Статья опубликована в рамках: VI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 14 декабря 2011 г.)

Наука: Искусствоведение

Секция: Театральное искусство

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции, Сборник статей конференции часть II

Библиографическое описание:
Монд О. АМЕРИКАНСКАЯ И БРИТАНСКАЯ ОПЕРЕТТА 20-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА И ЕЕ РОЛЬ В РАЗВИТИИ БРОДВЕЙСКОГО МЮЗИКЛА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. VI междунар. науч.-практ. конф. Часть II. – Новосибирск: СибАК, 2011.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

АМЕРИКАНСКАЯ И БРИТАНСКАЯ ОПЕРЕТТА 20-Х ГОДОВ ХХ ВЕКА И ЕЕ РОЛЬ В РАЗВИТИИ БРОДВЕЙСКОГО МЮЗИКЛА

Монд Ольга-Лиза

канд. пед. наук, преподаватель,

Институт театра и кино Ли Страсберга, г. Нью-Йорк, США

E-mail: lmonde@rambler.ru

 

В XIX-ом и начале XX-го века законодательница моды - венская оперетта рассматривалась в качестве популярной формы развлечения, в которой действие протекало в некой фантастической стране Руритании — расположенной где-то в Центральной Европе или на Балканах — царстве представителей знати и патриархальных крестьян, вечно пребывающих в девятнадцатом веке [5]. Даже само слово Руритания, пришедшее из вышедшего в 1894 году романа Энтони Хоупа «Узник Зенды»/»The Prisoner of Zenda»,звучит загадочно и сладостно, маня воображение в экзотические края. Публике нравились постановки, где на фоне роскошных декораций главные герои в причудливых костюмах влюблялись, ревновали, сплетали интриги, а оперетточные «простаки» забавляли зрителей смешными репризами. Действие разворачивалось под восхитительную музыку, состоящую из вальсов, маршей, виртуозных соло и дуэтов.

Стилизованные версии венской оперетты оказались чрезвычайно популярными у американцев. В начале XX-го столетия ничто не могло сравниться в успехе с «Веселой вдовой»/»The Merry Widow»  Франца Легара, когда ее англоязычная версия была поставлена в Нью-Йорке в 1907 году [8]. Вслед за «Веселой вдовой» практически ежегодно появлялись новые шоу, которые неизменно привлекали все большее число зрителей. К их числу можно отнести написанные Оскаром Штраусом «Мечтательный вальс»/»A Waltz Dream» (1908) и «Шоколадный солдатик»/»The Chocolate Soldier» (1909), а также «Балканскую принцессу»/»The Balkan Princess» Пола Рубенса (1911) и привезенную из Лондона оперетту «Барон Тренк»/»Baron Trenck» (1912) Феликса Альбини [3]. Многие европейские оперетты, достаточно долго сохранявшиеся в репертуаре, были подвергнуты  перелицовке для бродвейской сцены такими ставшими в последующем известными композиторами, как И. Берлин, Д. Керн и др. Так, оперетты И. Кальмана «Веселые гусары»/»The Gay Hussars» (1909) и «Девушка с Ривьеры»/»The Riviera Girl» (1917) — переделанная «Королева чардаша»/»Die Сzardas furstin» могут считаться в этом плане рекордсменами.

К середине 20-ых годов интерес к европейской оперетте в Америке существенно снизился. Оперетте как жанру предстояло сильно измениться, чтобы выжить. Послевоенная Америка процветала, и публика хотела поскорей забыть про ужасы недавней войны и видеть на сцене только отражение своего нынешнего благополучия. Герои оперетты должны были измениться, как и само место действия. Все это требовало разработки новых сюжетных линий, новой музыки, костюмов, декораций. Ведущими создателями такой американской оперетты стали Рудольф Фримль и Зигмунд Ромберг [5].

В Лондоне с приходом 20-ых годов продолжали играться две оперетты, чья сценическая жизнь началась еще в предыдущее десятилетие. Это были: «Чу Чин Чоу»/»Chu Chin Chow» (1916) и «Дева гор»/»The Maid of the Mountains» (1917). Когда оперетта «Чу Чин Чоу» (музыка Фредерика Нортона, либретто и слова песен Оскара Эша) появилась на сцене Театра Его Величества, Великобритания участвовала в Первой мировой войне. Сюжет оперетты повторял историю Али-Бабы и сорока разбойников, разворачивающуюся в пышных восточных декорациях под приятную музыку. Это шоу отражало интерес британского общества к востоку, связанный с политикой империи. Оперетта «Чу Чин Чоу» выдержала 2 235 представлений и показывалась до 1921 года. Она способствовала созданию концепции Вест Эндского мюзикла, идущего на сцене в течение долгого времени [6].Впервые столь широкомасштабная рекламная компания была осуществлена именно для этого шоу: оно рекламировалось в прилегающих к Лондону графствах и положило начало традиции приезжать на поезде в Лондон специально для того, чтобы посетить театр. В процессе проката спектакля Эш вносил в него изменения. Он добавлял сцены и создавал все более зрелищные декорации, что способствовало привлечению на спектакли тех, кто уже видел оперетту прежде. В партитуре Нортона было пять прекрасных баллад, и среди них такие как «Всегда есть время целоваться»/»Any Time's Kissing Time» и «Я тебя так люблю»/»I Love Thee So», а также написанная для низкого баритона «Песня сапожника»/»The Cobbler's Song». Кроме того в ней есть предназначенный для хорового исполнения в унисон марш «Лесные разбойники» /»Robbers of the Woods», а также песня главного героя «Я — Чу Чин Чоу из Китая»/»I Am Chu Chin Chow of China».

Другим хитом военного времени стала оперетта «Дева гор» /»The Maid of the Mountains» (музыка Джеймса Тейта, слова песен Гарри Грэма, либретто Фредерика Лонгсдейла). Ее действие происходило высоко в горах, на территории, контролируемой разбойниками. В центре сюжета находится Тереса, «дева гор», которую арестовал генерал Малона, губернатор Санто. Малона обещает ее освободить лишь в случае, если будет пойман ее возлюбленный Балдасарре, объявленный вне закона. В ходе последующих событий тот попадает в тюрьму, но Тересе удается устроить его освобождение. Героиню оперетты сыграла Хосе Коллинз, которой выпало на долю стать первой исполнительницей будущего бессмертного хита — песни «Любовь найдет выход»/»Love Will Find a Way» с ее замечательным вальсовым припевом. Эта оперетта выдержала более 1 300 показов только при первой лондонской постановке  и позднее ее много раз ставили в других театрах страны [5].

Нельзя сказать, чтобы переделки немецкоязычных оперетт совершенно отсутствовали на английской сцене. Так,  к числу долгожителей, удержавшихся на сцене более года, можно отнести оперетты «Леди розы»/»The Lady of the Rose»1 (1922), «Женщина в горностаевой накидке» /»Die Frau im Hermelin»2

(1927), «Время сирени»/»Lilac Time»3 (1922), «Дом трех девушек»/»Das Dreimаder haus» (1916). Оперетта «Время сирени» имела тот же исходный материал, что и «Время цветения»/»Blossom Time» (1921) Ромберга и Доннелли, но эти два шоу сильно отличались друг от друга. Так что «Время сирени» вовсе не является просто британской версией оперетты Ромберга.

Американские оперетты решительно доминировали на британской музыкальной сцене.4Так, оперетта «Розмари»/»Rose Marie» выдержала 851 представление, оперетта «Король-бродяга»/ «Тhe Vagabond King» и«Песня пустыни»/»The Desert Song» были тепло встречены зрителями Лондона и соответственно выдержали 480 и 432 представлений. Примечательно, что местом действия ни в одной из этих оперетт не была сказочная страна. Когда же в Лондоне поставили оперетту «Принц-студент»/»The Student Prince», она выдержала всего 96 представлений. Ее сюжет, разворачивающийся в Германии, и главная исполнительница главной роли Кэти — Узе Марвенга, актриса немецкого происхождения, тоже не способствовали успеху постановки — с окончания Первой мировой войны прошло всего семь лет и антигерманские настроения в обществе были слишком сильны.

Оперетта с похожим, но более современным сюжетом, появилась в конце двадцатых годов — «Сладкая горечь»/»Bitter Sweet» (1929), либретто, музыка и тексты песен которой были написаны Ноэлем Коуардом. Это было его первое чрезвычайно успешное произведение, такого рода. Сюжет представляет собой взгляд в прошлое: действие разворачивается в Вене XIX века, этой цитадели сентиментальной оперетты.5 Оперетта написана с большим мастерством и в нее вошло много замечательных песен. Среди них такие, как взволнованная «Та-ра-ра-бум-де-эй»/»Ta-Ra-Ra-Boom-De-Ay», остроумный мужской квартет «Зеленые гвоздики»/»Green Carnations», написанные в стиле венского вальса, «Бродяга» /»Zigeuner» и «Я увижусь с тобой снова» /»I'll See You Again», а также печальная «Если бы любовь была всем» /»If Love Were All».

В целом оперетта в Великобритании была не так популярна в 20‑е годы, как в США. Во многом это было связано с отношением британцев ко всему исходящему из центральной Европы. И действие английских оперетт происходило точно не в Руритании. Оперетта «Роза Аравии»/»The Rose of Araby»(1920) на музыку Мерлина Моргана, либретто Гарольда Симпсона и «Каир»/»Cairo» (1920) композитора Перси Флетчера, пантомима Оскара Эша- обе использовали экзотику «Сказок тысячи и одной ночи». Их успех и принятие публикой североафриканской экзотики объясняет, по крайней мере, отчасти, огромную популярность у британского зрителя оперетты «Песня пустыни».

Подобно тому как Ромберг изменил свое видение оперетты после выдающегося успеха его «Принца-студента», Фримль в своих последующих шоу отошел от североамериканских сюжетов (например, оперетта «Розмари») и перешел к тем, в которых действие разворачивалось во Франции — например «Король-бродяга» /»Тhe Vagabond King» (1925) и «Три мушкетера»/»The Three Musketeers» (1928). Эти две работы стали данью любви ко всему французскому, которая пришла в Америку в это время. Франция и французская культура в течение этого десятилетия владели умами американцев. Гламурные журналы продвигали французскую моду, а в музыкальных кругах  восхищались французскими композиторами.

Либретто оперетты «Король-бродяга»6 основывалось на пьесе Джастина Мак Карти «Если бы я был королем»/»If I Were King». Героизм и любовь движут сюжет7, а музыка акцентирует и поддерживает эти две основополагающие составляющие шоу. «Песня бродяг»/»Song of the Vagabonds» представляет собой марш, служащий призывом на борьбу с угнетением. Средняя часть его написана в миноре, и это роднит данный марш с маршем конных полицейских из оперетты «Розмари». Сентиментальные чувства переданы в веселой балладе «Только роза»/»Only a Rose» и  в медленном вальсе «Полюби меня сегодня»/»Love Me Tonight».

Партитура оперетты «Три мушкетера»8 включала в себя такие яркие номера как «Моя красавица»/»Ma Belle», «Один поцелуй»/»One Kiss», «Мои мечты»/»My Dreams», «Моя шпага и я»/»My Sword and I», а также героический «Марш мушкетеров» /»March of the Musketeers». В ней можно выделить также веселую балладу «Мои сны»/»My Dreams», которую поет королева. В ней первая нота каждой фразы на одну ступеньку ниже предыдущей, что блестяще передает погружение героини в сон.

В десятилетие, последовавшее за Первой мировой войной, значение Америки как мировой державы неуклонно возрастало, и ее репутация защитницы демократии поддерживалась, в том числе и бродвейскими опереттами, в которые включались героические  марши [4].Такие музыкальные произведения как «Рифская песня»/»The Riff Song», «Твоя страна и моя страна»/»Your Land and My Land», «Мужчины с твердыми сердцами»/»Stout-Hearted Men», «Песня бродяг»/»Song of the Vagabonds» и «Марш мушкетеров»/»March of the Musketeers» привлекали внимание британской аудитории не меньше чем сентиментальные вальсы.

Оперетты 20-х, их названия, музыка и тексты арий вызывают в памяти романтические образы далеких времен и далеких стран. Эти произведения продолжают пользоваться популярностью, которая проистекаетнепосредственно из самой их природы — «рожденных старомодными». Такие оперетты, как «Принц-студент», «Розмари», «Горькая сладость» и сегодня звучат ностальгически, как, впрочем, и в 20-е годы XX века. Им присуще чувство сентиментальности и эскапизма, что во времена их создания стало основным достоинством и главным недостатком. Но многие из этих работ, включая «Песню пустыни», «Трех мушкетеров» и «Новолуние»/»The New Moon» наполнены приключениями и хулиганскими проделками героев, достигающими побед над политической тиранией или угнетением, успевая найти время и для любви.

20-е годы стали пиком в развитии оперетты в американском музыкальном театре, однако и позднее она не прекратила свое существование [7]. Оперетта послужила моделью и образцом для таких авторов как Роджерс и Хаммерштайн. В конце концов, именно тот самый Оскар Хаммерштайн II, который создавал тексты для оперетт «Песня пустыни» и «Новолуние», чуть позднее стал автором таких знаменитых мюзиклов как«Оклахома!»/»Oklahoma!», и «Юг Тихого океана»/»South Pacific».

Англоязычные оперетты пересекали Атлантику в обоих направлениях, что способствовало их взаимообогащению. Общими тенденциями того времени в этом жанре музыкального театра  можно считать романтику, ностальгию и приключения [5]. И, если романтические отношения практически не претерпевали изменений на протяжении всего жизненного цикла оперетт — с момента зарождения до наших дней, а воспоминания о прошлом всегда обеспечивали ностальгические ассоциации, то содержание приключений  и их география менялись. Так, существовавшие в оперетте оазисы любви - такие как Гейдельберг XIX века, Канадские Скалистые горы, средневековый Париж, Французское Марокко и Луизиана XVIII, Вена XIX века — давали зрителям возможность бежать туда, где звучали вальсы и марши, а из любови, геройства, доблести и достоинства  рождался мир полный гармонии. Авторам оперетт 20-х годов XX века пришлось изменить Руритании, перенеся место действия из сказочного в историческое пространство, и наделить героев теми качествами, которые были аутентичны их современникам. Выше  мы говорили о том, что это был вынужденный ход, связанный с особенностями исторического момента, экономической ситуацией и, как следствие, социально-психологическими особенностями восприятия действительности населением Америки и Великобритании [2].

Этот очень важный момент хочется подчеркнуть особо, так как мюзикл, который считается наследником оперетты, в последующем развивал именно этот, социально ориентированный принцип обращения к зрителю [1]. И сегодня композиторы и хореографы музыкального театра, работающие над постановками мюзиклов, продолжают приспосабливать стили к современным требованиям своей аудитории, стараясь говорить с ней на присущем ей, понятном языке. В дело идут и рок-н-ролл, и латинские ритмы, и — причем во все больших масштабах — мотивы неевропейского и неамериканского происхождения (например «Бомбейские мечты»/»Bombay Dreams»). Именно эта «социальная лабильность» позволила мюзиклу сделать в XX столетии головокружительный скачок, который превратил его в массовый вид музыкально-исполнительского сценического искусства, что в первую очередь отличает его сегодня от оперетты.

 

Список литературы:

1.        Монд О.-Л. Музыкальный театр: жанры и вокальные стили.//SocialScience/Общественные науки: Всероссийский научный журнал. М.: МИИ Наука, 2010, № 6, с. 95‑101.

2.        Монд О.-Л. Отражение «социального идеала» в разных жанрах музыкального театра. / Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Психология социального взаимодействия в изменяющемся мире». Часть II, Саратов: ИЦ «Наука», 7-8 октября 2010, с. 64‑71.

3.        Banfield S. Popular Song and Popular Music on Stage and Film./Cambridge History of American Music, ed. D.Nicholls. Cambridge, 1998, p. 333‑341.

4.        Block G. The Broadway Musical from “Show Boat” to Sondheim. New York: Oxford, 1997.

5.        Everett W.A. American and British operetta in the 1920s: romance, nostalgia and adventure./Musical, ed. by W.A.Everett and P.R.Laird, 2d edition. NY: Cambridge University Press, 2008, p. 72‑89.

6.        Everett W.A. Chu Chin Chow and Orientalist Musical Theatre in Britain./Portrayal of the East: Music and the Oriental Imagination in the British Empire, 1780‑1940, ed B.Zon and M.Clayton. Aldershot, 2007, p. 277‑296.

7.        Knapp R. The American Musical and the Performance of Personal Identity. Princeton, 2006, p. 40‑49.

8.        Krasner O.R. Wien, Women and Song: The Marry Widow in New York./Sonneck Society Bulletin, 1996,22/1, p. 1‑11.

Ссылки

1 Композитор Джин Гилберт.

 Авторы — Рудольф Шанцер и Эрнст Велиш.

Музыкальная аранжировка Хайнриха Берте и Г.Х. Клутсама, либретто и слова песен Адриана Росса.

Подобное явление вновь будет наблюдаться в 40-е годы XX века.

Это история маркизы Шейн, прежде известной как Сари, которой пришлось выйти замуж за человека, которого сочли для нее подходящей партией, хотя она сам предпочла бы связать свою судьбу с учителем музыки по имени Карл Линден. Когда-то Линден работал дирижером в одном из венских кафе, где пела Сари. Некий солдат пытался приударить за Сари, и Карл погиб, защищая ее честь. Хотя потом Сари стала известной певицей и, в конце концов, вышла за англичанина-маркиза, в глубине сердца она предана своему Карлу. Повесть о ней полна горечи утраты и сладости воспоминаний о любви  одновременно. Это и отражено в заглавии — «Горькая сладость».

6 Либретто Бриана Хукера, Рассела Дженни и У. Х. Роста.

Король Людовик XI назначает поэта Франсуа Вийона королем на один день, за который он должен добиться руки знатной дамы — Катерины — в противном случае он будет обезглавлен. Вийону удается покорить сердце дамы. Между тем Герцог Бургундии вторгается в Париж, Вийону приходится собрать своих друзей, нищих бродяг, чтобы отразить нападение.

 Либретто П.Дж. Вудхауса и Клиффорда Грея, сценарий, основанный на одноименном романе Александра Дюма, был написан  Уильямом Энтони Маккуири.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий