Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LXVII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 26 декабря 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Русский язык. Языки народов Российской Федерации

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Шубина Н.Г. ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РУССКОЙ ГРАФИКИ В АСПЕКТЕ РЕФОРМ ОРФОГРАФИИ РУССКОГО ЯЗЫКА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXVII междунар. науч.-практ. конф. № 12(67). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 103-109.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РУССКОЙ ГРАФИКИ В АСПЕКТЕ РЕФОРМ ОРФОГРАФИИ РУССКОГО ЯЗЫКА

Шубина Наталья Григорьевна

канд. филол. наук, доц., заведующий кафедрой филологии Старооскольского филиала Белгородского государственного национального исследовательского университета,

РФ, г. Старый Оскол

 

HISTORICAL DEVELOPMENT OF RUSSIAN SCRIPT IN THE ASPECT OF RUSSIAN LANGUAGE SPELLING REFORMS

Natalia Shubina

сandidate of Science, Head of philology, assistant professor of Federal State Autonomous Educational Institutional of Higher Education “Belgorod National Research University”,

Russia, Stary Oskol

 

АННОТАЦИЯ

Проблемы современной русской орфографии обусловлены особенностями исторического становления славянской графической системы. Специфика славянского письма, ориентированная на древнеболгарский диалект, не учитывает особенности изменившейся русской фонетики. Реформы графики и орфографии в русском языке сокращают количество букв, но не устраняют противоречия произношения и традиции написания. Реформирование орфографической системы русского языка должно учитывать ту внутреннюю логику правописания, которая изначально была заложена в системе славянской графики.

ABSTRACT

Problems of modern Russian spelling due to the peculiarities of historical development of Slavic graphic system. The specificity of Slavic writing, focused on old Bulgarian dialect, does not take into account the changing features of Russian phonetics. Reform of graphics and spelling in the Russian language, reduce the number of letters, but did not eliminate the contradictions of pronunciation and tradition of writing. Reform of the spelling of the Russian language system must take into account the internal logic of spelling, which was initially put in the system of Slavic graphics.

 

Ключевые слова: славянская графика; орфография; проблемы правописания.

Keywords: Slavic graphics; orthography; problems of orthography.

 

Современная графическая система русского языка формировалась на основе традиционной славянской азбуки, известной всем лингвистам и просвещенному обществу как кириллица. Созданная на основе греческой азбуки и путем частичного использования других алфавитов, в частности древнеарамийского, кириллица использует греческий алфавит в его «парадной» форме (так называемый устав), дополненный недостающими буквами для передачи фонем, отсутствующих в греческом языке. В числе собственно славянских букв можно отметить те знаки, которые обозначали звуки древнеболгарского диалекта: .

Однако до нас дошли две древнейшие славянские азбуки – кириллица и глаголица, памятники которых восходят к концу IX в. – началу X в. Между тем все летописные источники рассказывают о создании византийским миссионером в Моравии Константином Философом на рубеже 60-х годов IX века какой-то одной славянской азбуки. Не ставя целью рассмотреть специфику каждой из графических старославянских систем, мы остановимся на специфике самого славянского алфавита.

Степень оригинальности славянского алфавита, как отмечает Н.М. Панов, определяется не столько своеобразием ее графики, сколько соответствием состава алфавита звуковому составу языка [2, с. 19]. А в этом отношении славянский алфавит, и кирилловский, и глаголический, был вполне оригинален.

Своеобразие звукового состава кирилловского алфавита явствует из следующего сопоставления. При построении французского, немецкого, английского и других западноевропейских алфавитов к 24 буквам классической латыни были добавлены только буквы «дубль ве» (w) и «йот» (j); кроме того, было дифференцировано звуковое значение [и] написание букв v, u*. Поэтому для передачи различного звукового состава западноевропейских языков пришлось прибегнуть к широкому использованию двух и трехбуквенных сочетаний, многочисленных диакритических знаков и т. п. Наоборот, из 43 букв кириллицы 19 букв, т. е. 45 %, отсутствовали в классическом греческом и византийском письме и были включены в кирилловский алфавит применительно к особому звуковому составу старославянского языка. К числу таких букв, например, относятся «веди», «живете», «цы», «ща», «юс малый» и т. д. В результате столь тщательного учета фонетического состава македонского диалекта древнеболгарского языка кириллический алфавит имел все необходимые графемы для передачи звуковых особенностей этого языка. За тысячелетие существования кириллицы у восточных славян в нее понадобилось ввести лишь две новые буквы – «й» (при реформе 1735 г.), «ё» (в современной ее форме впервые в 1797 г.) и в современном русском письме не нужны и почти не применяются многобуквенные сочетания и диакритические знаки для передачи особенностей звучания. Именно это, а не форма букв определяет оригинальность кирилловского алфавита.

Специфику славянской графической системы и алфавита, созданного Константином Философом, охарактеризовал и Л.Н. Толстой, заметив, что «русский язык и кириллица имеют перед всеми европейскими языками и азбуками огромное преимущество и отличие ... Преимущество русской азбуки состоит в том, что всякий звук в ней произносится – и произносится, как он есть, чего нет ни в одном языке».

С Х в. кириллица стала применяться на Руси как для воспроизведения уже имеющихся памятников, так и для создания оригинальных произведений. От писцов требовалось тщательное копирование готовых рукописей, но отличия, существовавшие в древнерусской фонетической системе, не позволяли механически использовать буквы старославянского алфавита. Традиционные приемы старославянской графики (в частности, буквы носовых гласных звуков , , не существовавших в русском языке) русские писцы приспособили к русскому произношению, что позволило русскому письму к концу XII – началу XIII вв. постепенно превратиться в самостоятельную систему, сближающую письмо с живой речью.

В то же время традиционная система славянского письма, в полной мере отражающая фонетические особенности древнеболгарского диалекта, не была готова отражать закономерные изменения в фонетической и грамматической системе древнерусского языка. В результате развития древнерусского, а позднее и старорусского языков, возникло известное несоответствие между графической и звуковой системами русского языка, между складывавшейся традицией письма и произношением. Примером такого несоответствия может служить история букв Ъ «ер» и Ь «ерь», которые в традиционной славянской графике обозначали редуцированные гласные звуки. К XIII веку на месте букв Ъ, Ь в древнерусском языке в сильных позициях произносятся соответственно звуки о, е, а в слабых позициях редуцированные гласные исчезают из произношения. Писцы же, следовавшие традиции, начинают путать буквы, не обозначавшие уже звуков в слабых позициях. Буква Ь с XVI века вообще утрачивает звуковое значение и становится знаком, обозначающим мягкость предшествующего согласного или разделительным знаком, с помощью которого обозначается фонема <j>. Буква ъ употребляется вплоть до ХХ века для обозначения твердых конечных согласных в конце слова.

Следует учитывать, что установившаяся традиция письма с опорой на произношение не учитывала особенности звучания согласных, парных по звонкости-глухости: оглушение-озвончение согласных, появившиеся в фонетической системе языка, не получили широкого отражения в письме, как и особенности произношения безударной фонемы <о>, так называемое аканье, ставшее со временем литературной нормой в русском языке. Произношение и традиция – эти противоречивые факторы письма – оказались прогрессивными и одинаково действенными в развитии русской графики и орфографии.

За три века русский алфавит претерпел ряд реформ. Количество букв в основном уменьшалось, исключение составляют буквы «э» и «й» (употреблявшиеся и ранее, но узаконенные в XVIII веке) и единственная «авторская» буква — «ё», предложенная княгиней Е.Р. Дашковой.

Первая большая реформа кириллицы, проведенная Петром I в XVIII в., исключила некоторые писавшиеся по традиции, но уже не нужные русскому письму буквы:  «омега»,  «пси»,  «кси», S «зело». Начертание же самих букв было приближено по своему виду к латинским. Новая азбука – «гражданица» или «гражданка», – предназначенная для светских текстов, отличалась от оставшейся без изменения кириллицы, функционирующей в церковно-славянских текстах.

К началу XX века в системе русского письма, накопившей много устаревшего и искусственного, не связанного с фактами языка, существенным недостатком были лишние буквы. Даже после Петровской реформы в дореволюционном алфавите было больше букв, чем в современном: помимо тех, что сейчас, в гражданице использовались еще : они передавали звуки, для обозначения которых в алфавите имелись и другие буквы. Например, буквы е («есть») и («ять»), изначально обозначавшие разные звуки, но в начале ХХ века неразличимые в произношении, и соответственно буквы е и  стали обозначать один и тот же звук, и тем самым при письме выбор между е и  производился не на основании произношения, а лишь на основании запоминания «правильного» (т.е. соответствующего этимологии) написания.

Современный русский алфавит, состоящий из 33 букв, появился в результате крупной реформы русской письменности 1917–1918 годов, и превратился в «самодостаточную знаковую систему» [2, с. 3], характеризующуюся такими основными признаками, как буквенно-звуковой тип письма и фономорфемный и слоговой принципы орфографии.

В целом русская орфография представляет достаточно стройную систему, тесно связанную как с фонетическим строем, так и с морфологической структурой слова (что выгодно отличает нашу орфографию от некоторых западноевропейских, например, от английской). Однако в русском правописании за века исторического развития накопилось немало фактов, нарушающих сложившуюся систему письма.

Проблемные вопросы современной русской орфографии прокомментировала С.К. Пожарицкая. Так, анализируя правописание букв о после шипящих, ученый пишет: «Здесь нет единого правила, а есть сумма правил, разных для корневых и аффиксальных морфем и разных для аффиксальных морфем существительных и глаголов. Правило правописания гласных в корне вообще противоречит принципам русской орфографии – выбор букв о или ё в ударном слоге рекомендуется осуществлять на основе сопоставления со слогом безударным: если есть однокоренное слово с безударным гласным, то под ударением пишется ё, если нет – то о. Тем самым пишущему предлагается попутно решать совершенно лишние для него и трудные даже для специалиста проблемы … Предложения заменить все эти головоломки простым правилом «писать о под ударением и без ударения во всех случаях» неоднократно высказывались, но не прошли по соображениям нежелательности «ломки привычного»» [4].

Действительно, появление буквы ё в системе русской графики не упростило систему письма, а выдвинуло новые орфографические вопросы перед учащимися и учителями.

Традиционен для многих проектов реформ и вопрос об употреблении буквы ь. Правописание ь после шипящих на конце слова рассматривается несколькими правилами, обеспечивающими, по мнению специалистов, удобство грамматической характеристики (например, печь – как кровать, стеречь – как говорить, режь – как встань) или письменную традицию, например, ь в глагольных окончании форм 2-го лица единственного числа (находишь) и в конце наречий (настежь). Но при этом правило об употреблении ь в наречиях имеет исключения уж, замуж, невтерпеж, обусловленные, как нам представляется, современными характеристиками конечных согласных и более поздним вхождением в письменные тексты.

Наличие аллографонов у графем русского языка также создает вариативность, требующую применения орфографических правил, которые не всегда представляются последовательными. Например, правописание аббревиатур осуществляется как прописными, так и строчными буквами (вуз, роно, нэп, загс; ГЭС, ВТЭК, РОЭ). Однако в практике письменной речи часто встречаются оформленные прописными буквами звуковые аббревиатуры, для которых правилами орфографии предписаны строчные буквы.

Осмысление проблемы орфографических реформ и усовершенствования орфографии, несомненно, требует развертывания как теоретической, так и экспериментальной работы. Проблема все нарастающей безграмотности усугубляется тем, что правописание воспринимается всего лишь как сумма практических приемов. Трудно не согласиться с С.К. Пожарицкой, что «современная орфографическая норма требует знания, во-первых, более ста орфографических правил, во-вторых, большого количества исключений из правил и, в-третьих, правописания так называемых словарных слов, т. е. слов, написание которых не регулируется правилами. Очевидна, что русская орфографическая система объективно сложна» [4]. В полемике сторонников и противников проведения реформ современной русской орфографии, на наш взгляд, важно учитывать ее основную задачу – необходимо тщательно выстроить ту внутреннюю логику правописания, которая даст будущим поколениям возможность достичь вершин не только знания, но и осознания родного языка. А средством, сохраняющим глубокую культурную преемственность поколений, может быть графическая система, созданная в своей первооснове Константином Философом и усовершенствованная с учетом требований развивающегося языка.

Расхождение между живой речью и речью прошлых времен, которая в более архаичном облике сохраняется в письменности, в настоящее время очень значительно. И в то же время, по мнению И.Г. Добродомова, только «консерватизм» языка может обеспечить преемственность культурного и исторического развития народа: «Орфография – одна из важнейших составляющих национальной культуры, и наличие общеобязательного свода правил правописания – один из признаков культурного здоровья общества» [1]. Для осознанного усвоения носителями языка правил правописания, необходимо в филологической подготовке учитывать те исторические факторы формирования русской графики, которые являются основанием для функционирующих орфографических норм современного русского языка.

 

 

Список литературы:

  1. Добродомов И.Г. Чем грозила и грозит «реформа» орфографии // Русский вестник. – 25.07.2003 – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – // http://rusk.ru/st.php?idar=308395 (Дата обращения 16.12.2016).
  2. Кузьмина С.М. Теория русской орфографии. Орфография в ее отношении к фонетике и фонологии. – М.: Наука, 1981. – 265 с.
  3. Панов М.В. Принципы русской графики и орфографии // Обзор предложений по усовершенствованию русской орфографии (XVIII—XX вв.) – М.: Наука, 1965 // Текстология.RU – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – http://www.textology.ru/article.aspx?aId=195 (Дата обращения 16.12.2016).
  4. Пожарицкая С.К. Орфография и возможности ее реформирования // Отечественные записки. – 2002. – № 2 – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – // http://www.strana-oz.ru/2002/2/orfografiya-i-vozmozhnosti-ee-reformirovaniya (Дата обращения 16.12.2016).
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом