Телефон: +7 (383)-202-16-86

Статья опубликована в рамках: XXXI Международной научно-практической конференции «Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии» (Россия, г. Новосибирск, 21 августа 2013 г.)

Наука: Педагогика

Секция: Общая педагогика, история педагогики и образования

Скачать книгу(-и): Сборник статей конференции

Библиографическое описание:
Бездухов А.В. ПОНЯТИЙНЫЙ СПОСОБ ОФОРМЛЕНИЯ МОРАЛЬНОГО И НРАВСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ УЧИТЕЛЯ // Личность, семья и общество: вопросы педагогики и психологии: сб. ст. по матер. XXXI междунар. науч.-практ. конф. № 31. – Новосибирск: СибАК, 2013.
Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов
Статья опубликована в рамках:
 
 
Выходные данные сборника:

 

ПОНЯТИЙНЫЙ  СПОСОБ  ОФОРМЛЕНИЯ  МОРАЛЬНОГО  И  НРАВСТВЕННОГО  СОЗНАНИЯ  УЧИТЕЛЯ

Бездухов  Артем  Владимирович

канд.  пед.  наук,  доцент  Поволжской  государственной  социально-гуманитарной  академии,  г.  Самара

E-mail: 

 

CONCEPTUAL  APPROACH  OF  FORMATION  OF  TEACHER’S  MORAL  AND  ETHICAL  CONSCIOUSNESS

Artem  Bezdukhov

candidate  of  pedagogic  sciences,  associate  professor  of  Samara  State  Academy  of  Social  Sciences  and  Humanities,  Samara

 

АННОТАЦИЯ

В  данной  статье  обосновывается,  что  при  имеющихся  различиях  между  моральным  и  нравственным  сознанием  учителя,  значимых  только  на  теоретическом  уровне,  моральное  и  нравственное  сознание  оформляются  с  помощью  понятий  морали,  педагогической  морали,  употребляемых  в  моральном,  нормативно-оценочном  смысле;  выявляются  функции  понятий  морали,  которыми  мыслит  учитель  при  решении  педагогических  задач. 

ABSTRACT

This  article  proves  that  having  differences  between  moral  and  ethical  consciousness  of  a  teacher,  which  are  important  only  at  theoretical  level,  the  moral  and  the  ethical  consciousnesses  are  formed  with  the  help  of  notions  of  moral  and  pedagogic  moral,  which  are  used  in  moral,  standard  and  evaluative  meaning.  There  are  elicited  the  functions  of  notions  of  a  moral  which  are  used  by  a  teacher  when  solving  pedagogic  questions. 

 

Ключевые  слова:  учитель;  сознание;  мораль;  нравственность;  понятие  морали;  функция. 

Keywords:  teacher;  consciousness;  moral;  ethic;  the  notion  of  moral;  function. 

 

Воспитывать  учащегося  как  нравственного,  добродетельного  человека  может  тот  учитель,  который  осознает  роль  непосредственного  воздействия  этического  и  морального  знания  на  научное  познание.  Чтобы  учитель  пришел  к  такому  осознанию,  у  него  должно  быть  адекватное  сознание.  Таким  сознанием  является  моральное,  нравственное  сознание  учителя,  которое  оформляется  с  помощью  понятий  морали.  Данное  утверждение  базируется  на  идее  В.С.  Степина  о  том,  что  каждому  уровню  рефлексии  соответствует  свой  тип  знаний  и  свой  способ  оформления  категорий  [9,  с.  278—279]. 

Поскольку  моральное  и  нравственное  сознание  есть  не  только  моральное,  нравственное  знание,  но  и  моральное,  нравственное  отношение  к  учащемуся,  к  педагогической  действительности,  к  социуму  и  т.  д.,  постольку  моральное  и  нравственное  сознание  содержат  моральное  и  нравственное  знание  и  отражают  моральное  и  нравственное  отношение. 

Сделаем  в  этой  связи  необходимые  пояснения.  При  этом  мы  исходим  из  того,  что  и  моральному,  и  нравственному  сознанию  учителя  соответствует  свой  тип  знаний,  с  которым  «работает»  рефлектирующее  сознание,  а  также  свой  способ  оформления  понятий.  Поскольку  рефлексия,  как  известно,  есть  работа  с  фактическим  знанием,  которое  есть  в  сознании,  постольку  моральное  сознание  учителя  «работает»  с  моральным  знанием,  нравственное  сознание  учителя  —  с  нравственным  знанием.  Такое  понимание  различий  между  моральным  и  нравственным  сознанием  учителя,  базирующееся  на  том,  что  каждое  из  них  «работает»  со  своим  знанием,  является  упрощенным  их  (различий)  пониманием.  Однако  знание,  с  которым  «работает»  то  или  иное  сознание  учителя,  есть  лишь  формальный  признак,  не  дающий  целостного  представления  о  различиях  между  моральным  и  нравственным  сознанием  учителя.

Различие  между  моральным  и  нравственным  сознанием  учителя  становится  понятным  тогда,  когда  учитываются  уровни  морально-этической  педагогической  рефлексии,  какими,  согласно  О.К.  Поздняковой,  являются  нравственно-педагогическая,  морально-педагогическая  и  этико-педагогическая  рефлексия,  а  нравственная  рефлексия  осуществляется  в  рамках  нравственного  сознания,  моральная  рефлексия  —  морального  сознания,  этическая  рефлексия  —  этического  сознания  [7,  с.  66—68].

О.К.  Позднякова  заявляет,  что  нравственное  сознание  учителя  в  контексте  уровней  рефлексии  есть  знание  себя,  своих  целей,  мотивов,  установок,  ценностей,  есть  отношение  к  себе  как  к  человеку  и  к  профессионалу.  Моральное  сознание  учителя  есть  знание  им  того,  что  его  деятельность  есть  определенный  тип  отношений  к  миру,  к  людям  и  к  себе,  которые  есть  пространство  морали;  моральное  сознание  есть  знание  им  понятий  морали,  педагогической  морали,  рассматриваемых  в  нормативно-оценочном  смысле.  Этическое  сознание  учителя  есть  знание  им  категорий  этики,  педагогической  этики,  рассматриваемых  в  теоретическом  смысле,  есть  отношение  к  этике,  к  педагогической  этике  [7,  с.  67].

Не  анализируя  в  полном  объеме  идеи  ученого  о  морально-этической  педагогической  рефлексии,  конкретизируем  и  дополним  ряд  идей  О.К.  Поздняковой,  что  позволит  уяснить  различие  между  этическим,  моральным,  нравственным  сознанием  учителя.

Выделение  О.К.  Поздняковой  собственно  педагогического  аспекта  того  или  иного  уровня  рефлексии  учителя,  который  (аспект)  заключен  в  содержании  знаний  и  отношений,  позволяет  уяснить  различие  между  моральным  и  нравственным  сознанием  учителя.  Суть  различий  между  ними  следует  видеть  в  различиях  между  уровнями  рефлексии.

Первый  уровень  рефлексии,  согласно  мнению  этого  ученого,  —  это  осмысление  учителем  личностного,  профессионального  «Я»  среди  своих  целей,  мотивов,  установок,  это  есть  деятельность  его  сознания  по  исследованию  своих  целей,  мотивов,  установок  по  отношению  к  себе;  второй  уровень  —  это  осмысление  учителем  «Я»  среди  учащихся  и  людей  (пространство  отношений),  есть  деятельность  его  сознания  по  исследованию  своих  взаимодействий,  отношений  с  учащимися,  когда  учитель  мысленно  спорит  с  собой  и  с  другими,  обосновывает  свою  нравственную  позицию  и/или  нравственную  позицию  другого,  оправдывает  себя  и/или  другого;  третий  уровень  —  это  есть  осмысление  учителем  «Я»  среди  ценностей  и  норм  морали,  педагогической  морали,  есть  деятельность  его  сознания  по  поводу  моральных  императивов,  содержания  научных  категорий  и  понятий  [7,  с.  67—68].

Нравственный  уровень  рефлексии  учителя,  с  нашей  точки  зрения,  есть  рефлексия  на  себя,  на  свои  цели  деятельности,  мотивы,  побуждающие  его  к  обучению  и  воспитанию  учащихся.  Моральный  уровень  рефлексии  есть  рефлексия  отношений,  сложившихся  между  учителем  и  учащимися.  В  этих  отношениях,  которые  всегда  конкретны,  находят  свое  отражение  и  цели  собственной  деятельности  учителя,  которая  не  может  не  затрагивать  интересы  учащихся,  и  мотивы,  побуждающие  его  к  взаимодействию  с  ними,  и  потребности,  и  ценности,  исповедуемые  учителем  и  учащимися. 

В  таком  различии  между  уровнями  морально-этической  педагогической  рефлексии  и  обнаруживается  различие  между  моральным  и  нравственным  сознанием  учителя.  Нравственное  сознание  учителя  «обращает  внимание»  на  нравственное  знание,  на  нравственное  отношение  педагога  к  учащемуся  в  пространстве  морали;  оно,  «видя»  как  бы  со  стороны  и  со  своей  высоты  самое  себя,  пропускает  цели,  мотивы,  установки  «через  себя».  Моральное  сознание  учителя  «обращает  внимание»  на  моральное  знание,  на  моральные  отношения  с  учащимися,  пространство  которых  (отношения)  и  есть  мораль;  оно  «видит»  в  пространстве  морали  другого  —  учащегося. 

Следует  отметить,  что  различие  между  нравственным  и  моральным  сознанием  имеет  место  только  на  уровне  теоретического  анализа  проблемы.  На  практическом  уровне,  то  есть  на  уровне  практической  деятельности  учителя  такое  различие  невидимо,  а  понятия  «нравственное  сознание»  и  «моральное  сознание»  являются  идентичными.  На  теоретическом  уровне  анализа  такое  различие  становится  понятным  тогда,  когда  учитываются  различия  между  моралью  и  нравственностью.

Суть  различий  между  моральным  и  нравственным  сознанием  учителя  заключается  в  различии  между  моралью  и  нравственностью.

Заметим,  что  в  науке  существует  две  точки  зрения  относительно  соотношения  морали  и  нравственности.  Согласно  одной  точке  зрения,  понятия  «мораль»  и  «нравственность»  являются  синонимами  (Р.Г.  Апресян,  Л.М.  Архангельский,  А.А.  Гусейнов,  О.Г.  Дробницкий,  А.И.  Титаренко  и  другие).  Такой  вывод  мы  сделали  в  результате  анализа  работ  данных  ученых,  которые,  описывая  мораль,  ее  функции,  явления  морали  и  т.  д.,  не  придерживаются  строгого  употребления  слов  «моральный»  и  «нравственный».  Другими  словами,  употребляют  данные  термины  не  в  конкретном  контексте,  но  в  чисто  стилистических  целях.

Другие  ученые  четко  различают  понятия  «мораль»  и  «нравственность»  (А.С.  Арсеньев,  В.П.  Бездухов,  Н.Н.  Лебедева,  О.К.  Позднякова,  С.В.  Пупков,  А.Н.  Цепкова  и  другие  ученые).

Идею  о  различиях  между  моралью  и  нравственностью  А.С.  Арсеньев  выражает  предельно  ясно  следующим  образом:  «я  увидел,  —  пишет  А.С.  Арсеньев,  —  что  этическое  сознание  современного  человека  явно  распадается  на  конечную  часть,  выраженную  в  конечных  нормах,  и  часть  бесконечную,  выраженную  некоторыми  бесконечными  принципами.  Поскольку  за  конечными  нормами  уже  укрепилось  название  моральных  норм,  я  оставил  это  название,  а  ту  часть,  которая  связана  с  бесконечными  принципами,  назвал  нравственностью,  или  нравственностью  в  собственном  смысле  слова»  [1,  с.  250].  Не  ограничиваясь  пояснением  того,  что  этическое  сознание  распадается  на  конечную  часть  и  часть  бесконечную,  А.С.  Арсеньев  со  всей  определенностью  заявляет,  что  реальное  этическое  сознание  содержит  в  себе  оба  полюса  —  и  полюс  нравственности,  и  полюс  морали.  При  этом  мораль,  выражаемая  в  конечно  определенных  нормах  и  правилах,  всегда  связана  с  «внешним»  общением  индивида.  Мораль  всегда  задается  индивиду  извне,  от  имени  социальных  образований,  к  которым  он  принадлежит.  Нравственность  связана  с  областью  личностного  «Я»  и  является  содержанием  и  выражением  общения  индивидов  [1,  с.  253—254].

Не  выявляя  различия  между  моралью  и  нравственностью,  поскольку  такие  различия  достаточно  полно,  на  наш  взгляд,  представлены  в  работах  обозначенных  выше  ученых,  чьей  точки  зрения  мы  также  придерживаемся,  мы  дополняем  имеющиеся  научные  представления  о  таких  различиях  (см.  статью  «Сущность  и  природа  моральных  ориентиров  педагогической  деятельности»  [2,  с.  30—38]).

Так,  принято  говорить  «простые  правила  нравственности»,  а  не  «простые  правила  морали».  Такое  различие  между  моралью  и  нравственностью  является,  по-видимому,  чисто  стилистическим.  Еще  одним  различием  между  моралью  и  нравственностью  является  то,  что  одним  из  значений  суффикса  «ность»  является  принадлежность  чего-то  кому-то,  чему-то.  Так,  нравственность  означает,  что  она  принадлежит  человеку,  учителю,  про  мораль  так  сказать  нельзя.  В  данном  случае  не  следует  путать  с  моральностью,  которая  имеет  совершенно  иной  смысл.  Моральность  не  означает  принадлежность  чего-то  кому-то.  Не  осмысливая  феномен  моральности  учителя,  заметим,  что  проблема  моральности  педагога  раскрывается  в  работе  В.П.  Бездухова,  обосновавшего,  что  моральность  учителя,  обладая  своей  структурой,  есть  нравственное  качество  поведения  и  деятельности  педагога  (подробно  см.  работу  В.П.  Бездухова  «Моральность  учителя  как  образующее  содержания  его  нравственного  образа»  [3,  с.  31—41]).

Различие  между  моралью  и  нравственностью  является  одним  из  оснований,  по  которому  возможно  различать  моральное  и  нравственное  сознание  учителя.  Другим  основанием  для  различения  морального  и  нравственного  сознания  учителя  являются,  как  было  обосновано  выше,  различия  в  содержании  морально-педагогической  и  нравственно-педагогической  рефлексии  учителя.

Однако  на  основе  только  различий  между  моралью  и  нравственностью,  различий  в  содержании  морально-педагогической  и  нравственно-педагогической  рефлексии  учителя,  как  мы  полагаем,  нельзя  прийти  к  выводу  о  различиях  между  моральным  и  нравственным  сознанием.

Методологической  основой  для  обоснования  различий  между  моральным  и  нравственным  сознанием,  а  следовательно,  и  еще  одним  основанием  для  такого  различения  является  положение  А.А.  Гусейнова  о  том,  что  «мораль  характеризует  человека  с  точки  зрения  его  способности  жить  в  человеческом  обществе.  Пространство  морали  —  отношения  между  людьми»  [4,  с.  20]. 

В  отношении  учителя  к  ученику  по  определению  представлена  его  потребность  в  ученике  как  в  другом,  но  не  просто  в  другом,  но  как  в  «своем-другом».  Это  и  есть  мораль,  выявляющая  нацеленность  учителя  на  ученика,  ученика  на  учителя.  Моральное  сознание,  в  силу  того,  что  пространство  морали  есть  отношения  между  учителем  и  учеником,  отражает  конкретные  находящиеся  в  таком  пространстве  отношения  между  ними,  отражает  пространство,  в  котором  «движутся»  представления,  ценности.

Выше  было  отмечено,  что  методологической  основой  для  выявления  различий  между  этическим,  моральным,  нравственным  сознанием  учителя  является  положение  В.С.  Степина  о  том,  что  каждому  уровню  рефлексии  соответствует  свой  тип  знаний  и  свой  способ  оформления  категорий  и  понятий.  Следует  отметить,  что  В.С.  Степин,  заявив  об  этом,  не  поясняет,  каким  образом  осуществляется  такое  оформление  категорий.  Говоря  о  том,  что  понятия  оформляются  по-разному  в  моральном  и  нравственном  сознании,  мы  опять  отмечаем,  что  их  оформление  в  моральном  и  нравственном  сознании  становится  понятным  только  на  уровне  теории,  то  есть,  повторим  еще  раз,  на  уровне  различения  морали  и  нравственности,  содержания  морально-педагогической  и  нравственно-педагогической  рефлексии.  Исходя  из  этого,  мы  ведем  речь  о  способе  оформления  понятий  в  моральном  и  нравственном  сознании  учителя  безотносительно  к  выявленным  между  ними  различиям.

Суть  такого  способа,  с  нашей  точки  зрения,  заключается  в  том,  что  моральное  и  нравственное  сознание  «работают»  с  понятиями  морали,  педагогической  морали,  употребляемыми  в  «моральном,  нормативно-оценочном  смысле»  [5,  с.  39].  При  этом  понятия  морали,  педагогической  морали  наполняют  моральным  содержанием  категории  и  понятия  педагогики,  которыми  учитель  оперирует  в  своем  уме  при  решении  педагогических  задач.  Такое  наполнение  обусловлено  решаемыми  учителем  задачами.  Если  учитель  осуществляет  практическую  педагогическую  деятельность  и  оценивает  ее  результаты  по  критерию  нравственного  развития  ученика,  то  он  употребляет  понятия  морали  в  нормативно-оценочном  смысле.

Суть  такого  употребления  заключается  в  том,  что,  как  подчеркивает  А.Г.  Харчев,  например,  понятие  «долг»  в  морали  обозначает  просто  необходимость  определенного  (должного)  поведения,  а  понятия  морали,  отражая  действительность,  «стремятся»  прежде  всего  не  к  истине  как  таковой,  а  к  оправданию  и  обоснованию  определенных  целей  и  действий  [10,  с.  74—75].  О.Г.  Дробницкий,  развивая  данную  мысль  А.Г.  Харчева,  подчеркивает,  что  моральное  сознание  «мыслит»  долг  как  то  действие,  которое  должно  быть  осуществлено  конкретным  субъектом:  «Мой  (твой,  его)  долг  состоит  в  том,  чтобы  поступать  так-то.  Моральное  сознание  выражает  долженствование  «через  себя».  Общее  понятие  долга  выступает  здесь,  присутствует  здесь  как  логическая  форма,  деонтическая  модальность  мышления  и  обязующий  способ  волеизъявления  или  мотива  к  действию,  то  есть  как  строй  сознания  и  переживания  морального  субъекта»  [5,  с.  40].

Так,  моральное,  нравственное  сознание  учителя  мыслит  «милосердие»  как  такой  поступок,  который  должен  быть  осуществлен  с  учетом  требования  быть  справедливым,  а  «справедливость»  мыслит  как  такой  поступок,  который  должен  быть  осуществлен  с  учетом  требования  быть  милосердным.  Милосердие,  как  подчеркивает  В.С.  Соловьев,  предполагает  справедливость,  а  справедливость  требует  милосердия,  это  только  различные  стороны,  различные  способы  проявления  одного  и  того  же  [8,  с.  112].  Эти  различные  стороны  одного  и  того  же  В.С.  Соловьев  называет  золотым  правилом  нравственности.

Нравственное  сознание  учителя  выражает  долженствование  быть  справедливым,  милосердным  «через  себя».  По  сути,  такое  долженствование  есть  не  что  иное  как  нравственная  регуляция  деятельности,  а  понятия  морали  являются  механизмами  нравственной  регуляции.  Подтверждение  сказанному  мы  находим  у  О.Г.  Дробницкого,  отмечающего,  что  понятия  морали  есть  мыслительные  формы,  которые  отражают  механизмы  нравственной  регуляции,  характерные  для  нее  способы  детерминации  и  мотивации  деятельности,  выражают  соответствующую  модификацию  нравственного  требования  к  человеку,  а  различаются  они  по  степени  конкретности  и  обобщенности,  характеру  задачи,  вменяемой  человеку.  Иными  словами,  в  структурных  формах  морального  сознания  (мышление,  воление,  переживание,  мотивация)  проявляются  все  виды  отношения  субъекта  нравственной  деятельности  к  обществу  и  законам  бытия  [5,  с.  40].

Иными  словами,  в  моральном  сознании  учителя,  которое  мыслит  конкретными  понятиями  морали,  проявляются  адекватные  данным  понятиям  отношения.  Понятие  же,  как  известно,  фиксирует  отношение,  а  не  свойства  и  не  качества. 

Возвращаясь  к  долженствовательному  характеру  морального  сознания,  заметим,  что  преломляющиеся  в  моральном  сознании  учителя  понятия  морали,  находя  свое  выражение  «в  специфическом  ситуативно-содержательном  воплощении  моральных  требований,  обусловленном  своеобразием  той  или  иной  деятельности»  [6,  с.  124],  отличаются  прямой  обращенностью  к  педагогу,  когда  «мера  должного  оказывается  повышенной  сравнительно  с  другими  профессиями  и  нуждается  в  моральных  гарантиях»  [6,  с.  124].

Осмысление  идей  ученых  о  понятиях  морали,  которыми  мыслит  человек,  показывает,  что  они  в  моральном  сознании  выполняют  функцию  долженствования,  функцию  нравственной  регуляции,  ценностную  функцию.  Суть  последней  функции  заключается  в  том,  что  понятия  морали  обладают  значением  ценностей,  которые  и  принимают  форму  мотива  деятельности,  поведения.  Ценности  же  выступают  в  качестве  ориентиров  деятельности,  они  «освящают»  выбор  целей,  поступков,  действий.

Следует  отметить,  что  понятия  морали,  наряду  с  выявленными  выше  функциями,  выполняют  в  моральном  сознании  учителя  и  ориентационную,  и  оценочную  функции.  Подтверждение  сказанному  мы  находим  у  О.П.  Целиковой,  отмечающей,  что  в  морали  дается,  с  одной  стороны,  ориентация  для  личности,  конкретизирующая  то,  каким  образом  надо  вести  себя  по  отношению  к  обществу  и  к  другим  людям  в  соответствии  с  требованиями  долга,  чести,  совести.  В  такой  ориентации  неразрывно  связаны  все  моральные  ценностно-нормативные  аспекты,  ибо  сами  требования  и  моральные  ценности  определяются  с  позиции  добра,  справедливости,  на  основе  чего  они  и  предъявляются  личности.  С  другой  стороны,  в  морали  оцениваются  обществом,  коллективом  уже  совершенные  поступки.  Такая  оценка  производится  в  первую  очередь  через  понятия  добра  и  зла,  справедливости  и  несправедливости.  Понятия  этого  ряда  в  той  же  мере  не  лишены  нормативных  и  мотивирующих  аспектов  (делай  добро,  поступай  справедливо),  в  какой  понятия  долга,  справедливости,  чести,  совести,  выполняя  нормативную,  ориентирующую  роль  в  сфере  морали,  не  лишены  оценивающего  значения  (поступил  по  совести,  по  чести  и  т.  д.)  [11,  с.  202].

Итак,  функциями  понятий  морали,  которыми  мыслит  моральное  и  нравственное  сознание  учителя,  являются  функции  долженствования,  нравственной  регуляции,  а  также  ценностная,  ориентационная  и  оценочная  функции.

 

Список  литературы:

1.Арсеньев  А.С.  Философские  основания  понимания  личности:  Учебное  пособие  для  студентов  вузов.  М.:  Академия,  2001.  —  592  с.

2.Бездухов  А.В.,  Гуртовская  Р.Н.  Сущность  и  природа  моральных  ориентиров  педагогической  деятельности  //  Вестник  Оренбургского  государственного  университета.  —  2006.  —  №  6.  —  С.  30—38. 

3.Бездухов  В.П.  Моральность  учителя  как  образующее  содержания  его  нравственного  образа  //  Известия  РАО.  —  2010.  —  №  1.  —  С.  31—41.

4.Гусейнов  А.А.  Предмет  этики  //  Гусейнов  А.А.,  Апресян  Р.Г.  Этика:  учебник.  М.:  Гардарики,  1998.  —  С.  9—28. 

5.Дробницкий  О.Г.  Проблемы  нравственности.  М.:  Наука,  1977.  —  334  с.

6.Зотов  Н.Д.  Личность  как  субъект  нравственной  активности:  природа  и  становление.  Томск:  Изд-во  Томского  ун-та,  1984.  —  248  с.

7.Позднякова  О.К.  Теоретические  основы  формирования  нравственного  сознания  будущего  учителя.  М.:  МПСИ,  2006.  —  168  с. 

8.Соловьев  В.С.  Оправдание  добра:  нравственная  философия.  М.:  Республика,  1996.  —  479  с.

9.Степин  В.С.  Теоретическое  знание.  М.:  Прогресс-Традиция,  2000.  —  744  с. 

10.Харчев  А.Г.  Этика  и  мораль  //  Предмет  и  система  этики.  М.:  Институт  философии  АН  СССР;  София:  Институт  философии  БАН,  1973.  —  С.  69—91.

11.Целикова  О.П.  Категории  и  понятия  этики  //  Мораль  и  этическая  теория.  М.:  Наука,  1974.  —  С.  194—227.

Проголосовать за статью
Дипломы участников
У данной статьи нет
дипломов

Оставить комментарий

Уважаемые коллеги, издательство СибАК с 30 марта по 30 апреля работает в обычном режиме