Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: LIV Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 16 ноября 2015 г.)

Наука: Филология

Секция: Русская литература

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Ализаде А.А. РУССКАЯ И АНГЛИЙСКАЯ ЖЕНСКАЯ ПРОЗА РУБЕЖА ХХ–ХХI ВЕКОВ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. LIV междунар. науч.-практ. конф. № 11(54). – Новосибирск: СибАК, 2015.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

РУССКАЯ  И  АНГЛИЙСКАЯ  ЖЕНСКАЯ  ПРОЗА  РУБЕЖА  ХХ–ХХI  ВЕКОВ

Ализаде  Афер  Азер

преподаватель,  диссертант  кафедры  Мировой  литературы

Бакинского  славянского  университета  Азербайджанская  академия  художеств, 
Республика  Азербайджан,  г.  Баку

E-mail: 

 

RUSSIAN  AND  ENGLISH  FEMININE  PROSE  ON  THE  BOUNDARY  OF  XX–XXI  CENTURIES

Afer  Alizadeh

teacher  of  Azerbaijan  Academy  of  Arts,  candidate  for  a  degree 
of  Baku  Slavic  University,  World  literature  department, 
Republic  of  Azerbaijan,  Baku

 

АННОТАЦИЯ

В  статье  делается  попытка  раскрытия  идейно-художественного  диапазона  «женской  темы»  в  прозе  современных  русских  и  английских  писательниц.  Л.  Петрушевская,  М.  Палей,  Н.  Горланова,  Х.  Филдинг,  С.  Таунсенд  и  М.  Спарк  достаточно  известные  современные  писательницы,  чьи  имена  невольно  объединяются,  являя  собой  при  общности  тематики,  концепции  героя,  некоторых  литературных  приемов  высокохудожественную  женскую  прозу.  Вместе  с  тем  у  каждой  из  них  есть  собственная  система  литературных  ассоциаций  и  пристрастий.  В  задачу  статьи  входит  обзор  этих  частных  тем  и  мотивов,  а  также  обозначение  ключевых  расхождений  в  акцентировке  тех  или  иных  «женских  проблем». 

ABSTRACT

In  this  article  the  author  made  an  attempt  to  disclose  idea  and  artistic  diapason  of  “feminine”  theme  in  prose  of  modern  Russian  and  English  women-writers.  L.  Petrushevskaya,  M.  Paley,  N.  Qorlanova,  H.  Fielding,  S.  Towndsend,  M.  Spark  are  famous  modern  women  writers.  Their  names  are  united  because  of  generality  of  theme,  hero  conception,  some  literary  methods.  The  creative  works  of  mentioned  women  writers  are  the  representatives  of  highly  artistic  feminine  prose.  At  the  same  time  each  of  these  writers  certainly  has  her  own  system  of  literary  associations  and  tastes.  So,  the  aim  of  the  article  is  to  review  these  particular  themes  and  motives,  to  sign  main  differences  in  specific  “feminine”  problems  accenting. 

 

Ключевые  слова:  женская  проза;  психологизм;  автобиографические  заметки;  брак  и  семья;  душевный  покой;  экзистенциальные  мотивы.

Keywords:  women`s  prose;  psychology;  autobiographical  notes;  marriage  and  family;  moral  peace;  existential  motives. 

 

Каждая  эпоха,  выделяясь  своими  веяниями,  ставит  перед  писательницами  определенные  требования,  соответствующие  запросам  своего  времени.  Последние  три  десятилетия  в  России  и  Англии  отмечены  появлением  целого  ряда  писательниц,  которые  выступили  новаторами  в  области  формы  и  содержания.  Таким  реформаторским  характером  отличается  творческое  наследие  М.  Палей,  М.  Вишневецкой,  О.  Славниковой,  Н.  Горла­новой,  Л.  Петрушевской,  М.  Магориан,  С.  Даффи,  И.  Вульф,  Дж.  Роулинг,  С.  Кинселлы  и  других  в  1980–1990-х  годах. 

Современная  английская  женская  проза  проникнута  углубленным  психологизмом,  которую  следует  классифицировать  по  основным  направлениям  и  соответственно  проблемам.  Возрождение  традиций  реалистической  литературы  осуществлено  в  повестях  и  романах  Мэри  Уорд  (она  писала  под  именем  миссис  Хамфри  Уорд),  МэйСинклер  и  Берты  Рак.  Это  повествования  о  временах  и  героях  Первой  мировой  войны,  в  которой,  как  известно,  Великобритания  принимала  активное  участие.  Отсюда  и  жанровое  своеобразие  исторической  тематики:  мемуарная  литература,  воспроизведение  отдельных  сюжетных  компонентов  эпистолярного  жанра.

Теория  «потока  сознания»  Джеймса  Джойса  получает  оригинальную  трактовку  в  философских  сентенциях  Дороти  Ричардсон.  В  многотомной  эпопее  «Паломничество»  писательница  скептически  относится  к  ограничениям,  которые  накладывает  религия  на  светские  взгляды  современной  англичанки.  В  центре  внимания  –  героиня,  оспаривающая  религиозные  взгляды  своего  отца,  восстающая  против  веками  сложившихся  духовных  ценностей. 

Далее,  женская  литературно-критическая  эссеистика  находит  продолжение  в  творчестве  Виржинии  Вулф.  Писательница  создаёт  яркие  биографические  романы  «На  маяк»,  «Орландо».  Автобиографические  мотивы  сильны  также  в  дебютной  повести  Джанет  Уинтерсон  «Кроме  апельсинов  есть  и  другие  фрукты».  В  новаторском  ключе  творили  Беатрис  Поттер  и  Эдит  Несбит.  Они  разрабатывали  детскую  тематику.

Сью  Таунсенд  –  яркий  представитель  современной  женской  прозы  Великобритании.  «Публичные  признания  женщины  средних  лет  в  возрасте  55  и  ¾  лет»  можно  рассматривать  как  подбор  очерков  из  собственной  жизни  писательницы.  Роман  состоит  из  восьмидесяти  девяти  историй,  освещающих  реалии  её  бытия.  В  автобиографических  заметках  обрисована  обстоятельная  панорама  женского  мира:  отношения  к  различным  жизненным  ситуациям,  воспоминания  и  наблюдения,  тревоги  и  опасения.  С.  Таунсенд  работает  над  сценариями  к  кинофильмам,  встречается  с  коллегами  по  писательскому  цеху,  ежедневно  отвечает  на  письма  почитателей.  Но  даже  напряженная  умственная  деятельность  (работа  над  рукописью,  редакторский  анализ,  посредничество  с  литературными  агентами)  не  может  вытеснить  из  сознания  женщины  её  настоящее  предназначение:  она  –  любящая  мать  четверых  детей.  Проникнута  сердечностью  и  лиризмом  глава  «По  снегу»,  в  которой  она  в  густой  снегопад  отправляется  в  больницу:  так  сильно  в  ней  желание  увидеть  новорожденную  внучку.  «Разумный  человек  выждал  бы  денек,  пока  снегоуборочные  машины  и  контейнеры  с  песком  укротят  дорогу,  но  мною  овладел  первобытный  зов,  стремление  увидеть  и  подержать  на  руках  нового  члена  семьи»,  –  пишет  уже  заботливая  бабушка  [5,  с.  118]. 

Тема  любви,  брака  и  семьи  становится  опорной  в  творчестве  Л.  Петрушевской.  В  рассказе  «Осталась  там»  описывается  жизненный  путь  Рены.  На  долю  героини  выпали  нелегкие  испытания:  предательство  подруги,  измена  мужа,  душевное  помешательство.  Заметим,  что  картина  словно  растягивается  в  пространственно-временном  диапазоне,  включая  в  себя  несколько  этапов  драматической  судьбы  одновременно,  без  излишней  конкретизации  главного  материала.  В  рассказе  «Порыв»  –  Дарья  проявляет  исключительную  силу  духа,  с  достоинством  переносит  и  душевные,  и  физические  травмы:  измену,  побои.  Она  не  сдается.  Теперь  перед  читателем  психологическая  драма  с  победным  концом.  Судьба  героини  аккумулирована  в  предельно  сжатых  рамках  основного  повествования.  В  рассказе  «Свобода»  Л.  Петрушевская  повествует  о  нелегких  взаимоотношениях  дочки  и  матери.  Подобный  бытовой  конфликт  можно  было  развернуть  в  широкую  панораму  традиционного  противостояния  двух  поколений  –  «отцов  и  детей».  Но  не  это  волнует  автора  небольшого  рассказа.  Л.  Петрушевская  указывает  на  один  из  вариантов  печального  возврата  дочери  к  матери,  при  неблагоприятных  взаимоотношениях  с  мужчиной.  Это  частный  семейный  случай,  и  обобщение  делается  в  экзистенциальном  ключе:  отгороженность  от  интересов  людей. 

Нравственность  является  мерилом  поступков  героинь  М.  Палей,  Н.  Горлановой  и  Л.  Петрушевской.  Первая  в  большинстве  своих  рассказов  и  повестей  намеренно  полностью  разбивает  некрепкие  семьи,  а  герои  чаще  избирают  насильственную  смерть.  Вторая,  напротив,  защищает  интересы  семьи  и  никогда  не  приводит  их  членов  к  мысли  о  самоубийстве.  Чего  хотят  от  семейной  жизни  и  к  чему  стремятся  в  любви  все  горлановские  героини?  Женщина  по-настоящему  счастлива  только  тогда,  когда  она  в  гармонии  с  собой.  Героини  Н.  Горлановой  руководствуясь  материнским  инстинктом,  выражают  преданность  интересам  семьи  («История  озера  веселого»,  «Пик  разводов»,  «Подсолнухи  на  балконе»,  «Нюся  и  мильтон  Артем»,  «Как  устроена  любовь?»,  «Припадок»,  «Английский  замок»). 

Л.  Петрушевская  в  разработке  означенной  темы  идёт  своим  путем.  Любовь  как  высшая  человеческая  ценность  немного  расплывчата  у  нее.  Герои  большинства  рассказов  охвачены  не  светлой  и  чистой  бессмертной  любовью,  а  подобием  любовного  чувства,  имитацией  любви,  в  конечном  итоге,  приводящей  к  её  стиранию.  Писательница  исследует  феномен  любви  у  женщин  и  у  мужчин,  пытается  определить  его  влияние  на  их  судьбы  и  психологию,  выявить  их  противоречивые  реакции.  В  женщинах  любовь,  исходя  из  естества  натуры,  и  душевной  потребности  любить  и  быть  любимой,  проявляет  себя  открыто.  Такая  любовь  проникнута  материнским  началом,  семейственностью,  самоотверженностью.  Природное,  стихийное  начало  позволяет  им  всецело  отдаться  любви.  Альтруистическая  любовь,  предполагающая  самопожертвование,  преданность  семье,  домашние  заботы  высвечивают  внутреннюю  жизнь  женских  героев  («По  дороге  бога  Эроса»,  «Жизнь  это  театр»,  «Свобода»).  В  состоянии  любви  раскрываются  лучшие  черты  героинь. 

Если  определённую  часть  героинь,  устраивают  лёгкие  и  безответственные  отношения,  в  которых  имитация  любви  заменяет  истинное  чувство,  то  к  мужским  персонажам  перо  Л.  Петрушевской  становится  ещё  более  суровым.  Мужчины  не  замечают  грань  естественного  и  плавного  скольжения  гармонии  в  дисгармонию.  Их  не  интересует  данный  процесс  изжития  в  семье  любви,  потому  что  они  не  ставят  перед  собой  цель  её  укрепления  в  нравственно-психологическом  плане.  М.  Абашева  мужских  героев  прозы  писательницы  причисляет  к  типу  пожирателей  и  потребителей.  «Потребление  становится  их  сутью»  [1,  с.  10],  –  замечает  критик.  Наглые  и  пробивные  герои  не  останавливаются  ни  перед  чем  в  своих  эгоистических  стремлениях  достичь  материальных  благ.  В  мужских  героях  наблюдается  не  любовь,  а  её  имитация.  Она  носит  поверхностный  характер  и  выражается  холодно.  Отсутствуют  духовные  потребности  и  высокие  устремления,  есть  ограниченность  и  пустота.  В  качестве  жизненных  идеалов  они  останавливают  свой  выбор  на  эгоистичном  желании  продолжения  рода,  наживе  и  выгоде.  Героини  жаждут  семьи,  а  избранники  оказываются  недостойными  («Маня»,  «Смотровая  площадка»,  «Темная  судьба»  «Упавшая»,  «Майя  из  племени  майя»). 

Создание  парадоксальных  и  внутренне  противоречивых  ситуаций  –  один  из  проверенных  художественных  приёмов.  К  примеру,  Паня  из  рассказа  «Тёмная  судьба»,  не  желая  оставить  детей  сиротами,  решается  на  аборт,  а  врач,  движимый  состраданием,  сохраняет  жизнь  ребенку.  В  рассказах  «Сети  и  ловушки»,  «Приключения  Веры»,  «Скрипка,  «История  Клариссы»,  «Белые  дома»,  «Продлись,  мгновенье»  один  период  жизни  легко  и  безболезненно  сменяется  другим.  В  таких  случаях  герои,  принимая  на  веру  имитацию  любви,  не  задумываются  о  переходе  гармонии  в  дисгармонию.  Они  бесповоротно  сжигают  за  собой  все  мосты. 

Гармонию  и  дисгармонию  любви  можно  наблюдать  и  в  романе  английской  романистки  М.  Спарк  «Пир».  Харли  Рид  –  художник  средних  способностей,  хотя  и  обладает  стойким  авторитетом  в  своей  сфере.  Его  картины,  имеющие  ошеломляющий  успех,  пользуются  большим  спросом  и  продаются  по  завышенным  ценам.  Но  в  амплуа  модного  современного  и  дорогого  художника  он  процветает  и  утверждается  не  без  влияния  и  веса  своей  подруги  Крис  Донован.  Для  художника  выведенного  типа  сохранение  гармонии  в  браке  или  относительно  крепких,  но  всё  же  свободных  взаимоотношений  не  является  трудноразрешимой  проблемой.  Многие  действия  мужских  и  женских  персонажей  в  романах  М.  Спарк  неотделимы  от  их  религиозных,  точнее,  католических  убеждений,  поданных  с  прямотой  или  саркастическим  подтекстом.  Харли  Рид,  будучи  католиком,  не  видит  в  браке  высшей  нравственной  ценности.  Он  ценит  свободу  и  считает  обеты,  данные  перед  алтарем,  следствием  излишней  чувственности.  Каждая  из  сторон  должна  обладать  правом  выбора,  что,  в  свою  очередь,  регулирует  правильную  ориентировку  в  жизни.  Он  признает  развод,  этим  принижает  роль  здоровой  семьи  –  понятия,  обладающим  в  католицизме  сакральным  значением. 

Творчество  Х.  Филдинг  является  достаточно  разнообразным  и  масштабным.  Сюжетную  основу  романов  «Дневник  Бриджит  Джонс»,  «Бриджит  Джонс:  грани  разумного»,  «Бриджит  Джонс  без  ума  от  мальчишки»  составляет  постижение  сути  и  естества  женщины,  неутомимый  поиск  женского  счастья.  Придав  в  женские  образы  содержательность  и  глубину  характера,  писательница  показывает  их  борцами,  находящимися  в  постоянном  поиске  гармонии,  любви,  семьи,  успехов  на  рабочем  поприще.  В  романе  «Бриджит  без  ума  от  мальчишки»  все  больше  раскрываются  достоинства  героини.  Жизненные  потрясения  она  воспринимает  как  неизбежность.  Дети  заполняют  пустоту,  образовавшуюся  после  гибели  Марка.  Бриджит  переживает  кризис  среднего  возраста:  одиночество,  заниженную  самооценку,  страх  перед  переменами.  «Когда  у  тебя  есть  дети,  ты  не  можешь  позволить  себе  развалиться,  рассыпаться,  опустить  руки.  Ради  них  ты  должна  жить  дальше,  как  бы  больно  тебе  ни  было.  Жить  дальше,  двигаться  дальше…»,  –  таковы  выдержки  из  очередного  дневника  героини  [6,  с.  50].  Бриджит  не  теряет  уверенности  в  себе,  пробует  себя  в  литературе,  но  не  все  начинания  героини  сопровождаются  успехами.  Она  хочет  встретить  достойного  человека,  с  которым  можно  построить  отношения,  основанные  на  взаимном  понимании  и  уважении,  вновь  пережить  прежние  чувства.  Героиня  подсознательно  ищет  психологическую  опору  в  мужчине.  Порядочный  и  мужественный  Скотт  Валлакер,  преподаватель  физкультуры,  ведущий  в  школе  шахматную  секцию,  прививающий  ученикам  понятия  о  товариществе,  стойкости  и  дисциплине,  любит  и  оберегает  Бриджит,  окружает  ее  детей  отеческим  теплом.  Переполненная  любовью  и  радостью  она  обретает  душевный  покой. 

В  творчестве  М.  Палей,  Н.  Горлановой  и  Л.  Петрушевской  представлена  специфическая  тема  родного  дома.  У  каждой  из  них  она  получает  индивидуальные  оттенки.  Перед  нами  три  различных  подхода  к  теме  дома.  В  повести  М.  Палей  «Поминовение»  дом  показан  не  столько  как  «родовое  гнездо»,  сколько  «место  ссылки»  [3,  с.  5].  В  творчестве  Н.  Горлановой  указанная  тема  проходит  в  рассказе  «Дом  со  всеми  неудобствами».  У  М.  Палей  зримо  просматривается  тема  вымирания  дома;  у  Н.  Горлановой  –  уходящего,  так  как  темные  тона  в  этом  рассказе  все-таки  смягчены.  Для  героинь  же  Л.  Петрушевской  обзавестись  собственным  домом  означает  наличие  в  них  ярко  выраженного  эгоцентризма,  неестественной  жажды  к  наживе  («Сети  и  ловушки»,  «Продлись,  мгновенье»).  Деньги  и  имущество  для  них  божество. 

Мотив  дома  в  ином  интонационном  ключе  варьируется  и  у  М.  Спарк.  Роман  «Передел»  –  повествование  о  людях,  для  которых  лихорадочное  рвение  к  деньгам  стало  образом  жизни.  Мошенничество  и  вымогательство  превратилось  для  них  в  ремесло.  М.  Спарк  мастерски  рисует  причуды  и  потребности  богачей,  склонных  к  фамильярности  и  вычурности.  Мэгги  Редклиф  видит  смысл  жизни  исключительно  в  приобретении  земельных  участков.  «И  в  самом  деле,  деньги  таких  объемов  не  теряются  и  не  растрачиваются,  они  могут  лишь  переходить  из  рук  в  руки,  с  выгодой  или  без  оной,  в  крайнем  случае  –  с  применением  насилия»,  –  замечает  писательница  [4,  с.  120].  Маркиз  Адальберто  ди  Туллио-Фриоле,  Эмилио  Бернардини,  Летиция,  Пьетро,  Хьюберт  Мэлиндейн,  Лауро  Моретти,  Дамиан  Рансивелл,  Курт  Хайкенс,  Иан  Маккей  чересчур  привязаны  к  материальным  благам.  Большая  часть  сознательной  жизни  героев  М.Спарк  проходит  в  присваивании  чужого  имущества.  Дворецкие  снимают  обивку  с  оригиналов  и  натягивают  их  на  копии.  Мсье  Коко  де  Рено  –  управляющий  делами  миссис  Редклиф  исчезает  с  её  деньгами  и  документами.  Наглым  и  беспринципным  героям  не  свойственна  умеренность  в  желаниях.  Страх  безденежья  выводит  их  из  состояния  душевного  равновесия.  В  их  лице  писательница  всей  мощью  своего  сатирического  таланта  показывает  утрату  истинных  моральных  ценностей,  преобладание  в  сознании  людей  душевных  отклонений  вместо  морально-этических  основ. 

При  внимательном  рассмотрении  обширного  творческого  наследия  М.  Палей  и  М.  Спарк  можно  обнаружить  как  общие  точки  соприкосновения,  так  и  индивидуальные  отличия.  В  первую  очередь,  считаем  необходимым  обратиться  к  искусству,  экзистенциальной  направленности,  религиозным  убеждениям  и  философской  трактовке  гармонии  и  дисгармонии  в  любви.  Одной  из  сквозных  тем  романа  М.  Палей  «Ланч»  является  отношение  к  проблемам  современного  искусства.  Тема  искусства  берёт  своё  начало  от  глобальной  проблемы  мировой  компьютеризации.  Современные  научно-технические  средства,  по  убеждению  писательницы,  порождают  духовную  и  физическую  изолированность  людей.  Они  кладут  конец  живому  человеческому  общению,  стирают  столь  привычные  человеческие  отношения.  При  этом,  естественно,  утрачивается  и  душевная  расположенность  людей  друг  к  другу.  Герой  –  рядовой  сотрудник  государственной  службы,  составитель  биржевых  отчетов.  Однако  внутренний  мир  этого  человека  более  глубокий.  Он,  как  личность  творчески  одарённая,  видит  выход  из  тупиковой  ситуации  в  приобщении  к  классике.  Но  М.  Палей  задаётся  вопросом:  а  смогут  ли  творческие  люди  остановить  свой  выбор  на  искусстве?  Каковы  будут  последствия? 

Примечательно,  что  тема  искусства,  рассмотренная  под  аналогичным  ракурсом,  волнует  и  М.  Спарк.  Она  ясно  освещена  в  романе  «Умышленная  задержка».  Уже  в  первой  главе  романа  автор  говорит  о  профессиональных  и  личностных  качествах  главной  героини.  Флер  Телбот  умна,  решительна,  независима.  Начинающий  литератор  посвящает  себя  служению  искусству.  Именно  искусство  слова  как  феномен  культуры,  как  высшая  эстетическая  и  этическая  ценность  содержит  высокие  устремления.  Флер  черпает  в  творчестве  жизнелюбие,  выносливость  и  верность  писательскому  труду.  Её  окружение  же  состоит  из  представителей  высшего  общества,  эгоистично  воспринимающих  всё  исключительно  с  позиции  собственных  интересов.  Эти  герои  в  страсти  к  деньгам  лишены  чувства  меры.  Внутреннее  благосостояние  у  них  неизменно  связано  с  наличием  денег  и  комфорта. 

М.  Палей  и  М.  Спарк  всецело  придерживаются  основных  критериев  экзистенциального  письма.  Есть  лишь  некоторая  разница  в  том,  что  русская  писательница  приводит  своих  героев  к  одиночеству  и  отчуждению  от  общества  по  следам  объективных  условий  российской  жизни,  и  писателем-экзистенциалистом  её  называют  критики  постфактум.  «От  прозы  Марины  Палей  исходит  обаяние  силы.  Не  женской,  терпелевицкой,  кроткой.  И  не  мужской  силы  подавления  и  преобладания.  Силы  экзистенциального  сознания.  По-моему,  Палей,  экзистенциальна,  как  никто  в  современной  русской  прозе,  экзистенциальна  в  квадрате»,  –  замечает  С.  Боровиков  [2,  с.  223].  М.  Спарк  создавала  свои  лучшие  романы  с  конца  1960-х  годов,  когда  теория  экзистенциализма  в  английской  литературе  уже  нашла  своих  идейных  сторонников.  Ей  не  пришлось  каждый  частный  факт  национальной  жизни  тесно  привязывать  к  сюжету.  Опираясь  на  философские  воззрения  М.  Хайдеггера,  С.  Кьеркегора,  Ж.П.  Сартра,  А.  Камю  и  других,  М.  Спарк  твёрдо  следует  выработанным  в  европейской  литературе,  культуре  и  искусстве  традициям  и  признакам  этого  направления.  Подавляющее  большинство  сочинений  М.  Палей  написано  в  «малом  жанре»,  и  в  каждом  из  рассказов  и  повестей,  как  правило,  взят  единичный  факт  (циклы  рассказов  «Фабрика  игрушек»,  «День  тополиного  пуха»,  повести  «Месторождение  ветра»,  «Хутор»).  М.  Спарк  –  романистка  и  под  экзистенциальным  углом  зрения  чаще  всего  анализирует  сумму  частных  фактов,  приводя  их  к  определённому  общему  знаменателю.  Даже  отдельные  повести  писательницы  включают  в  себя  немалое  количество  героев  и  отличаются  большим  разнообразием  ситуаций.  Экзистенциальная  тематика,  также  связанная  с  национальной  средой,  которая  окружает  и  губит  человека,  прослеживается  и  в  большинстве  произведений  М.  Спарк.  Это  наиболее  заметно  в  повестях  «Баллада  о  предместье»  и  «На  публику».  В  них  даны  два  абсолютно  разных  мироздания,  но  при  этом  отмечена  единая  понятийная  сущность  окружающих:  в  первом  –  произвол  и  беспринципность  подростков,  а  во  втором  –  скандалы  на  подмостках  театральной  богемы.  Однако  в  двух  повестях  красной  нитью  проходит  мысль  о  том,  как  среда  культивирует  паразитический  образ  жизни.  Разница  заключается  лишь  в  том,  что  в  глухом  захолустье  отдалённого  пригорода  Лондона  допустимы  площадная  брань,  блуд  и  пьянство,  драки  и  шантаж,  а  в  столице  Англии  те  же  неприглядные  действия  лишь  прикрыты  внешней  благопристойностью,  чопорностью  и  снобизмом  респектабельных  аристократов.  Тем  не  менее,  законы  письма  и  творческий  почерк  русской  и  английской  писательниц  отчасти  совпадают. 

Верная  экзистенциальному  направлению  в  литературе  и  искусстве,  М.  Спарк  пишет  о  том,  что  в  современном  английском  обществе,  пронизанном  снобизмом,  эгоцентризмом  и  консерватизмом,  личность  потенциально  не  может  нести  положительный  заряд.  В  произведениях  английской  писательницы  господствуют  либо  мелкопоместный  вульгаризм  («Баллада  о  предместье»),  либо  утончённый  аристократический  индивидуализм  («На  публику»).  У  М.  Спарк  присутствует  самоанализ,  но  он  также  не  приводит  к  позитивным  результатам,  потому  что  мир  принципиально  непознаваем  и  абсурден,  в  нём  нет  места,  как  положительным  эмоциям,  так  и  рационалистическим  размышлениям.  Обе  писательницы  пишут  о  людях,  психика  которых  не  выдерживает  давления  извне.  Но  при  едином  экзистенциальном  подходе  к  анализу  характера,  русская  и  английская  писательницы  опирались  на  индивидуальную  философскую  основу  данного  направления.  А  именно:  у  героев  нет  настойчивого  желания,  неистовой  потребности  сопротивляться  безобразию  мира. 

М.  Палей  («Ланч»,  «Дань  саламандре»,  «Клеменс»)  приводит  своих  героев  к  пессимизму  и  социальной  пассивности:  они  –  люди  умные,  но  безвольные,  потерявшиеся  в  толпе.  М.  Спарк  исходит  из  иных  критериев.  У  неё  нет  абсолютно  бездействующих  лиц:  автором  выносится  вердикт  субъективной  вины  как  первопричины  грехов  и  ответственности  за  них  как  следствие  обывательского  образа  жизни. 

Вопросы  искусства,  установление  магистральных  линий  в  русском  и  английском  экзистенциализме,  равно  как  и  поиск  иных  тематических  параллелей,  немыслим  без  определения  мировоззренческой  позиции  русских  и  английских  писательниц.  Эти  установки,  словно  фильтры,  проводят  сквозь  себя  религиозные  убеждения.  Обратим  внимание  на  тот  факт,  что  критика  догматов  католицизма  в  романах  М.  Спарк  чаще  всего  связана  с  представителями  среднего  класса.  Это  не  случайный  нюанс.  Этот  класс  во  второй  половине  XX  века  в  Великобритании  имел  специфическую  окраску.  С  одной  стороны,  это  –  представители  высшего  общества,  титулованные  особы,  аристократы,  утратившие  духовные  идеалы,  но  прославляющие  местную  тиранию  и  олигархию.  С  другой  стороны,  имелась  большая  паразитическая  неимущая  масса  людей  (повесть  «Баллада  о  предместье»),  мечтавшая  для  себя  передела  власти  состоятельных  слоёв  английского  общества.  М.  Спарк  не  без  оснований  считала,  что  два  слоя  данного  класса  социально  опасны.  Первые  отравляли  жизнь  близких  своим  эгоцентризмом  и  алчностью;  вторые  –  маниакальной  завистливостью  по  отношению  к  аристократам.  Ко  всем  представителям  среднего  класса  писательница  относилась  остро  сатирически,  что  и  подтверждают  тексты  большинства  её  лучших  романов.  В  «Пособниках  и  подстрекателях»  эта  тема  реализуется  посредством  глубокой  психологической  характеристики  персонажей  –  лорда  Лукана  и  Хильдегарт  Вольф.

Проникновение  в  глубины  женской  психологии  основная  черта  современной  женской  прозы  рубежа  ХХ–ХХI  веков  без  деления  по  национальному  признаку.  Несмотря  на  разность  менталитета,  в  прозе  русских  и  английских  писательниц  проблемы  нравственного  порядка  гармонично  соединены  с  социальными.  Идейно-художественная  пестрота  женского  пера  позволяет  увидеть  грани  творческой  оригинальности,  самобытности  представительниц  словесности  разных  национальных  традиций. 

 

Список  литературы:

  1. Абашева  М.  Чистенькая  жизнь  не  помнящих  зла  //  Литературное  обозрение.  –  1992.  –  №  5–6.  –  С.  9–14.
  2. Боровиков  С.  Неизвестная  заря.  Рецензия  на  книгу  Марины  Палей  «Месторождение  ветра»  //  Новый  мир.  –  1998.  –  №  12.  –  С.  222–226.
  3. Палей  М.А.  Отделение  пропащих.  –  М.:  Московский  рабочий,  1991.  –  224  с. 
  4. Спарк  М.  Передел.  Пособники  и  подстрекатели.  Романы.  –  М.:  Транзиткнига,  2004.  –  336  с. 
  5. Таунсенд  С.  Публичные  признания  женщины  средних  лет  в  возрасте  55  и  ¾  лет.  Роман.  –  М.:  «Фантом  Пресс»,  2013.  –  384  с. 
  6. Филдинг  Х.  Бриджит  Джонс  без  ума  от  мальчишки.  Роман.  –  М.:  Эксмо,  2014.  –  640  с.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий