Статья опубликована в рамках: LXX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 06 марта 2017 г.)

Наука: Филология

Секция: Литература народов стран зарубежья

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Токошева Ж. АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ В СЛОВАРЕ МАХМУДА КАШГАРСКОГО «ДИВАНИ ЛУГАТ АТ-ТЮРК» // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXX междунар. науч.-практ. конф. № 3(70). – Новосибирск: СибАК, 2017. – С. 64-69.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

АСТРОНОМИЧЕСКИЕ ПОНЯТИЯ В СЛОВАРЕ МАХМУДА КАШГАРСКОГО «ДИВАНИ ЛУГАТ АТ-ТЮРК»

Токошева Жамила Аттокуровна

старший преподаватель Ошского регионального колледжа,

Кыргызская Республика, г. Ош

ON HISTORY OF STUDYING ASTRONOMIC METEOROLOGICAL TERMS AND SEASONS FROM THE DICTIONARY OF MAHMUD KASHGARI “DIWAN LUGHAT AL-TURK” IN THE PROJECTION ON THE KYRGYZ LANGUAGE

 

Zhamilya Tokosheva

senior teacher of the Osh regional college,

Kyrgyz Republic, Osh

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются астрономические, метеорологические термины и понятия, а также слова, относящиеся к тематике «времена года», которые взяты из памятника древнетюркской письменности XI века «Диванилугатат-тюрк», созданного Махмудом Кашгарским. Проводится их сравнение с аналогичным пластом лексики кыргызского языка.

ABSTRACT

The article deals with astronomic, meteorological terms and concepts as well as words related to the theme "Seasons" which are taken from the monument of the Old Turkic script of the XI th century "Diwan lughat al-Turk" by Mahmud Kashgari. They are compared with a similar vocabulary layer of the Kyrgyz language.

 

Ключевые слова: лексика; словарный состав языка; активный фонд; близкородственные языки; лексическое значение; многозначность.

Keywords: vocabulary; language word stock; active fund; sister languages; lexical meaning; polysemy.

 

Кыргызы – один из древнейших народов земли, прошедших долгий и сложный путь развития. Они издревле жили в гармонии с природой, боготворили и в то же время постигали ее, наблюдали за явлениями, стараясь дать им названия. Особенно это проявилось в названиях светил, звезд, планет, времен года, месяцев и других природных явлений. Сегодня трудно сказать, когда и кем были даны эти названия. Житейский опыт, знания, философия давно живших кочевников – саков, хуннов, усуней, динлинов и множества других народностей и племен, участвовавших в этногенезе кыргызов [1, c. 30], осваивались следующим поколением и развивались дальше.

В системе знаний кыргызского народа астрологические и метеорологические понятия, а также слова, относящиеся к временам года, занимали особое место, отражая донаучные представления о природе. Это подтверждают созданные народом художественно-поэтические произведения фольклора: мифы, легенды, сказки, загадки, пословицы и поговорки. Сегодня доподлинно известно, что у наших предков имелись звездные и географические карты, компас и народный календарь [3, с. 29]. Последний характеризуется представлением о круговом времени и разбит на периоды, связанные с охотой, скотоводством и земледелием. В нем пять месяцев носят названия промысловых животных, а год представлен оригинальным двенадцатимесячным циклом, который состоял из четырех сезонов или времен года. Летоисчисление было разбито на двенадцать циклов, при котором определенный год называли именем какого-либо животного. Академик В. Бартольд отмечал, что в китайской истории династии Тан-шу (618–907 гг.) «именно о киргизах говорится, что у них года составляют двенадцатилетний цикл и обозначаются названиями животных» [4, с. 22].

В народе вплоть до начала ХХ столетия были особые люди, которые, глядя на расположение луны и звезд, могли определить день, месяц, время года. По состоянию луны и звезд указывали на удобное время для перекочевки, для начала военных походов и сражений, для проведения тех или иных традиционных праздников и т.д. [11, с. 23]. Особой популярностью в обществе пользовались зведочеты, которые по расположению планет и звезд могли также предсказать судьбу человека [11, с. 24].

Начала космогонических представлений и их наименования, которые возникли в прошлые эпохи под влиянием кочевого образа жизни скотоводов, сохранились до наших дней в устных преданиях кыргызского народа, присутствуют и в памятнике древнетюркской письменности «Дивани лугат ат-тюрк» Махмуда Кашгарского, датируемого последней четвертью XI века. Материалы словаря М. Кашгарского представляют интересный источник сведений о тюркских языках и народах тысячелетней давности. Среди упомянутых им народов встречаются и кыргызы.

Мы обратили внимание на то, что многие названия планет и звезд, имевшие широкое распространение в народном языке кыргызов, совпадают по своему звуковому облику или близки со словами, которые встречаются в словаре средневекового ученого. Многие из них в таком же своем фонетическом оформлении и семантическом наполнении перешли в современный кыргызский язык и составляют его активный словарный фонд. Таково, например, слово «ай» [1, с. 181] – «луна». В словаре встречается выражение «толон ай» или «толгон ай», то есть «полная луна», «полнолуние», и оно без всяких изменений своего значения употребительно по сей день. Известный кыргызский писатель Т. Касымбеков, живший в ХХ столетии, в своем романе «Сынган кылыч» («Сломанный меч») пишет: «Ошол замат ордунан туруп, жүзүмдүн кара көлөкөсү баскан сөөрү жакты карап, ай нуруна ак жүзү кылайып, кете албай токтоп калды» [8, с. 221]. Перевод: «В тот же миг встал и намеревался пойти в сторону суре, увитой виноградом, но не смог двинуться, озарив лицо свое светом луны».

Слово «айдиң», встреченное в словаре М. Кашгарского, в переводе на русский язык значит «лунный луч», «лунный свет» или «ясная лунная ночь» [7, с. 239]. В современном киргизском языке слово сохранило те же значения.

Слово «күн» (в значении «солнце, день») также одно из древнейших по своему происхождению и наиболее часто встречаемое в словаре М. Кашгарского. Выражение из словаря «күн тугды» [9, с. 597] в кыргызском языке звучит как «күн тууду», что значит «солнце встало». Пословица из словаря «күнгө бакса көз камар» в кыргызском языке также встречается в форме «күнгө караса көз уялар» и буквально передает следующее: «Если на солнце взглянуть, то глазам становится стыдно». В современном кыргызском языке также есть пословица: «Күн көзүн көргөн суукка тонбойт, хан көзүн көргөн арам өлбөйт», что в переводе означает: «Если увидел глаз солнца, то не замерзнешь на холоде; если увидел глаз хана, то не умрешь от скверны».

Названия многих звезд, упоминаемых в словаре М. Кашгарского, созвучны народным киргизским названиям. Например: «Алтын Казык» (букв. Золотой Кол) – так называлась Полярная звезда; «Жарык жылдыз» (Яркая звезда) и «Ак-Жылдыз» (Белая звезда) представляли собой названия звезд Вега и Альфа в созвездии Лиры. Упоминается звезда Достара Кундуз, обозначавшая спутник планеты Юпитер (Калисто). Словом «Кара күч» (Нечистая сила) называли саму планету Юпитер [9, с. 583]. В словаре есть выражение: «Кара куш тугды», что соответствует кыргызскому выражению «Кара күч туулду», обозначающему «Кара күч появилась, уродилась».

«Улкер», упоминаемое в словаре М. Кашгарского [9, с. 203], есть ни что иное, как созвездие Үркөр (букв. Сито) в кыргызском народном знании, под которым имели в виду созвездие Плеяды. Как пишет Б. Мураталиев, в словаре М. Кашгарского встречается выражение «Улкер черик». В прошлые времена существовало такое стратегическое положение в военном деле, когда воины занимали высокие позиции на холме и сбивались в небольшие группы, а затем вели бои по очереди. Обычно при таком раскладе поражений почти не бывало [11, с. 25]. Очень много погодных изменений, примет существовало в народе с расположением Уркер в течение дня. Ее приближение к горизонту на западе считали признаком наступления весны. «Үркөр жерге түшпөй, жер кызыбайт» («Пока Уркёр не спустится низко, земля не согреется»). К концу весны говорили: «Үркөр жерге түштү» («Уркёр низко опустилась»). Когда осенью Плеяды находились высоко над горизонтом, говорили: «Үркөр төбогө келип калыптыр» («Уркёр подходит к зениту»), имея в виду, что ночи становятся длиннее [3, с. 43–44].

«Койчунун жылдызы» (Пастушья звезда), «Сары жылдыз» (Желтая звезда), а также «Чолпон» – три названия одной и той же планеты Венера, также встречающиеся в словаре М. Кашгарского и в народных приметах кыргызов. Чолпон кыргызы почитали особенно, как священную звезду. В народной мифологии покровителя баранов назвали Чолпон-Ата (Старец Чолпон). Увидев ее на небе, предпочитали собираться в дорогу, пока прохладно. Так, например, в народе говорили: «Чолпон көрүнөөр менен жүк артуу керек» («Если увидишь Чолпон, надо упаковывать вьюки»). Таким образом, караван успевал прибыть на новое место стоянки до того, как пригреет солнце [3, с. 46].

Выражение «Бакырсукум» из словаря М. Кашгарского связано с наименованием планеты Марс. Кыргызы называли Марс «Кызыл жылдыз» (букв. «Красная звезда»). Она получила такое название за красновато-оранжевый цвет, похожий на медь [3, с. 52].

Еще одно созвездие, которое часто присутствует в фольклоре кыргызов и упоминается в словаре М. Кашгарского – «Тараза жылдыз» [9, с. 171] (Созвездие Весов или еще одно название «Пояс трех царей»). Кыргызы ориентировались по ним при определении времени суток. Как правило, начало рассвета связывали с заходом данного созвездия, и поэтические формулы эпических произведений ясно указывают на это:

Тараза жылдыз батканда,

Таң агарып атканда [13, с. 162].

           С заходом созвездия Весов

           Наступает рассвет.

Некоторые погодные явления также созвучны в словаре М. Кашгарского и в кыргызском языке. К ним относятся слова: «булут» [9, с. 619] – «облако», «тучи»; «кырагу» – «град»; «бузлук» [9, с. 803] – «снежные лавины», «оползни»; «саркым» означает «заморозки», «зимнюю стужу».

Словам, обозначающим времена года, в словаре М. Кашгарского отведено много выражений. Каждому из них: «жаз» – весна, «жай» – лето, «күз» – осень и «кыш» – зима, дается точная характеристика. Вместе с тем наблюдается особое отношение к весне, как важной поре времени в жизни человека и природы. Так, А. Акматалиев, характеризуя поэзию, приведенную в словаре М. Кашгарского, пишет: «Бирок ошентсе да Сөздүктө жаздын адам өмүрү жана табият үчүн эң маанилүүлүгү, өтө артыкчылыгы, ролу көтөрүнкү тон менен сыпатталат. Жаз – жаңылануунун, тазалуунун, жашылдануунун символу» [2, с. 15]. (Перевод: «Несмотря на то, что в «Словаре» каждому сезону уделено внимание, о роли весны для каждого человека, для природы, его особенном влиянии говорится приподнятым тоном. Весна – символ обновления, нового цветения, подъёма внутренних сил, очищения»).

Слова «сув» в словаре и «суу» в кыргызском языке обозначают «воду», а словосочетания «эргуз сув» в словаре и «эриген суу» в кыргызском языке обозначают «талые воды», которые собираются по весне, когда льды подвергаются быстрому таянию. В словаре, как и в современном кыргызском языке, слова «эргуз» и «эриген» произошли от единого корня «эри», то есть «таять». Так, в романе «Тенири Манас» А. Жакыпбекова мы находим это выражение: «Жаз аяктап, жай ысыгы жакындаганда, мөнгү эрип, ашуулар ачылганда, тоолор кийимин жаңыртып, гүл жайнаганда Манас чоролору, колу менен Таласка аттанды» [5, с. 195]. (Перевод: «Когда уходила весна и приближались теплые дни лета, растаяли ледники, открылись перевалы, земля оделась новым цветением, Манас со своей дружиной и войсками направился в Талас»).

Таким образом, астрономические и метеорологические понятия, времена года и явления природы труда Махмуда Кашгарского свидетельствуют о широком употреблении их в различных наречиях и языках тюркоговорящих народов средневековья, включая кыргызский язык.

Более того, материалы произведений устного народного творчества кыргызов сохранили их фонетический облик и их значения, которые во многом аналогичны данным словам древнетюркского словаря. Разумеется, что многие астрономические понятия перешли в разряд устаревших названий в связи с переходом к общепринятым наименованиям современной астрономии, однако они довольно широко встречаются в языке художественных произведений, отражающих культуру и быт кыргызского народа в прошлые эпохи.

 

Список литературы:

  1. Абрамзон С.М. Кыргызы и их этногенетические и историко-культурные связи. – Фрунзе: Кыргызстан, 1990. – 480 с.
  2. Акматалиев А. Махмуд Кашгаринин «Туркий тилдер создугу». – Бишкек, 2011. – 908 б.
  3. Байбосунов А. Донаучные представления киргизов о природе. – Фрунзе: Мектеп, 1990. – 184 с.
  4. Бартольд В.В. Киргизы. Исторический очерк. – Соч. – Т. II. – Ч. I. – М., 1963. – 474 с.
  5. Жакыпбеков А.Тенири Манас. – Бишкек: Кыргызстан, 1995. – 559 б.
  6. Жусупов К. Манас: кара соз менен. – Бишкек: Кыргыз энциклопедиясын башкы редакциясы,1995. – 176 б.
  7. Касымбеков Т. – Т. 1. – Фрунзе: Мектеп, 1986. – 568 б.
  8. Касымбеков Т. – Т. 2. – Фрунзе: Мектеп, 1998. – 712 б.
  9. Кашгари Махмуд. Турк тилдеринин сөздүгү. – Бишкек, 2008.
  10. Мамбетакунов Э. Табият тануу. – Бишкек: Кыргызстан, 1998.
  11. Мураталиев Б.А. Менин жерим. – Бишкек: Кыргызстан, 2013. – 112 б.
  12. Сыдыкбеков Т. Мезгил сабактары. – Фрунзе: Кыргызстан, 1982. – 424 б.
  13. Эр-Тоштук. – Фрунзе: Кыргызстан, 1969. –382 б.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий