Статья опубликована в рамках: LXI Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 15 июня 2016 г.)

Наука: Филология

Секция: Литература народов стран зарубежья

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Толубаева Ч.Д. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ
(НА ПРИМЕРЕ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО РОМАНА М. ЭЛЕБАЕВА «ДОЛГИЙ ПУТЬ» И ПОВЕСТИ М. ГОРЬКОГО «ДЕТСТВО») // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LXI междунар. науч.-практ. конф. № 6(61). – Новосибирск: СибАК, 2016. – С. 102-108.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ
(НА ПРИМЕРЕ АВТОБИОГРАФИЧЕСКОГО РОМАНА М. ЭЛЕБАЕВА «ДОЛГИЙ ПУТЬ» И ПОВЕСТИ М. ГОРЬКОГО «ДЕТСТВО»)

Толубаева Чолпон Дерденбаевна

канд. филол. наук, доц. Иссык-Кульского государственного университета,

Кыргызская Республика, г. Каракол

LITERARY PARALLELS ARTISTIC PRODUCTION 

(ON AN EXAMPLE OF THE AUTOBIOGRAPHICAL NOVEL "LONG WALK" BY M. ELEBAEV AND THE NOVEL "CHILDHOOD" BY M.GORKY)

Cholpon Tolubaeva

сandidate of Philologu Scinces, Associate рrofessor Issykkul State University

named after Kasym Tynystanov,

Kyrgystan, Karakol

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена проблемам детальной аналогии и художественного параллелизма автобиографической повести русского писателя М. Горького «Детство» и произведении кыргызского писателя М. Элебаева «Долгий путь».

ABSTRACT

The article devote problem detailed analogy and artistic parallelism autobiographical story russian writer M. Gorky “Child hood” and production Kyrgyz writer M. Elebaev “Long way”.

 

Ключевые слова: сопоставление, сюжет, художественный параллелизм.

Keywords: comparison, subject, artistical parallelism.

 

При сравнительно-сопоставительном анализе двух разных литературных произведений иногда можно обнаружить некие параллели в сюжетно-композиционных линиях и системе образов, а также многие другие сходства. В этом отношении литературная компаративистика представляет собой отрасль литературоведения, подразумевающую взаимовлияние, рецепцию, а также типологию литературных произведений. Т. е. задачей данной отрасли является сравнение одной национальной литературы с аналогичными явлениями в других сферах гуманитарной экспрессии, в системе других искусств. Это определение, являясь общеизвестным и вполне убедительным, включает в себя такой аспект, как сравнительное изучение творчества двух или нескольких писателей, сравнительный анализ определенного жанра на разных этапах литературного процесса, сравнительная характеристика эволюции определенного типа персонажей на материале различных произведений писателей, представителей одной или различных национальных литератур. Первые принципы научного подхода определения упомянутых выше схожих признаков в литературных произведениях принадлежат А. Веселовскому. Эту теорию развивает В. Жирмунский, который, по сути, стоял у истоков сопоставительного литературоведения. По мнению последнего, сходства в художественных произведениях определяются, в основном, с помощью трех факторов. Первый фактор – это воздействие, ко второму фактору он относит международные, межкультурные литературные контакты, путем которых происходит взаимообогащение национальных литератур, следовательно, возникают общие схожие тенденции в них. Что касается третьего фактора, то он предполагает схожесть разных литератур, не имеющих точек соприкосновения, но со схожими тенденциями, которые могли появиться в разных литературах самостоятельно, в силу одинаковости внешних факторов, таких как социальное положение народов, политический режим, историческое событие и т. д.

В нашем случае объектами сопоставлений служат автобиографический роман М. Элебаева «Долгий путь» и повесть великого русского писателя М. Горького «Детство». Во-первых, оба произведения по жанру относятся к автобиографическим. В контексте произведений упоминается историческая эпоха, в которой жили сами писатели. Если говорить о биографии М. Элебаева, то она у писателя оказалась короткой – родился в 1905 году и погиб в 1943 году на фронте в Великой Отечественной войне.

Детство писателя прошло в тяжелых, полных испытаний условиях, которые запечатлены в романе «Долгий путь». В начале романа умирает мать главного героя Мукая. Из-за того, что они очень бедно жили, отцу было трудно кормить большую семью. Кроме всех прочих трудностей, в 1915 году на долю кыргызского народа выпадают массовые бедствия – голод и тиф. Эти исторические события являются некими предпосылками для развития сюжетной линии произведения. Так как произведение начинается с того, что после смерти матери Мукая приежают брат его отца Элебес со своей женой Бурмой для того, чтобы помочь прокормить сирот, т. е. братьев и сестер Мукая, которые заражаются тифом. Вместе с семьей Элебеса их стало четырнадцать человек. Чтобы хоть как-то облегчить ношу главы семьи бабушка забирает Мукая к себе.

Родители матери жили лучше, чем семья, где жил главный герой. Потому что они были из зажиточных семей в селе Кен-Суу. Но они были и очень жадными людьми: если случайно, по какой-то причине умрет ягненок, они всю ночь избивали чабана. Не закалывали барашка, жалея его от собственных детей, брюки шили им из овечьей шкуры, чтобы не тратиться на ткань. Все эти моменты из жизни писателя описываются через жизнь главного героя – мальчика, которому было одиннадцать лет и который вопреки всему старается преодолеть жизненные трудности и выжить. Эти трудности не уходят без следа: после кончины родителей главный герой лишается еще и своих братьев, и сестер, остается с единственным выжившим младшим братом Беккулом, с которым он бежит в Китай после народного восстания 1916 года, но через годы живым возвращается на родину.

Что касается «Детства» М. Горького, то и в нем повествование начинается со смерти отца главного героя Алексея, который вместе с матерью приходит к своему деду Каширину. Как и в романе «Долгий путь» дед Алексея описывается как зажиточный человек. Но в доме нет спокойной умеренной жизни из-за сыновей Каширина, между которыми всегда возникает раздор из-за наследства.

Образ бабушки Мукая, которая при каждом удобном случае укоряла своего внука, описывается относительно кратко, нежели образ Каширина в повести «Детство». Каширин раскрывается автором разносторонне: он иногда очень строг, даже жесток, но он дает очень нужные советы Алексею, которые необходимы в жизни. Подобные параллели в системе образов многими критиками объясняются как результат влияния на М. Элебаева творчества других писателей, в частности М. Горького. Потому что по воспоминаниям современников, М. Элебаев вечно читающий юноша, у которого в руках всегда были книги мировых писателей, в том числе и русских классиков. Более того, М. Элебаев был автором статьи «На семидесятилетие М. Горького», в которой он высоко оценивал вклад М. Горького в советскую литературу, при этом автор отмечал, что можно писать произведения, основываясь на личном дневнике. Учитывая подобные факты, можно предположить, что после чтения произведений М. Горького, («Детство», «Мои университеты»), М. Элебаев создает свой автобиографический роман «Долгий путь». Такие предположения в свое время высказали известные критики С. Жигитов, Б. Маленов, К. Асаналиев, М. Борбугулов. Но мы не намерены говорить о том, что М. Элебаев писал свой роман, подражая произведению М. Горького. Потому как несмотря на сходство, это совершенно разные произведения, в которых каждый автор пишет о событиях своей жизни. К тому же, как уже было сказано в начале статьи, наличие схожих эпизодов или отдельных фрагментов можно объяснить одинаковым социальным положением авторов, детство которых прошло в нищете, и они оба остались сиротами после смерти отца. Следовательно, между двумя произведениями существует сходство не в плане сюжетной линии, а в деталях произведений. К примеру, если в романе «Долгий путь» через судьбу 11-летнего мальчика повествуются такие события, как голод, массовая гибель людей во время народного восстания 1916 года, словом, трудный исторический период в жизни кыргызского народа, то в повести «Детство» автором больше описываются эпизоды, связанные с новой семьей Алеши, т. е. тяжелая атмосфера в семье Каширина: безнравственный облик членов этой семьи, сыновей Якова и Михаила, которые готовы на все, чтобы заранее получить свою долю от отцовского наследства. В свою очередь, Каширин не доверяет своим сыновьям, более того, он жестоко относится даже к своим внукам. Подобные детали не имеют места в романе М. Элебаева. Что касается сходства отдельных деталей и эпизодов, то оба произведения начинаются с эпизодов, где главные герои теряют своих близких людей. Роман «Долгий путь» начинается с эпизода, где описывается смерть матери главного героя: «Лицо матери сегодня выглядит не как обычно: из груди издается хриплый звук, глаза вытаращены ... Жизнь постепенно уходила из ее тела. Впервые тогда я увидел умирающего человека. Мне было одиннадцать лет» [6, с. 3]. Схожий эпизод имеет место и в повести «Детство», в котором описывается смерть отца Алеши: «В полутемной тесной комнате, на полу, под окном, лежит мой отец, одетый в белое и необыкновенно длинный; пальцы его босых ног странно растопырены, пальцы ласковых рук, смирно положенных на грудь, тоже кривые; его веселые глаза плотно прикрыты черными кружками медных монет, доброе лицо темно и пугает меня нехорошо оскаленными зубами» [2, с. 4].

После смерти матери главный герой романа «Долгий путь» лишается и отца. Став полным сиротой, мальчик выполняет разную черную работу за кусок хлеба, работает на опиумных полях, пасет коров зажиточного русского мужика Василия. А когда он уставал от работы или, когда ему хотелось побыть одному, он приходил на равнину в Кызыл-Кие и долго думал: «На северном склоне той горы течет горный родник. Сколько раз я сидел у этого ручья и предавался раздумьям. Когда меня ругали дома, я уходил от всех, чтобы побыть в одиночестве. Отсюда видно все: и дорога, ведущая к Каркыре, и мост, который блестит издалека, и караван, медленно идущий по этому мосту. А ниже блестит дом моего хозяина Василия, место, где я пасу коров, пасека Башарина в Аксае, все отсюда видно, как на ладони» [6, с. 70–71].

Подобные пейзажные зарисовки играют роль, с одной стороны, лирических отступлений, с другой стороны, они сливаются с внутренним настроением главного героя, точнее, являются фоновой зарисовкой для описания печали и уныния главного героя. Подобные фрагменты имеют место и в повести М. Горького, где описывается «хороший человек» – постоялец в доме деда Алексея, рядом с которым герой находит успокоение:         «Молчали долго. Вечер был тихий, кроткий, один из тех грустных вечеров бабьего лета, когда всё вокруг так цветисто и так заметно линяет, беднеет с каждым часом, а земля уже истощила все свои сытные, летние запахи, пахнет только холодной сыростью, воздух же странно прозрачен, и красноватом небе суетно мелькают галки, возбуждая невеселые мысли. Все немотно и тихо; каждый звук-шорох птицы, шелест упавшего листа – кажется громким, заставляет опасливо вздрогнуть, но вздрогнув, снова замираешь в тишине-она обняла всю землю и наполняет грудь.

В такие минуты родятся особенно чистые, легкие мысли, но они тонки, прозрачны, словно паутина, и неуловимы словами. Они вспыхивают и исчезают быстро, как падающие звезды, обжигая душу печалью о чем-то, ласкают ее, тревожат, и тут она кипит, плавится, принимая свою форму на всю жизнь, тут создается ее лицо» [2, с. 61].

Такие тяжелые, порой взрослые мысли посещают Алешу. Он задумывается о безжалостности людей, о своей горькой участи. Потому что он с десяти лет начинает работать слугой у разных хозяев. Когда нечего было есть, он даже пытался ловить птиц. Но в какой бы ситуации он не оказался, он не забывает о наставлениях бабушки, о судьбе своей матери. Созвучный эпизод можно найти и в повести Ч. Айтматова «Белый пароход», где в минуты отчаяния мальчик взбирается на гору и через дедов бинокль смотрит на Иссык-Куль:

«Отсюда все было видно. И самые высокие снежные вершины, выше которых только небо. Они стояли позади всех гор, над всеми горами и над всей землей. И те горы, что пониже снежных, – лесистые горы, поросшие понизу лиственными чащами, а поверху темным сосновым бором. И горы Кунгеи, обращенные к солнцу; на склонах Кунгеев ничего не росло, кроме травы. И горы еще поменьше, в той стороне, где озеро, – просто голые каменистые увалы. Увалы спускались в долину, а долина смыкалась с озером. В этой же стороне лежали поля, сады, селения ... Сквозь зелень посевов уже проступала разводьями желтизна-близилась жатва. Как мыши, бегали по дорогам крошечные автомашины, а за ними вились длинные пыльные хвосты. И на самом дальнем краю земли, куда только достигал взор, за песочной прибрежной полосой густо синела выпуклая кривизна озера. То был Иссык-Куль. Там вода и небо соприкасались. И дальше ничего не было. Озеро лежало неподвижно, сияющее и пустынное. Лишь чуть заметно шевелилась у берега белая пена прибоя» [1, с. 358].

При анализе подобных схожих эпизодов может возникнуть вопрос относительно того, каким же образом появляются такие параллели в разных произведениях разных авторов, в данном случае М. Элебаева, М. Горького и Ч. Айтматова. К тому же, если по жанру произведения первых двух писателей относятся к автобиографическим, то произведение Ч. Айтматова можно охарактеризовать как повесть-притчу, поднимающую нравственные проблемы человека. Во-первых, Ч. Айтматов соприкасался с произведениями, которые стояли у истоков формирования как русской, так и кыргызской литературы. Более того, в свое время Ч. Айтматовым была написана статья о реализме в произведениях М. Горького. Во-вторых, в повести «Белый пароход» у мальчика есть дед Момун, как и бабушка героя в «Долгом пути» и дед Алексей в повести «Детство». В-третьих, все герои вышеназванных произведений сироты.

Таким образом, можно прийти к выводу, что многие произведения, на первый взгляд не имеющие никаких параллелей, могут оказаться произведениями с целым рядом сходств. С точки зрения сопоставительного литературоведения, подобные параллели можно объяснить общими базисными основами отдельно взятых произведений. Как было отмечено в начале статьи, такие параллели учеными объясняются общностью объектов художественных повествований со всеми вытекающими из них обстоятельствами. Вполне возможно, что писатели, создавая свои произведения, даже и не подозревали о существовании подобных произведений у других авторов. Или же наоборот, подобные схожести создавались писателями сознательно. Все эти вопросы относятся к творческой индивидуальности, к творческой лаборатории каждого писателя. Как бы там ни было, очевидным остается одно – изучение произведений в сравнительно-сопоставительном плане дает нам возможность более глубоко, масштабно, разносторонне понять художественную концепцию автора в целом и его отдельно взятого произведения в частности.

 

Список литературы:

  1. Айтматов Ч. Избранное. – Фрунзе, 1983.
  2. Горький М. Детство. В людях. Мои университеты. – Москва, 1985.
  3. Жирмунский В. Сравнительное литературоведение. – М. 1983.
  4. Лайлиева И.Д. Традиции русской классической и мировой литературы в кыргызской прозе. – Фрунзе: Илим., 1988.
  5. Элебаев М. Долгий путь. – Фрунзе, Кыргызмамбас, 1971.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
Диплом лауреата
отправлен участнику

Оставить комментарий