Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: IX Международной научно-практической конференции «В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии» (Россия, г. Новосибирск, 12 марта 2012 г.)

Наука: Филология

Секция: Русский язык. Языки народов Российской Федерации

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Юсупова А.Ш. РУССКИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ В ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ: ОСОБЕННОСТИ ИХ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. IX междунар. науч.-практ. конф. – Новосибирск: СибАК, 2012.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

 

РУССКИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ В ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ: ОСОБЕННОСТИ ИХ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

Юсупова Альфия Шавкетовна

зав. кафедрой теории перевода и речевой коммуникации, доктор филологических наук, профессор Казанский федеральный университет, г.  Казань

E-mail: alyusupova@yandex.ru

 

татарский язык, русские заимствования, функционирование, словари

 

Развитие языка зависит от многих факторов — от конкретно-исторического контекста, от политических, идеологических, религиозных условий.

В последние годы внимание лингвистов все больше привлекают проблемы соотношения языка и культуры, их взаимодополняющей роли в современном обществе, связи языка с социальным и духовно-культурным контекстом времени.

Каждая конкретная культурная общность характеризуется национальным своеобразием, отражающимся в менталитете народа и особенностях языка. Находясь в инонациональном языковом окруже­нии, носитель определенного языка начинает видеть мир не только под углом зрения, подсказанным его родным языком, но сживается с концептуализацией мира, характерной для окружающей его культуры.

К числу важнейших обстоятельств, влияющих на развитие того или иного языка, относится взаимодействие языков. Особенно это проявляется в тех случаях, когда этносы — носители тех или иных языков — живут в тесном и постоянном контакте между собой. Этносы, проживающие в рамках общего или смежного политического, экономического пространства, объективно вынуждены изучать и воспринимать языки друг друга.

Решающую роль при этом играет то, что заимствованные из дру­гого языка единицы не являются универсальными и отражают специфику видения мира, присущего соответствующей культуре. Заимствование иноязычных слов зависит от влияния культуры одного народа на культуру другого, от социальных особенностей словоупот­ребления, от отсутствия на родном языке эквивалента заимствуемого слова или понятия.

Для татарского языка также важное значение имеет лексический материал, созданный в условиях развития иной культуры, иной «язы­ковой стихии», который отражает особенности восприятия мира ино­национальным окружением и контакты татарского языка с этим окру­жением. Особое значение при этом принадлежало русскому языку.

Конечно, одновременно на протяжении столетий русский язык не только помогал сближать между собой самые разные народы, принад­лежавшие к разным языковым семьям, но и сам обогащался, вбирая в себе лингвистические единицы языков народов, входивших в состав общего государства.

В условиях России, особенно начиная с XVI в. русский язык осо­бенно тесно контактировал с татарским языком.

Слова русского происхождения проникали в татарский язык при определенных социально-экономических условиях. Торгово-экономи­ческие и иные связи между татарами и русскими начались еще с древ­них времен. Эти связи еще более усиливаются после присоединения в XVI в. Казанского Ханства к Русскому государству. Русские и татары обитали на одной территории, их объединяет общие заботы и проблемы. В процессе такого общего развития, слова, относящиеся к разным областям жизни, к сфере власти, суду, военного дела проникали в татарский язык в качестве заимствованной лексики.

Естественно, время проникновения русских и западноевропейс­ких заимствований в различные тематические группы лексики было разным. Одними из первых в татарском языке употреблялись русские административные термины. «С того момента, когда  поволжские области — заметил А. М. Селищев, — вошли в состав Русского госу­дарства, народы Поволжья испытали на себе значительное воздействие русского элемента, — воздействие, шедшее от русской администрации и от появившегося здесь русского населения» [1, с. 21].

Положение русских заимствований в татарском языке стано­вится настолько устойчивым, что эти слова находят свое место в двуязычных словарях.

Двуязычные словари — свидетельство взаимодействия и взаимо­влияния двух этносов. Любой двуязычный словарь, как правило, отра­жает жизнь двух народов и содержит слова и выражения, игравшие значительную роль в истории этих народов. В каждом языке наряду с исконными словами имеется определенное количество заимствован­ных слов. Как известно, чем легче язык усваивает лексику другого языка, чем больше он пополняется за счет включения в него всего ценного, что содержится в других языках, тем этот

В результате проделанной работы получены следующие выводы:

1.         Самая большая группа заимствований — это слова бытового значения, которые делятся на несколько подгрупп: посуда, мебель, орудия труда, предметы сельского хозяйства и т. д. Например: мичкя [12, с. 154, 8, с. 100], онарь [4, с. 5, 8, с. 216, 11, с. 262, 9, с. 161], самовар [3, с. 288; 8, с. 55; 11, с. 612; 9, с. 170], бүряня [8, с. 23, 11, с. 195], поднос [8, с. 43, 9, с. 163], мич [8, с. 53, 9, с. 162, 12, с. 20], эшлия [11, с. 42, 9, с. 244], эскэмэя [11, с. 36, 9, с. 175], куашня [11, с. 196, 9, с. 117], тярилкя [11, с. 285], ужым [9, с. 155, 12, с. 33], буразна [11, с. 190], ряшяткя [4, с. 6, 9, с. 166], лакон [12, с. 153], келят [9, с. 116], сука [12, с. 117], авен [12, с. 20], пумала [8, с. 45, 9, с. 164], сука [12, c. 49, 3, c. 319, 8, c. 72], камыт [12, c. 47, 4, c. 20, 8, с. 80], лачынка [7, с. 21], салам [7, с. 21, 4, с. 21, 3, с. 308, 6, с. 61, 9, с. 170], эскерт [7, с. 21, 9, с. 175], сажин [3, с. 287, 9, с. 168], мижа [3, с. 126, 9, с. 91], арыш [11, с. 29], ду­га [3, с. 19], дилянке [3, с. 61], курмы [9, с. 127], жярминкя [3, с. 369]. Эти слова, проникли в татарский язык через разговорную речь и подчинены закону сингармонизма.

2.  Значительное место занимают и слова, относящиеся к области науки, просвещения, обучения: программа, профессор [3, с. 253], кабинет [3, с. 98], каникул [3, с. 100], грипель, грифель [3, с. 50], сипер, цифра, титрад, тетрадь [9, c. 197, В. 328], школ, школа [9, c. 237], ручка [11, с. 56], история [3, с. 97], учитель [3, с. 253], кавыка [3, с. 98], каникул [3, с. 100], профессор [3, с. 253], библио­тека [3, с. 8], калиндар [9, с. 107, 3, с. 99], компас [3, с. 107 , 8, с. 92], лупа [3, с. 123], ручка стального пера — ручка [9, с. 203], филасуфия [11, с. 56], профессор [3, c. 253]. Эти слова, в основном, содержатся в словарях Н. Остроумова и А. Воскресенского. Очевидно, что, зафиксировав в своих словарях эти термины, относящиеся к учебному процессу и науке, авторы игнорировали их арабско-персидские эквиваленты, которые употреблялись в татарском языке.

3.  В словарях нашли отражение и слова, относящиеся к военной тематике: пулын, плен [3, с. 204], каторга [3, c. 101], штык [3, c. 366], арми, армия [3, с.2], картуз [3, с. 100, 9,с. 111], шинель [9, с. 237], друшка [11, с. 527],: попасть в плен — пулын теш [9, с. 163, 3, с. 204], пристул [7, с. 5, 3, с. 201], полк (солдат) — пулык [9, с. 163], пуля — пул [9, с. 163], награда — награда [3, с. 137], лазарет — лаза­рет [3, с. 118], лагерь — лагер [3, с. 117], каторга — каторга [3, с. 101], арестан — ристан [3, с. 2], картуз, фуражка — картус [9, с. 111, 3, с. 100], салдат [9, с. 170 , 4, с. 7], янарал [8, с. 29]. Они проникли в та­тарский язык в присущем им фонетическом и семантическом облике.

4.  Разнообразны и слова, обозначающие растения. Интересно то, что эти растения употребляются в пищу: салут-салат [9, с. 170, 3, с. 308, 4, с. 5], афлисун [3, с. 20], лимон [3, с. 120, 12, с. 153, 9, с. 146], шалфей [8, с. 44], дуля [3, с. 60], керән [11, с. 152], упунка [3, с. 175, 9, с. 217], кедр [3, с. 102], кябестя [11, с. 139, 3, с. 100, 8, с. 49], мяк [9, с. 151, 11, c. 226], арыш — рожь [8, с. 14, 11, с.20].

5.  В татарский язык проникли слова, обозначающие виды одеж­ды: эшляпя [3, с. 366, 11, с. 42], жилиткя [3, с. 65, 9, с. 75], сарапан [3, с. 288], кяуш [3, с. 99], плис [3, с. 203, 8, с. 43], кежинет [3, с. 98, 9, с. 115], ситцы [3, с. 297, 9, с. 175], материя [3, с. 126].

6.  Слова, обозначающие профессию, чин, сферу деятельности, также заимствовались из русского языка: мужик [9, с. 150], мо­нах [9, с. 150], ликер, лекарь [9, с. 146], маляр [3, с. 126], ла­кей [3, с. 118], староста [9, с. 178], философ [11, с. 56], фабри­кант [11, с. 47], кондуктор [3, с. 107], патриот [3, с. 192], ку­пис [9, с. 141], апикун [3, с. 175], писер [9, с. 162], патриот [3, с. 192], крестьян [3, c. 113], пассажир [3, с. 192], кондуктор [3, с. 107], фабрикант [11, с. 47], пунятой [9, с. 164], станауай, стануай [9, с. 178], стараста [9, с. 178], ыстаршина [6, с. 9], бояр [3, с. 12], урыс [3, с. 285], агылчан [3, с. 2], инспектор [3, с. 93], горбиян [3, с. 50 б.], ликер [9, с. 146 ], почтальон — почта чабучы [3, с. 233], библиоте­карь [3, с. 8], истерик [3, с. 97].

Процесс европеизации татарской жизни и культуры выдвинул задачу привести лексический состав языка в соответствие с новыми идеями и понятиями, усвоенными большей частью татарского общества. Этой потребности и отвечали русские заимствования перечисленных тематических групп.

Большинство заимствований вошли в русский язык из разных европейских языков. Среди слов имеются лексические единицы, кото­рые являются по происхождению греческими, немецкими, польскими, французскими: а) греческие: избис — известь, монастырь, церковь, лазурь, лимон, фонарь, карауат — кровать, библиотека, история, ка­торга, кедр, парус; б) немецкие: бирстак — верстак, шпил, шкап — шкаф, лот, каструля, гарниз-карниз, эшляпя — шляпа, профессор, грипел — грифель, кабинет, лазарет, лагерь, армия, галоша; в) французские: патриот, каприз, лава, лупа, программа, медаль, конверт. Кроме этого, имеются заимствования из голландского, шведского, итальянского и древнескандинавского языков.

Хочется особо отметить слова, которые вошли в татарский язык из польского языка: кухня — кухня, патиръ — квартира, рамка — рама, жярминкя — ярмарка, каникулъ — каникулы, карта — карта, калиндаръ — календарь, аптека — аптека, почта — почта, адресъ — адрес, метрика — митерка, якутъ — яхонт, гитаръ — гитара, дул, дла — дуля,маляръ — маляр, опикунъ — опекун, фабрикантъ — фабрикант, инспекторъ — инспектор, милъ — миля, шалфей — шалфей, штикъ — штык, пулъ — пуля, губирна — губерния, забут — завод,  карита — карета.

В современном татарском языке часть русских заимствований, которые были зафиксированы в числе татарских слов в двуязычных словарях XIX века, уже не употребляется или изменила свое значение, часть из них сохранилась в диалектах татарского языка.

Русские заимствования, зафиксированные в татарско-русских и русско-татарских словарях XIX века, являются результатом длитель­ного исторического взаимодействия языков и культур. Многие заимст­вования подчинены фонетическим законам татарского языка, а некото­рые не изменились. Часть заимствований так приспособилась к системе татарского языка, что иноязычное происхождение их не ощу­щается носителями татарского языка и обнаруживается лишь с помощью этимологического анализа.

Рассмотренный материал может быть использован на занятиях по русскому языку, при изучении этимологии его словарного запаса. На занятиях, на элективных курсах по русскому языку важно знакомить учащихся и с заимствованной лексикой. Для этого они должны как можно больше узнавать о контактирующих с русским иных языках, об их взаимовлиянии. При этом учитель должен показывать, что как русский язык оказал большое воздействие на развитие лексического строя татарского и других тюркских языков России.

 

Список литературы:

1.        Абдуллин И. А. К вопросу о хронологизации русских и западноевропейских заимствований в татарском языке // Двуязычие: типология и функционирование. — Казань, 1990. С. 21—32

2.        Будагов Л. Сравнительный словарь турецко–татарских наречий, со включением употребительнейших слов арабских и персидских и с переводом на русский язык — СПб.: Тип. АН, 1869. 1 т. — 810 с.; СПб.: Тип. АН, 1871. 2 т. — 415 с.

3.        Воскресенский А. Русско–татарский словарь с предисловием о произношении и этимологических изменениях татарских слов А. Воскресенского — Казань, 1894. — 374 с.

4.        Гиганов И. Слова коренные, нужнейшие к сведению для обучения татарскому языку, собранные в Тобольской главной школе  учителем татарского языка, Софийского собора священником Иосифом Гигановым и юртовскими муллами свидетельствованная — СПб., 1801 — 75 с.

5.        Габделгазиз Ш. Перевод съ татарскаго на русский языкъ или словарь — Казань, 1893. — 72 с.

6.        Кукляшев С. Словарь к татарской хрестоматии — Казань, 1859.—106 с.

7.        Краткий татарско-русский словарь с прибавлением некоторых славянских слов с татарским переводом — Казань, 1880. — 55 с.; 1882. — 55 с.; 1886. — 96 с.; 1888. — 96 Б.,  1891. — 96 с.

8.        Насыри К. Татарско-русский словарь — Казань, 1878. — 120 с.

9.        Остроумов Н. Первый опыт словаря народно-татарского языка по выговору крещенных татар Казанской губернии — Казань, 1876. — 145

10.     Остроумов Н. Татарско-русский словарь — Казань, 1892. — 246 с.

11.     Троянский А. Словарь татарского языка и некоторых употребительных в нем речений арабских и персидских, собранный трудами и тщанием учителя татарского языка в Казан, семинарии священника Алек. Троянского. Т. 1, Т. 2 — Казань, 1833. — 629 с., 1835. — 340 с.

12.     Юнусов М. Татарско-русский словарь наиболее употребительных слов и выражений — Казань, 1900. — 115 с.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий