Статья опубликована в рамках: LXII Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 13 июля 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Литература народов стран зарубежья

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Толубаева Ч.Д. ПОРТРЕТНОЕ ОПИСАНИЕ – ВАЖНЕЙШЕЕ СРЕДСТВО ПРИ ОТРАЖЕНИИ ПЕРСОНАЖА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXII междунар. науч.-практ. конф. № 7(62). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 28-34.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ПОРТРЕТНОЕ ОПИСАНИЕ – ВАЖНЕЙШЕЕ СРЕДСТВО ПРИ ОТРАЖЕНИИ ПЕРСОНАЖА

Толубаева Чолпон Дерденбаевна

канд. филол. наук, доц. Иссык-Кульского государственного университета,

Кыргызская Республика, гКаракол

PORTRAIT DESCRIPTION AS THE MOST IMPORTANT MEANS UNDER REFLECTION OF THE CHARACTER

Cholpon Tolubaeva

candidate of Philology, Associate Professor, Issykkul State University named after Kasym Tynystanov,

Kyrgystan, Karakol

 

АННОТАЦИЯ

В статье уделено внимание портретным описаниям в эпосе. В эпических произведениях внешнее описание не только показывает портретные задачи героев, но и раскрывает их внутренний мир в соответствии с тем временем. Статья посвящена проблеме портрета в эпосе.

ABSTRACT

The article pays attention to portrait descriptions in the epos. In epic works portrait problems show not only the external description of characters, but also reveal their inner world according to the time. The article is devoted to the problem of the portrait in the epos.

 

Ключевые слова: эпос, портрет, внутренний мир.

Keywords: epos, portrait, inner world.

 

В основе художественного произведения любого жанра лежит интерес к человеку: раскрытие потайных уголков человеческой натуры, его чувств, духовных качеств, поступков было и остается основной задачей познания человека посредством искусства и художественной литературы в частности. Как известно, подобная задача реализуется литературой через художественные образы, имеющие свои закономерности. В частности, для создания и раскрытия образов художниками используются такие методы, как анализ, синтез, сравнение, сиcтематизация, обобщение и другие формы, а также средства, служащие способами создания индивидуальности отдельного литературного персонажа. К таким средствам можно отнести и художественные портреты героев, обусловленные описанием их индивидуальных особенностей – речь, привычки, внешность, одежда и другие качества. В этой связи можно привести мнение Л.Н. Толстого относительно художественного портрета героев: «Описание портрета героя не должно занимать десятки страниц. Если на первой странице автором намеренно описывается, скажем, рост или внешность отдельного персонажа, то читатель после нескольких эпизодов не сможет вспомнить особые черты внешности того героя. Поэтому портреты героев должны описываться непринужденно, в органической связи с сюжетом» [6, с. 327].

Естественная последовательность описаний портретов, как отмечено выше, должна развиваться с сюжетной линией произведения. В качестве классического примера уместности портретных описаний можно привести фрагменты из эпоса «Манас»:

 

Широк его лоб, видно, мудрость заложена в нем,

Узка макушка головы, сразу видно, что будет младенец батыром.

Горбат нос, подобно носу кочкора, нахмурены брови, и пристален взгляд.

Красноречивым кажется рот, широки скулы и губы толсты.

Вперед выдается подбородок, глубоко в орбиты запали глаза…

(пер. С. Липкина).

 

Рождение Манаса-батыра в эпосе сопровождается традиционными предпосылками, т. е. до его рождения описываются страдания кыргызов от нашествия калмыков и китайцев. Следовательно, многострадальный народ ждал рождения освободителя-батыра, который мог бы стать предводителем народа против внешних врагов. В отличие от художественной литературы, в эпических произведениях описание образов имеет некие традиционные стандарты, характерные для образцов устного народного творчества. В этом отношении эволюция образов в эпосах не имеет динамики, появляющейся в противоречивых ситуациях, они описываются посредством эпических «картин» [5, с. 95]. Что касается языкового материала подобных фольклорных «стандартов», то сравнения и метафоры в них имеют традиционные формы. Так, например, в эпосе «Манас» рождение Манаса предвещает сон его родителей, в котором они видят мифических хищных животных:

 

Хозяин всех гостей собрал

И сон подробно рассказал:

– Вдруг ястреб сел на мой тюндюк

И клекот боевой издал.

Он крылья в перьях золотых

С размахом мощным расправлял.

А зоркий ястребиный глаз

Огнем пылающим сверкал.

И клюв его блестел, как сталь,

А когти остры, как кинжал.

Я путы длинные ему

Из нитей шелковых связал.

И тут откуда-то с небес

К тюндюку сокол прилетел,

Сложил крыла и рядом сел.

Кто разгадает этот сон,

Тот будет щедро награжден.

А может, тут же сообщит,

Когда мой ястреб прилетит.

Да и бедняге байбиче

Загадочный приснился сон:

Она вкусила сладкий плод,

Как тут же затрещал живот.

Потом, дракона оседлав,

Помчалась в край родной стремглав.

Что это может означать?

Второй жене моей – токол

Приснился той же ночью сон:

Как будто прямо в юрту к ней

Влетели двое соколят.

И Бакдолет к своей груди

Прижала тепленьких цыплят.

Что это может означать?

 

Следует отметить, что вещие сны, предшествующие рождению батыров, и хищные животные в них (обычно это мифические звери), выполняют художественную функцию символов, которые сменяются и тем самым означают новые исполинские качества батыра. Например, в контексте эпоса «Манас» в качестве эпитетов по отношению к Манасу используются такие сравнения, как тигр, леопард, дракон. Эпитеты имеют эволюционное развитие, т. е. они связаны с возрастом эпического героя, как бы постепенно дополняя его образ. По мнению В. Жирмунского, названные выше эпитеты олицетворяют покровителей настоящего батыра: «Мужество, отвага, физическая сила идеального богатыря отражены в эпосе тюркоязычных народов Средней Азии целым рядом традиционных сравнений героя с хищными животными, обладающими, в народном представлении, высшей степенью этих боевых качеств» [2, с. 86]. Так, например, скрывая настоящее имя Манаса в детстве, его называют Большим болваном:

 

… Велел коварный Эсенхан

Детей по имени Манас

Искать и тут же убивать.

А потому прошу я вас

Пойти на хитрость и обман:

Манасом малыша не звать.

Пока не подрастет пацан,

Пусть будет он «Большой болван».

А вот когда он подрастет

И в руки щит и меч возьмет,

Родное имя мы вернем

И вновь Манасом назовем!

И родичам наказ был дан,

Что этот мальчик не Манас –

Зовут его Большой болван!

 

Если описание рождения Манаса сопровождается гиперболическими повествованиями, то события его детства имеют описания, более приближенные к реальности, к обычным жизненным процессам и сохраняют некую логическую последовательность. К примеру, Манас из-за своего крупного телосложения поздно начал ходить. Уже с детства ярко проявляются исполинские качества Манаса: он собирает своих сверстников-пастушат и приказывает им, чтобы они называли его господином, для тех, кто прислушивался к его приказу, он расстилал на земле свой чапан, затемусаживал их на него и угощал мясом, закалывая для этого тысячу ягнят своего отца. Подобные поступки говорили о щедрости, великодушии Манаса, которому не так важно богатство, нежели уважение и признание окружающих его людей.

 

Пять лет в горах провел Манас –

Пять лет телят исправно пас.

Двенадцать стукнуло ему.

С кочевий горных пастухов

Собрал он озорных юнцов.

В турнирах, в силе и в борьбе

Они тягались меж собой,

На низкорослых ишачках

На эр-сайыш ходили в бой.

Пошив из тряпок красный стяг

И, бросив клич «Манас! Манас!»,

Они ватагой озорной

В поход ходили боевой.

Шашлык пекли на вертеле,

Расположившись у костра,

Храпели хором до утра.

 

В приведенных выше эпизодах формируются, так сказать, социальные взгляды главного героя, т. е. друзья-пастушата Манаса олицетворяют некую модель государства, ханства, которое будет создано главным героем. Вместе с тем в образе Манаса появляются все новые эпитеты и сравнения. Буйством и силой богатырь похож на зверя, воспевается его угрюмое, в чем-то даже страшное лицо: «глаза мечут пламя», «зубы в оскале», «щетина на щеках». Раннеэпический образ Манаса был задуман вначале как наводящий ужас, но затем ему на смену пришло восхищение храбростью, мужеством:

 

Стоял он, огромный, как утес,

Длинноголов, широколоб,

Широкоскул и горбонос,

Грудь большого холма откос,

Как крутогорья – плечи его,

Как равнина спина широка,

Львиным был его грозный взгляд,

Львиным его затылок был,

Ярость львиная в хватке его.

Телом кованый булат,

Сердцем тверже, чем кремень,

Душой он отважен и пылок был.

(перевод Л. Пеньковского)

 

На поздних ступенях эволюции эпоса воспеваются благородные, великодушные поступки Манаса. Во всех столкновениях с врагом победа обеспечивается личным участием Манаса в качестве рядового бойца-богатыря. Манас не тянется к власти, поэтому в Великом походе на Бейджин жезл главнокомандующего он передает мудрецу Бакаю, а затем богатырю Алмамбету, образ которого имеет некую трагическую обрисовку. Это наблюдается в монологе изгоя Алмамбета об оставленной им родине. Перед тем, как стать неразлучным и самым любимым богатырем-дружинником Манаса, Алмамбет скитается по пустыне. Достигнув стоянки Манаса, на вопрос последнего, откуда он родом, отвечает:

 

Я – словно неопытный птенец,

Выпавший из гнезда,

И оставшийся на развилке пути,

Не знающий, как присесть удобно.

Я – упавший птенец с уставшими крыльями,

Я –тулпар, оборвавший свой поводок.

(подстрочный перевод Р.З. Кыдырбаевой)

 

Помимо этого, возвеличивание главного героя достигается за счет характеристики отрицательных персонажей. К примеру, главному противнику Манаса Конурбаю присущи вероломство, хитрость, ловкость и завистливость: «Углы его глаз похожи на развалившуюся могилу, которая способна поглотить человека». В этой связи можно привести мнение известного манасоведа С. Мусаева: «... описание внешнего вида героев находится в тесной связи с их внутренними качествами. Широко распространенное как художественный прием в эпосе других народов, оно характерно и для «Манаса». Поэтому персонажи с безобразной внешностью и дела совершают неприглядные, и внутренний мир их отрицателен, и наоборот, положительные герои внешне в основном приятны, привлекательны» [3, с. 185–186]. Что касается описания портретов отрицательных героев, то они чаще достигают мифических, гиперболизированных образов. Например, одноглазый Макель-дёо –гиперболизированный образ врага, в гротескной форме в нем собраны все отрицательные качества. Облик дива сказочно-фантастический, у него один глаз, громовой голос, густая шерсть на теле: «Если он закурит трубку, дым весь город обволакивает так, что птицы не могут летать ... подъедет к роднику напиться – иссушит его». Вражескую силу в эпосе олицетворяет не только Макель-дёо, но и не менее отталкивающее его войско, которому «вместо одежды служат отросшие волосы», «не различить среди них ни старого, ни молодого».

Величие Манаса подчеркивается еще образами легендарных сподвижников, составляющих его постоянную дружину – «кырк чоро» (40 сподвижников). Самые прославленные из них – Кошой, Бакай, Алмамбет, Чубак, Сыргак и др. Имя Манаса вдохновляет их на подвиги. Каждый богатырь наделен определенными качествами. Манас – обладатель несравненной силы, он хладнокровен, большой стратег, Бакай – мудрец и богатырь, Алмамбет – образец преданности, энергичный и ловкий повелитель природы (может управлять погодой), Сыргак храбр, вынослив, ловок. Художественное описание эпических персонажей отличается тем, что у каждого из них есть особенные черты, присущие только ему одному. В этом отношении художественные портреты в легендарном эпосе «Манас» были и остаются поистине классическими образцами художественного описания портретов, созданных кыргызским народом.

 

Список литературы:

  1. Абдыразаков А. Вопросы психологизма в художественной литературе и эпосе «Манас» // Вопросы современного литературоведения и фольклористики. – Бишкек, 2013.
  2. Жирмунский В. Введение в изучение эпоса «Манас» // Энциклопедический феномен эпоса «Манас». – Бишкек, 1995.
  3. Мусаев С. Эпос «Манас». – Фрунзе, 1979.
  4. Манас. – Бишкек, 2010.
  5. Теория литературы. – М.: Наука, 1964.
  6. Толстой Л.Н. Об искусстве и литературе. – М., 1958.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий