герой»)*.

Циничные остроты позволяют говорящему критиковать социальные институты, не опасаясь преследований за инакомыслие, диссидентство. Острящий экономит на изъявлении солидаризации с официальной моралью, официальной идеологией.

Условия успешности циничных острот

Предварительные условия

  1. Говорящий испытывает состояние душевной неуравновешенности и стремится избавиться от него, поскольку реальная картина мира не соответствует сложившемуся в его представлении (сознании) идеалу.
  2. Говорящий осознает, что он придет к состоянию душевного равновесия, если совершит речевой акт циничной остроты в присутствии слушающего.

Условие искренности

Говорящий стремится к состоянию душевного равновесия, критикуя отклоняющееся от идеала явление.

Условие пропозиционального содержания

Говорящий констатирует несовершенство социального института, побудившего его к высказыванию.

Существенное условие

Говорящий пытается расшатывать социальный институт.

Индикатор циничных острот — намёки. «Кто-то сострил в нынешнем либеральном духе, что нет худа без добра и что если и сведут весь русский лес, то все же останется хоть та выгода, что окончательно уничтожится телесное наказание розгами, потому что волостным судам нечем уж будет пороть провинившихся мужиков и баб» (Ф.М. Достоевский, «Дневник писателя»). Циничная острота направлена на институт телесных наказаний розгами, на институт социального неравенства, но на институт лесного хозяйства государства, прежде всего. Индикатор остроты — намек: зла безмерно, добра — капелька. «После собрания кто-то сострил, что, пока не разошлись, надо собрать новое собрание, чтобы подтвердить решение этого собрания, которое подтвердило решение предыдущего собрания, которое подтвердило решение еще более предыдущего» (В. Войнович, «Иванькиада, или рассказ о вселении писателя Войновича в новую квартиру»)*. Острота направлена против института собраний, но, главное, так же института выделения квартир гражданам. Индикатор — намек на бюрократическую волокиту в принятии решений. Острота украшена конкатенацией — усложненной конструкцией, компоненты которой связаны отношением последовательного подчинения [5, с. 329]. Циничная острота соотносит два социальных института, и критике подвергаются оба, критика одного на переднем плане, второго — на заднем.

Продолжение

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий