Телефон: +7 (383)-312-14-32

Статья опубликована в рамках: LXI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 15 июня 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Русский язык. Языки народов Российской Федерации

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Чонмурунова Н.Ж. ФРЕЙМОВЫЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПТА «ДОБРО»
В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Ч.Т. АЙТМАТОВА // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXI междунар. науч.-практ. конф. № 6(61). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 109-116.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

ФРЕЙМОВЫЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПТА «ДОБРО»
В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ Ч.Т. АЙТМАТОВА

Чонмурунова Нуржамал Жумагазиевна

преподаватель, кафедра официального русского языка, Кыргызский Национальный Университет им. ЖБаласагына,

Кыргызская Республика, гБишкек

FRAME ANALYSIS OF CONCEPT “GOOD” IN WORKS OF CH.T. AITMATOV

Nurjamal Hconmurunova

teacher, the department of languages, Kyrgyzstan State University named after J. Balasagyna,

Kyrgyzstan, Bishkek

 

АННОТАЦИЯ

Теория фреймов представлена в статье как метод описания текстов с точки зрения статичных и динамичных фреймов на парадигматическом и синтагматическом уровнях на материале произведении Ч. Айтматова. Предлагается методика фреймового анализа художественных текстов, освещаются его основные этапы.

Понятийная составляющая концепта «Добро» характеризует все положительное, светлое, приятное, успешное, полезное, то есть добрые дела, поступки, приносящие пользу. Концепт «Добро» в романе «Плаха» состоит из следующих фреймов «Авдий», «Волки», «Бостон». Концепты «Добро» имеют обширное номинативное поле: в романе «Плаха» обнаруживается много языковых средств обозначения этого концепта и его признака.

В романе «Когда падают горы» концепт «Добро» представлен такими фреймами, как: «Жаабарс», «Горы», «Любовь», «Музыка», «Арсен Саманчин».

В произведениях Ч.Т. Айтматова концепт «Добро» связан с событиями, которые несут благо героям в определённый момент. Познаванию концептов «Добро» способствует установление причинных связей и ассоциативных цепочек с концептом «Добро»: Волки – Женщина – ДОБРО («Плаха»); Музыка – Любовь – Горы - ДОБРО, Женщина – Любовь – Природа – ДОБРО («И дольше века длится день); Киты – Океан – ДОБРО («Тавро Кассандры»). Компоненты такого рода цепочек являются индикаторами, которые указывают на концепт «Добро». На фоне цепочек читатель видит, на каких моральных категориях и духовных ценностях делает акцент автор.

ABSTRACT

Theory of frames is presented in the article as a method of description of texts from the point of view of static and dynamic frames on a paradigm and syntagmatic levels on Ch. Aitmatov's works. Methodology of frame analysis of artistic texts is offered and his basic stages are illuminated.

Concept constituent of концепта “Good” characterizes all positive, light, pleasant, successful, useful, i.e kind businesses, acts, being of the use. Concept “Good” in a novel “Block” consists of next frames “Аvdiy” “Wolves” “Boston”. Concepts have “Good” the vast nominative field - in a novel "Block" reveals many language means of denotation of this concept and his sign.

In a novel “When mountains” fall concept “Good” presented by such frames as: “Zhaabars”, “Mountains”, “Love”, “Music”, “Аrsen Samanchin”.

In works of Ch. Aitmatov concept "Good" related to the events that carry blessing to the heroes in certain moment. Cognition of concepts “Good” assists establishing causal connections and associative links with concept “Good” Wolves – Woman – Good (“Block”); Music – Love – Mountains – Good, Woman – Love – Nature – Good (“And a day lasts longer than century”); Whale – Ocean – Good (“Brand of Cassandra”). Components such links are indicators that specify “Good” on this concept. On the background of links the reader sees, on that moral categories and spiritual values the author makes the accent.

 

Ключевые слова: концепт, фрейм, слоты, когнитивная лингвистика.

Keywords: concept, frame, slots, cognitive linguistics.

 

В современной когнитивной лингвистике всё большее количество отечественных исследователей обращается к рассмотрению актуальных вопросов и проблем лингвистики, используя фреймовый анализ.

Широкое распространение термин «фрейм» в лингвистике получил после работ М. Минского. Он считает, что «процессы человеческого мышления базируются на хранящихся в его памяти материализованных, многочисленных запомненных структурах данных – фреймах, с помощью которых человек осознает зрительные образы (фреймы визуальных образов), понимает слова (семантические фреймы), рассуждения, действия (фреймы-сценарии), повествования и т. д. Процесс понимания при этом сопровождается активизацией в памяти соответствующего фрейма и согласованием его терминальных вершин с текущей ситуацией. В случае неудачи из памяти с помощью сети поиска информации, объединяющей системы фреймов, «выбирается» другой фрейм, терминалы которого, возможно, окажутся между собой в более подходящих отношениях применительно к той же рассматриваемой ситуации. Процесс последовательной замены одного фрейма другим особенно наглядно проявляется в таких областях человеческого мышления, как понимание естественного языка, рассуждение, вывод по аналогии и др.» [5, с. 124].

Фреймовый анализ терминологии отражает глубинную сущность ментальных процессов, предшествовавших акту номинации, а собственно фрейм терминосистемы является не чем иным, как вербализованной структурой, соответствующей программе последовательных действий субъектов определенной предметной области. Это весьма созвучно разделяемому терминоведами положению о том, что значения терминов рассматриваются как структуры, вызванные к жизни реальными ситуациями, стереотипы которых номинируются определенными, уже существующими в мозге языковыми средствами [3, с. 85].

Фрейм признается универсальной категорией, объединяющей разнообразные знания человека, его опыт и характеризующейся максимальной формализованностью и энциклопедичностью [6, с. 3].

Ч. Филлмор считает, что фреймы интерпретации могут быть введены в процесс понимания текста вследствие их активации интерепретатором или самим текстом. Фрейм активизируется, когда интерпретатор, пытаясь выявить смысл фрагмента текста, помещает содержание того фрагмента в модель, которая известна независимо от текста. Фрейм активируется текстом, если языковая форма или модель ассоциируется с рассматриваемым фреймом [7, с. 64].

Фрейм обладает более или менее конвенциональной природой и поэтому конкретизирует, что в данной культуре характерно и типично, а что – нет. Особенно важно это по отношению к определенным эпизодам социального взаимодействия – поход в кино, поездка на поезде – и вообще по отношению к рутинным эпизодам. Фреймы организуют наше понимание мира в целом, а тем самым и обыденное поведение (скажем, когда мы платим за дорогу или покупаем билет привычным для нас образом) [8, c. 219–220].

В романе «Плаха» на периферии поля концептуальной оппозиции расположена группа «Персоносфера», являющаяся неотъемлемой частью концептосферы. «Персоносфера» – это содержательная группа, в которой персонажи произведений представлены как положительные и отрицательные, что позволяет говорить об их принадлежности концептам «Добро» и «Зло», а их имена считать средствами репрезентации [4, с. 5]. В основе деления лежат поступки, черты характера, часто отраженные в имени персонажа, а также их сюжетные и фабульные функции. Носителями идей Добра в произведениях Ч. Айтматова выступают персонажи – Авдий, Бостон, Акбара, Арсен Саманчин, Едигей, Роберт Борк, Филофей, Энтони и др. Внутри одного произведения разделение на положительных и отрицательных героев просматривается четко.

В романе «Плаха» прочитывается понимание автором добра – абстрактной категории – через личность. Как видим, в романе добро несут в первую очередь люди: действующие лица и главные герои произведения. Люди в романе вовсе не абстрактные существа, они – личности, очень похожие по своим взглядам и поведению на ангелов.

Понятийная составляющая концепта «Добро» характеризует все положительное, светлое, приятное, успешное, полезное, то есть добрые дела, поступки, приносящие пользу. Концепт «Добро» в романе состоит из следующих фреймов «Авдий», «Волки», «Бостон».

Фрейм «Авдий» в индивидуально-авторской концептосфере Ч. Айтматова включает в себя слоты «спаситель», «миссия», «любовь к ближнему», «Бог», реализующиеся такими выражениями, как: спаситель рода человеческого, в сердце любовь, стремление к божественному совершенству, благородная миссия, извечные спасительные идеи, благородная цель и миссия. Эти слоты указывают на то, что Авдий служит человечеству. Уже в выборе имени и фамилии героя автор подчёркивает его духовную связь с Иисусом и отражает характер героя, борющегося за справедливость на земле. Библейское имя Авдий означает «служитель бога», а Каллистрат, от имени которого произошла фамилия героя – «хороший воин» [1, с. 126].

Фрейм «Волки» как воплощение «Добра» в художественном тексте включает в себя слоты «материнский инстинкт», «верность», «забота», которые объективированы следующими выражениями: ощущение материнской неги, фосфоресцирующие глаза, сохранение потомства, нахлынула нежность, ощущение счастья, приятное предчувствие, спокойствие и благоденствие, усердные ласки, инстинкт материнской природы, понятливость и тонкость восприятия, подобно птицам быстрокрылым, приятное чувство, благо звери, лапы сомкнутые в цветочные созвездия, соцветия волчьи, сплочённая воля, накопившаяся нежность.

Фрейм «Бостон» в художественном тексте включает такие слоты, как: «трудолюбие», «любовь к животным», «порядочность», «справедливость». Эти слоты вербализованы следующими выражениями: добросовестно работал, чадолюбив, умный и чуткий, передовик, энтузиаст, одержимость лучше содержать животных, хорош, непьющий, образец человека. Бостон уважал законы человеческого бытия, любил детей, был предан семье, друзьям, тем самым осознавая себя составной частью Мира. Жизнь в слиянии с природой создавала ему необходимый душевный комфорт. Бостон свято верил в то, что человек, как и все живое на Земле, обязан не уничтожать, а обогащать природу, а та не останется в долгу.

Концепты «Добро» имеют обширное номинативное поле: в романе «Плаха» обнаруживается много языковых средств обозначения этого концепта и его признака.

В романе «Когда падают горы» концепт «Добро» представлен такими фреймами, как: «Жаабарс», «Горы», «Любовь», «Музыка», «Арсен Саманчин».

Фрейм «Жаабарс» как воплощение «Добра» в индивидуально-авторской концептосфере Ч. Айтматова включает в себя такие слоты: «зверь-ангел», «царь высокогорья» и в художественном тексте вербализуется такими языковыми выражениями, как: мощный, взлетает пружиной над землёй, бегут стремительнее звука, крутая холка, мощная округлая шея, воспарит над миром, вырывается из земной своей оболочки, беспроигрышный охотник, переполнен силой и страстью, охотничья страсть, пылающие глаза, испепеляющая жажда соития, пьянеющая энергия, возгоралась плоть и небо, спокойный, мягко изогнутый хвост, сдержанный, внутренняя неодолимая повелевающая сила, великая увертюра их совокупления, сладостный мираж, нежная сила, нежный голос, нежная воля, летящие хвосты, горячее дыхание, гулко билось сердце, победный рык.

В концептосфере Ч. Айтматова символика Жаабарс как фрейм «Добра» базируется на актуализации сем «мощный», «стремительный», «нежный», «сильный», «спокойный», «сдержанный». Использование слота царь высокогорья, дополняет арсенал антропоморфной метафоры зверь-ангел: «Существует одна непреложная данность, одинаковая для всех и всегда, – никто не волен знать наперёд, что есть судьба, что написано ему на роду, – только жизнь сама покажет, что кому суждено, а иначе зачем судьбе быть судьбою …. Подчас и звери могут быть ангелами». По словам самого Ч. Айтматова, Жаабарс описан сказочно и является главным героем наряду с человеком Арсеном Саманчиным, это животное, которое символизирует загадочный мир гор.

Фрейм «Любовь» имеет индивидуально-авторскую специфику, включает в себя такие слоты, как «счастье», и вербализуется с помощью следующих выражений: прилив счастья, нахлынувшее счастье, излучает нежность, иное солнце, иное небо, озарение души.

В анализе фрейма «Любовь» наблюдается амбивалентность чувства любви, отражающая как положительные, так и отрицательные переживания лирических героев. Любовь как высшее благо и наслаждение. Любовь бескорыстна. Любовь преобразует человека, она нуждается в красоте, но ценит человеческую личность.

Ч. Айтматов относится к любви как к наивысшему смыслу жизни.

Фрейм «Музыка» имеет индивидуально-авторскую специфику и вербализуется с помощью следующих выражений: непостижимая неземная стихия, волшебная, низвергалась с неведомых высот, свобода и красота Вселенной, высшее проявление духа, полыхающее безумие, вулканическая, всемирная музреволюция.

Музыка и природа – это часть того прекрасного, духовного начала, которое Арсен Саманчин – главный герой романа – очень любил. Для Ч. Айтматова очень важна музыка, о чем говорят «музыкальные страницы» в его произведениях. Они вдохновенны и лиричны. И в этом произведении музыка занимает значительное место, выполняя определенные функции.

Фрейм «Арсен Саманчин» имеет индивидуально-авторскую специфику и вербализуется с помощью следующих выражений: Жаабарс-батыр, идееносец, эгемен-идеалист, человек.

В концептосфере Ч. Айтматова Арсен Саманчин – герой-идеолог, этим напоминает образ Авдия Калистратова из романа «Плаха». Подобно Авдию, он и идеологический герой, и идеологический изгой, находящийся в поисках истины – вечной невесты. Именно Арсену Саманчину автор доверяет выражение своих философско-публицистических мыслей.

Фрейм «Горы» в индивидуально-авторской концептосфере Ч. Айтматова, реализуются такими выражениями, как: вечно снежные, поднебесные, необжитые пределы, вершинное плато, райское побывка в небесах, окаймленные хребты стремена в небеса, гигантские горбящиеся затаившееся снежные.

Фрейм «Горы» в романе амбивалентен, семантически многопланов: он таит воспоминания о днях счастья, любви, которые барс испытал в горах со своей самочкой в родных местах. Горы, по представлениям Ч. Айтматова, – это воплощение нравственности. Горы становятся символом райского места.

Горы в романе предстают как природное великолепие, как целый горный мир, как грандиозное пространство, охватывающее небо и земную твердь. Согласно старинному обычаю, дорогим гостям этого края дарят красивых благородных птиц, но в момент передачи нужно присутствие шамана, который исполнит охотничьи заклинания. В романе приводится отрывок из такой песни, в которой есть строка, взятая автором в заглавие:

Разве вы не видите,

Как падают горы?

... Это я все делаю, я вершу

Я – Шамалбаш, я все могу! [2, с. 165].

В концептосфере Ч. Айтматова «Горы» занимают главенствующее место среди других природных явлений.

Таким образом, в произведениях Ч. Айтматова концепт «Добро» связан с событиями, которые несут благо героям в определённый момент. Познаванию концепта «Добро» способствует установление причинных связей и ассоциативных цепочек: Волки – Женщина – ДОБРО («Плаха»); Музыка – Любовь – Горы – ДОБРО, Женщина– Любовь – Природа – ДОБРО («И дольше века длится день). Компоненты такого рода цепочек являются индикаторами, которые указывают на концепт «Добро». На фоне цепочек читатель видит, на каких моральных категориях и духовных ценностях делает акцент автор.

Таким образом, примеры из романов «Плаха» и «Когда падают горы» показывают, что в сознании Ч. Айтматова «Добро» есть понятие духовной и мировоззренческой сфер жизни человека, одно из основных понятий, формирующих моральный аспект жизнедеятельности человека. Концепт «Добро» эксплицирует в произведении идею созидания, идею светлого потенциала человечества.

 

Список литературы:

  1. Айтматов Ч.Т. «И дольше века длиться день; Плаха; Пегий пес, бегущий краем моря: романы, повесть / Худож. текст А. Момуналиев. – Ф., Кыргызстан, 1988. – 656 с.
  2. Айтматов Ч.Т. Когда падают горы (Вечная невеста). – Б.: «Турар», 2012. – 220 с.
  3. Ивина Л.В. Лингво-когнитивные основы анализа отраслевых терминосистем (на примере англоязычной терминологии венчурного финансирования): Учебно-методическое пособие. – М.: Академический Проект, 2003. 304 с.
  4. Моспанова Н.Ю. Концептуальная оппозиция «Добро-Зло» в фольклорной языковой картине мира: На материале русских народных сказок: автореферат дис. … кандидата филологических наук: 10.02.01. – Брянск, 2005. – 205 с.: ил. РГБ ОД. / – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: dslib.net/russkij-jazyk/konceptualn. (дата обращения: 12.06.2016 г.).
  5. Минский М. Фреймы для представления знаний / пер. с англ. Ф.М. Кулакова. – М., 1979. – 151 с.
  6. Никонова Ж.В. Теория фреймов в лингвистических исследованиях. СПб.: Филологический факультет СпбГУ, 2006.
  7. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания. – Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. – М.: Прогресс, 1988.
  8. Dijk T.A.V. 1982 Studies in the pragmatics of discourse. – The Hague etc.: Mouton, 1981.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Форма обратной связи о взаимодействии с сайтом