Статья опубликована в рамках: VIII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 15 февраля 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Журналистика

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Винская Л.А. ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СМИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. VIII междунар. науч.-практ. конф. Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

ОСОБЕННОСТИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СМИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Винская Людмила Андреевна

доцент кафедры журналистики ИФиЯК СФУ, г. Красноярск

E-mail: vinska@rambler.ru

 

Человечество XXI века не успевает детально анализировать процессы, в которые его стремительно ввергла глобализация, Трансформация всех сфер жизнедеятельности стала константой третьего тысячелетия, поэтому вникнуть хотя бы в суть тех перемен, которые касаются профессиональных сообществ, необходимо. Это поможет вписаться в новые конфигурации, найти новые формы своего собственного существования и участия в процессах глобализации. Мир «сжался» до размеров деревни, пусть и глобальной, как определил эту виртуальную планетарную трансформацию канадский философ Герберт Маршалл Маклюэн. И в то же время самая обычная деревня получила возможность вместить в себя огромный мир: виртуально раздвинуть границы своей территории, стать участницей всех процессов — политических, образовательных, медицинских, военных. Глобализация подобно огромной воронке продолжает втягивать в себя всех, даже тех, которые считают, что мировые перемены их не касаются. Эта эпоха задала сообществу планеты Земля новые направления развития.

Глобализация, как известно, представляет собой непрерывный процесс воздействия различных факторов международного значения на социальную действительность отдельных стран. В результате, мир становится более связанным и более зависимым от всех его субъектов — в целом. Средства массовой информации в данном процессе являются как фактором, влияющим на него, так и основным каналом, по которому передаются информационные потоки, формирующие систему взаимосвязанности всего мира.

Новые условия ставят иные, чем прежде, задачи перед СМИ, диктуя им другие «правила игры», поэтому осознание журналистским сообществом стремительных трансформаций СМИ в системе глобального мира приобретают особую актуальность в начале второго десятилетия XXI века. Это одна из основных адаптем, требующих детального и в то же время оперативного осмысления, потому что это позволит выстроить алгоритм развития отдельных СМИ и не утонуть каждому отдельному «кораблику» в море коммуникаций. Адаптема (по определению аналитика Андрея Мирошниченко) — ключевой фактор неизбежных изменений, осознание которого позволяет привыкнуть к будущему и управлять настоящим. Именно такая адаптация и нужна современным СМИ, когда идут апокалипсические споры о близкой кончине традиционной журналистики, задачей которой являлось внедрение в сознание непреходящих нравственных ценностей и основополагающие принципы которой якобы должны полностью вытеснить новые задачи, диктуемые «обитателями» социальных сетей. Поэтому очень важно понять особенности современного развития медиасферы, вписаться в них, обходя «рифы», и попытаться найти верный курс.

Рождение глобального мира неизбежно привело и к появлению глобальных СМИ, в том числе и печатных. Их мало, но зато они играют важную роль в медиасообществе. Wall Street Journal, Financial Times, USA Today, International Herald Tribune — это не просто газеты-гиганты, это мировые бренды. Они говорят с миром на английском языке. На других языках газет «глобального масштаба» нет, и пока их появление не предвидится. Нет такой газеты и на русском языке [2, c. 24]. Но «гулливеров» и не может быть много. Они — своего рода маяки, а уж стоит ли стремиться на их, каждый решает сам. Зачем создавать, скажем, в России аналог USA Today, который прозвали в США «газетным фаст-фудом»? Нашей стране нужна своя газетная пища: Россия — не Америка.

Одна из положительных особенностей глобализации в том, что она влияет на усиление позиций местной малотиражной прессы, повышая ее востребованность, а иногда и влиятельность в небольших городах, районных центрах. Это касается и прессы более локальной, издаваемой для отдельных объединений граждан. В России подобная тенденция выражена достаточно ярко. Поскольку теперь не всегда требуется регистрация издания, то нет препятствий для возникновения газет, журналов с малыми тиражами (до 999 экз.), адресованных узкому кругу читателей.

Набрал силу и журнальный сегмент: специализированные издания заполонили мир. На витринах газетных киосков даже провинциальных городов полным-полно журналов на любой вкус. Многие из таких СМИ чувствуют себя достаточно комфортно, грамотно встроив свой маленький мирок в глобальную конструкцию мира. А вот информационные еженедельники типа «Итогов», «Власти», «Деньги», которые еще сравнительно недавно были популярны среди читателей, сдали позиции, хотя, казалось бы, именно они должны быть на гребне волны, потому что активно участвуют в политических, экономических процессах страны. Но дело в том, что население де-факто не участвует в этих процессах. Стало быть, почвы для появления массовых информационных еженедельников нет: они большинству аудитории не нужны. Пока довольно уверенно идут вперед, хоть и окруженные массой всяческих проблем, «гулливеры» и «лилипуты» медиасообщества. Например, в Красноярском крае 44 городских и районных газеты. Тиражи у всех разные: от трех тысяч до 18000. Но примечательная деталь: большинство газет сибирского региона — долгожители. Они появились на свет в 30-х годах ХХ века и до сих пор являются востребованными на местах как носители исключительно регионального контента. Ни WallStreet Journal, ни International Herald Tribune не смогут рассказать жителям, допустим, Ирбейского района, что же стало причиной трагедии в районном суде, когда водитель одного из сел проник в здание суда с канистрой бензина, облил себя и поджег в знак протеста. Погиб сам, погубил других. Здание небольшое, а выбраться из него смогли не все. Вопросов было много. И ответила на них землякам, да и читателям ряда российских изданий, только корреспондент газеты «Ирбейская правда» Елена Шульгина, проведя детальное расследование причин трагедии.

Глобализация трансформировала и конфигурацию радиовещания. Появление цифрового радиосигнала позволило сделать некий «микс»: сегодня без проблем соединяются глобальное вещание и местное, и всё это в «одном стакане» преподносится слушателю. Тенденция почти акселератного роста местного радио объясняется появлением новых условий — удешевлением распространения сигнала, скоростью его передачи через Интернет или спутники связи. Поэтому легко объяснима и метаморфоза радиотипологии. В сегменте происходит заметное уменьшение доли национальных радиовещательных компаний и растет доля местных станций — в диапазоне FM.

Местные российские станции уже заговорили наперебой на отечественном радиопространстве и сейчас пытаются создать собственные сети, в том числе общероссийские. Например, радиостанция «Наши песни» (Екатеринбург) уже давно шагнула к востоку за Уральские горы, а «Эхо Москвы», столкнувшись с проблемой получить частоту в ряде крупных городов (таких как Красноярск), начала распространять сигнал, а стало быть, и свой контент, через Интернет. И не только в пределах России, но и за ее пределами. Это для аудитории даже удобнее, потому что появляется возможность слушать программы «Эха» в любое время, и при необходимости возвращаться к ним. Другая особенность глобализации в радиосфере: «безграничная» свобода общения с аудиторией, когда государственные границы не являются преградой. Раньше на помощь приходили «глушилки», теперь они устарели и морально, и технически.

В типологии телевидения тоже перемены. Правда, разного рода трансформации можно наблюдать, как правило, вне пределов российского телепространства, которое до сих пор болеет «вестернизацией» и, похоже, нескоро избавится от этого недуга, нашпиговывая свои программы сериалами, ток-шоу и прочей продукцией западного образца. Но «смесь французского с нижегородским» напоминает, скорее, жалкую пародию, безвкусицу, нежели эталонный продукт инфотеймента.

В условиях возникновения новых точек на медиакарте мира, неизбежно должно было возникнуть распределение функций, ролей, сфер влияния. Так оно и произошло: обозначилась более четкая разница между кабельным ТВ (КабТВ) и эфирным. В России КабТВ взяло под «опеку» местную аудиторию и стало целенаправленно ориентироваться на ее интересы. В столичном мегаполисе это выразилось в формате районного вещания, в основе которого — блоки местных новостей. На данном фундаменте студии и строят свою деятельность. Правда, локальные программы пока особым разнообразием не отличаются, потому что в главных ньюсмейкерах на таком ТВ — представители властных структур «местного эшелона»…

Печатная пресса России уже давно утратила свои общенациональные параметры. Популярность «больших» газет упала очень резко и влияние их на массы (в том числе и на властные структуры) близко к нулю. Сфера интересов аудитории переместилась в телеэфир. Это объяснимо: далеко не всякий россиянин, живущий, допустим, в селе Ивановка Канского района Красноярского края может выписать даже одну газету — подписка дорогая. Купить в своем селе газету и журнал он тоже не может: до глубинки пресса попросту не доходит. Да и необходимости такой уже нет у абсолютного большинства жителей сельских регионов. Пока до глубинки доберется бумажный вариант, он превращается в «осетрину второй свежести». А вот телепродукт доставляется практически в любую точку России без промедления. К тому же — бесплатно. Поэтому ТВ играет главную роль распространителя информации. Но доставляемый в провинцию телеконтент касается, в основном, событий федерального и мирового значения (бывают репортажи и из глубинки, но в общем потоке это мизер): учитывая размеры страны, федеральные каналы просто не в состоянии предоставить региональным аудиториям информационную картину дня во всей полноте, а уж тем более проанализировать ее. Именно этот недостаток и играет свою положительную роль в развитии и популярности регионального телевидения. В областях, краях и республиках РФ местные телеканалы чувствуют себя достаточно уверенно: дефицита востребованности нет. То же самое касается и маленьких районных телестудий: именно от них люди получают информацию (да еще с «картинкой»), которая касается их территории, они обращают внимания на проблемы, которые федеральное ТВ никогда не будет освещать, ссылаясь на их исключительно локальную значимость.

У Европы сложилась своя — пока достаточно устойчивая — «телемодель». Что будет дальше, покажет время. В распоряжении французской аудитории телезрителей общественно-правовое и частное эфирное ТВ. То же самое можно сказать и о Великобритании. В Германии все эфирное ТВ относится к категории общественно-правового, в то время как спутниковое и кабельное ТВ, в большинстве своем, находится в частном сегменте. Сформировалась и система «разделения труда»: общественно-правовое телевидение закрепило за собой освещение политики, в его программах важную роль играют новостные блоки. Под «патронажем» частного телевидения — поп-культура, спортивная жизнь во всем ее разнообразии и обилие рекламы как основного источника существования.

В России ситуация другая: общественно-правового телевидения в стране не было. Правда, в начале 2012 года на политическом Олимпе начались разговоры о том, что такое ТВ необходимо, но это не нашло заинтересованности в обществе, да и специалисты встретили «инновацию» очень скептически. Видимо, представители разных слоев руководствовались «народной формулой»: в России что ни создавай — всё равно получится ОРТ. Когда-то общественным российским ТВ (ОРТ) именовали нынешний «Первый канал». Но такой бренд никак не может носить канал, если он на 51 % принадлежит государству, а на 49 % — частному бизнесу [6, c. 24—26]. По всем параметрам типологии это всё-таки государственно-частный канал.

Еще одно отличие России телевизионной от всего мира в том, что на Западе достаточно широко развито не только эфирное ТВ, но также и КабТВ, и спутниковое. То же самое можно сказать и о Поднебесной: Китай в этом плане, хотя там с каждым годом, цензура становится всё жестче, не отстает от Европы. Современные кабельные и спутниковые каналы упор делают на развлекательные программы, которые представляют весь (или значительную часть) сегмента инфотеймента. КабТВ аккумулирует в себе всё — от спорта, новостей до искусства. Это специализированное ТВ. Поэтому можно согласиться с теми, кто утверждает, что такое ТВ имеет все типологические признаки тележурнала для широкой разновозрастной аудитории: для каждого возраста, для любого круга интересов — свои тележурналы. В России КабТВ еще не набрало обороты — по ряду причин: нет мощной армии специалистов-профессионалов, которые могли бы обеспечить огромное количество «точек» конкурентоспособным и, значит, разнообразным продуктом. Придумать что-то свое, что смогло бы привлечь аудиторию, россияне пока не могут. Та же знаменитая «тарелка» НТВ+ выбрала для себя телевизионный «сэконд хэнд», распространяя зарубежные программы или заимствуя что-то у телеканалов «Россия», «Культура», у вездесущего Интернета, но, не утруждая себя созданием собственного продукта.

Роль Интернета в процессе мировой глобализации совершенно особая и переоценить ее трудно: она всеобъемлюща и касается всех сфер жизнедеятельности общества. Влияет она и на типологию, структурные элементы и формы существования СМИ. Интернет, по сути, открыл для любого средства массовой информации, даже самого маленького и удаленного от мегаполисов на огромные расстояния, широкие возможности обращения к глобальной аудитории. Проблема лишь в том, как эту аудиторию заинтересовать своим контентом, но это уже другой вопрос. Главное — путь открыт для всех. И никто не ограничивает СМИ рамками локальных проблем и тем. Даже учебный журнал «Спикер» журфака Сибирского федерального университета (Красноярск) имеет возможность «разговаривать» с мировой аудиторией и встраиваться в глобальную систему СМИ. Подобная возможность и у самых «дальних» газет Таймыра или таёжных районов Красноярья: они открыты всему миру и им доступен весь мир. А небольшая шведская газетка The Lokal находится в рядах изданий, постоянно цитируемых информагентствами и самыми разными СМИ. Место приписки перестало играть роль для завоевания аудитории. Играет роль совсем другое — способность создать оригинальный контент и умение грамотно распространить его. Именно это и позволяет превратиться при «посредничестве» Интернета из местной газеты в широко востребованный канал передачи информации — новостной или аналитической. Сам Интернет как система тоже трансформируется. Это можно увидеть, рассматривая периоды его становления именно как Интернета медийного.

Иван Давыдов, руководитель исследовательского отдела интернет-департамента Фонда эффективной политики (ФЭП), на аналитический доклад которого, сделанный ещё в 2000 году, и по сей день ссылаются исследователи, разделил становление русского медийного Интернета на четыре периода [8, c. 87—92]:

Первый период: от появления первых русских Интернет-ресурсов до конца 1998 года. Этот период характеризуется преобладанием авторских ресурсов, незначительным количеством крупных игроков на рынке, их низкой активностью и, соответственно, невысоким уровнем вложений в медийный сектор Интернета.

До 1995 года Интернета в его современном виде в России не существовало. Он был своего рода новой игрушкой, обо всех возможностях которой, многие её обладатели не знали. Русский Интернет в основном использовался в качестве почтовой системы. С 1995 года начинается проникновение ряда российских изданий в сеть. В марте 1995-го вышла первая онлайн-версия печатного издания. Первопроходцем стала «Учительская газета». В октябре 1996 года «Радио1-Петроград» впервые в стране осуществило опыт прямого непрерывного радиовещания через Интернет.

В 1995 году РИА РосБизнесКонсалтинг первым из российских информагентств запускает собственный сервер в Интернете. Туда РБК загнала закрепившаяся за агентством репутация «второразрядного игрока» на рынке информации. Все изменилось во время кризиса августа 1998 года, когда РосБизнесКонсалтинг стал основным источником информации для тех, кто искал в Интернете новости о состоянии фондовых рынков, реакции на кризис в России и за рубежом. РБК мгновенно из аутсайдеров стал самым популярным сетевым информационным ресурсом в сфере экономики, продолжая удерживать эту позицию.

Первый период примечателен и тем, что в Интернете поселилось абсолютное большинство самых популярных тогда печатных СМИ России, в первой тройке были сайты еженедельника «Аргументы и факты» (1997), «Комсомольской правды» и «Известий» (1998).

Второй период: 1999 — начало 2000 года. В медийном секторе ярко выраженный рост активности: впереди выборы в Госдуму РФ (19 декабря 1999 года) и выборы президента РФ (26 марта 2000 года). Неудивительно, что в Интернете появился ряд новых игроков, у которых были свои интересы присутствия на медийном поле. И поскольку резко увеличился объём вложений в развитие интернет-СМИ, именно второй период выдал на-гора большинство интернет-проектов, которые благополучно здравствуют и во втором десятилетии XXI века, что говорит о верных расчетах «проектировщиков», сумевших правильно (может, иногда и на уровне интуиции) создать модель, способную мобильно трансформироваться в любых условиях, не уступая занятых позиций.

1 марта 1999 года вышло в свет первое в РФ ежедневное интернет-СМИ Gazeta.ru и довольно быстро заняло первые позиции в рейтингах популярности, убедительно продемонстрировав, что в Интернете можно создать информационный ресурс, не уступающий по качеству печатным изданиям, но значительно превосходящий их по оперативности.

В том же году интернет-версию запустила «Независимая газета». Это первая крупная ежедневная газета, осмелившаяся полностью публиковать свои материалы, включая тематические приложения, в свободном доступе. Тогда же увидели свет сайты «Коммерсанта», и правительственной «Российской газеты». Начала работу круглосуточная новостная интернет-служба Lenta.ru.

Третий период: с начала 2000 года. Это время «инвестиционного бума». Характерная его черта — на рынок вышли новые игроки, которые не имели определенных интересов в политической сфере. В основном, это были компании, связанные с западным (прежде всего американским) венчурным капиталом. И еще особо характерная деталь периода — многочисленные попытки реализации в русском Интернете примитивно понятой «американской модели». Впрочем, такие попытки можно наблюдать и в третьем тысячелетии. Но они уже примелькались и потому воспринимаются как «необходимое зло»: ведь если есть продукция «от кутюр», значит, это предполагает наличие «ширпотреба».

Началом четвертого периода И. Давыдов назвал 8 сентября 2000 года, когда стало известно о закрытии одного из наиболее амбициозных проектов, характерных для третьего периода, — портала «Поле.Ру», канувшего в Лету. Кто теперь о нем знает? Разве что историки Интернета… Уже тогда аналитик высказал предположения, что в будущем сохранится преобладание новостных ресурсов при возрастании значимости ресурсов комментарийного и смешанного типов; снижение влияния бизнес-групп на медийный сектор. Он оказался прав.

Многие исследователи сходятся во мнении, что традиционные СМИ, приходя в Интернет в середине девяностых ХХ столетия, не совсем осознавали, зачем им это надо, то есть не задавалось вопросом о целесообразности, не думали об экономической модели, целевой аудитории запущенного интернет-проекта. В результате, большинство онлайн-версий работало, по сути, вхолостую. Медиаменеджеры, открывая представительства СМИ в Интернете, не сразу смогли оценить возможности Сети и использовать ее потенциал. С. А. Лукина выделяет следующие типы интернет-СМИ [8, с. 87—92]: он-лайновые издания, работающие исключительно в Сети; электронные версии уже существующих бумажных изданий журналов и газет, газетный формат которых выдерживается лишь отчасти, «ввиду того факта, что период выхода газет, в лучшем случае, составляет один раз в день, а обновление информации на новостных ресурсах происходит постоянно по мере поступления свежих новостей»; сайты телевизионных каналов.

И. Д. Фомичева к интернет-СМИ относит лишь ту группу веб-сайтов, которая занимается периодическим освещением общественных событий, жизни социума, и подразделяет входящие в эту группу информационные ресурсы на текстовые сайты (новостные ленты, газеты, журналы), радио и телевидение [14, c. 82—87].

В. Н. Монахов, предлагает различать среди медийных ресурсов, представленных в Рунете, прежде всего, собственно сетевые издания и сетевые версии традиционных СМИ [10, С. 8]. Далее, но типу представленного контента исследователь подразделяет онлайн-СМИ на две группы, составленные из нескольких подгрупп. Новостные — комментарийные и смешанные. Авторские — редакционные, смешанные.

Немало дискуссий было по поводу, можно ли интернет-издания называть СМИ. Но все споры рано или поздно кончаются… Согласно законодательству РФ регистрация интернет-издания добровольная и необязательная. А вот чтобы обрести статус интернет-СМИ (именно средства массовой информации, а не просто издания), необходимо пройти официальную регистрацию. Сайты, на которых публикуются новости (комментарии, репортажи, рецензии и т.д.), но которые не зарегистрированы соответствующим органом Роскомнадзора, де-юре не являются средствами массовой информации, что, впрочем, не мешает им работать в режиме СМИ.

Новые обстоятельства сформировали и свою специфику взаимодействия интернет-СМИ и социальных сетей. Интернет продолжает наступать. За 2010 год аудитория большинства ведущих телеканалов РФ сократилась, в то время как аудитория ведущих сайтов Рунета получила солидное пополнение [10, c. 12]. Социальные сети, новостные порталы, поисковые системы, агрегаторы новостей обладают особой силой притяжения. Популярность агрегаторов легко объяснима: человек заходит на главную страницу любого поискового портала и сразу видит новостной блок — интригующую аннотацию топ-новостей. Это притягивает читателя. Психологический расчет «поисковиков» оказался верным, но такие порталы не создают собственные новости, они пользуются готовыми заметками, заимствуя их из разных информационных источников. Поэтому поневоле они должны искать союзников среди интернет-СМИ. А те, в свою очередь, понимают, что такой соратник, как социальные сети, поможет им привлечь на свою сторону достаточно большое количество аудитории.

Многие интернет-СМИ уже успели обзавестись собственными страницами в наиболее популярных социальных сетях. Но в рейтинге новостных интернет-СМИ в первую десятку Facebook попали страницы РИА Новости и Вести.ру. В Twitter эти порталы тоже лидируют — занимают 4 и 1 места соответственно. Скорее всего, популярность зиждется не на особом интересе пользователей, а на промо-натиске интернет-СМИ, которые предугадывают перспективы этого сотрудничества. Изменения в сфере интеграции интернет-СМИ с социальными сетями настолько динамичны, что многие просто не успели, как говорится, поймать воздушный поток, чтоб оказаться на высоте. Нет пока и солидной базы чужого опыта, который новички могли бы использовать как своеобразный «стол отрыва». Приходится учиться на своих ошибках, а не на чужих и продвигаться зачастую наугад, рискуя уткнуться в тупик. Однако активный процесс развития медиа без интеграции представить невозможно, тем более что, умело выстроенная, она является залогом успешности. Партнерство социальных сетей и интернет-СМИ выгодно обеим сторонам, вступившим, как и все мировое сообщество, в новый этап информационной эпохи.

Говоря об интеграции, нельзя не отметить еще одну особенность — появление так называемой социальной журналистики, или журналистики участия. Мне кажется, более точной была бы формулировка — журналистика соучастия. Lenta.ru называет это гражданской журналистикой. Но главное не в дефинициях, а в сути явления. Никогда прежде в создании текстов, фотографий, видеосюжетов для профессиональных СМИ не принимало участия такое огромное количество непрофессионалов, далеких от журналистики, Их даже любителями или внештатными корреспондентами назвать нельзя. Они просто читатели и зрители, оказавшиеся свидетелями того или иного события и отразившие его одним из способов, а потом передавшие в редакцию, даже не заходя в нее. И такие «внезапные» авторы бывают зачастую оперативнее репортеров: последние еще только-только узнали о факте, а очевидец уже запечатлел его. Пример: теракт в столичном аэропорту Домодедово, когда первыми информацию, значительно опередив СМИ, поставили россиянам именно социальные сети. Но в таком содружестве есть и подводные рифы. По социальным сетям циркулирует немало непроверенной информации — имеет место синдром «сарафанного радио». Во время терактов в Московском метрополитене весной 2010 года пользователи социальных сетей мгновенно «тиражировали» запущенную кем-то «утку», будто случились взрывы еще на ряде станций. Позже выяснилось: это была выдумка, которую, кстати, упоминали и профессионалы, боясь отстать от конкурентов. Приходится журналистам проверять материалы своих народных репортеров. В РИА Новости в проекте «Ты — репортер» даже есть специальная рубрика «Проверено редакцией». Кстати, это, пожалуй, та основа, которой могут при желании воспользоваться и другие, выстраивая свои отношения с социальными сетями

В разделе «Ты — репортер» сообщаются рейтинги новостей и репортеров, к каждой новости можно добавить комментарий и экспортировать текст далее.

«Ты — репортер» — это своего рода увлекательный мастер-класс: авторам «с улицы» предлагается работать по законам профессионалов, они изложены в разделе «Кодекс журналиста». А как это делать, все желающие могут узнать тут же, открыв раздел «Школа репортера», в котором опытные журналисты, операторы, дизайнеры рассказывают о технологии творчества, делятся опытом.

Vesti.ru, по данным агентства TNS, занимают третье место по посещаемости среди новостных порталов Рунета: впереди — РИА Новости и РосБизнесКонсалтинг. Тандем rian.ru и vesti.ru — лидеры конвергентной журналистики, и это особенность российского медиапространства: именно государственные интернет-СМИ стали лидерами в интеграции с социальными сетями и первопроходцами в продвижении к конвергентной журналистике. Тут, конечно, сыграли свою роль и финансовые возможности. Но нельзя отрицать и наличие «осознанной государственной стратегии захвата влияния на новом поле — в социальных медиа», как отмечает в своем исследовании об интеграции интернет-СМИ и социальных сетей Егор Панченко. «Идея новых отношений Интернет-СМИ и пользователя в том, что не читатель приходит в СМИ, а медиа стремится попасть в «близкий круг» пользователя в социальной сети. Благодаря этому взаимодействию происходит расширение аудитории читателей, увеличивается доля лояльных пользователей, которых легче удерживать «рядом с брендом» [11, с. 117—118] Кроме того, расширяется количество источников контента. И это разнообразие тоже помогает СМИ удерживать аудиторию подле себя и некоторым образом управлять ею.

Можно смело предположить, что интеграция интернет-СМИ и социальных сетей будет расширяться и совершенствоваться по всем направлениям. Но уже сейчас можно констатировать: глобализация породила совершенно новое информационное пространство — интерактивные конвергированные социальные медиа, которые оказывают конкретное влияние на солидные традиционные и интернет-СМИ, так как могут дополнять и корректировать информацию, выпускаемую в свет крупнейшими изданиями. И это пространство еще предстоит осваивать журналистскому сообществу в партнерстве с многочисленной «армией», дислоцированной в социальных сетях.

 

Список литературы:

1.        Андреев Э. М. Средства массовой информации и реформирование России // Социально-политический журнал. — 2008. — № 5.

2.        Дубин Б. В. Масс-медиа и коммуникативный мир жителей России // Вестник общественного мнения. — 2009. — № 3. — С. 24.

3.        Засурский И. И. Интернет и интерактивные электронные медиа: исследования: cб. Лаборатории медиакультуры, коммуникации, конвергенции и цифровых технологий. — М.: Новое Просвещение, 2009. — 256 с.

4.        Засурский Я. Н. Закономерности и тенденции развития журналистики в переходный период // Журналистика в переходный период: проблемы и перспективы. — М.: Наука, 2008. — С. 15.

5.        Колесникова М. М. Периодические издания электронных сетей как вид СМИ: Типологический аспект. — М.: Наука, 2008. — С. 77.

6.        Костыгова Ю. В. Проблемы типологизацни сетевых СМИ. — СПб.: ЭКСМО, 2009. — С. 24—26.

7.        Качкаева А. Г. Журналистика и конвергенция. Почему и как традиционные СМИ превращаются в мультимедийные. — М.: Наука, 2010. — 312 с.

8.        Лукина М. М. СМИ Рунета: штрихи к типологическому портрету (по результатам мониторинга интернет-СМИ). — М.: Новое Просвещение, 2008. — С. 87—92.

9.        Маклюэн М. Г. Галактика Гутенберга. Сотворение человека печатной культуры. Киев: «Ника-Центр», 2004. — 432 с.

10.     Мартынов М. Ю. О предмете социологии массовой коммуникации //  Социологические исследования — 2009. — C. 12

11.     Панченко Е. И. Интеграция Интернет-СМИ и социальных сетей в Рунете: Новая публичная сфера или пространство контроля? // New Media. — 2011. — № 6. [электронный ресурс] — Режим доступа. — URL:http://www.digitalicons.org/issue05/files/2011/05/Panchenko-5.6.pdf

12.     Сухов В. П. Интернет-СМИ Рунета: системные характеристики. — М.: Наука, 2009. — С. 8.

13.     Уфименко А. С. Эпоха глобализации. — М.: Наука, 2008. — 456 с.

14.     Фомичева И. Д. СМИ среди социальных коммуникаций в Интернете. — М.: Журналист, 2010. — С. 82—97.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий